Человек без магии, или Call-boy 428

Sagara J Lio автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер/Новый женский персонаж, Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Джинни Уизли
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 52 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Групповой секс Драма ОЖП ОМП ООС Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Возможно, что Гарри не был единственным Избранным. Как изменится его жизнь, если Волдеморт погибнет не от его руки, волшебная палочка станет для него не более чем деревянной безделушкой, а магический мир вновь обвинит его во лжи?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Call-boy - мальчик по вызову.

По просьбам трудящихся *зачеркнуто* читателей и великому желанию аффтора у фанфика будут две альтернативные концовки: 1 - пейринг Гарри/Гермиона и 2 - пейринг Гарри/нжп)))

Глава 46

10 июля 2018, 22:56
— Ты обещала не злиться на меня, — напомнил Гермионе Гарри. — Я помню, и я не злюсь. Просто я... хочу вернуться в прошлое, в те короткие моменты, когда мы были счастливы — ты, я и Рон, когда война с Волдемортом еще не набрала всей силы и единственное, что нас беспокоило, — не сделанные вовремя домашние задания... — Тебя. — Что? — Гермиона, нахмурившись, посмотрела на него, словно пропустила половину какого-то разговора и теперь пыталась понять о чем речь. — Это беспокоило тебя, — улыбнулся Гарри. — Неправда, — упрямо заявила она. — И если бы не лень Рона, которой хватало на вас двоих, ты был бы одним из лучших учеников. — Только не у Снейпа. — Даже у Снейпа, Гарри, — Гермиона качнула головой. — Но речь ведь не об этом. — Да... — Гарри вздохнул, сделал несколько шагов назад и, не глядя, плюхнулся на диван. — Слушай, я знаю, что тебе не нравится моя работа, как и многим другим, кто не пользуется услугами таких агентств, но это не значит, что я кардинально изменился. А вот твое поведение меняется изо дня в день. И меняется с такой скоростью, что я за тобой просто не успеваю. Даже со своим пятилетним опытом не успеваю, — Гарри произнес это с легкой улыбкой, чтобы не спровоцировать у Гермионы чувство вины или еще чего, потому что отчетливо видел, что ее и так что-то гложет. — Ты же не пытаешься применять ко мне все те "уловки", которым тебя обучили? — подозрительно спросила она. Гарри уже открыл рот, чтобы сказать "Нет", но не сумел сдержать неожиданно вырвавшийся смешок и ответил: — А надо? Гермиона фыркнула и опустила голову, но по тому, как дрогнули ее плечи, Гарри понял, что и она усмехнулась. — Может, ты просто расскажешь мне, что тебя тревожит? — спросил он. — Нет, пожалуй, сначала я сама во всем разберусь. Ты прав, после встречи с тобой я действительно порой становлюсь невыносимой. — Вообще-то, я не это имел в виду. — Да, я поняла. Гермиона замолчала, глядя куда-то под стол и задумчиво покусывая губу. Гарри посидел некоторое время молча, наблюдая за ней и ожидая продолжения, но потом поднялся и, немного повозившись у бара, подошел к Гермионе и протянул ей бокал красного вина. — Иногда помогает думать, — ответил Гарри на ее вопросительный взгляд. — Спасибо, — тихо отозвалась она. Остаться в гостинице Гермиона отказалась, аппарировала домой, а Гарри опять растянулся на кровати. Сон никак не шел; Гарри пытался разобраться, правильно ли он понял то, что до него пыталась донести Гермиона. Она разговорилась после второго бокала вина, вспомнила, как на пятом курсе упрекнула Рона, что у него эмоциональный диапазон, как у чайной ложки, и сказала, что сейчас она сама не прочь побыть такой вот чайной ложкой. Она все говорила и говорила, и Гарри с каждым словом убеждался, что все эти годы Гермионе просто некому было выговориться. Свои же догадки Гарри решил проверить на следующий день и уже выключил маленькую лампу, готовясь заснуть, как зазвонил мобильный телефон. Записная книжка телефона Гарри хранила в себе уже столько номеров, что он с трудом мог вспомнить, кто такая "Лора/запад/ресторан" или "Джулия/Италия". И сейчас, увидев на экране "Мишель/Париж/ночь", первым делом подумал, какого хрена клиентки звонят ему в обход агентства. Гарри уже почти отложил телефон, решив просто не отвечать на вызов, как вдруг вспомнил, что на нем еще висит несколько контрактов. Из-за случившегося с Вивиан он совершенно забыл о работе. И встреча с Мишель должна была состояться как раз чуть больше, чем через час. Приняв вызов, Гарри глубоко вздохнул. — Да, Мишель. — О, как мило, что ты показываешь, что знаешь, кто звонит, — раздался в динамике приятный голос. Мишель была француженкой и говорила с заметным акцентом. Гарри встречался с ней уже дважды и оба раза ловил себя на том, что с интересом прислушивается к тому, как она говорит. Порой ему казалось, что она просто мурлычет. — Ты преувеличиваешь, — улыбнулся Гарри. Ему нравилась эта девушка, нравился ее спокойный характер, плавность ее движений, нежность в голосе. — Как добралась? — Все хорошо. Надеюсь, тебя это искренне интересовало. — Конечно. — Ты слишком милый, Гарри, — он услышал ее смешок. — И ты сейчас тратишь на меня свое личное время. — Я добавлю этот разговор в контракт, — усмехнулся Гарри. — Но почему ты решила позвонить заранее? Хочешь что-то изменить? — Да, ты прав. Изначально я, как обычно, хотела ночь таскать тебя по городу, а потом отправиться в гостиницу, но сегодня у меня был довольно тяжелый день, я устала и на ночную прогулку у меня не осталось сил. Может, сразу перейдем к гостинице? — Как скажешь, Мишель. В какой ты гостинице? — "Парк Плаза", как и всегда. — Хорошо, тогда через час в семьсот первом номере? — Не в моем? — Ты же сама в прошлый раз сказала, что тебе сложно находиться в номере еще несколько дней после... — Ах да, — перебила Мишель, — ты опять прав. Все напоминает о тебе, и я начинаю скучать. Договорились, я приду в семьсот первый. Гарри бросил телефон на кровать и потер глаза. Спать хотелось жутко. Хорошо еще, что Мишель не спросила, как он в течение часа умудрится снять номер в отеле, где обычно все бронируют как минимум за неделю вперед. Поднявшись, Гарри быстро убрал бутылку вина и бокалы, из которых они пили с Гермионой, спрятал все лишние вещи, заказал в номер шампанское, цветы и фрукты и отправился в душ. Мишель пришла с небольшим опозданием, что дало Гарри возможность все полностью подготовить. Распахнув дверь после первого же стука, он совершенно искренне ей улыбнулся. Эта французская голубоглазая шатенка была одной из самых красивых девушек, которых он видел. И если бы они встречались не как обеспеченная девушка и мальчик по вызову, Гарри непременно бы по уши в нее влюбился. — Привет, — привычно мурлыкнула Мишель и, шагнув ближе, легонько поцеловала Гарри в уголок губ и скользнула щекой по его щеке. Гарри вдохнул аромат ее духов и, вытянув руку, не глядя захлопнул дверь. Все же надо было признаться самому себе, что Мишель он и сам был готов заплатить за встречу. Как всегда, она стояла очень близко, настолько, что даже сквозь одежду Гарри чувствовал тепло ее тела, но она не прижималась к нему, она словно дразнила, и это заводило его сильнее любой голой задницы, которыми так любили крутить перед ним большинство других клиенток. Он обхватил ее за талию и резко прижал к себе. Мишель тихо охнула и улыбнулась, обнимая его за шею. — Я смотрю, ты тоже рад, что в этот раз мы не стали тратить время на прогулки. — Да, — усмехнулся Гарри, наклоняя голову и целуя Мишель в шею. Она запустила пальцы одной руки в волосы Гарри, сильнее вжимаясь в него, но потом мягко отстранила его от себя. — Подожди, сначала я хотела немного с тобой поговорить. — Поговорить? — удивился Гарри и, коротко засмеявшись, жестом пригласил Мишель присесть на диван. — Ну поговори. С громким хлопком открыв шампанское, он наполнил бокалы и протянул один Мишель. Сам Гарри пить не хотел, его и так клонило в сон, и шампанское его бы просто вырубило. Мишель сделала глоток, поставила бокал на столик и, протянув руку к Гарри, расстегнула несколько пуговиц на его рубашке. Провела пальцами по груди, чуть царапнув кожу ногтями. — Я хотела бы, — заговорила она, — как ты это называл? Арендовать? Отвратительное слово, — она качнула головой, чуть нахмурившись. — Я хотела бы побыть с тобой дольше, чем одну ночь. Намного дольше. — А конкретно? — спросил Гарри. Раньше длительные поездки были для него пустяком, но теперь он не мог надолго отлучаться. — Хотя бы месяц. — Месяц? — пробормотал Гарри. — Я помню, в твоей анкете была указана возможность длительных контрактов. — Да, раньше это было возможно, но сейчас... — Ты обзавелся семьей? — улыбнулась Мишель. — О чем ты, Мишель? — хохотнул Гарри. — Какая семья с моей работой? Но я живу не только эскортом. Так что... максимум неделя. — Неделя, — задумчиво произнесла она. — Хорошо. Значит, неделя. В любом случае это лучше, чем один день. Когда? Гарри напряг память, пытаясь вспомнить, остались ли у него еще какие-то встречи с тех пор, пока его анкета не исчезла из каталога. — Не раньше конца месяца, — ответил он. — Договорились, — улыбнулась Мишель. — Но теперь уже на моей территории, — она придвинулась ближе и принялась дальше расстегивать его рубашку. — Возможно, я даже успею тебе показать свои любимые места в Париже. Или может, покажу тебе — правда, только издалека — Шармбатон. Гарри закашлялся, подавившись шампанским. — Что? — сдавленно спросил он, вскидывая взгляд на Мишель. — Я только в конце нашей второй встречи заметила твой шрам, — она немного смутилась. Видимо, у Гарри был очень тяжелый взгляд. — И подумала, что в Лондоне вряд ли много парней с именем Гарри и шрамом в виде молнии на лбу. — К сожалению, не много, — мрачно отозвался Гарри. — Я видела тебя лишь один раз, когда мы приезжали в Хогвартс на Турнир трех волшебников. — Ты была среди тех француженок? — Да. Неудивительно, что ты меня не запомнил, — Мишель улыбнулась. — Во-первых, я не вейла, а во-вторых, тебе тогда явно было не до рассматривания девушек. — Да, тогда я был слегка занят Турниром. — А тебя с трудом можно узнать. — Мне было четырнадцать. Было бы странно, если бы я не изменился. Мишель покивала и вздохнула, крутя в руках бокал. — Во Франции о тебе не говорят, — "Уехать туда, что ли", — подумал Гарри. — Я думала, ты свяжешь свою жизнь с магией. — В спокойное время герои не нужны, — фыркнул Гарри. — Ты же чистокровный маг, да? — Полукровка, — удивленно протянул Гарри. Она что, действительно почти ничего о нем не знает? — Да? А я почему-то решила, что чистокровный. Мои-то родители магглы. После окончания Шармбатона я положила палочку в шкаф и с тех пор ни разу ее не трогала. Не хочу, все же магия — это не мое. А что случилось с тобой, Гарри? — Почему ты решила, что со мной что-то случилось? — уклончиво ответил он. — Потому, что я не министр магии, не директор Хогвартса и даже не глава аврората? — Наверное, — Мишель провела ладонями по его плечам, сбрасывая с них рубашку. — Лезу не в свое дело, да? Честно говоря, уже жалею о том, что только что наговорила. Теперь ты будешь думать, что я выбрала тебя только из-за твоего имени. — Если это так, то правду всегда полезно знать, — пожал плечами Гарри, — а если нет, то какая разница, что я думаю? — Это не так. Не будем больше вспоминать про магию, согласен? — Мишель полностью стянула с него рубашку и положила обе ладони на грудь. — Более чем, — ответил Гарри, подхватывая Мишель за бедра и усаживая на себя верхом. Короткое платье задралось, обнажая ее до поясницы. Он сжал ягодицы Мишель и сдвинулся ниже по дивану, чтобы она села на его уже возбужденный член, а потом дернул верх платья вниз и с жадностью припал к груди. Мишель тихо застонала, выгибаясь, и плавно задвигала бедрами. Гарри знал, что будет происходить дальше. Всегда спокойная, нежная Мишель в постели резко преображалась, удержать ее было практически невозможно. Наверное, она была единственной из клиенток, с кем Гарри действительно нравилось заниматься сексом. И она никогда его не останавливала, позволяя делать с собой все, что угодно. Сонливость отошла на второй план, Гарри отчетливо ощутил, что жесткий секс сейчас как раз то, что ему нужно, чтобы снять напряжение и выплеснуть эмоции. Резко перекинув Мишель на диван, Гарри вскочил на ноги, сдернул с себя брюки и, оперевшись коленом на диван, одним движением почти полностью вогнал член в рот Мишель. Она впилась ногтями в его ягодицы, подталкивая все глубже в себя. Гарри глухо застонал, запрокинув голову, и, сделав еще пару сильных толчков, отстранился, давая Мишель возможность отдышаться. Он шумно выдохнула и тут же дернула Гарри на себя, жестко впиваясь в его губы, кусая их. Одной рукой он уперся в диван, другой содрал с Мишель трусики и, сразу погрузив в нее два пальца, большим пальцем скользнул по клитору. Мишель вскрикнула, прекратив наконец кусать его губы, и, выгнувшись, заскребла ногтями по мягкой, почти бархатной обивке дивана. — Только не останавливайся, — простонала она. — Гарри... я убью тебя, если ты уберешь руку. Гарри улыбнулся, наблюдая, как она извивается под ним. Еще одной особенностью Мишель была болтливость, молчала она только с членом во рту. Но Гарри солгал бы, если бы сказал, что ему это не нравится. Мишель отдавала себя полностью, настолько ярко и страстно, что Гарри готов был заниматься с ней сексом круглые сутки. Как однажды сказал ему Дакс, есть клиентки для удовольствия, а есть для денег. Мишель определенно была для удовольствия. Обнимая Гарри, прижимаясь к нему, содрогаясь от его толчков, она смотрела на него с такой любовью, что ему хотелось доставить ей еще больше удовольствия, чтобы ее стоны стали еще громче. Но запоздало Гарри понял, что стоило поставить заглушающие чары на номер, иначе на них накатают не одну жалобу. Рывком развернув Мишель к себе спиной, он завел ее руки за спину, вынуждая ее сильнее прогнуться, и, зажав ладонью ей рот, продолжил жестко вбиваться в ее податливое тело. Но совсем скоро Мишель больно впилась зубами в его палец. Гарри отдернул руку и сильно шлепнул Мишель по заднице, одновременно хватая ее за волосы и дергая назад, так, что она прижалась спиной к его груди. — Не кусайся, — прорычал Гарри ей на ухо. Мишель засмеялась и, резко вывернувшись, тут же укусила плечо Гарри. Он дернулся назад, и сразу оказался на спине — Мишель воспользовалась этим и повалила его на диван, усевшись сверху. Шуточное противостояние и борьба были неотъемлемой частью секса с ней, и по ее горящим глазам Гарри понял, что борьба уже началась. Но чтобы немного передохнуть, он не стал сразу брыкаться, а расслабленно прикрыл глаза, пока Мишель прыгала на нем, рискуя разломать диван. Замедлившись, она стала плавно двигать бедрами и скользнула ладонями по телу Гарри, наклоняясь к нему. Он с удовольствием отвечал на ее поцелуй и не заметил, как она протянула руку к столику. И для него стало полнейшей неожиданностью, когда, резко выпрямившись, Мишель размазала на его груди пышную кремовую шапочку, снятую с одного из лежащих на блюде пирожных. — Не-ет! — завопил, засмеявшись, Гарри. — Только не это! — Проигрываешь, Гарри, — улыбалась Мишель, с самым наглым видом облизывая перепачканные пальцы. Наигранно злобно рыкнув, он подскочил и, перекинув через плечо взвизгнувшую Мишель, отнес ее в ванную, где в наказание, снова схватив ее за волосы и запрокинув голову, хорошенько поимел ее в рот. После третьего бурного оргазма, Гарри плашмя без сил рухнул на кровать, не менее уставшая Мишель упала рядом, слизывая с пальцев остатки спермы. — Если я когда-нибудь, — хриплым шепотом заговорила она, — потащу тебя на прогулку, напомни мне эту ночь. — Обязательно. — Я уже предвкушаю нашу совместную неделю, — снова мурлыкнула Мишель. — То есть ни одной прогулки за всю неделю? — засмеялся Гарри. — Эй, я не хочу умереть в Париже. — Справишься, милый, — она похлопала его по груди. — Пить хочу. А шампанское само в спальню не придет. — Но и я за ним не пойду, — Гарри как мог возмущенно посмотрел на нее. Мишель прыснула от смеха и повернулась набок, забросив ногу на Гарри. Он смотрел на нее с легкой улыбкой, знал, что пройдет еще совсем немного времени и ее игривость вновь сменится на ровный, спокойный настрой. — Подожди секунду, — Гарри дотянулся до тумбочки и достал свою палочку. — Носишь с собой палочку? — удивилась Мишель. — Несмотря на то, что большую часть времени ты без одежды? — она пробежалась пальцами по его животу. — А что делать? Когда нет сил подняться, она выручит. Например, акцио, шампанское. Судя по звуку, бутылка, снявшись с места, столкнула на пол бокал, а то и два. Гарри успел поймать бутылку прямо надо их головами. Мишель тихо взвизгнула, спрятав лицо в изгибе его шеи. — Ваше шампанское, мадам, — смеялся Гарри, протягивая Мишель бутылку. — Пардон, бокалы призывать не буду. Ты же не хочешь увидеть, как сюда стремительно влетят осколки? — Не хочу, — согласилась Мишель и сделала глоток из горлышка бутылки. А потом посмотрела на палочку. — Когда-то я слышала, что твою палочку считали непобедимой. Это она? — Эта палочка со мной с одиннадцати лет, но она вовсе не непобедимая. — А можно... потрогать? Гарри на мгновение замешкался. С одной стороны, он не видел причин опасаться Мишель, но с другой — готов ли он дать оружие в руки магу, оставшись при этом совершенно уязвимым? — Потрогай, — заговорил он, переворачивая палочку рукояткой вперед и протягивая Мишель, — но не стоит пробовать колдовать ей. Результат может быть плачевным. Мишель уже вытянула руку, но замерла, а потом и вовсе убрала ее. — Нет, не надо. Лучше призови мое платье. — А где оно лежит? — нахмурился Гарри. — Понятия не имею, — пожала плечами Мишель. — Ты последним держал его в руках. — Вдруг на нем осколки, — качнул головой Гарри, приподнимаясь. — Обойдемся без магии. Маленькое красное платье он нашел очень далеко от дивана, удивляясь, как умудрился его так зашвырнуть. Натянув заодно брюки, Гарри взял платье и случайно обнаруженный под столиком кружевной комочек и вернулся в спальню. — Ты не... Мишель? Вот черт, — вздохнул он и присел на край кровати, глядя на спящую Мишель. * * * Джон уже длительное время наблюдал за Вивиан. Она сидела в кресле в его квартире с задумчиво-отстраненным взглядом. Пошевелилась она лишь однажды, когда зазвонил ее телефон — Джозеф сообщил ей, что "сбой" исправлен и что анкета Гарри возвращена в каталог. — Эй, Вив, — тихо позвал ее Джон, присев перед ней. — Тебе не становится хуже? Она медленно опустила на него глаза. — Нет, но как-то... странно. Ощущение, что я сплю с открытыми глазами. Не могу собраться с мыслями. — Пройдет. Это, грубо говоря, нормальная реакция организма. — Оказывается, что-то забыть — страшно. Пустота пугает. Мне постоянно кажется, что я забываю что-то еще, что я все теряю. — Это не так, — твердо сказал Джон, сжимая руки Вивиан. Она вдруг поднялась на ноги и отошла на середину комнаты. — Почему именно я? — Вив? — У меня что, мало дерьма в жизни было? Джон подошел к ней и осторожно обнял. — Не злись. Потерпи еще немного, и я все исправлю. Он почувствовал, как она неожиданно расслабилась в его объятиях. Вивиан подняла голову, чтобы посмотреть на него. — Кстати, а как ты это сделаешь? — Ну... — Джон не знал точно, какая формулировка меньше всего напугает Вивиан. — Это что-то вроде гипноза. Вреда это не принесет, я обещаю. Ты доверяешь мне? — Да, — тихо ответила она, по-прежнему глядя ему в глаза. Джон понимал, что нехорошо пользоваться ситуацией и, пока Вивиан не помнит Гарри, пробовать занять его место рядом с ней, но глядя на нее, такую непривычно растерянную, он не мог сдерживаться. Убрав одну руку с плеча Вивиан, он мягко коснулся ладонью ее щеки, одновременно медленно наклоняясь ближе. — Джон? — успела еле слышно выдохнуть Вивиан, прежде чем он ее поцеловал. * * * Сон Гарри прервал какой-то стук. С трудом разлепив глаза, он медленно осмотрелся, силясь вспомнить, почему он спит на диване. Стоящий неподалеку столик с десертами и вновь целыми бокалами напомнили ему о событиях ночи. Стук повторился, и Гарри понял, что это ему не приснилось, — кто-то стучал в дверь номера. С тихим стоном поднявшись, он направился к двери, по пути заглянув в спальню, — Мишель еще спала, Гарри ночью накрыл ее одеялом. С силой потерев лицо, чтобы хоть немного взбодриться, он открыл дверь. — Наконец-то, — вздохнула Гермиона. — Я не стала аппарировать без спроса. Ты до сих пор спал? Она вошла в номер, оттесняя Гарри назад, и закрыла дверь. — А ты-то чего не спишь в такую рань? — спросил он, подавив зевок. — В какую такую рань, Гарри? — Гермиона подозрительно на него посмотрела. — Уже полдень. — Да? — Гарри огляделся в поисках своих часов и только сейчас заметил, в каком состоянии находится его номер — одежда и диванные подушки разбросаны, на ковре пятна от шампанского... — У тебя все нормально? — спросила Гермиона. — Вполне, — покивал Гарри, думая о том, что Мишель проснется обязательно в самый неподходящий момент. Не то чтобы он боялся, что Гермиона узнает о его ночной работе, но не хотелось лишний раз напоминать ей, что это за работа. — Похоже, ты неплохо провел время, — сказала Гермиона, поднимая с ковра тонкий золотой браслет. Гарри ощутил, как внутри почему-то поднимается чувство вины, хотя он не видел причин, по которым мог бы быть в чем-то виноват перед Гермионой. — Да-а... — он запнулся и быстро побросал диванные подушки на их место. — Почти в самый последний момент вспомнил, что у меня вчера была назначена встреча. Гермиона молча кивнула и отошла к дальнему креслу. — А с телефоном что? Джонатан не смог до тебя дозвониться. — Что-то случилось? — Гарри накинул рубашку. — Нет, он хотел предупредить, что тебя вернули в каталог агентства. — Не успел отдохнуть. Спасибо, что сообщила. Гермиона улыбнулась и пожала плечами. — Слушай, насчет вчерашнего, — неуверенно заговорила она. — Я лишнего наговорила, ты забудь это. — А я считаю, что там не было ничего лишнего, — Гарри задвинул столик за диван, чтобы он меньше попадался на глаза. — Гарри, — тон Гермионы сменился на привычный поучительный, — просто забудь, договорились? Не хочу, чтобы ты об этом думал, потому что я... По тому, как Гермиона резко замолчала и у нее округлились глаза, Гарри понял, что за его спиной из спальни вышла Мишель. Обернувшись, он заметил, что смущена она была не меньше Гермионы. Мысленно простонав раненым китом, Гарри метнулся к Мишель. — Ты почему меня не разбудил? — шепнула она, тихо поздоровавшись с Гермионой. Обе явно не знали, как себя вести, что очень удивляло Гарри. — Ты на ногах не стояла от усталости, — ответил он. — Я не буду включать эти часы в оплату. — Да это неважно. Гарри услышал, как у Гермионы зазвонил телефон, и Мишель бросила осторожный взгляд в ее сторону. — А кто эта девушка? — прошептала она еще тише. — А что? — заулыбался Гарри. — Мне кажется, я ее раньше видела. — Разве что в Хогвартсе, рядом со мной. Мишель вдруг резко изменилась в лице. — Это... это Гермиона Грейнджер? — Помнишь ее имя? - он напрягся. — Ее имя помнят все, кто знает Виктора Крама, — пожала плечами Мишель. — И еще Мадам Максим не раз ставила нам ее в пример, как одну из лучших учениц. Как это злило многих. — Боже, — протянул Гарри. — Да, в Шармбатоне она пользовалась большей популярностью, чем ты, — усмехнулась Мишель. — Женщины... — вздохнул Гарри.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: