Мой кохай оказался хитрее, чем ожидалось 142

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Yahari Ore no Seishun Love Come wa Machigatteiru

Пэйринг и персонажи:
Хачиман/Ироха и некоторые основные персонажи фэндома на заднем плане
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Миди, 69 страниц, 8 частей
Статус:
заморожен
Метки: ООС Повседневность Романтика Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Со свидания Ирохи Ишшики и Хачимана Хикигаи (10.5 том ранобэ) прошло несколько дней. Милая младшеклассница снова запрягает старшого помочь ей с охмурением Хаямы, но всё выходит немного не так как хотел наш главный герой. Чем же закончится все эти глупые попытки завоевания? Или же начнётся что-то совершенно новое? Вот это ему и предстоит узнать.

Посвящение:
Посвящается всем шипперам Ирохи и Хачимана! А так же фанатам серии в целом.
Отдельное спасибо Арзамарцеву Диме за помощь в редактуре.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Перечитывая замечательное произведение Ватару Ватари второй раз, я понял, что Ишшики довольно интересный персонаж серии и достойна своего фанфика, которого явно не хватает.
Впечатлившись, так же, её рутом в недавно вышедшей игре (хоть и смотрел всего лишь 20-минутную запись), я вдохновился на написание сего проекта. Не знаю что из этого получится, но думаю будет интересно.
Этот фанфик первый что я пишу вообще, так что надеюсь на конструктивную критику. Не будьте слишком строги, но и спуску не давайте!

Глава 2. Школьные дни.

16 января 2017, 08:30
      Юигахама подняла на меня глаза и с печальным видом промямлила:       — Так… ты с Ирохой всё-таки… встречаешься?       — Чего?!       Так, а теперь маленькая пауза.        Вы наверно вообще ничего не понимаете. Знаете что? Я тоже!!! Так что давайте вернёмся к самому началу.       ***       Итак…       После тех злосчастных выходных, наконец настала пора учёбы.       Понедельник, как говорится, — день тяжёлый. И я представить не мог насколько он будет тяжелым!       Утро началось как обычно: встал, проклял начало недели, поел, поехал учиться. На улице с выходных уже выпал снег, и всё кругом было покрыто, сверкающей на солнце, белой пеленой. Именно поэтому мне пришлось поехать на общественном транспорте, из-за чего замерз как собака.       В школе было всё хорошо и спокойно, до того момента, пока я не вошел в класс.       Размышляя о том, как же согреться, я ни на кого не обращая внимания сел на своё место и учебный день начался.       Через некоторое время, я наконец начал ощущать то, чего не заметил с самого начала — странную атмосферу в классе. Мало того, мне постоянно чудилось что мою спину сверлят взглядами. Уж кто-кто, а одиночка — Хикигая Хачиман чует, даже не глядя, когда на него пристально смотрят. И не потому, что это происходит крайне редко! Наверное.       В итоге я просидел так два урока, с этим неприятным чувством. И когда меня это окончательно достало, решил побегать глазами по классу, в поисках очага этих пристальных взглядов.       Медленно обводя взглядом класс, я наткнулся на знакомую фигуру. Чёрт… как же её зовут? Вроде что-то на «К»… Кавагоя? Кирисаки? Но она не моя подруга десятилетней давности и я не вижу при ней ключа. Вроде как у неё фамилия с мотоциклами связана. Так-так. А! Кавасаки! Точно!       Итак, я глядел на высокую, красивую, с меланхоличным выражением на лице, девушку по имени Саки Кавасаки, у которой были длинные голубые волосы, увязанные в хвост. Она то и дело кидала на меня взгляд, но как только мы ими встретились, она ошарашено дёрнулась вместе со стулом, издав негромкий скрип, и нервно отвернулась.       Так, ну с этой девицей такое случается не в первый раз, даже смысл всего этого знать мне не хочется. Она хоть выглядит хулиганкой, но в глубине души личность хорошая, хоть и отпетая братолюбка…       Оторвав взгляд от разнервничавшейся Кавасаки, я, аки Око Саурона, повёл свой взор дальше по классу. Так, вроде всё в порядке. Ах нет, стоп.       Когда я повернул голову в сторону задних парт, боковым зрением заметил, как несколько голов резко отвернулись в разные стороны. Что такое? Это игра такая? Не попадись на глаза Хикки?       Решив не мешкать, мне в стэлс-режиме удалось взглянуть на своего товарища по клубу — Юигахаму Юи. Но эта девчонка, сидевшая с печальным видом, упорно уводила от меня свой взгляд всякий раз, когда пыталась смотреть вперёд, на доску. А с ней то что стряслось? Такое ощущение, будто я ночью пришел к ней в дом и удавил её собаку. Нет, что-то я погорячился с такими мыслями. Терпи, Хачиман, спросишь её в клубе, что с ней такое.       Хорошо, надо осмотреться получше, ответа на вопрос я так и не нашел.       Тут я заметил девушку в очках с красной оправой, которая улыбаясь, сверлила меня своими глазами. Эбина… Я могу только догадываться, что значит этот взгляд. Учитывая её наклонности, не удивлюсь, если в её голове сейчас созревает новый сценарий пэйринга «ХаяХачи». Ох, аж мурашки по коже. Такой отбитой яойщице, даже зная, что это всего лишь маска, страшно в глаза смотреть.       Ладно, так я ничего не пойму, придётся мучиться.       В итоге так я просидел до конца большой перемены и когда прозвенел звонок двинулся в буфет. Там купил себе перекусить, вернулся на место и открыл, одолженную у сестры, мангу про девочку-заучку и паренька-задиру, что в неё влюбился.       Вдруг надо мной нависла маленькая тень. Кто эта малютка, что мешает мне читать? Боженька, ты ли это?       Подняв глаза, я увидел существо не от мира сего. Ах, нет, это мой одноклассник.       — Привет, Хачиман, как поживаешь? — сказал парнишка с миловидным лицом.       Тем парнишкой был Тоцука Сайка. Тот «маленький принц», что греет моё зачерствевшее сердце в эти холодные зимние будни. Это ведь нормально, что я на него так реагирую? Ничего гейского в мужской дружбе нет, вроде как. Ведь нет же?       Пока я находился в своих мечтах, он вопросительно наклонил голову набок. Милота-то какая. Чёрт, и почему же он парень? Если так будет продолжаться, я заставлю его пол сменить, а если не получится, то сам это сделаю.       — А, привет, Тоцука, всё в порядке, спасибо. Как сам поживаешь? Всё тренируешься?       — Ах, ну да, в школе тенниса нас здорово мучают, но мне это даже нравится. — он остановился и немного мешкая заговорил — Знаешь… Я тут кое-что услышал и подумал… в общем поздравить тебя хотел.       — Поздравить? С чем?       Сегодня что, праздник? Не помню, чтобы меня было с чем поздравлять. День рождения у меня в августе, с новым годом мы друг друга уже поздравили. Ничего не понимаю. Ох, неужели я сделал скачок во времени и сегодня уже 14 февраля? Ты подготовил мне шоколад? Я приму от тебя все, что ты мне предложишь!       Отгоняя очередное наваждение, я недоуменно посмотрел на Тоцуку, в ответ он точно так же смотрел на меня. Какая странная ситуация, промелькнуло у меня в голове.       -Как с чем? А как же… Ой!       Не успел он закончить, как зазвенел, напугавший его, звонок на урок.       Оклемавшись, Тоцука повернулся ко мне и сказал:       — Ладно, потом обсудим, извини, Хачиман.       — Да ладно…       Что это было? У меня уже голову мутит.       А-а-а! Ха-ха, как мило Тоцука, ты меня разыграть решил!       Не понимаю в чём тут соль, но что-то подсказывает, что всё это связано со странными взглядами, что весь день меня преследуют.       ***       Итак, я сидел до конца уроков, ломая голову над сегодняшней загадкой. Всё это меня немного беспокоило, точнее даже больше чем немного. Настолько «немного», что я пропустил мимо ушей последние несколько уроков, о чём потом сильно пожалел.       Склонив голову, я сидел перед длинноногой красоткой в брючном костюме и белом плаще, которая являлась моим учителем. Однако в этот момент, от нахождения рядом с такой красой, радостно мне не было — меня пилили жестким взглядом озлобленного хищника.       — Хикигая, не скажешь мне, почему ты не слушал своего учителя оба урока? При том, моих урока.       Хирацука во всей красе: величественно сидит, словно ястреб на дереве, в своем кресле и смотрит на меня как на очередную беспомощную жертву. Не удивлюсь, если она вдруг выпустит когти и бросится терзать мою тощую тушку.       Пока я думал, как же мне отмазаться, она с ехидной ухмылкой продолжила:       — Неужели любовные дела тебя настолько мучают, что ты сосредоточиться не можешь? Но ты не переживай, если что я помогу тебе советом.       Ой, ты, боже мой. Да вы настоящий эксперт в делах любовных, в вашем-то возрасте. Предлагаете помощь, хотя сами себе мужика найти не можете. Ох, жестоко. Что-то на сердце тяжко даже стало. Жалко её, жалко.       Но, погодите-ка. В каких делах она мне помочь собирается?!       — Учитель, что вы имеете в виду? Любовные дела?!       — Ладно тебе стесняться, не переживай, раз такое дело, то я тебя понимаю и на сегодня прощаю. Иди уже давай.       А повежливее нельзя? Она вообще услышала, что я ей говорю? Ах, чёрт с ней, не буду лучше расспрашивать. Я поклонился и побрёл в клубную комнату. Уж там-то надеюсь, будет намного спокойнее, иначе я так точно повешусь.       В спецкорпусе сегодня было как обычно тихо. А ещё холодно до ужаса. На улице бушевал буран. Надеюсь, он закончится к тому моменту, как я пойду домой.       Через пару минут я уже находился у двери в наш клуб. Помолившись чтобы хоть тут всё было в порядке, я, глубоко вздохнув, медленно открыл дверь. Когда я вошел Юкиношита с Юигахамой молча уставились на меня. Так, ладно. Игнорируй их, Хачиман, всё хорошо. Тебе всё это кажется. Правда ведь?       Поздоровавшись с девушками, я уселся на своё место и продолжил читать «обеденную» мангу. Но краем глаза я видел, как на мне сосредоточено всё внимание в комнате. Достало, не могу уже!       — У меня что-то с лицом?       — А?! Э…нет — ответила, испугавшись моего вопроса, Юигахама.        И тишина. Я глянул на Юкиношину, но она молча смотрела на свою наполненную чашку. А ты чего вообще молчишь? Хоть оскорби меня как-нибудь для приличия. Ладно, продолжим.       — Что-то, может, стряслось? Все себя странно ведут сегодня.       — Ну… Эм… Как-бы…       — А я бы лучше тебя послушала, говорят, ты славно провёл выходные — подняв на меня взгляд, снежная королева одарила меня холодной улыбкой.       Как-то это не хорошо. О чём она? Ой. Неужели ей сестра разболтала, хотя это не удивительно.       — А, вы про Ишшики? Да, извините, что забыл вам сказать, в субботу мне с ней встретиться пришлось.       — Так это правда… — услышал я чей-то шепот.       — Хм?       Юигахама подняла на меня глаза и с печальным видом промямлила:       — Так… ты с Ирохой всё-таки… встречаешься?       — Чего?!       От неожиданности я вскочил со стула так резко, что он с грохотом свалился на пол. Девушки от испуга вздрогнули, но меня это волновало крайне мало.       — С-с-с-с какого чёрта вы вообще это взяли?! — дрожащим, от такого известия, голосом сказал я.       — Понимаешь, тут слухи по школе ходят…       — Слухи?       Вот ведь твою мать! Теперь мне всё понятно. Эти дурацкие взгляды, поздравление Тоцуки, странные слова Хирацуки. Всё сходится.       Как же я попал! Даже когда надо мной после школьного фестиваля издевались, я себя так не чувствовал! Спокойствие, только спокойствие. Надо хотя бы этим двоим всё пояснить, а потом придумаю, что буду делать.       — Знаете, тут произошло большое недопонимание… ***       Рассказав девушкам в общих чертах как всё было на самом деле, они заметно расслабились и успокоились. Конечно, об инциденте с велосипедом и то, как я её до дома провожал, рассказывать не стал. И какого чёрта я вообще их тут успокаиваю? Я тут пострадавший!!!       — Ясно, значит это всего лишь недоразумение, а я уже за будущее нашей планеты беспокоиться начала. — кивнув после моих объяснений, заключила Юкиношита.       — Всё равно как-то больше на свидание смахивает… — почти неслышно пробубнила Юигахама.       — Нифига подобного… — буркнул я ей в ответ.       Ну вот, на одну проблему вроде бы меньше, но это не решает главного вопроса. Я вообще не представляю, что мне делать и как так вообще получилось.       Наверное, нас видели вместе в кафе или может когда я её невольно… обнял. Даже вспоминать неловко.       Нужны меры предосторожности. Как тут можно поступить?       Обычно в таком случае нужно избегать друг друга, не давая лишнего повода для шумихи и ждать. Ждать долго и мучительно пока проблема сама себя не изживёт или сплетники не найдут новую жертву.       Но тут дело не только меня касается. Эта ходячая проблема по имени Ишшики Ироха постоянно у нас в клубе тусуется и её палками отсюда не выгонишь. Тут есть два пути: либо пока что не появляться в клубе мне, если ей мало ли понадобится помощь нашей дыры, либо, если она ещё сама ничего не поняла, объяснить, что лучше нам пока рядом друг с другом не появляться вообще.       Можно мне первый вариант, пожалуйста?       Во-первых, нужно узнать, что по этому поводу думает сама Ишшики.       Так, самому мне с ней встречаться желания нет, да и как я уже сам себе пояснил — светиться нам не стоит. Хоть мне и неловко, придётся положиться на Юкинон и Гахаму.       Тихо вздохнув, я заговорил:       — Я хотел бы попросить…       Девушки, молча, переглянулись и снова уставились на меня, давая сигнал к продолжению.       — В общем, узнайте, пожалуйста, что об этом думает Ишшики, будет плохо, если спрашивать её буду я.       — Ясно, ну тут ничего не поделаешь, мы… — в этот момент, не дав Юкиношите договорить, распахнулась дверь и в ней появилась Ишшики. Она с беспокойным видом закрыла за собой дверь, подошла ко мне, наклонилась прямо к моему лицу и заговорила плачущим голосом:       — С-е-е-емпа-а-а-й, что же теперь де-е-е-лать? Это ужасно! Ужа-а-а-а-асно!       Что ж ты мне прямо в лицо орёшь? Да тебя полшколы, наверно, слышит сейчас. И вообще не приближайся так близко, а то я невольно раскраснеюсь от такого потока эмоций.       Немного отклонившись от своего кохая я, ругаясь про себя всеми словами, что приходили на ум, заговорил:       — Ишшики, какого чёрта ты тут забыла? Нам сейчас точно не стоит рядом находиться.       — Но семпа-а-ай, теперь из-за тебя на меня Хаяма точно не посмотрит! Что же мне теперь де-е-е-елать?!       — Э… Ироха, ты чего? — недоуменно спросила Юигахама.       Юкиношита взялась потирать виски. Голова болит, да? Между прочим она не тебя сейчас достает.       — Но ведь эти слухи-и-и! Как быть, Се-емпа-а-а-а-а-ай?       Её недовольство выглядело слишком наиграно, или мне так показалось?       — Успокойся уже, думаю.       Итак, её мнение я узнал, стоит теперь пояснить свою точку зрения и дело в шляпе. Конечно, от слухов так сразу мы не избавимся, но всё же будем идти по методу наименьшего сопротивления.       — Нам с тобой сейчас на публике вместе лучше не светиться. Слухи обычно длятся месяца полтора или около того. Если сплетники найдут новую животрепещущую новость — всё закончится в разы быстрее, но тут только надеяться. Так что предлагаю тебе в клубе пока не появляться.       Боже сколько облегчения дают эти слова. Мы убиваем сразу двух зайцев: Ишшики будет в порядке и меня она трогать не будет целых полтора месяца!       Mission complete.       Однако она почему-то резко помрачнела. Стоп, а что не так-то?       — Не… светиться, не…появляться, да?       — Да, так будет безопаснее всего.       Что ей не нравится, интересно мне знать? Для её же блага так будет лучше. Она сама-то этого не понимает?       Тут в разговор вклинилась снежная королева всея Японии:       — Проблема достаточно серьезная. Если бы слухи распространяли об Ишшики и, например, Хаяме или Тобе, то было бы не так страшно. Но! Но тут напрямую замешан ты, а с тобой ей явно не позавидуешь.       Отлично, теперь я чувствую себя как начальный моб какой-нибудь популярной ММО.       — Ну, и что тогда ты предлагаешь?       — Я предлагаю найти сплетников и заткнуть их раз и навсегда.       Даже мускул не дрогнул на лице. Она вообще человек? С таким спокойным видом предлагать расправу над человеком, и я очень надеюсь, что только моральную. Так ведь, Юкиндере?       Но такой план сложно осуществить. Ладно бы ещё только в её, или в моем, классе сплетни бродили, но скорее всего уже половина школы об этом пронюхала. Как иголку в стоге сена искать. Президента наверняка многие знают и список возможных сплетников от этого увеличивается. Она ведь та ещё выскочка. Как когда-то сказал Хаяма: «она хочет, чтобы её любили». Искать виновного слишком долго.       — Плохая идея, слишком муторно, да и хуже только сделать можно — ответил я.       Юигахама оживилась:       — Но ничего не делать тоже не выход! Я помогу с поисками! Попробуем ещё кого-нибудь подключить.       Ага, добренького Хаяму например. Чем не вариант? Ладно, пусть делают на этот раз что хотят. В любом случае я в это лезть не хочу. Слишком опасно. Статус моего кохая и так может упасть ниже плинтуса из-за меня, так что буду от неё держаться подальше.       — Делайте, как хотите, а я в любом случае должен поменьше контактировать с Ишшики, так будет лучше.       — Будет лучше… — услышал я унылый, еле слышный, голос справа от себя. Стоявшая всё это время у меня над душой Ироха Ишшики сдулась, будто шарик.       Такой тон я слышал у неё, наверно, только, когда ей Хаято Хаяма в Диснейленде отказал. Будто мне ножом по сердцу режут. Неприятное чувство назревает у меня в груди. Что это такое? Почему она вообще так расстроена? И от чего мне тяжело от её вида?       — Так, Ишшики, о тебе же забочусь. Или ты скрытая мазохиста и любишь, когда о тебе слухи ходят?       — Хе?! Б-б-беспокоишься?.. Нет, но… Это как-то мне не слишком нравится…       — Ха?! Чем же?       — Я… Ну… Это… Понимаешь… А! Точно! А кто мне с Хаямой-семпаем помогать будет? И притом ты за меня в ответе! Сам меня президентом школьного совета сделал!       — Прекрасно всё понимаю, но с Хаямой тебе всё равно пока ничего не светит из-за этих слухов, будет всё же лучше…       — Нет, нет и нет!       Она совсем с дуба рухнула? Чего упрямиться? Вообще не вижу смысла в её препирательствах. Странно, обычно она очень расчётлива, а тут на тебе. Но я так просто не сдамся.       — Ироха, а как тебе вариант: если тебе понадобится помощь клуба — приходи, а Хикки пока пораньше уходить будет, чтобы вы, мало ли, не пересекались? — подала голос Юигахама.       — Я не против. Всё равно в клубе нагрузки сейчас почти нет — поддакнула Юкиношита.       — Х-хорошо… Наверное.       Они мои милые спасительницы! Юкинон! Гахама! Забудьте, что я вас когда-то ругал: возможность уходить пораньше — просто сказка. Я знал, что и на моей улице наступит праздник! Но сама идея всё же выглядит глупо…       Ишшики была явно сильно подавлена, неужели ей так моё присутствие нравится? Ха-ха, ну да. Самому не смешно, Хачиман? Ну, как бы то ни было, она согласилась, а дальше дело времени.       Уходим в тень.       ***       Прошла неделя с того разговора в клубной комнате и вроде как всё наладилось, лишь изредка я ловил косые взгляды, но с каждым днём их становилось всё меньше. С Ишшики я не виделся всю эту неделю, старательно избегая любой встречи. Даже скучновато без неё стало, но такова судьба жертв сплетников. «Хочешь жить спокойно — не светись». Источник: Я.       Буквально недавно начался февраль и скоро наступит День святого Валентина. В воздухе уже чувствовался пик романтического духа. Аж тошно становится.       От этого праздника такой одиночка как я совсем ничего не ждёт, но если получу шоколад от Комачи — буду на седьмом небе от счастья. Младшие сёстры это как манна небесная. Они сеют добро и любовь в сердца своих старших братьев. Братик тебя любит, сестрёнка, не сомневайся!       Рассуждая о том, сколько шоколада мне подарит сестра, я оглядел класс.       Всё как обычно: отаку сидят и рубятся в свои игрушки на портативных консолях, девчонки мило хихикают, наверняка поливая кого-то грязью. Да-да, Сагами, это я про тебя говорю. Но больше всего привлекала внимание группа в конце класса. И я решил мельком глянуть на диалог светских львов и львиц.       — Хаято, слыш, скоро же День святого Валентина, блин! Тебя наверняка шоколадом задарят!       — Ха, ну, возможно… — безразлично ответил неимоверно громкому Тобе, Хаято.       -Ой, он вроде вообще шоколад ни от кого не принимает — подключилась к разговору, будто только что вспомнившая сколько будет два плюс два, Юигахама.       -Да ладно?       -П-правда?!       Ответил на это замечание не только Тобе, почти одновременно подключилась Миура. Хаяма промолчал.       -Ну… ничего не поделаешь, всё равно дарить самодельный шоколад — слишком глупо и геморно.       О да, это в стиле нашей королевы. Не удивлен что для Миуры это «слишком глупо и геморно». Голову даю на отсечение, что она намного больше любит получать подарки, чем дарить. Да и вообще по статусу это ей должны дарить шоколад, внимание, дорогие подарки… особняки, земли… страны. Но вот только чего тогда ты такая расстроенная?       — А я думаю это довольно мило и романтично — явно предалась мечтам Юигахама.       — Ой, Юи, не страдай фигнёй, это уже не модно.       — Ха-ха… наверное…       — А Хаято ведь только от девушек шоколад не принимает? — подключилась вдруг Эбина — Требую больше Яоя! Ох! Как бы я хотела посмотреть, как Хикитани дарит Хаято на закате шоколад, сделанный своими руками. А после бы они зажали друг друга в обьятьях и… и… И-И-И!       Но, не успев закончить фразу, она брызнула кровью из носа и с довольным видом убежала из класса. Чёрт, да эта дура совсем на голову конченная… Я аж чуть сам этот смертный ужас не представил. Так, выбрось! В топку! В ТОПКУ!       В итоге решив отвлечься от яойных настроений Эбины, я побрёл до автомата с напитками в поисках нектара богов — MAX coffee! Боже, благослови Чибу за эту амброзию!       Я прогулялся по коридору, спустился на первый этаж, прошел мимо шкафчиков с обувью и, побродив ещё немного по знакомому маршруту, оказался у своего любимого стального друга. Сунув 100-иеновую монетку в приёмник, я нажал на затёртую мною до дыр кнопку. Тёплый, сладкий, так и просится скорее быть выпитым. Пока я думал, о чуде природы по имени MAX coffee, решил на секунду задержаться и прихватить ещё одну баночку.       На обратном пути, напротив шкафчиков я краем глаза заметил знакомую фигуру. Ишшики Ироха стояла, видимо, у своего шкафчика и с опущенной головой смотрела на кучку мусора, что явно вывалился из него.       Что это? Неужели над ней издеваются? Промелькнула у меня мысль в голове.       Не-не-не, это было бы слишком, но почему-то я всё же не удивлюсь, если это так.       Я знаю, что её много кто из девушек недолюбливает, но это уже тогда открытая агрессия получается. Да уж, выскочкой быть так же тяжело, как и одиночкой. Но самое неприятное, что такое отношение наверняка вызвано теми слухами, а, значит, в этом есть доля моей вины, а точнее моего образа жизни и положения в обществе. Именно из-за сплетен её статус может упасть ниже плинтуса.       Ох, что-то это мне не нравится. Надо наверно помочь ей с этим ужасом.       Но только я двинулся, как услышал хохот:       — Ох! Ироха, что это? Из своего шкафчика мусорку делаешь?! Какая неряха, ужас!!! Да, девочки?!       — Ага, хи-хи…       — Да, фу как мерзко.       — Президент подаёт нам та-а-а-а-акой плохой пример! Правда, девочки? Наверно её парень на неё так плохо влияет!       — Ха-ха-ха, да-да, точно!       Недалеко от неё стояли три девчонки, по форме видимо тоже первогодки, и со злобными ухмылками смотрели на Ишшики. А сам объект насмехательств смотрел на горстку фантиков и обёрток, что лежали на полу. Со своего места я не мог видеть выражение её лица, как и девушки оттуда не видели меня, но вряд ли она была счастлива.       Да кто тут мерзкий?! Ах вы мелкие шлюхи! Не знаю почему, но их слова меня нехило задели. Чёрт, однако, если я сейчас подойду, то только хуже сделаю. Двоякая ситуация, не поможешь —плохо, поможешь — ещё хуже.       После недолгих долгих колебаний, я решил уйти, с тяжким грузом на сердце, оставив Ишшики разбирать мусор в одиночку.       ***       Оставшиеся уроки я сидел в состоянии полного нестояния. Отвратительное чувство. Как будто убежал в страхе от маленького котёнка.       А что было лучше сделать? Влететь с двух ног? Так я только хуже бы сделал. Да и смелости не хватит такое провернуть.       Чёрт тебя дери, звучит как оправдание!       Чувство вины смешивалось с беспокойством. Давно ли это происходит? Всё ли будет нормально с Ишшики? И вообще, почему я так волнуюсь?       Надо что-то придумать, но я понятия не имею что. Если бы на её месте был я, то просто бы переждал и рано или поздно это закончилось. Однако я не Ишшики. Мне уже не раз доводилось через такое проходить и хватило времени смириться с такими гнусными действиями. Но как это подействует на моего кохая? Если так будет продолжаться, то это ничем хорошим, скорее всего, не кончится.       Не обратив внимания как закончились уроки, я всё сидел в своём мирке с мыслями о том, что же с этим делать. Но, как на зло, меня выдернула в реальность одна надоедливая особа, что трясла своей грудью перед моим задумчивым взглядом.       Осознав, что передо мной сейчас находится две больших… выпуклости, я нехотя поднял голову и чуть не уткнулся в Юигахаму. Я резко дернулся и чуть не повалился вместе со стулом, при том ударившись спиной об угол задней парты.       — Ай-яй-яй…       — Ой, Хикки, ты чего?!       — Ох… Это тебя спрашивать надо, дура! Чего так неожиданно появляешься?       — Ты чего обзываешься?! Я что, призрак что ли? — обиженно уставилась на меня она — я уже минуты две тут стою и жду пока ты ответишь на мой вопрос!       — А? Правда? Извини, задумался.       — Боже, ты как всегда весь в мыслях, о чём хоть думал?       А действительно, о чём? Стоит ли ей сейчас говорить что-то? Мне кажется она тут вообще ничем не поможет, а значит и смысла её беспокоить нет.       — Да нет, ни о чём важном.       Та недоверчиво посмотрела мне в глаза, но расспрашивать не стала, сказав лишь «ладно, пошли в клуб».       Когда мы пришли в клубную комнату, Юкиношита уже сидела там и пила чай. Мы поздоровались, расселись по местам и занялись кто чем. Но, открыв свою книжку, я не мог сосредоточиться на тексте. Образ Ишшики Ирохи, склонившей голову у своего шкафчика, словно отпечатался у меня в мозгу и никуда не хотел уходить.       Слишком ты много думаешь об этом, Хачиман. Даже для меня это кажется слишком странным. Она тебе по сути никто. Никто и звать её никак. Но, всё-таки, я чувствую какую-никакую ответственность за неё, да и просто не хочу, чтобы кто-либо страдал от такого.       Мир без страданий, да?       Ха, такой мир — выдумка жалкого идеалиста. Иллюзия, которой кормят лишь дураков.       Думая, что ты можешь жить спокойно, не страдая, в мире и согласии со всеми, притом не ждать никакой подлянки — бред чистой воды. Мир, как и люди — жесток. Это факт.       Но, всё же.       Всё это далеко не значит, что человек должен страдать и отдуваться за кого-то другого. Роль мальчика для битья — моя, и никому я её уступать не собираюсь, тем более Ишшики.       Пока я крутил в свой голове эти мысли, на мне сосредоточились взгляды в этой комнате. Первой тишину нарушила Юигахама:       — Хикки, ты сегодня какой-то странный. На вопросы не отвечаешь, выглядишь каким-то улетевшим. Ты точно в порядке?       — А?! Ну… да, всё нормально, за Комачи просто волнуюсь как она там экзамены сдаст. Скоро ведь уже, скоро. — стараясь как можно беззаботнее, изложил я свою явную отговорку.       По их взглядам я мог понять, что мне вряд ли поверили. Юкиношита закатила глаза и с каменным выражением лица спросила:       — Ты ведь нам в любом случае не скажешь? Слишком уж быстро твой взгляд по комнате бегает. Даже для такого сестролюба-лолликонщика это странно.       — …оскорбить хочешь или так за меня волнуешься?       — Что-то между.       — А, ну тогда спасибо тебе, блин, большое…       Эта девица никогда не покажет своих истинных намерений, хоть последнее время она и относится ко мне в разы мягче, но иногда она просто вгоняет меня в депрессию. Но за то, что она отвлекла меня от мыслей об Ишшики, я ей даже благодарен. Кстати, они же искали сплетников, может что расскажут? Хотя есть ли смысл? Тут уже немного другой уровень. Ай, ладно, хуже не будет. Тему всё равно нужно быстрее поменять.       — Кстати, узнали что-нибудь про сплетников?       — Нет… К сожалению мы не смогли найти никого, кто мог бы за этим стоять.       — Оно и понятно…       Искать в школе, где учится столько народу, слишком сложно. Так можно месяцами искать, даже Шерлок голову сломает.       — Но мы тут подозреваем, что над Ишшики начали издеваться.       — И-издеваться? Почему ты так думаешь?       — Слышали, что кто-то ей в шкафчик мусор закидывал и туфли выбрасывал. Тетрадки рвал…       У Юкинон перекосило лицо. Старые раны, да? Понимаю, понимаю.       Так, а вот это уже, кстати, улика. Значит, скорее всего, это кто-то из класса. Вряд ли кто-то такой смелый, что попрётся, в чужой кабинет и начнёт рвать там чужие тетрадки.       — … Но когда мы спросили её обо всём этом, она всё отрицала и сказала, что такого не было.       А вот это странно, Ишшики не столь упряма, чтобы не просить помощи в такие моменты. Да она постоянно у нас что-то просит, как только появляется малейшее затруднение, а сейчас то что? Наверное, стоит им всё же рассказать, может хоть так что-то будет понятно.       — Да, я видел сегодня, как из её шкафчика мусор выпадал и как при этом над неё какие-то стервы смеялись. Теперь остается понять, почему она вам ничего не сказала.       — Как так? И ты ей не помог?! — Гахама налетела на меня и с негодованием на лице начала лупить меня по спине.       — Д-дура, прекращай! Если бы я подошел, над ней бы ещё хлеще потом измываться стали.       — А ну… В-возможно ты прав.       Я сам знаю что прав, идиотка. Чёрт, лучше бы идей подкинула. Мне нужно будет хорошенько всё обдумать. Юкиношита гневно посмотрела в окно, явно что-то вспоминая.       — Надо отыскать этих задир и заставить раскаяться в своих поступках.       — Ха? Не слишком ли? Мне кажется эффект от твоих действий будет лишь обратный. Если ты вмешаешься, то это не гарантирует, что в классе у       Ишшики всё будет в порядке. Или же ты будешь с ней рядом всё время? Постороннее лицо только всё испортит.       — А что ты предлагаешь тогда? О всемогущий Хикигая, снова примешься за свои идиотские методы?       Кто-то любит прошлое вспомнить? Виноват я, виноват. Забудь уже и живи себе спокойно. Но однозначно ответить на твой вопрос я точно не могу.       — Не знаю. Я пока не знаю что делать. Предлагаю завтра спросить обо всём Ишшики и тогда уже разработаем план исходя из её слов.       — Хм… Хорошо, согласна. Тогда на сегодня можем закончить.       Юкиношита, словно судья, стукнула своей чашкой по блюдцу, заканчивая нашу деятельность на сегодня.       Мы вышли, распрощались, и я побрёл по своему обычному маршруту домой. На пути к станции я заметил знакомую фигуру, что торчала около магазина напротив автобусной станции и попивала что-то из банки.       — Хаяма…       А этот индивид что тут забыл? Сталкером заделался?       Я подумал было развернуться и пойти окольными путями, но парень заметил меня и приветливо помахал рукой. Ему что-то надо? Просто так он со мной точно не заговорит.       Проснувшееся любопытство подтолкнуло меня всё же двинуться к нему.       — Привет.       — Угу.       — Ты домой?       А сам как думаешь? Чуть было не выпалил я. Так, спокойно, хоть он меня и раздражает, но не стоит сейчас напоминать себе и ему об этом.       — Собирался, ты… ты чего-то хотел?       — Да, не против, если мы поговорим? Я тут одно место знаю недалеко.       Чёрт, не хочу я с ним по кафе бродить. Что ему опять в голову взбрело? Надо намекнуть чтобы переходил к делу.       — Может ближе к делу? Мне домой надо.       — Хех, конечно, конечно. Давай тогда в парк, много твоего драгоценного времени не потрачу.       — Хорошо.       Купив две банки кофе в автомате у магазина, Хаяма повёл меня в ближайший парк. Мы молчали пока шли до места, но, как стоило нам зайти в парк, он вдруг подал голос, протягивая одну из банок:       — Что делать собираешься?       Я кивнул, перехватил напиток и задал ответный вопрос:       — Ты о чём?       — Я про Ироху. Услышал тут, что над ней издеваются и подумал что ты наверняка в курсе.       — В курсе…       Мы сели на ближайшую лавку, я открыл банку и жадно к ней припал. Некоторое время мы сидели молча и я недоуменно метнул взгляд на Хаяму. Он свой кофе даже не открыл, сидел и смотрел вдаль, о чём-то рассуждая.       — Так что делать с этим будешь?       — Ха? А почему вообще я? Мне кажется, она только и ждёт пока ты её не защитишь. Сделай доброе дело для девушки.       — Я рассуждал над этим, но не думаю, что моё вмешательство что-то решит. В таких вопросах ты у нас мастер. Да и не от меня она помощи ждёт.       — А от кого тогда? — недоумённо уставился я на своего собеседника. Он, что издевается надо мной?       В ответ Хаяма легко засмеялся:       — Ха-ха, а ты в этих делах туго соображаешь, да? Так даже интереснее получится.       — Избавь меня от этого бреда, о чём ты вообще?       — Да нет, забудь. Повторю ещё раз: ты что-то будешь делать? Я хочу помочь ей, а ты?       — Не твоего ума дела. Хочешь помочь — помогай.       Какого хера ты от меня вообще хочешь? Вот пристал. В игры разума играешь? Если я что-то и сделаю, то тебя это вообще не касается. Только время с ним трачу, ей богу. Надо валить отсюда, а то руки уже чешутся ему врезать.       Я поднялся и, не поворачиваясь в его сторону, бросил:       — Я домой.       — Ага, пока. Удачи с Ирохой! Не обижай её, ладно? — крикнул он моей удаляющейся спине.       Пошёл ты, придурок. Совсем с ума сошел. ***       Я лежал на диване в гостиной и думал над сегодняшними событиями.       Итак, что мы имеем?       Слухи, в которых говорят, что Ишшики Ироха встречается с парнем, у которого статус в школьной пищевой цепочке как у планктона. Одноклассницы, что зло шутят над ней. И Хаято Хаяма, который сегодня нёс какую-то околесицу.       Вопросы, вопросы, вопросы! Одни вопросы от всего этого.       Что имел в виду Хаяма, говоря «она не моей помощи ждёт»? И почему Ишшики молчит об этой проблеме?       Зная своего кохая, она никогда бы не стала терпеть издёвки и окольными путями, возможно даже используя кого-то в качестве козла отпущения, восстановила бы своё лицо. Её всегда вроде как всегда заботило поддержание образа глупенькой и невинной школьницы. А сегодня всё выглядело так, будто она руки опустила. В чём причина? Не понятно.       Но проблема есть и с ней надо разобраться. И есть несколько вариантов решить всё быстро и эффективно.       Я настрочил быстрое сообщение на своём мобильнике, зевнул и, дабы не отключиться ненароком в гостиной, пошел в свою комнату готовиться к завтрашнему дню.       Ответа на моё сообщение я так и не увидел, провалившись в глубины сна.
Примечания:
Всем привет! Наконец-то вторая глава этой истории уходит к вам в руки!
Что скажете? Надеюсь вам понравилось!
Однако всё же признаю, она может быть хуже чем первая и у меня по ней неоднозначное мнение. Уж простите если глава получилась слабенькой. Хотя всё же то, что сделано устраивает мою персону более чем достаточно и дальше будет только интереснее.
Кто-то скажет что это не канон и я буду полностью согласен с этим. Но по канону он вообще на Ироху болт постоянно кладёт, а тут мы её любим и чтим, но в моей манере.)
Третья глава уже мало-помалу пишется и будет через недельку-две, так что кому понравилось - ждите и всё будет.


P.s. Забыл сказать, что всяческие отсылки я не буду помечать из вредности. Кто нашел - молодец, держи "пять" и моё бескрайнее уважение.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: