Из химика в алхимика! 7

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Фэнтези, Экшн (action), POV, Hurt/comfort, Мифические существа, Эксперимент, Попаданцы, Первый раз, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Насилие
Размер:
планируется Миди, написано 3 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Ушел за мелом в подсобку и не вернулся" - так будут говорить про пропавшего без вести молодого учителя химии...

Посвящение:
Автору заявки.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Впервые пишу подобное, так что прошу не судить строго. Надеюсь, все получается хотя бы сносно и буду рада вашим справедливым замечаниям.

С химией у меня всегда были большущие проблемы, так что не удивлю вас в этом плане, но в меру своих возможностей буду стараться как минимум, не лажать в этом вопросе.

Кому интересно, любофф не будет тут светиться везде и всегда, но она будет, не совсем фоном, но и выпирать, разбрасывая всюду сопли и слюни - это тоже нет.

Работа написана по заявке:

Пролог или все беды из-за C2H5OH

12 января 2019, 06:33
- Варенина, спешу напомнить: тема урока "Физические и химические свойства металлов", а тема вашей беседы с господином Мухиным явно отличается, - я устало зевнул и посмотрел на ярко раскрашенное лицо ученицы.

- А может вы ревнуете, Виктор Николаевич? - ответила она своим раздражающе высоким голосом, который так резал уши и усиливал мою головную боль, при этом вызывающе отбросила разномастные пряди волос назад и откинулась на спинку стула.

      Ее сосед по парте глупо гыгыкнул. "Все, не пью больше перед работой," - пронеслось у меня в голове.

- Конечно, хочу, чтоб вы обращали внимание только на меня, поэтому украду вас у Мухина на одно уравнение.

      Подумав, что теперь убью время до конца урока, я опустился на страшно скрипучий учительский стул и поморщился от назойливой головной боли. Между тем Варенина невинно хлопала длинными накладными ресницами, за которыми едва было видно глаза, будто не понимая, чего от нее хотят.

- Не стесняйтесь, идите ко мне.

- Виктор Ни...

- Своим отказом вы разобьете мне сердце, - я демонстративно занес ручку над открытым журналом.

- Стойте, иду я, - буркнула она в ответ и, не торопясь, видно, чтобы потянуть время, вышла к доске.

      Варенина наверное думала, что обладает модельной походкой, хотя мне казалось, что я наблюдаю за измученной хромой куропаткой, пока она не остановилась у доски. Привычным жестом откинув назад волосы, она уставилась на меня.

- Проблемы, Варенина? Вы же внимательно слушали, и в курсе, что мы остановились на шестом номере.

- Чем мне писать? Могу ногтем нацарапать, - недовольно цокнула она, вместо того, чтобы нормально сказать, что закончился мел.

      Было бы забавно увидеть, как Варенина ломает свой новый маникюр, но поскольку за порчу школьного имущества взимается штраф, я решил все же сходить в подсобку кабинета за мелом. Почти сразу отыскав пачку мела, на которой красовалась надпись "отличник", я про себя посмеялся: может Варениной поможет.

      Но тут мое внимание привлекла одна странная вещь. Прямо посреди комнаты с химической посудой, учебниками и прочей рухлядью, лежало зеркало. Обычное, ничем непримечательное, только очень старое, настолько, что невооруженным глазом можно было обнаружить, что оно принадлежит прошлым векам. Не то, чтобы меня интересовал антиквариат, но я все же подумал, что наличие такого предмета в школьной подсобке - факт довольно странный. Рука непроизвольно потянулась к нему. Оказалось, что на рукоядке мелким размашистым почерком был начерчен символ, похожий на какой-то иероглиф.

      Подумав, что Варенина и остальные могут подождать, я сел на старый скрипящий стул и принялся рассматривать вещицу повнимательней. " Иероглиф" был единственной странностью зеркальца, но приглядевшись, я заметил в углублении начерченного символа следы... Крови? Во всяком случае, остатки красной жидкости наблюдались только на этом рисунке, в остальном зеркало было идеально чистым, и это навело меня на безумную мысль.

      Я вспомнил, что один из старых-добрых советский штативов был необычаянно острым, и оставалось только удивляться, как еще никто из особо сообразительных учеников не накололся на него. Не понимая, зачем я пытаюсь уподобиться им и списывая это на невыветрившийся из крови алкоголь, я подсунул палец к кончику упомянутого штатива и слегка надавил... Тут же подсунул кровоточащую ранку к символу на зеркале. "Да уж, Виктор Николаевич, вы настолько разочаровались в жизни, что теперь занимаетесь не химией, а алхимией..." подумал я про себя. Или с чем еще связать этот ритуал?"

      Я убрал палец от иероглифа, и о чудо! Иначе это нельзя было назвать, хотя, нет, можно было - нервное расстройство на почве алкоголизма.

      Вся кровь впиталась в поверхность рукоятки и вместилась в границах символа, а зеркало засветилось. Я не успел даже как следует протереть глаза, как пыльная подсобка исчезла и все почернело.

- Акхинум но мо рё!* - почти прорычало неведомое существо надо мной и тут же на меня вылилось ведро ледяной воды.

      Я резко открыл глаза и поднялся с, как оказалось, деревянного пола, судорожно вдыхая воздух. Рычащим существом оказалась огромного роста толстая женщина, которая неудовлетворенно цокнула и с грохотом поставила ведро. Она дружелюбно бросила в меня полотенцем и куда-то удалилась, а я попытался понять, что же здесь, черт возьми, происходит.

      Первая мысль, которая пришла мне в голову: это мать моего знакомого выходца из востока, парня по имени Зухер, у которого, я видимо так напился, что не смог дойти до своей квартиры, поэтому застал момент ее возвращения с ночной смены на фабрике. А сцена из моих школьных будней мне лишь приснилась. Но хорошенько оглядевшись, я понял, что это явно не его дачный домик, а наречие женщины не отдает нотками востока, пусть я и не мог точно определить такое на слух.

      Прокрутив все оставшиеся возможные варианты в голове, я повторял себе, что главное - не паниковать. Куда бы не занесло мою пьяную голову, я смогу выбраться. Тем более, что женщина, по-видимому не желала мне зла. Пока я пытался мыслить оптимистично, в комнату вошла та самая женщина (габаритов она была все же огромных, я вообще таких людей еще не видел), только уже вместе с мужчиной, причем тот был в два раза меньше нее и ростом, и телосложением, при этом походил на обычного человека.

- Здравствуйте, вы уж извините... - на автомате начал я мямлить фразу, которую употреблял в ситуациях, когда просыпался неведомо где и перед незнакомыми людьми.

      Но затем осекся, заметив их непонимающие физиономии и почувствовал себя слишком уж нелепо. Но лицо мужчины резко просияло, он пролепетал что-то на, скорее всего, том же незнакомом языке и достал из кармана своей необычной одежды, усыпанной переливающимися камнями, маленький пузырек.

- Да у меня нет похмелья, все нор... - нет, я определенно медленно соображал сейчас.

      Решив, что хуже уже не будет, я открыл настойчиво подсовываемый мне пузырек и осушил его. Язык на секунду онемел, и я, уж было, пожалел об этом, но мужчина снова обратился ко мне и заговорил на великом и могучем русском языке!

- Ох, ну и повезло же тебе, чужеземец, что я купец и по разным землям езжу, всегда с собой "переводчик" беру! - он, завидев мои выпученные глаза, дружелюбно улыбнулся. - А ну попробуй, скажи что-нибудь мне!

- А... Переводчик это вот это... Зелье? - только и смог озвучить свою догадку я, а уж из уст химика она звучала крайне нелепо.

- А ты что ж совсем ничего об этом не знаешь?

      Женщина тем временем недовольно фыркнула и доставала из сундука неподалеку какую-то одежду, а затем пошла в соседнюю комнату, из которой доносился приятный аромат еды.

- Я... Знаете, нет, я учитель химии, но о таких веществах вообще ничего не слышал... Так, сколько лет я проспал?

- О, так вы алхимик? Очень странно, наверное вас обманули мошенники и подсыпали вам в еду эликсир забвения, вот вы и не помните ничего, а вас обокрали и бросили тут. Такое сейчас часто бывает. Хм... Но, судя по вашей одежде вы совсем не местный. Странное дело.

      Он удрученно покачал головой, увидев, как я еще более удрученно снова опустился на мокрый от пролитой воды пол.

- А где я?
Примечания:
* - "Пить надо меньше!"
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.