Человек без магии, или Call-boy 428

Sagara J Lio автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер/Новый женский персонаж, Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Джинни Уизли
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 52 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Групповой секс Драма ОЖП ОМП ООС Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Возможно, что Гарри не был единственным Избранным. Как изменится его жизнь, если Волдеморт погибнет не от его руки, волшебная палочка станет для него не более чем деревянной безделушкой, а магический мир вновь обвинит его во лжи?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Call-boy - мальчик по вызову.

По просьбам трудящихся *зачеркнуто* читателей и великому желанию аффтора у фанфика будут две альтернативные концовки: 1 - пейринг Гарри/Гермиона и 2 - пейринг Гарри/нжп)))

Глава 23

6 июля 2017, 18:20
После кромешной тьмы перед Гарри показалось какое-то слабое свечение. Постепенно оно становилось ярче и ярче, послышались непонятные звуки. Гарри не ощущал свое тело, он словно парил над ним, медленно, по спирали опускаясь вниз до тех пор, пока не почувствовал опору. Глаза открыть не удавалось, была сильная слабость, немного тошнило, во рту пересохло, голова кружилась, а сознание до сих пор было затуманено. Гарри не мог вспомнить, что произошло, и не понимал, почему ему так плохо. Почувствовав, как что-то коснулось его щеки, он попытался пошевелиться, увернуться, но получилось лишь чуть поморщиться. До слуха донесся знакомый голос. Сначала тихо, потом громче и громче. — ...реагирует, скоро очнется. Гарри?.. Гарри, как тебя зовут? Гарри мысленно фыркнул. «Что за идиотский вопрос?» Кто-то рядом засмеялся. — Соображает уже. Гарри, хватит мультики смотреть, возвращайся. Гарри глубоко вздохнул, и на него снова накатила темнота. Проснувшись через какое-то время, он уже смог открыть глаза, жмурясь от света. Узнав больничную палату, Гарри постепенно вспомнил предшествующие события. Вздрогнув, он попытался приподняться в надежде, что где-то рядом лежат его вещи. Ему нужен был телефон, чтобы позвонить и предупредить Вивиан об опасности. Вещей он не заметил, но зато возле окна в кресле, поджав под себя ноги, дремала Вивиан. Гарри обессиленно рухнул обратно на подушку и облегченно выдохнул. Вскоре в палату зашел незнакомый мужчина, седой, с небольшими прямоугольными очками на носу. — Как вы себя чувствуете? — тихо спросил он, бросив взгляд на Вивиан. Гарри с трудом приоткрыл пересохшие губы. — Живой, — хрипло произнес он. Мужчина улыбнулся. — Шум в ушах? Головокружение? Головная боль? Пробелы в памяти? — Уже нет, — Гарри качнул головой. — Замечательно. Самое страшное позади, поправляйтесь, — мужчина легонько сжал плечо Гарри и вышел. После щелчка двери со стороны окна послышался шорох. Гарри повернул голову и встретился взглядом с Вивиан. Она сонно моргнула и тут же подскочила на ноги. — Как ты? — она прижала ладонь к его щеке. В глазах Вивиан было столько нежности и страха одновременно, что Гарри не сразу сумел ответить. — Все хорошо, — хрипло шепнул он. Горло саднило. — Есть вода? Вивиан закивала и схватила с тумбочки маленькую бутылку воды. — Тебе садиться нельзя, — растерянно произнесла она, но тут же наклонилась, заглядывая под изголовье кровати. — Сейчас... она тут поднимается... Снизу что-то щелкнуло, и с легким рывком изголовье медленно поднялось вверх. Гарри поморщился от боли в животе, но зато в полусидячем положении он уже мог пить. Вивиан быстро открутила крышку и поднесла горлышко бутылки к губам Гарри. — Вив, — улыбнулся он, забирая у нее бутылку. — Я могу сам. Она не ответила на улыбку, продолжая так же взволнованно на него смотреть. Жадно припав к бутылке, Гарри почти моментально выпил всю воду. — Еще хочешь? — спросила Вивиан, принимая у него пустую бутылку. И когда Гарри покачал головой, продолжила: — Тогда давай-ка я тебя опущу. Спокойствие, накатившее после того, как Гарри увидел ее, вновь резко сменилось тревогой, и Гарри встрепенулся. — Вив, надо предупредить всех остальных. Этот псих, что напал на меня, грозился убить всех из агентства, а потом добраться и до тебя. С каждым его словом ее взгляд становился все более хмурым. — Ты его видел? — тихо спросила она. — Нет, было совершенно темно. Я подумал, что это просто чей-то обманутый муж. — А что он еще говорил? Гарри перевел взгляд в окно, напрягая память. — Сказал, что наблюдал за нами и еще что-то про какую-то вашу с ним идиллию шесть лет назад. Вивиан как-то обреченно выдохнула, прикрыв глаза. — Вив? — Я разберусь с этим, — ответила она и, наклонившись, прижалась губами к его щеке. — Ты, главное, поправляйся. Гарри приобнял ее свободной от капельницы рукой. — Что за разврат в моем отделении? — послышался у дверей смех Джонатана, и Вивиан резко выпрямилась, недовольно на него глядя. Он сжал ее плечо и посмотрел на Гарри. — Как ты себя чувствуешь? — Как человек, которого пырнули ножом, потом сделали операцию, и вот он отошел от наркоза, — ответил Гарри, слегка улыбнувшись. — Да уж, отходил от наркоза ты забавно, — усмехнулся Джон, взглянув на кардиомонитор. — Обычно, когда наш анестезиолог Тоби задает пациенту вопрос, как его зовут, тот называет свое имя. А ты меня своим ответом повеселил. — Я что-то отвечал? — удивился Гарри. Джонатан с Вивиан засмеялись. — Ты сказал «Что за идиотский вопрос?», — ответил Джон. Гарри удивился еще больше, он думал, что все то было сном. — Я сказал это вслух? Ну а как же еще можно было отреагировать? Ты же назвал меня по имени и спросил, как меня зовут. — Вот именно реакция на такие идиотские вопросы и показывает, насколько пациент пришел в себя,— кивнул Джонатан и снова посмотрел на аппарат. — Давление падает, — пробормотал он. — Тебе хуже не стало? Гарри замер на мгновение, прислушиваясь к своим ощущениям. — Нет, все так же. Джон снова кивнул и, достав из шкафчика какую-то ампулу, быстро наполнил шприц препаратом и ввел его в дополнительный порт катетера на руке Гарри. — Джон? — взволнованно позвала его Вивиан. — Все нормально, не переживай. Нападение вы уже обсудили? Гарри заметил, как Вивиан опустила голову, а Джонатан посмотрел на нее с тоской. — Это он? — тихо спросил Джон. — Боюсь, что да, — ответила она. Гарри в недоумении наблюдал за ними. — Может, и меня просветите? — ехидно поинтересовался он. Вивиан виновато взглянула на него и уже набрала воздуха, но Джонатан ее перебил. — Давай я поговорю, а ты лучше отправляйся домой, отдохни. Гарри тебя отпустит. Правда, Гарри? Он молча кивнул, напряженно наблюдая за этим странным диалогом. Вивиан вздохнула и, коротко сжав руку Гарри, вышла из палаты. — Что происходит? — требовательно спросил Гарри. — Для начала то, что тебя опять спасла магия. Если бы не зелья и пара-тройка заклинаний, лежал бы ты сейчас на самом нижнем этаже нашей больницы. Гарри нервно заерзал, но Джонатан положил ладонь ему на живот. — Постарайся пока не шевелиться. — Кто «он»? О ком идет речь? — нетерпеливо спросил Гарри. — У нас есть все основания предполагать, что на тебя напал бывший муж Вивиан. — Вив была замужем? — удивленно прошептал Гарри. — Она не рассказывала. — Конечно она была замужем, — усмехнулся Джонатан с таким видом, словно эта новость — нечто само собой разумеющееся. — Разве в такую красавицу можно не влюбиться? Гарри с ухмылкой приподнял одну бровь, но Джонатан не обратил внимания. Или сделал вид, что не обратил. — Ты ей тоже о себе мало что рассказал, — продолжал он. — Они с Беном познакомились в восемнадцать, вместе учились. Замечательная пара была. Когда Вивиан было двадцать три, ее тетя... своеобразная дамочка, конечно… — Джонатан замолчал на пару секунд, почесав висок, — ...и подкинула эту идею с эскорт-агентством. Вивиан всегда отличалась любовью ко всякого рода экспериментам, риску. Спокойных деньков у нее было мало, она вечно во что-то влезала, за что, видимо, в итоге и поплатилась, — он вздохнул и, поднявшись, подошел к окну. — К тому времени она была уже замужем. Бен вначале спокойно отнесся к тому, что Вивиан открыла такое агентство, но потом постепенно он начал меняться. Я думаю, что все-таки он сразу был категорически против всего этого, но либо не сказал об этом Вивиан, либо сказал, но она не обратила внимания или как обычно обыграла все так, чтобы увести его от этой темы. А ты уже знаешь Вив — если она за что-то берется, то тратит на это едва ли не все свои силы. Возвращалась домой поздно, уходила рано. Наверное, любой бы в такой ситуации жутко ревновал. Когда ревность Бена стала переходить все границы, я точно не знаю, Вив скрывала. Пока я не увидел ее с разбитой губой и кровоподтеком на скуле. — Он ударил ее? — возмутился Гарри. Джонатан грустно усмехнулся. — Я просил ее разрешить мне поговорить с Беном и доступно объяснить ему, как надо себя вести, но Вив была против. И в первую очередь потому, что меня Бен тоже считал одним из любовников Вивиан. У нее всегда был сильный характер, и тогда она была уверена, что справится сама. Скандалы были жуткие. Сейчас я, конечно же, жалею, что не плюнул на запреты Вивиан и не свернул шею этому ублюдку. Джонатан снова замолчал, прошелся по палате и сел в кресло, где раньше спала Вивиан. Сцепив пальцы в замок так, что побелели костяшки, он мрачно уставился в пол. Гарри сглотнул, молча ожидая продолжение. В ранах начала подниматься тупая боль, пока терпимая, и Гарри решил не перебивать Джона. Тот повернул голову и посмотрел на капельницу. — Переломным моментом стала беременность Вив, — резко заговорил он. — Она была уверена, что это известие сразу остудит пыл Бена и он успокоится. Видел бы ты ее счастливые глаза, когда она торопилась домой, чтобы сообщить радостную новость Бену. О том, какая у него была реакция, я узнал раньше, чем предполагал. Через четыре часа Вивиан привезли в больницу. Я до сих пор с ужасом вспоминаю тот день. Вив была едва жива. — Он настолько сильно ее избил? — тихо спросил Гарри. — Не только, — вздохнул Джонатан, медленно качая головой. — У нее были ожоги, несколько переломов. Такое ощущение, что он издевался над ней, проверяя, на сколько ее хватит. Она умирала у меня руках, иногда на короткие секунды приходя в сознание. Мы ничего не могли сделать, я впервые так паниковал в операционной. И магию я тогда боялся использовать при магглах, но от отчаяния потом использовал Магглоотталкивающие чары и в итоге остался с Вив один... Знаешь, я никогда особо не радовался, что в мои одиннадцать лет к нам домой заявилась МакГонагалл. Я считал, что магглорожденные никогда не станут своими среди магов, но когда магия помогла мне спасти Вивиан, я был просто счастлив. Остальные, правда, получили выговор за то, что бросили пациента во время операции. Меня долго за это мучила совесть, но, в конце концов, жизнь дорогого мне человека была спасена, а это важнее. — Этот Бен сам привез Вив в больницу? — Нет, что ты. В его планы это явно не входило. Я не спрашивал у Вивиан подробностей случившегося, но по словам соседей, они услышали жуткий вопль, потом грохот какой-то и решили вызвать полицию. Бен даже не сопротивлялся, когда его схватили, он был совершенно неадекватен. — И до сих пор на свободе? — мрачно спросил Гарри, понимая, что неизвестно какое время его выслеживал чокнутый маньяк. — Нет, его посадили, но он недавно вышел, почему-то на три года раньше. Видимо, папаша его хорошо постарался. — И теперь он собирается завершить начатое? — Гарри посмотрел на дверь палаты, подумав о Вивиан. — Как видим, хуже. Он же напал на тебя, а не на Вив. И явно не был в состоянии аффекта, как тогда. — Он хочет убить всех в агентстве, а потом только Вив. Так он сказал мне. — А начал с тебя потому, что видел рядом с Вив чаще всего, — Джонатан поднялся и отключил капельницу. Гарри с видимым удовольствием пошевелил освобожденной рукой. — Я — личная игрушка, — сказал Гарри и, заметив укоризненный взгляд Джона, добавил: — Он меня так назвал. А квартира?! — вспомнив, воскликнул Гарри. — Это он поджег? — Это неизвестно, — пожал плечами Джонатан, снова возвращаясь в кресло. — Если бы он хотел тогда таким образом убить тебя, то наверняка не стал бы поджигать квартиру как раз через час после твоего ухода. Он же вроде как следил за тобой. — Или тогда он следил только за Вив, и в его планах еще не было перебить все агентство. — Считаешь, что, увидев, что ты живешь с ней, он сильней взбесился? — А почему нет? Все ведь началось именно с нас, работников эскорта, к которым он приревновал Вивиан. А тут он видит, что один из них живет с ней. Джонатан слегка пожал плечами. Гарри с минуту понаблюдал за ним, потом тихо спросил: — А ребенок? Джонатан едва заметно покачал головой, облокотился на колени и подпер висок ладонью. — Это сломало ее, — тихо заговорил он. — Три года Вив пыталась прийти в себя, но до сих пор порой хватается за антидепрессанты. А с другой стороны, это ее очень озлобило. Она стала жесткой, вспыльчивой... А знаешь, когда я заметил светлые проблески в ее глазах? — он посмотрел на Гарри. — Когда появился ты. Гарри стало несколько неуютно под пристальным взглядом Джона, и он зашевелился, но тут же поморщился — боль в ранах усилилась. — Она разглядела в тебе себя. И помогая тебе, помогла и себе. И сегодня в операционной мне было так же страшно — если бы ты не выжил, я бы потерял Вив. Она очень привязалась к тебе, и твоя гибель от рук ненавистного ей человека просто толкнула бы ее на непоправимое. — Нет, Джон, Вивиан не из тех, кто может решиться на самоубийство, — возразил Гарри. — Конечно нет. Я о другом. Она бы просто сама нашла Бена. Но, — он хлопнул себя по бедрам и поднялся, — все обошлось. У твоей палаты дежурит охрана, Вивиан тоже теперь ездит с водителем и охранником... — А остальные парни? — Вив не позволит, чтобы кто-то еще пострадал из-за нее. — Как? Она же не сможет приставить охрану к каждому из нас, — произнес Гарри. Джонатан промолчал и лишь пожал плечами. * * * — Вивиан! — по коридору почти мчался Джозеф, держа в руках свой неизменный блокнот. — Гарри уже второй день требуют, а он и здесь не появляется, и на звонки не отвечает! — Говори всем, что он занят, — негромко ответила она. — Как минимум месяц его не будет. — Как скажешь, — недовольно протянул Джозеф и пошел обратно, а Вивиан перевела взгляд на подошедшего Фила. — Что-то случилось? — Да я вот то же самое спросить хотел. С Гарри все в порядке? — Нет, он в больнице. Фил, Дакс и еще двое парней были единственными, кто работал в «Леонардо» с самого открытия и знали ее трагедию, и Вивиан решила от них ничего не скрывать. — Ненормальная какая отравила? — На него напали, — тихо сказала она. — Два ножевых. Фил цокнул языком и шумно вздохнул. — Передай остальным, что сегодня в восемь вечера общий сбор у меня в кабинете. Я буду закрывать агентство. — Как закрывать?! — воскликнул Фил. — Из-за одного случ... — он замер и нахмурился. — А известно, кто напал? Вивиан молча кивнула. — Это тот, о ком я думаю? Она снова кивнула. — Он пытался убить Гарри и попытается убить каждого из вас. Ты же понимаешь, что я не могу это допустить. — Нельзя идти у него на поводу! — Фил, это не обсуждается, — мягко сказала она. — Ладно, я понял, — хмуро ответил он. Вивиан несколько часов сидела в своем кабинете, практически не шевелясь. Решение о закрытии агентства далось ей с большим трудом, но каждый раз, когда она закрывала глаза, появлялась картинка с истекающим кровью Гарри. Вспоминая все, что когда-либо рассказывал ей Джон, дрожащими руками она пыталась хоть как-нибудь остановить кровотечение. Гарри был ледяной, пульс она в панике не смогла нащупать и еле сдерживалась, чтобы не зарыдать в голос. Вивиан сжала виски и откинулась на спинку кресла. Набрать Джону с первого раза не получилось, телефон выскальзывал из окровавленных рук. Связно говорить тоже удавалось с трудом, а страх в голосе Джонатана лишь подстегивал ее истерику. Вивиан могла себе представить, какие мысли тут же его посетили. Джон всегда переживал за нее, и ее серьезной ошибкой было скрывать от него то, что происходило у нее с Беном. Бен жутко ревновал к Джону, всячески запрещал им видеться, но Вивиан всегда обходила его запреты и чуть ли не каждый день приходила к Джону в университет, домой, потом и на работу. Он был как часть ее, и Вивиан и трех дней не могла прожить, не повидавшись с лучшим другом. Бен, конечно же, рано или поздно об этом узнавал и устраивал жуткие скандалы. Громил мебель, выбивал стекла в шкафах. Потом просил простить его, и Вивиан прощала. И так повторялось раз за разом, из месяца в месяц. Вскоре к ревности к Джону добавилась и ревность к эскортерам. Бен называл их «смазливыми педиками», «шлюхами с яйцами», он ненавидел их. И когда он в очередной закатил ей скандал, вопя, что она вместо того, чтобы сидеть дома и встречать мужа с работы, набрала себе мужиков и трахается с ними сутками, Вивиан не выдержала и предложила ему примкнуть к их рядам. В тот вечер он впервые ее ударил. Правда, он сам тут же испугался того, что сделал, но через неделю все повторилось. Джон был в ярости. Но Вивиан заставила его не вмешиваться. Она молчала. Молчала до тех пор, пока Бен не превратился в чудовище. Тот день до сих пор иногда снится ей в кошмарах. За полгода мучений результат теста на беременность наконец-то показал положительный результат, и Вивиан решила, что это ее спасение. Бен давно был согласен на ребенка, и это наверняка должно было успокоить его ревность. Глупо же ревновать беременную жену. Но результат был совершенно противоположный. Взгляд Бена Вивиан, наверное, будет помнить всю жизнь. Когда он поднял на нее глаза, она невольно отшатнулась. Он даже думать не хотел, что это его ребенок. В этот момент Вивиан стало впервые по-настоящему страшно. Бен медленно надвигался на нее, говоря про ее якобы измены, про то, что она сама не знает, от какого из своих шлюх залетела, а теперь хочет повесить на него чужого ребенка. Вивиан бросилась к двери, но он успел схватить ее, и следующие несколько часов были просто адом. Удары сыпались один за другим, она даже не успевала вдохнуть и только и надеялась на то, что Бен наконец остановится. Но с каждой минутой он лишь сильнее зверел. А когда он затащил ее на кухню со словами, что выжжет на ее теле имена всех ее шлюх, вот тогда Вивиан впервые закричала. До боли в легких и горле, так, что казалось, сама же оглохнет от своего крика. Но Бен снова ударил ее по лицу, резко обрывая крик, и заткнул рот кляпом. А когда она предприняла еще одну попытку сбежать, сломал ей ноги. После первого прикосновения к коже раскаленного ножа Вивиан уже мало что соображала. Теряла сознание от боли, но Бен снова и снова приводил ее в чувство, чтобы продолжить пытки. В те моменты Вивиан мечтала о смерти. Но в очередной раз очнувшись, она вдруг увидела над собой Джонатана. Боли совсем не было, и Вивиан решила, что все-таки судьба сжалилась над ней, но она не могла понять, почему же видит Джона — ведь он жив. На суде Вивиан не присутствовала, в квартиру ту больше не зашла, ее вещи забрал Джон. Он не отходил от нее ни на шаг, не спал ночами, чтобы успокаивать ее, когда она с криками и в слезах просыпалась, обнимал ее, шептал на ухо всякие медицинские термины, определения и прочую ерунду, лишь бы не молчать, зная, что звук его голоса ее успокаивает. И Вивиан засыпала, чтобы через полчаса снова в ужасе проснуться. Постепенно Джон стал давать ей таблетки, они не сразу помогали, но через несколько месяцев стало легче, и Вивиан уже не боялась оставаться одна дома. А еще через полгода она полноценно вернулась к работе, с болью отмечая в себе изменения. Об отношениях с кем-либо она не думала, решив, что больше никогда и никого к себе не подпустит, и очень агрессивно реагировала на любые проявления внимания. Спустя три года воспоминания чуть смазались, боль притупилась, улыбаться стало проще. И именно в этот период Вивиан встретила Гарри. Ей было не впервой завлекать молодых мальчишек, приобретенные равнодушие и эгоизм отлично этому способствовали — но они сразу же сдулись, стоило ей посмотреть на Гарри. Она знала этот взгляд, не один год видела его в зеркале. И в какой-то мере ей стало страшно. Она испугалась того, во что превратилась, и ей невыносимо захотелось спасти этого незнакомого парнишку, вытащить его из болота страданий и злости. Конечно, способ был странный и необычный, но он сработал. Более того, ей и самой стало заметно легче. Гарри стал ее вторым спасителем после Джонатана. И вид его полуживого, окровавленного вернул ее на несколько лет назад, в тот самый страшный день в ее жизни. Вивиан достала из сумочки телефон, он все еще почти весь был покрыт засохшей кровью. Отыскав в ящике влажные салфетки, она принялась медленно его вытирать, думая о том, что второй раз совершила серьезный промах. Сначала она скрывала правду от Джона и едва не погибла. Теперь же не предупредила Гарри о возможной угрозе, и едва не погиб он. Хотя могла ли она предположить, что Бен решит напасть на Гарри? Раздался стук в дверь. Вивиан бросила взгляд на часы — до назначенного собрания был еще час. В кабинет вошли Фил, Дакс, Девис и Ник. — У нас чуть меньше часа, — сказал Фил, — и мы тебя переубедим. Вивиан напряженно на них посмотрела и, бросив телефон и салфетку в открытый ящик стола, сложила руки на груди. — Вам жизнь не дорога? — Вив, этот ублюдок напал на Гарри, — заговорил Дакс. — Мы не можем это так просто оставить! — И мы сами устроим ему ловушку, — кивнул Ник.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: