You never shined so brightly +42

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ла-Ла Ленд

Основные персонажи:
Миа, Себастьян
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Повседневность
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Так и должно быть.» от ashka
Описание:
City of stars
Are you shining just for me?
City of stars
There's so much that I can't see
Who knows? I felt it from the first embrace I
Shared with you

Миа знала, что возвращаться в "Seb's" было ошибкой. Ей стоило навсегда забыть об этом месте.

Посвящение:
Всем моим читателям.:)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Финал меня убил. Он прекрасен, признаю, но как же больно. :(
31 января 2017, 20:10

City of stars
Are you shining just for me?
City of stars
There's so much that I can't see
Who knows? I felt it from the first embrace I
Shared with you





      Миа знала, что возвращаться в "Seb's" было ошибкой. Ей стоило навсегда забыть об этом месте. Но её потянуло туда со страшной силой с той самой секунды, как она оттуда ушла. Дело, наверное, было в том взгляде, которым одарил её напоследок Себастьян. И/или в непреодолимом желании увидеть его снова. Впрочем, уже не важно, почему она вернулась. Главное - то, что она это сделала. Она оставила дочку с няней, предупредила мужа о встрече со старыми друзьями и пошла туда, где неоновым светом мигает придуманная ею когда-то вывеска с нотой вместо апострофа.

      Себастьян знает, что с того самого мгновения, когда он увидел её в зале, дороги назад нет. Потому что она всё такая же, как прежде. И пусть они не обменялись ни единым словом, он не может ошибиться. Ведь, как и раньше, вся она - неподдельная открытость и искренность в каждой чёрточке и вместе с тем загадка в глубине глаз. Он всегда любил в ней это, ведь несмотря на то, что он знал всё о её мечтах и мыслях, она всегда изумляла его, поражала и оставалась непонятной и непредсказуемой. Себ рад, что это в ней осталось.

      Миа любила Дэвида. Правда. Он был умным, добрым, красивым и всегда мог рассмешить её. Он был отцом её ребёнка, в конце-то концов. Но Себастьян был кем-то совершенно особенным. Он был её первой любовью, её родственной душой. И увидев его столько лет спустя, снова услышав его игру, она поняла, что никогда так и не прекращала его любить. Возможно, именно такие чувства люди и называют любовью всей жизни.

      Когда она приходит в первый раз после того раза, Себастьян играет "I've got you under my skin". И это почти мистика, что с последним аккордом он поднимает глаза на публику и ловит её взгляд, когда она как раз заходит в зал. Он идёт к ней, и они говорят несколько часов подряд, вопреки давнему обыкновению сидя в самом дальнем углу. Им легко и комфортно, будто и не было этих бесконечных пяти лет. Они говорят обо всём: о своих жизнях, планах, искусстве и городе. К концу вечера Себу кажется, что они обсудили всё, что только возможно. Он не знает, почему она продолжает приходить.

      Миа не хотела возвращаться в клуб во второй раз. После разговора с Себом она вдруг отчётливо поняла, что нельзя позволить этому продолжиться. Нет, им всё ещё было удивительно хорошо и комфортно вместе. И как раз это и было неправильно, потому что так легко и радостно ей никогда не было ни с кем другим, включая мужа. Господи, они не виделись и не говорили пять с лишним лет, за это время она снялась в семи фильмах и в двух сезонах сорокаминутного сериала, озвучила мультфильм, сыграла в постановке на Бродвее, вышла замуж и родила дочку, но Себ всё равно ощущался самым понимающим, близким и родным. Возможно, именно поэтому, вопреки своему решению, она и пришла к Себу во второй, третий, четвёртый и так далее, пока не перестала вести счёт, раз.

      Себ привыкает к ней и её присутствию, порой незримому, слишком быстро. Это даже немного обидно, как легко и монументально она возвращается в его жизнь. И они не делают ничего предосудительного. Они говорят. Они спорят много и громко о каких-то незначительных мелочах. Они слушают музыкантов. Они едят и пьют. Они вспоминают былое, грустят и смеются. Он работает, а она наблюдает. Он играет, а она слушает и изредка подпевает. Он смотрит на неё, она смотрит в ответ.

      Себ смотрел на неё так нежно и так благоговейно, что у Мии сбилось дыхание. С ним так хотелось забыть о том, что ей уже не двадцать пять. С ним так легко было поверить, что она опять стала никому не известной, но полной надежд и веры в чудо девушкой, мечтающей стать актрисой. Его глаза словно возвращали её в те времена, когда можно было получить, точнее, верилось, что можно было получить, всё и сразу. Таким взглядом не смотрели на случайных людей. Так смотрели лишь на тех, кого любишь до потери пульса. Миа знала, что сама глядела на Себа точно так же. И когда он вдруг её поцеловал, она лишь подалась навстречу.

      Он целует её. Потому что несмотря ни на что она - его. Несмотря на замечательного, Себ уверен, мужа; на прелестную дочь, а как иначе с такими-то генами; на пропасть длиною в пять бесконечно долгих лет, которую они преодолели одним взглядом; на жизнь, что неуклонно диктует свои законы. Она - его. Ведь она сейчас здесь, с ним. Миа - его. Всегда была, есть и будет. И ему не нужен особый повод, чтобы это понять. Не происходит ничего особенного, наподобие спасения из лап смерти или неизлечимой болезни. Просто он разбирает вещи в чулане клуба, она стоит рядом и смеётся над какой-то его шуткой, а он поднимает голову и замирает от её красоты.

      Целоваться с Себом было так же отчаянно сладко, как тонуть в джазе, как жить и захлёбываться им. Его поцелуй будто вернул её к жизни, пробудил её от пусть и прекрасного, но всё же сна. Ведь не могло быть, что она была вдали от Себа так долго и при этом не умерла от тоски. Целоваться с ним, любить его было так естественно и внутренне правильно, что Миа даже не подумала остановиться. И когда их до того невинные встречи в клубе перетекли в свидания у него дома или номерах гостиниц, она не успела, да и не смогла ужаснуться.

      Себ любит её. Он любит её так сильно и так уже, кажется, давно, что возможно джаз-таки отошёл на задний план. Потому что теперь Миа в его мыслях постоянно. Возможно, она и раньше там была, но он этого не замечал, слишком занятый отрицанием. А сейчас, когда ему больше не надо существовать без неё, Миа прочно обосновалась в его голове и не собирается её покидать. Хотя не то чтобы он так уж старался её оттуда выселить.

      Миа любила Себастьяна. Но ей было двадцать пять целую вечность назад. Сейчас у неё был любимый когда-то, наверное, в другой приснившейся жизни, муж; обожаемая дочь, которую из-за постоянных съёмок она видела слишком редко; большой и красивый дом, будто сошедший с обложки дизайнерского журнала; слава, пришедшая после парижского фильма; востребованность, пришедшая тогда же, и чёртова куча денег, которая ей в общем-то никогда не была нужна. Миа любила Себастьяна. Но должна была его покинуть.

      Себастьян не задаёт вопросов. Он обнимает её, целует, играет ей на пианино, готовит ужины, занимается с ней любовью, но всегда молчит, отпуская её к семье. Он знает, что Миа не вернётся к нему. Она не бросит своего замечательного мужа, не оставит любимую дочь. Себастьян знает, что не имеет права ждать и надеяться, но когда Миа заносит в его новый дом свой старый чемодан и заводит за собой маленькую копию себя, он, наконец, выдыхает. И вправду, когда они делали лишь то, что должны?



I don’t care if I know
Just where I will go
‘Cause all that I need’s this crazy feeling
A rat-tat-tat on my heart

Think I want it to stay

City of stars
Are you shining just for me?
City of stars

You never shined so brightly


По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.