О прошлом и кокосах 23

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Моана

Пэйринг и персонажи:
Мауи/Тала, Мауи, Тала
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Смерть основных персонажей Романтика Пропущенная сцена Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
А если всем известный Полубог был знаком с бабушкой Моаны? Ведь иначе зачем Мауи вообще вернулся к этой ненормальной девчонке, после того, как чуть не лишился Крюка? Да пусть она сама сражается с этой Те Ка, если неймется!
В общем, неожиданные встречи с призраками прошлого и все в этом духе.

Посвящение:
Моему бро, который смотрел на меня, как на дурочку, когда я во время диснеевского мульта умудрилась два раза поплакать XD

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ну а впрочем все могло ведь быть именно так.
28 января 2017, 01:16

Если кто-нибудь найдет эту записку, значит, мой план провалился и я погиб, но если мне удастся вернуться к тому, с чего всё началось, возможно, у меня появится шанс её спасти. Эффект бабочки.

Моана смотрит на свое ожерелье, будто видит его в первый раз. Вертит в руках, сравнивает по размеру камешки и ракушки, а после поднимает свои глаза на полубога, сидящего напротив нее. -Так вот что произошло тогда,- задумчиво тянет девушка, автоматически подправляя их курс, наваливаясь на другой бок лодки и приспуская парус вытянутой рукой, расслабляя узел,- А я думала, что в тебе благородство взыграло внезапно,- хмыкает и снова садится прямо,- А дальше? Мауи молчит и смотрит куда-то за спину Моаны, чуть выше горизонта. Они в пути уже второй день, скоро Мата-Нуя. Он и так уже много рассказал сегодня. Не у всех историй счастливый конец.       Он вспоминает, что летел как можно дальше от того прОклятого острова, оставляя Моану разбираться дальше самой с разгневанной Те Ка, с Сердцем Матери Островов и остальными неприятностями, сыпавшимися на них, подобно манне небесной. Думал, что с него хватит. Он чуть не потерял все, что имел. Опять. И опять из-за человека. Это вызывало глухое раздражение, зарождающееся хриплым комком в солнечном сплетении, на девчонку и на самого себя. Нужно было оставаться в своей тюрьме, потерпел бы одиночество еще сотню-другую годков на безопасном острове. Но нет же! Куда ннам сидеть на заднице ровно! Не-ет! Вперед к неприятностям и опасностям! Ведь так и сделал - полез во все приключения с этой ненормальной, лишь увидев ожерелье, висевшее на ее шее. Украшение, которое он сам вручил одной несносной девушке в последний день их встречи. Не Моане, хоть они и похожи. Встречный поток воздуха ударил под правое крыло и полубогу пришлось срочно выныривать из своего подсознания, чтобы не нырнуть, в прямом смысле, в черную гладь океана. Да, давненько он не поднимался от земли. Но полет не дарил сейчас такого ожидаемого им чувства свободы. Это бесило еще больше. Необходимо что-нибудь разбить и разнести в слепой ярости. Хотелось штормящий ветер, соленые хлесткие брызги в лицо, чтобы ладони кроваво саднило от натертых жестким канатом мозолей и непонятно, где заканчивается океан и начинается небо. Море под крыльями было спокойным до зубного скрежета. Полный штиль, какой бывает редко. Гибель для всех судов, потому что из такой зоны не выйти. Задумавшись о такой перспективе для девчонки, оставшейся позади, полубог не сразу заметил, как кроме белесых точек звезд в глубине океана затаилось нечто другое. Лазурное сияние где-то под толщей воды пробивалось в ночи на поверхность особенно ярко. Это был черный скат. Мауи нырнул раньше, чем осознал, что ему могло просто почудится. Но тело действовало быстрее разума, погружаясь все глубже, тянувшись за призраком. Вместе с неожиданной нехваткой воздуха (когда он успел опять обернуться человеком?), пришли другие прелести подводной жизни, вроде потери ориентации и сильная боль в глотке, давление на виски. Он продолжал гнаться за все более четкими чертами с ярким сиянием - только бы ухватиться, в этот раз не отпустит. Неожиданно не захотелось всплывать. Остановится, поддаться искушению и сделать глубокий вдох. Хлебать черную воду, погружая себя в забытье. Вряд ли бы он смог утонуть, даже в таком плачевном состоянии, но может стоило попытаться? С каждым гребком мысль казалась все более привлекательной и Мауи уже насильно сдерживал свои силы, горящие тысячами тысяч маленьких муравьев прямо под кожей, желающие обратиться во что-то с жабрами и таким удобным сейчас хвостом. Мауи прикрывает глаза и делает вдох. Сердце захлебывается, натужно стараясь вытолкнуть черноту со звездами из легких, вернуть воздух. Сияние приближается. Перед глазами мелькают темные пятна, заслоняя свет, как-будто полубог слепнет. -...ла из Мата-Нуи,-слишком неожиданно и громко, будто со всех сторон сразу. Мауи вздрагивает, резко открывая глаза, будто просыпаясь от долгого кошмара и оглядывается под водой, стараясь найти источник голоса. Но пропал даже скат. Вокруг лишь чернота - Все таки привиделось, - решает полубог. О уже не сопротивляется глубине, утягивающей в свои объятья. Оказывается, в этом можно даже найти некое успокоение. Мауи опять закрывает глаза, переставая дергаться. По венам, вместо крови - соленая тьма. Что будет, когда он достигнет дна? -Ты поможешь мне вернуться!-голос все громче, прямо в голове. Просто представить, что он не тут. Что над головой яркое солнце, а под ногами приятно горячий песок. Что она тоже рядом.

***

-Ну Мауи! Ну ты же хороший. О-о-очень хороший. Лучший! Самый-самый-самый великолепный из всех Полубогов! Ну что тебе стоит сделать та-акую малость? Это же для тебя совсем ничего не стоит... Ах, нет? Ну все!!- просящие интонации мгновенно сменяются штормом,- Мауи! Не будь таким засранцем! Гр-р!- изящный замах женской ручки и в сторону Величайшего Полубога совсем не изящно летит кокос, сопровождающейся очередной гневной триадой разгневанной девушки. -Мауи! Морской черт тебя возьми! Хватит уворачиваться! Я не могу в тебя попасть! Ну ты Полубог, в конце концов, или ...! или...- сносящая в ярости все на своем пути, фурия не могла подобрать подходящего слова, но с радостью швырнула очередной плод в сторону этого невыносимого мужчины. -Или кто..?- вкрадчивый голос, выводящий из себя похуже всей ситуации. Какой ситуации?! Такой!!! Она на этом забытом всеми острове с разбитой лодкой, неумением плавать и, самое главное, Величайшим Полубогом на просторах Тихого океана и далее-далее-далее, бла-бла-бла и еще куча всего. Ну в общем, вы поняли, да? Впервые услышав весь это перечень титулов, Тала скривилась, как от зубной боли. Кто вообще дал ему эти звания?! Глупцы! Они явно не были знакомы лично с этим несносным гадом! Законченным мерзавцем! Самодовольным типом, мнящим себя!... Да что уж тут. В общем, для все, кто еще не понял - она на острове с М А У И. Ходячим источником бесконечных шуточек в ее адрес, огромной самооценкой, раздражающей жизнерадостностью в самые неподходящие моменты и еще раз с огромнейшей самооценкой, еще самооценкой, еще шуточками, опять самооценкой, приправим все это его улыбочками. Я упоминала про самооценку? Ну можно и еще раз сказать. Ну и умением управлять и починить ее лодку. К последнему прилагается полнейший отказ это делать. Та-дам!!! -Безмозглая груда мышц! Вот! И отпусти меня!- взвилась девушка, вырываясь из объятий Полубога. -Так значит, тебе нравится мое тело?-вычленил тот самое главное из всей проповеди Мауи, начиная довольно поигрывать мышцами,- Всегда замечал за тобой плотоядные взгляды в мою сторону,-зашептал он на ушко девушке, сжимая в объятиях покрепче, чтоб не вздумала вырваться. Ему доставляло просто неимоверное удовольствие выводить Талу из себя. Жалко, что она не видит в это время себя со стороны. Запыхавшаяся от бега за ним, с запутанными волосами и сверкающими глазами, фурия просто. От миниатюрной фигурки девушки в этот момент несло какой то срывающей крышу силой. Хотелось продлить это время, чем Мауи исправно и занимался на протяжении всего их совместного невольного соседства. И они ругались каждый день, разносили все окружающее их в щепки, пока из нехитрой обстановки прибежища Полубога не осталось ничего целого, кроме скалы. В это время девушка в его руках начинала потихоньку успокаиваться, приходя в себя. -Что хочешь на ужин? Кокос или кокос?-буркнула она, прикрывая все еще сверкающие недавно бушевавшей стихией глаза и тяжело, слегка загнанно дыша. Она считала это неправильным, что может чувствовать биение сердца Мауи спиной и неосознанно прижиматься лопатками чуть ближе. Неправильно то, что у обычно меланхоличной и уравновешенной девушки Полубог вызывал в груди целые бури. И что она выплескивала все эти эмоции, открывая в себе все новые чувства. Что у нее свадьба должна была быть вчера и она вроде бы как любит другого человека. Но рядом с Мауи приходилось мириться со своей неправильностью, да и выхода особо не было. Тала не признавалась еще себе, но в ее сердце уже жил этот невозможный Полубог. -Пожалуй кокос,- улыбнулся мужчина, вдыхая запутавшийся в волосах девушки соленый запах океана,- Я пойду на верх, разожжешь огонь сама?-спросил Мауи, разрывая объятия и отходя на пол шага назад, чтобы еще раз глянуть на последствия бури, устроенной им же самим. В локальных масштабах. Тала скрылась в пещере, чтобы развести там огонь и приготовить поздний ужин из кокоса. Разнообразие в еде, ага. Возможно, потом она займется плетением из волокон того же кокоса. Она говорила, что это помогает ей успокоится и не пришибить мужчину в ссоре, ну или нежно придушить во сне. Мауи на это отвечал, что готов быть придушенным, если при этом ее изящные ручки будут находится на его шее, а она сама в непосредственной близости. Это создавало новый виток шторма в душе и позже Тала опять возвращалась к плетению. Чертовый замкнутый круг. Один из их ежедневных ритуалов. Они допоздна засиживались на верхушке острова после ужина, смотря на звезды и придумывая новые созвездиям и их истории. Иногда Мауи все же не мог совладать с собой и пускался в повествование о своих подвигах. Иногда сама Тала рассказывала о событиях на родном острове- Мата-Нуе, о своем детстве, небольших приключениях и забавных случаях, о дружбе с сыном вождя. На этих моментах Мауи старался на нее не смотреть, потому что в ее словах сквозила нежность и тоска по тому парню. Не по нему. Тала же быстро замолкала, поняв, что опять скатилась на ту-самую-запретную-тему-между-ними. Но она скучала по Дому, по всем его жителям. А потом Тала засыпала в обнимку с Мауи, под его тихий, слегка хриплый от долгих непрерывных разговоров, голос. Чтобы наутро испытать очередной приступ осознания собственного предательства. К родителям, что все меньше вспоминает их. К дому, что все реже просит Мауи починить лодку. И к жениху, потому что чувствует себя до глупого счастливой рядом с другим мужчиной. Мужчиной, который... опять заплел ей косички во время сна! Которые распутать можно только, если отрезать волосы! -Мауи! Беги, пока не поздно!- резко вскакивая с этим рыком с настилки кричит девушка, коря себя за то, что считала возможность быть счастливым ВОТ С ЭТИМ,-Как только я найду, чем в тебя кинуть! Она бежит за этим ненормальным смертником - кто же еще решится на такое, да с утра пораньше? -Хэй! Подожди! У меня есть сюрприз, -доносится из-за ближайшей скалы, выдавая местоположение Полубога. С усмешкой, поигрывая в руках кокосом, Тала направляется к временному убежищу засранца, чтобы навести на его голове еще больший шухер. Мауи привычно уворачивается от заряда, ловит руки Талы за запястья и проворачивает так, чтобы та оказалась прижата спиной к его груди без возможности к сопротивлению. -Закрой глаза и потерпи минутку, я долго собирался тебе это вернуть, но одинаковые камни подобрать было непросто, да и сама веревка немного истерлась,-начал он скороговоркой, прежде чем отпустить из плена запястья девушки, и секундой позже накинуть ей на шею уже позабытое ожерелье. И в этот момент Мауи готов еще раз рыскать в потемках, ругаясь шепотом- чтобы не разбудить уснувшую девушку, и искать похожие камни по всему пляжу их острова. Потому что Тала поворачивается к нему, недоверчиво смотрит, а ладошками уже сжимает его подарок, неуверенно улыбаясь, будто спрашивает,- Можно я буду сейчас самой радостной в этом мире? От украшения, при их первой встрече, на шнурке висел лишь самый большой камень и две разбитые ракушки по бокам. И не важно, что это был подарок сына вождя. Важно, что это была связь с домом, по которому тосковала его любимая. А Тала продолжает смотреть на него с таким глухим счастьем в глазах, что Мауи готов бросить к ее ногам весь океан, острова, красиво все дополнить несколькими десятками бусинок звезд и напоследок примоститься самому, с самого бока. В качестве дополнения. Вроде как, вдруг пройдет и она примет его. Потому что Тала любит другого, а сейчас счастлива с Мауи. А еще, потому что у нее слегка потрескавшиеся от прохлады вчерашней ночи губы. И от одного поцелуя, который они себе так долго не разрешали-идиоты, у него слетает все самообладание. Потому что это неправильно, счастливо и им обоим плевать на все остальное. Они слишком долго ограждали себя от подобного и знали, что все равно не утерпят. Вечер они встречают без всякой одежды у кромки воды. Голова Мауи покоится на коленях Талы. Та молча перебирает пальчиками вьющиеся пряди, переплетая со своими, чтобы уже не разъединится точно. А Полубог лежит с закрытыми глазами, понимая, что пропал. И что все не будет долго и счастливо. Не про них. -Ты мне никогда не говорила, какую хочешь татуировку,-вдруг разрывает тишину мужчина. -Я сама не знаю, может узор из растений или все же животное, никак не могу определится,-пожала обнаженными плечами Тала. Мауи все же открывает глаза и смотрит на свою любимую и находит подтверждение своим мыслям. Они не смогут быть вместе, потому что им это необходимо, но не получается. Тала всегда будет так же смотреть на горизонт и вспоминать родной дом. Ее так воспитали, что между сердцем и долгом она выберет последнее. Но он понимает, что будет удерживать ее рядом с собой столько, сколько потребуется, чтобы она выбрала сердце. И что он все же откажется от Крюка, от искупления, починит лодку и вместе со своей взбалмошной девчонкой покинет этот остров. Научит ее плавать, нормально рыбачить, находить верный курс по звездам, чувствовать лодку, которой управляешь. Может даже познает гребанный Дзен во время плетения из волокон кокоса каких-нибудь мелочей, научится делать ей нормальные косички по утрам, а может будет продолжать творить из них хаос, чтобы позлить. И попробует что-нибудь кроме кокоса, приготовленного ей. Может он даже познакомится с ее родителями, ее отцом... бр-р, с этим не стоит торопится. А в общем не такие уж и плохие планы. -А если бы ты мог выбирать, что будет у тебя на теле, то ты бы выбрал...?- в свою очередь спрашивает эта любознательная непоседа. И ведь вопросом попадает в точку. -Это будет скат, черный,-отвечает уверенно, Мауи иногда задумывался над этим,- Знаешь такой большой и с острым хвостом, как те, которые иногда приплывают к нашему острову. На спине, чтобы перекрыть тот рисунок,- больше нет никаких секретов. Тала наклоняется, чтобы поцеловать ее Полубога и взять еще несколько прядей. Пальчики машинально переплетают их со своими-не разделить, только если отрезав, обкорнав под самый корень. Она надеется что это поможет, что это ее удержит, потому что кроме дома Мауи подарил ей сегодня свободу. Все же починил лодку. Она засыпает раньше, с улыбкой от нежных поцелуев и всеми удобствами- Мауи большой и от него тепло, что еще нужно? Тот не смыкает глаз пол ночи, запоминая каждую черту девушки, потому что предчувствия никогда его не обманывали. На утро он просыпается не один- рядом лежит кокос, но нет Талы и лодки.

***

Мауи смотрит на сияющего черного ската , который кружит рядом на расстоянии вытянутой руки и понимает, что не хочет всплывать и не хочет перекидываться в кого-нибудь, кто бы смог дышать под водой. Чтобы не потерять это видение, на несколько секунд отведя взгляд. Скат, будто прочитав мысли, разворачивается и начинает отдаляться. Мужчина тянется к нему, перед глазами уже все начинает плыть, легкие жечь, в голове гудеть. Инстинкт подавляет и через несколько секунд Полубог жадно глотает воздух. Осознание того, что вокруг лишь темная вода заставляет взвыть, со всей злостью ударив по воде. Океан с плеском принимает всю ярость, оставляя в тишине. И темноте. Светящегося ската нет. Привиделось. -Да что ж это,-растеряно бормочет Полубог. -Зачем ты бьешь воду? - и вот в этот момент Мауи не хочет поворачиваться на голос за спиной, потому что там может никого не быть. Потому что там не может оказаться Тала. Потому что он видел ожерелье на шее ее внучки, которая осталась далеко. Потому что Тала уме... К черту, даже в голове он не может это произнести. -Ты совсем не изменился. Такая же безмозглая груда мышц,- смешок и узкая ладошка на его плече. И он чувствует прикосновение. Оборачивается. На волнах стоит маленькая фигурка седовласой старушки. Через нее видно звездное небо, а волны проходят стопы насквозь, не задевая. Она присела, склонившись над полубогом и смотрит, смотрит-смотрит-смотрит, прямо как и он в ответ. -Тала,- шепчет мужчина, перехватывая ладошку, не чувствуя привычного тепла, но плевать. -Зачем ты бьешь тут воду, м? Она же не сможет в ответ даже кинуть в тебя что-то, не то что я, -ласково спрашивает уже молодая девушка, качнув головой и смахивая мешающуюся черную прядь со лба,- И почему ты прямо сейчас не помогаешь моей внучке, а? Мауи, старый ты засранец, только не говори, что оставил ее одну с разгневанной богиней?!-в глазах начинает зарождаться бушующая стихия. Полубог готов смотреть на это, не отвлекаясь на слова, как обычно. Он выдавливает из себя сдавленный смешок и тянет девушку за руку поближе к себе. Мерцающее сиянием тело опускается под воду без всяких брызг, подсвечивая вокруг себя океан. Со стороны они выглядят практически нормально, как двое влюбленных людей посреди океана. Ночью. Посреди океана. В воде. Без лодки в зоне видимости. От девушки несет лазурным сиянием. Но когда они обращали на такие мелочи внимания?? -Я скучал,- притягивает поближе к себе, чтобы не отпустить, плевать что уже поздно,- Останься со мной. Все ведь можно вернуть, да? Я попрошу Богов за тебя,- поспешно шепчет Мауи, не давая Тале и слова вставить, - Я верну Сердце, выполню еще столько подвигов, сколько потребуется, буду подпевать этому сумасшедшему крабу, отдам Крюк...-осекается, понимает, призрак чуть качает головой, но взгляда не опускает. -Мауи... -Ничего нельзя сделать, да? Ты ведь не за этим вернулась,-с горечью выговаривает мужчина, отворачиваясь,- Ты даже прямо сейчас выбрала не меня. -МАУИ! ПОСЛУШАЙ МЕНЯ!-девушка зажимает лицо этого невозможного полубога в ладони и поворачивает к себе, даже если это был лишь отголосок души, но Тала не могла смотреть на этого идиота, научившегося делать эти идиотские выводы, видимо, от нее самой в юности, такой же идиотки,- Я не вернулась, потому что у меня был долг, ты об этом прекрасно знаешь! Перед семьей, перед вождем, перед женихом, ПЕРЕД ВСЕМИ! Он постоянно висел надо мной, давил! Перед собой тоже долг. Я старалась тогда не слушать сердце. Время уже не вернуть, но Моана... Я учила ее на своих ошибках и сейчас моя любимая внучка одна посреди океана, а мой любимый Полубог убегает от какой то пустяковой опасности! Ты же сказал, что отдашь Крюк за меня,-девушка уже успокоилась во время своей тирады и теперь смотрела прямо в его глаза,- Моана- это частичка меня тут. Уверена, что в скором времени она набьет руку и будет попадать в тебя чем-нибудь тяжелым и круглым. Мауи усмехнулся. Да, сейчас он уже принял решение. Но не желает отпускать этот момент. Ни когда его любимая рядом. Вот через несколько минут- обязательно, лучше часов или дней. Неужели так сложно дать ему еще немного времени? Его им всегда не хватало. -Я не отпущу тебя, поняла?-мужчина заправляет за ушко Талы непослушную прядку, все еще сухую даже в воде,- Я найду любой способ. Достану тебя со дна океана, с небес, просто подожди, ладно? Не уходи от меня сейчас,-фразу заглушает поцелуй, уходящий под воду вместе с ними двумя. Когда Мауи всплывает, то вокруг никого. Но он знает, что прямо сейчас перекинется во что-нибудь с крыльями и полетит спасать сумасшедшую девчонку, у которой это наследственное. В бабулю пошла! Ох, а как Тала будет злится, когда он будет так в шутку ее называть. Когда вернет ее, потому что ей больше идет ожерелье и в него давно никто не кидался кокосами. Вместо ветра в голове три слова, которые девушка успела шепнуть ему под водой, за которые прямо сейчас он летит отдавать все.

***

Они молчат, Моана вертит в руках свое ожерелье, будто увидела в нем что- то новое, а потом все же разрывает тишину, произносит: -Мауи, знаешь, а у нее была татуировка на спине. Полубог вздрагивает, переводит вопросительный взгляд на девушку, хотя уже будто бы знает продолжение. -Черный скат.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.