Рай в шалаше +122

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Риордан Рик «Герои Олимпа», Риордан Рик «Испытания Аполлона» (кроссовер)

Основные персонажи:
Нико ди Анджело, Уилл Солас, Нико ди Анджело, Уилл Солас, Нико ди Анджело, Уилл Солас
Пэйринг:
Нико ди Анджело/Уилл Солас
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Флафф, ER (Established Relationship)
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Постканон. Нико знает хороший способ отметить новоселье.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
9 января 2017, 22:23
Закрыв за бывшей хозяйкой дверь, Нико с благоговением обвёл крохотную квартирку взглядом. Уилл взял его за руку, и он крепко сжал её в ответ; теперь у них был свой дом.
Дом не ахти какой: однокомнатное обиталище на втором этаже здания не первой молодости. Через дорогу было скопище ресторанов азиатской кухни, под ними располагался магазинчик благовоний, а остальная часть дома была заселена шарлатанами — гадателями, знахарями, пророками.
Словом, это было то место, куда отлично вписывались целитель Соласио (Нико долго хохотал над этим псевдонимом) и проводник душ в этом мире Николас ди А. (Уилл заявил, что фамилия "ди Анджело" звучит слишком по-шарлатански). Приём только по средам, стоимость одного сеанса — от пяти до шестисот долларов.
Кроме того, это было место, где любой запах поглощался тысячью других и ни одно чудовище не могло бы их выследить.
Место, которое теперь принадлежало им.
Интерьер пока был небогатый — матрас, холодильник и плита, да ещё занавески из бусин вместо межкомнатных дверей. Соответствующую обстановку для клиентов на первых порах планировалось создавать с помощью Тумана, а им пока было достаточно и этого. Вообще Нико подозревал, что в первые дни им только матрас и понадобится; лично он был готов проверить его качество прямо сейчас.
Уилл довольно улыбнулся, когда руки Нико по-хозяйски принялись шарить по его телу, задирая футболку, и только запрокинул голову, позволяя целовать себя в шею.
— Кто-то хочет отпраздновать новоселье, м?
Нико вскинул бёдра, без слов показывая, насколько сильно в нём желание праздновать, и Уилл, ощутив через шорты его твёрдый член, шумно выдохнул, схватил его за руку, развернулся и, спотыкаясь о собственные ноги, потащил к матрасу.
Неуклюже рухнув на матрас, они сплелись ногами, целуясь и пытаясь выпутаться из футболок, не отрываясь друг от друга. Наконец Уилл оказался на спине и приподнял бёдра, позволяя Нико стянуть с себя шорты с трусами.
— Я думал, мы устроим что-нибудь особенное, — дразняще произнёс он.
— Болтун, — проворчал Нико, привставая, чтобы раздеться самому.
— Мы могли бы хотя бы зажечь симпатичную свечку… Что ты?.. — Тут Уилл вскрикнул, мгновенно растеряв всю свою болтливость (что случалось довольно редко).
(Вообще-то Нико нравилось, что иногда Уилл не может заткнуться, потому что в противном случае в болтуна почему-то превращался он сам.)
— Это достаточно особенно? — ехидно поинтересовался Нико, на мгновение отстранившись, а затем снова подавшись вперёд и принявшись проталкивать язык в задницу Уилла. Не то чтобы он знал, что делать; языку было довольно тесно, и ни о каких приёмчиках речи не шло, но, судя по нечленораздельным стонам Уилла, ответ на его вопрос был положительный.
Перестав вылизывать Уилла изнутри, Нико принялся за его яйца, по одному втягивая их в рот и поигрывая с ними языком; руками он нарочно не касался ни одного из его чувствительных мест, лишь удерживая ноги Уилла разведёнными.
— Нико…
— Хм? — Нико почти выпустил его яйцо изо рта, несильно сжимая губами.
— Прекрати.
— Хмм? — повторил Нико, изображая удивление и с чмокающим звуком отстраняясь. — Правда?
Уилл страдальчески застонал.
— Нико.
— Что? — Нико провёл по его ногам ладонями, подбираясь совсем близко к паху и тут же замирая. — Достаточно особенного на сегодня?
— Хочу тебя внутри, — выдохнул Уилл.
Можно было бы ещё его подразнить, если бы Нико сам не сходил уже с ума от желания. Довольно рыкнув, он ненадолго встал с матраса, возвращаясь к забытому на полу рюкзаку и торопливо роясь в нём в поисках смазки, а потом как можно быстрее снова устроился между ног Уилла, коротко коснулся его губ своими и открыл тюбик.
Уилл был непривычно узок; за всеми хлопотами последних дней с покупкой квартирки, ночёвками у друзей и нехваткой времени они едва улучали минутку, чтобы пообжиматься в тёмном закутке, и хотя Нико привык, что Уилл всегда растянут для него, он понял, что успел забыть, каково это — толкаться в тугое, совсем медленно расслабляющееся ему навстречу тело.
Преодолевая начальное сопротивление мышц, оба тихо и тяжело дышали, и лишь войдя до конца, Нико позволил себе замереть и перевести дыхание, утыкаясь лбом Уиллу в плечо. Тот сделал такой же глубокий вдох и попытался расслабиться, легонько пихая его:
— Ну же.
Царапнув его плечо зубами, Нико начал двигаться. Только успокоившееся дыхание обоих снова стало частым и поверхностным, переходя во всё более громкие стоны; ладони Уилла нашли его спину, беспорядочно гладя её и то спускаясь ниже, к ягодицам, то возвращаясь к плечам и отчаянно за них цепляясь. Они задвигались в едином ритме, давно найденном и не теряемом ни на минуту; кажется, они жили этим единым ритмом, даже когда были не рядом друг с другом.
Подняв голову, Нико нашёл губы Уилла и прижался к ним своими — не то чтобы в поцелуе, скорее в каком-то безумном смешении языков и неловком столкновении зубами. Он двигался во всё более быстром и рваном темпе, и Уилл убрал руки с его спины, уронив их по бокам от себя и комкая в пальцах неподатливую поверхность матраса.
— Сейчас, — выдохнул Нико, а может быть, Уилл; обоим не было никакой нужды предупреждать друг друга, оба прекрасно чувствовали приближение другого к краю, и всё же каждый раз этот стон срывался с губ то ли Нико, то ли Уилла, то ли обоих сразу.
Уилл кончил первым, выплёскиваясь себе на ладонь, подставленную, должно быть, чтобы не запачкать не накрытый пока ничем матрас; Нико был не в состоянии об этом думать, потому что уже кончал следом, выдыхая рваные стоны и прикусывая нижнюю губу Уилла.
Краем сознания он отметил, что Уилл, не вставая, взял чьи-то шорты с пола и подстелил их, спасая матрас. Было даже немного обидно, что Уилл способен сейчас думать о таком; в следующий раз Нико постарается лучше, как бы ни было сложно терпеть и сдерживаться самому.
— Это… было очень особенно, — выдохнул Уилл спустя какое-то время. — Ух.
— Надеюсь, что ни у кого из соседей не было особо чувствительных клиентов, — лениво ответил Уилл.
(О самих соседях беспокоиться было нечего: они пробыли в этой квартирке не так уж долго, когда осматривали её в первый раз, и за это время кто-то за стенкой успел кончить дважды. Нико был уверен, что и сейчас недолго ждать новых стонов. Он был прав.)
— А я надеюсь, что это твои шорты, — сказал на это Уилл.
— Всё равно стирать их тебе, — хмыкнул Нико. — Нечего быть таким аккуратным.
— Скажешь это, когда у нас появятся простыни.
Снизу послышались чьи-то стоны, и Нико фыркнул.
— Даже быстрее, чем я ожидал.
Уилл хихикнул, прижимаясь к нему теснее.
— Мне здесь нравится.
Нико поцеловал его в плечо.
— Наш дом, — негромко произнёс он. — Наш дом.
Уилл счастливо выдохнул ему в шею, устраиваясь поудобнее.
— Наш дом, — едва слышно пробормотал он.
И, спихнув мокрые шорты на пол, они уснули.