Человек без магии, или Call-boy 428

Sagara J Lio автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер/Новый женский персонаж, Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Джинни Уизли
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 52 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Групповой секс Драма ОЖП ОМП ООС Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Возможно, что Гарри не был единственным Избранным. Как изменится его жизнь, если Волдеморт погибнет не от его руки, волшебная палочка станет для него не более чем деревянной безделушкой, а магический мир вновь обвинит его во лжи?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Call-boy - мальчик по вызову.

По просьбам трудящихся *зачеркнуто* читателей и великому желанию аффтора у фанфика будут две альтернативные концовки: 1 - пейринг Гарри/Гермиона и 2 - пейринг Гарри/нжп)))

Глава 48

28 сентября 2018, 01:07
— На что ты рассчитывал, Поттер? — Робардс закрыл дверь в камеру и оперся плечом на решетку. — В детстве застрял? Перепутал глупые выходки в Хогвартсе с уже реальными преступлениями? — А ты разве не в восторге от этого? — ответил Гарри, устраиваясь на жесткой лежанке. — Поймал преступника века. — Будучи обычной маггловской шлюхой, у тебя слишком высокое о себе мнение, — презрительно бросил Робардс. Гарри, только найдя удобное положение, медленно сел. — Что, не нравится? А мне, знаешь ли, тоже не нравится, когда такие, как ты, рыскают по ночам по Аврорату. — Так может, меры безопасности усилить надо было? Начиная с Атриума. — Считаешь, что можешь меня учить? — Считаю, что еще не раз всякие шлюхи будут шастать по Аврорату, пока в его главе стоишь ты, а в аврорах ходят одни долбоебы, — рявкнул Гарри и откинулся на спину. — Зря храбришься, Поттер, — негромко произнес Робардс, отходя от решетки. — Видал таких крутышей. Да вот только во время суда они визжат как сучки, умоляя их не наказывать. — Не дождешься, — фыркнул Гарри, отворачиваясь. Теперь ему предстояло только ждать. * * * Гермиона, на глазах которой авроры только что исчезли вместе с Гарри, медленно попятилась назад. Подняв выпавший из рук Гарри телефон, она забежала домой, в панике пытаясь сообразить, что теперь делать. Единственный, к кому можно было обратиться за помощью, — Джонатан, но его очень «вовремя» вывели из строя. Гермиона металась по комнате, силясь придумать хоть какой-нибудь выход, вплоть до того, что была уже почти готова просто вломиться в Аврорат, как раньше это сделал Гарри, освободить его и удрать на край света, туда, где уже ни один аврор их не найдет. Но этот поток безумных идей прервал оживший вдруг телефон Гарри. Коротко пикнув, он громко загудел от вибрации по деревянной поверхности стола. Схватив его, Гермиона с удивлением увидела на его экране напоминалку с ее именем. Что Гарри мог запланировать, связанное с ней, Гермиона не знала, и быстро ткнула пальцем на клавишу, открывая текст. «Кричер». — Кричер? — тихо произнесла Гермиона, сжав телефон в руке. — При чем здесь Кричер, Гарри? Что ты пытаешься мне сказать? Вызвать домовика Гермиона не могла и потому сама аппарировала на Гриммо. Дом, казалось, стал еще более мрачным. Пыли прибавилось, полы стали скрипеть громче и вдобавок появился какой-то ужасный запах. — Кричер? — шепотом позвала Гермиона, готовая в любую секунду дисаппарировать, и вскрикнула, когда возле ног послышался знакомый скрипучий голос. — Магглорожденная подружка хозяина звала Кричера. Кричер здесь. — Люмос, — выдохнула Гермиона. Синий огонек жутко отразился в мутных глазах стоящего у ее ног домовика. — Здравствуй, Кричер. Мне нужна твоя помощь. Наверное... — Кричеру велено всегда помогать магглорожденной подружке хозяина, — отозвался тот. — Скажи, пожалуйста, в последнее время Гарри не говорил тебе что-то мне передать, если я приду? — Хозяин попал в беду? — Почему ты так думаешь? — насторожилась Гермиона. — Он велел отдать вам некоторые вещи, если с ним что-то случится. — Какие вещи? — сдавленно произнесла Гермиона. — Пойдемте, — Кричер медленно, прихрамывая, двинулся по коридору. — Они спрятаны в спальне хозяина Блэка. Гермионе очень хотелось перешагнуть через едва передвигающего ноги домовика и бегом броситься в комнату Сириуса, и она с трудом себя сдерживала. Скорее всего, Гарри спрятал все так, что без Кричера она не сможет ни отыскать, ни забрать те некие вещи. — А что за странный запах? — спросила она, желая хоть на миг отвлечься. — Гоблины, — проскрипел Кричер, с трудом взбираясь по ступенькам лестницы. — Гоблины? — переспросила Гермиона. — Гоблины, — повторил домовик. — Их нельзя злить, но эти гоблины были за что-то очень злы на хозяина. Они принесли все вещи из банковской ячейки хозяина, но попытались устроить тут пожар, чтобы все уничтожить. Кричер им это не позволил, — в его тоне с трудом, но можно было уловить нотки гордости. — Молодец, Кричер, — похвалила Гермиона, оглядываясь. — Ты поэтому хромаешь? — Да, Кричер уже стар для такого, но дом Блэков помогал Кричеру. — Так а запах это?.. — Гоблины, — вновь повторил Кричер. Гермиона сглотнула и промолчала, решив не выпытывать подробности. Кричер открыл дверь в спальню Сириуса, прошел к дальней стене и коснулся рукой выцветших обоев. Под его ладонью пробежала полоска света, затем послышался тихий щелчок, и когда Кричер убрал руку, Гермиона увидела в стене две небольшие дверцы. — Хозяин велел передать, чтобы вы забрали все отсюда. Гермиона осторожно подцепила одну дверцу и потянула ее на себя. В небольшом углублении в стене стояло много продолговатых колб, которые своим холодным голубоватым светом немного освещали «сейф», как его мысленно назвала Гермиона. На каждой колбе были написаны имя и дата. Рядом стоял Омут памяти — очень старая, уже местами потрескавшаяся чаша. Гермиона аккуратно взяла его в руки и сделала шаг назад. — Сколько лет этому Омуту? — Больше, чем кто-либо может себе представить, — ответил Кричер, протягивая Гермионе какую-то большую шкатулку, украшенную странными символами. — Один из древнейших артефактов семьи Блэк. Закроете его в этом и сможете перенести в любое место, не повредив. Он поставил шкатулку на стол, и Гермиона опустила в него Омут, а потом быстро собрала все колбы с воспоминаниями. — Больше Гарри ничего не просил передать? — Велел, — проскрипел Кричер, закрывая дверцы в стене. — Если магглорожденной подружке хозяина понадобятся деньги, Кричеру велено пускать ее в хранилище хозяина. Поблагодарив старого домовика, Гермиона вернулась домой. До утра оставалось совсем немного времени, а ей надо было успеть просмотреть все, что оставил ей Гарри. * * * Гарри знал, что долго держать его в камере не будут. И Кингсли, и Робардс захотят избавиться от него как можно скорее, и желательно избавиться куда-то в сторону Азкабана. Впрочем, Гарри сам выписал себе туда путевку, напав на Кингсли, но одновременно эта ситуация была отличным поводом, чтобы предоставить Визенгамоту всю имеющуюся у него информацию. И возможно, в Азкабан отправятся уже совершенно другие маги. Если, конечно, он не промахнулся с кнопкой на телефоне, и если Гермиона увидела его «послание». Но даже если и не увидела, Гарри знал, что в любой момент он сможет призвать Кричера и приказать ему привести Гермиону на Гриммо. А ради полного разоблачения того мерзкого замысла против него можно и за решеткой немного посидеть. Ночью Гарри не спал, но пару раз проваливался в дрему, и сейчас сидя привалившись к стене, он сонно прикрыл глаза. Пока что-то не стукнуло по решетке его камеры. Распахнув глаза, Гарри увидел стоящего в проходе аврора и удивленно выпрямился, отталкиваясь от стены. — Невилл? — Глазам своим не верю, Гарри! Это действительно ты! — приглушенно воскликнул тот и, открыв решетчатую дверь, шагнул внутрь. — Признаюсь, я надеялся, что тебя так и не поймают. — Запрещенными методами действуете, — ответил Гарри. — Да, — протянул Невилл, садясь рядом с Гарри, — я знаю, что авроры напали на тех, кто мог знать твое местонахождение. Как последние Пожиратели! — Ты дверь не закрыл. Невилл посмотрел на решетку и пожал плечами. — Ну и что. — Сам-то за такое не окажешься по эту сторону баррикад? Робардс преступника века поймал, а ты ему двери открываешь. — Это... — Невилл замолчал и глубоко вздохнул. — Знаешь... Я до сих пор чувствую свою вину перед тобой за то, что случилось... Тогда, в далеком девяносто восьмом. — Твоей вины в этом нет. Все мы верили Дамблдору. — Но тебя, в отличие от всех, теперь хотят судить. — Пусть, зато я жив. Некоторые не удостоились и этого. Невилл тоскливо посмотрел на него, потом перевел взгляд на часы. — Через два часа за тобой придут. — Уже? — удивился Гарри. — Меня только ночью сюда притащили, и уже суд? Как торопятся... — Еще не суд. Допрос. Но в зале суда. Таких допросов не было со времен Волдеморта. Уже вышел экстренный выпуск «Пророка», и народа соберется очень много. Вот только почти никто не знает, кого будут допрашивать. Твое имя фигурирует во многих внутренних документах Министерства и Аврората, но никакая газета не печатала статьи о тебе, как об угрозе. Это будет то еще шоу. Аврорат готов вылить на тебя много дерьма, Гарри. — Не трудно догадаться. — Мне надо идти, но мы еще встретимся в зале суда. Я решил, что буду твоим свидетелем защиты. Робардс сказал, что вышвырнет из Аврората каждого, кто встанет на твою сторону, а мне как раз надоело тут. Я убедился, что все это не больше, чем очередной заговор, и теперь можно попрощаться с Авроратом. — Как давно ты это понял? — Подозревал давно, потому и сидел здесь, чтобы иметь доступ к информации. А когда маги вытеснили и Гермиону, понял, что все катится к чертям. Конечно, я мало чем смогу тебе помочь, но все равно какая-никакая поддержка. — Спасибо, Невилл. Он слегка качнул головой и направился к двери, но, дойдя до решетки, обернулся. — А... зачем ты дрался с Кингсли? — Если Гермиона мне поможет, то через два часа все узнают причину. — То есть тебе есть, что противопоставить Аврорату? — воодушевился Невилл. — Я попробую. * * * Когда Гарри вошел в зал суда и прозвучало его имя, вокруг резко наступила тяжелая тишина, а потом почти одновременно ожили все колдокамеры и зазвучали возмущенные возгласы магов. Гарри усадили за стол рядом с Невиллом, слева от них возвышалась трибуна верховного чародея Визенгамота, которому пришлось раз десять со всей силы стукнуть молотком, чтобы в зале наконец стихли крики. Гарри медленно обводил взглядом сидящих магов, пытаясь понять агрессивно ли они к нему настроены, пока Невилл легонько не толкнул его локтем. Повернувшись к нему, Гарри увидел в его руках мешочек из мягкой ткани, внутри которой лежали знакомые ему колбы с воспоминаниями. Подняв взгляд выше, он увидел сидящую в первом ряду Гермиону. Она чуть-чуть приподняла зажатый в руке телефон Гарри и коротко покивала. Он улыбнулся ей и одними губами произнес «Спасибо». — Мистер Поттер, — обратился к нему Тиберий Огден, — признаться, очень неожиданно видеть вас здесь. Когда Аврорат запросил собрать суд в полном составе, чтобы допросить вас, мы сомневались, насколько это необходимо. Гарри замер, подняв взгляд на верховного чародея. Тиберий Огден еще в девяносто пятом подал в отставку в знак протеста против введения в Хогвартсе должности генерального инспектора. Потом, видимо, вернулся в Министерство и даже занял пост верховного чародея, но Гарри не знал, чего ему стоит ожидать от того, кто в свое время полностью поддерживал Дамблдора. — Мне нужен Омут памяти, — шепнул он Невиллу. — Список того, в чем вас обвиняют, — продолжал Огден, — весьма и весьма удивителен. И думаю, всем будет интересно узнать вашу версию произошедшего. Гарри уже открыл было рот, чтобы ответить, но Невилл резко сжал его предплечье и поднялся. — Прежде чем начать, — заговорил он, — я хочу попросить вынести в зал Омут памяти. — Вам есть, что нам показать? — с толикой удивления спросил Огден. — Есть, — кивнул Гарри. — И немало. Он заметил, как Кингсли переглянулся с Робардсом, и мысленно усмехнулся, зная, что спорить с Огденом они не могут. Через пару минут в зал суда вкатили какое-то странное сооружение — нечто, похожее на высокое узкое зеркало в толстой деревянной раме, внутри которого вместо стеклянной поверхности было что-то дымчато-серое, не гладкое, слегка рябило как потревоженная водная гладь. — Что это за орудие пыток? — тихо спросил Гарри у Невилла. — О, это новый министерский Омут памяти, — быстро зашептал Невилл. — Видишь внизу углубление в раме? Туда вставляется фиал с воспоминаниями, и тогда их могут видеть все. Не надо нырять с головой в чашу и проваливаться в невесомость, жуткие были ощущения. Кстати, знаешь, кто изобрел этот Омут? Деннис Криви, помнишь его? — Больше помню его брата, — улыбнулся Гарри. — Благодаря своему изобретению Деннис попал в Отдел тайн. Там решили, что лучше держать его при себе... — Прошу вас, мистер Поттер, — сказал Огден, указав рукой на Омут. Гарри достал из мешочка первую колбу и поднялся. Заседание продлилось едва ли не целый день, допрос Гарри был больше похож на киносеанс, но он показал абсолютно все, что могло помочь ему выстроить всю цепочку событий. Периодически просмотр воспоминаний прерывался решением Визенгамота допросить того или иного мага. Вызывались авроры, в том числе было задано несколько вопросов и ошарашенному Невиллу; вызывались главы отделов, отказавшие в работе Гермионе, — Гарри поднял и этот вопрос; был допрошен даже сам министр. А вечером был выпущен, наверное, самый объемный выпуск «Пророка» за все время его существования, в котором было подробно расписано все, что происходило в зале суда. История о том, что мальчик-который-выжил, Избранный, был подло подставлен и вышвырнут из магического мира, вызвала среди магов столько возмущения, что Гарри был вынужден в свой дом призвать Кричера, чтобы тот помогал ему уничтожать десятки постоянно прибывающих писем. Столько же писем, только уже гневных, обрушилось и на Аврорат. Колдомедика Джонатана Остина знали все, и маги не собирались прощать Робардсу то, что на целителя напали авроры. Все еще находясь в Мунго без сознания, Джонатан стал героем, спасшим Гарри Поттера. Хотя конечно, без обычных маггловских камер, которые Джон, догадываясь, что рано или поздно к нему придут, установил в своем кабинете и дома, Гарри не смог бы доказать, что нападение было совершено именно аврорами. Теперь Гарри наконец был свободен, и никто больше не обвинит его в предательстве, но в отличие от Гермионы, которая, гордо задрав нос, пошла бы на работу в Министерство, если бы не учеба в медицинском университете, он не планировал покидать мир магглов, уходить из агентства Вивиан... * * * — До сих пор не верю, что пережила тот день. Гарри плавно остановил машину возле университета Гермионы и повернулся к ней. — Ты здорово мне помогла. — Мог бы, между прочим, и рассказать мне, что планируешь столь грандиозное разоблачение, — она явно хотела сказать это с раздражением, но не вышло даже слабого упрека. — Не мог, и ты знаешь почему. Любая информация подвергла бы тебя опасности. — Наконец-то все закончилось, — Гермиона вздохнула и взяла с заднего сидения свою сумку. — Ну, есть, конечно, шанс, что мне захотят отомстить, — хмыкнул Гарри, — но это будет не скоро. — Интересно, как там Невилл? — Он такая же жертва, как и я, — ответил Гарри. — Только ему не пришлось пережить то же, что мне. Хотя в одном все-таки ему не повезло. — И в чем же? — Рядом с ним нет тебя, — улыбнулся Гарри. Гермиона засмеялась и опустила глаза. — Мне напомнить, сколько меня не было и у тебя? — Не надо, — Гарри протянул руку и, прижав ладонь к щеке Гермионы, вынудил ее поднять голову и посмотреть на него. — Гермиона, что бы ты ни видела, каким бы беззаботным идиотом я тебе ни казался, на самом деле все совершенно не так. Мне не хватало тебя все эти годы. Гермиона не шевелилась, казалось, даже не дышала, и Гарри, воспользовавшись моментом, медленно к ней потянулся. Она так хотела знать, не влюблен ли он в кого, так плохо прятала тоску в глазах, видя кого-то рядом с Гарри, что ему нестерпимо хотелось проверить свои догадки. В конце концов, разве его мир рухнет, если он поймет, что он действительно влюблен? Правда, не в красавицу-босса или одну из клиенток, а в лучшую подругу. Гермиона едва уловимо приоткрыла губы, отвечая на его поцелуй, но когда через пару секунд Гарри чуть отстранился, еле слышно прошептала: — Я могу опоздать.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: