Преследователь 107

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Piece

Пэйринг и персонажи:
Ророноа Зоро /Винсмоук Санджи, Винсмоук Ёнджи
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Ангст Любовь/Ненависть ООС Повседневность

Награды от читателей:
 
Описание:
Эти образы всегда будут его преследовать. Где бы Санджи ни оказался, как бы далеко ему ни удалось заплыть, а от призраков прошлого не сбежать. И один, самый яркий и болезненный, как назло маячил перед глазами каждый день.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Не хотела ведь ничего писать.
И тут - хоп! - и вышла обложка нового тома.
А там и удержаться было сложно.
24 января 2017, 18:46
"Одно лицо… Чёрт возьми, одно лицо, я же тебе говорил!" "Нет, ты преувеличиваешь. Не так уж сильно они и похожи… И обижаться за это на него не надо". "Нет! Я не могу отделаться от впечатления, что передо мной стоит Ёнджи! И не смей утверждать, что перед твоими глазами мелькает другой образ". "У нас одни глаза". "Вот именно. И воспоминания одни. Раны… Ни за что не поверю, что ты всё позабыл". "Я не забыл! Но и таить обиду на невинного человека – это глупо, Санджи…" "Всё, успокойся. Я подумаю над этим". "Обещаешь?" "Давать обещания самому себе бесполезно, но... если это тебя успокоит". – Санджи это успокоит. На какое-то время поможет смириться с тем, что его накама – Ророноа Зоро – чем-то напоминал ему младшего брата Ёнджи. Винсмок заметил это сходство при их первой встрече и не переставал думать об этом совпадении до сих пор. "Ходячее напоминание", – всегда бурчал себе под нос кок, когда видел мечника, проходящего мимо камбуза. Возможно, из-за этого их отношения и не заладились с самого начала – Винсмок просто не хотел видеть в своём окружении человека, который теребил старые душевные раны, заставляя невольно погружаться в не самые светлые воспоминания из детства. "Маримо проклятый!", "Маримоголовый!", "Дерьмовый мечник!" и просто напросто "Ублюдок!" – как только парень не отводил душу. А их постоянные стычки – Санджи никогда не жалел силы. Было ли ему хоть на секунду жалко своего накама? Возможно. Но вот брата – никогда. А именно с ним он каждый день и сражался. "Сам по себе он спокойный". Санджи стоял на палубе и дымил. Внизу сидел Ророноа – он, как и большинство своих дней, проводил в блаженной дрёме. Кок стоял на втором этаже и сверлил его недовольным взглядом. Внутренний голос всё не унимался – неприятно. "И что?!" "А то, что ты сам его провоцируешь". – Винсмоку не сразу нашлось, что ответить. Только спустя несколько минут, тяжело вздохнув и опустив голову на перила, он спросил: "Чего ты от меня хочешь?" "Перестань везде видеть Ёнджи. Его нет. Той жизни больше нет. Когда ты уже начнёшь воспринимать Ророноа как отдельную личность?" "Зачем?" "Ты сам знаешь ответ". "Зачем?..." – Санджи зажал рот рукой. Ответ был ему известен, это верно. От этого ситуация становилась только противнее. Всё обострилось, когда отношение Ророноа начало меняться. Санджи и подумать не мог, что его безобразное поведение сможет вызвать в ответ что-то помимо гнева или отвращения. Но оно вызвало. И ни у кого иного, как у Зоро. Мечник стал проявлять всяческие знаки внимания (насколько хватало его чёрствости и врождённой грубости), зажимать Санджи в камбузе, стоило всей команде покинуть помещение. Ророноа не произносил ни звука, не перешагивал невидимых страниц – только всем телом прижимал к стенке и, казалось, слушал, как билось сердце кока. Оно, как последний предатель, не собиралось сбавлять ритма. Винсмок знал – это не страх или ненависть так будоражили его, нет. Совсем иные чувства овладевали телом, чего Санджи сам от себя не ожидал. "Как же так?! Я! Я же!.." А дальше мысли никак не шли. Стоило Винсмоку поднять голову, как всё плыло перед глазами. Секунда – и испытывающий взгляд Ророноа сменялся на негодующую физиономию Ёнджи. И так всякий раз. - Отвянь от меня, безмозглая водоросль! – постоянно огрызался кок и вырывался из рук накама. Зоро, в свою очередь, никак ему не препятствовал. Будто мечник видел, что Санджи что-то гложило. Но вот что – заглянуть в чужую душу Ророноа никогда не удавалось. Никогда. Разве что до того дня, когда он поймал Винсмока на палубе. Солнце медленно погружалось в пенистые воды Гранд Лайна. Кок, уже взяв за привычку курить перед сном на втором этаже, глядел куда-то вперёд, не различая пейзажей. Тут чьи-то руки легли на деревянные перила, отрезая Санджи всякие пути к отступлению. Винсмок весь напрягся. Он знал эти руки. Узнал бы из тысячи, если бы пришлось. Грубые от постоянных тренировок, способные и без острых катан кого угодно отправить на тот свет – это смертоносное оружие мирно лежало на деревяшках, не торопясь двигаться или барабанить пальцами. Ророноа и сам притаил дыхание, явно в ожидании. Но чего? Сигарета полетела в море. Винсмок редко так делал. Только в часы особой раздражённости. Он поправил пиджак, разгладил воротничок очередной яркой рубашки и, повернувшись, уткнулся носом в нос Зоро. - Прочь с дороги, маримо, – процедил сквозь зубы Винсмок, пытаясь убрать мешающуюся руку. Она не сдвинулась ни на сантиметр. Санджи предпринял ещё одну молчаливую попытку, но результат оказался тем же. Тогда в ход пустились слова. Но не успел Санджи и рта раскрыть, как Ророноа его опередил: - Кого ты видишь? – кок смолк в недоумении. "Кого я вижу? Что это ещё за шутки, дерьмовый мечник?" - Как кого? Тебя, голова ты зелёная… - Нет, – не согласился Зоро, шумно вздохнув. – Кого ты видишь? - Ты издеваешься?! – не мог взять в толк парень. "А ведь он начал задавать верные вопросы". "Заткнись". "Когда ты в последний раз видел Ророноа, а не призрак прошлого?" "Заткнись!" "Если ты думал, что это незаметно, то сильно ошибался…" "Заткнись, я сказал!.." – Санджи сжал руки в кулаки. Сердцебиение участилось – ещё немного, ещё чуть-чуть, и Винсмок либо заедет кулаком по спокойному лицу Зоро, либо разревётся, как девчонка. И последнего Санджи хотелось бы избежать. Так и не дождавшись правдивого ответа, Ророноа продолжил: - Учти, Бровастый, когда-нибудь мне должно было надоесть получать по голове за другого… - С чего ты взял, что получал не за дело? – перебил его кок, уже склонив голову вниз и пытаясь из последних сил сохранить самообладание. Зоро спокойно продолжил: - Я ничего тебе не сделал, а ты уже ненавидишь меня за все совершённые и не совершённые грехи. - Пф, ерунда! - А вот и нет! – Зоро схватил Санджи за подбородок и силой задрал голову вверх. В голубых глазах – испуг. Он боялся. Он дрожал. И как всегда, весь этот страх принадлежал не Ророноа. "Взгляни на него внимательно! Это не одно и то же лицо. Далеко не одно и то же". - Скажи мне, кто это! – начал спрашивать Зоро. В голосе не было интереса – Ророноа жаждал расправы. "Совершенно другой человек". - Говори, Бровастый, не смей молчать! "Гляди! Не из-за брата же у тебя каждый раз перехватывает дыхание?" - Я с ним разберусь. Не важно, в какой части Гранд Лайн он прячется. "Погляди же!" Колени задрожали. Схватившись за рукава светлой футболки, Санджи повис на них, упираясь лбом в накаченную грудь перед собой. Его всего колотило, а с губ слетало одно единственное имя: "Зоро, Зоро, Зоро…" Ророноа тут же сгрёб его в охапку и прижал к себе. - Успокойся. Ничего страшного не произошло, – мечник пытался говорить мягче, чтобы успокоить Винсмока, но выходило у него не очень. Впрочем, Санджи и не нуждался в этом. Подняв голову, он осторожно коснулся лица Зоро: провёл одними подушечками пальцев по скулам, перешёл к носу, поднявшись до переносицы, к которой вечно сдвигались брови (без единого намёка на завитушки!), спустившись вниз, к губам… Зоро перехватил его руку, отводя в сторону и подавшись чуть вперёд. - Пришёл в себя, Бровастый? – в ответ Винсмок только кивнул. Также этот кивок позволял Ророноа коснуться его плотно сжатых губ. Кок точно не знал, как долго его ещё будет преследовать лицо брата. Но одно ему было известно наверняка – внутренний голос наконец замолчал. Это явно верный знак.

Конец.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: