Важное знакомство +156

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Yuri!!! on Ice

Основные персонажи:
Отабек Алтын, Юрий Плисецкий
Пэйринг:
Отабек/Юра
Рейтинг:
G
Жанры:
ER (Established Relationship), Занавесочная история
Предупреждения:
Элементы слэша
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Юра знакомит Отабека с кошкой

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
29 января 2017, 13:06
Кошка обошла Отабека по дуге, села на край дивана и стала лизать черный носочек на лапе. Отабек посмотрел на неё и обернулся обратно к Юре.
— Очень вкусный кофе, Юра. Спасибо.
— Ну так, — сощурился тот, — на здоровье.
Злоупотреблять кофе запрещал тренер, да и не столько Юре нравился вкус, сколько ощущение себя взрослым, потому что кофе — взрослый напиток. Никогда не увидишь серьезного взрослого со стаканом чая или там молока, а с кофе — полно! Ещё и пафосно. Юра кофе из автомата в холле часто не допивал, бросал стаканчик с остатками, где попало, просто вылетало из головы. Яков потом за это выговаривал, потому что его, как мальчишку, отчитывала уборщица, а Яков по непонятной причине не мог открыть рот, как на тренировках открывал, и разъяснить, что ей за то деньги платят. Донести эту мысль до Якова Юра, однако же, не спешил, во избежание лекции об уважении к чужому труду. «И вообще свинья ты, Юрий Плисецкий, и будут кидать тебе на лед не котов, а свиней, понял?». Да знал он, что не надо так делать, а стаканы забывал всё равно. Бутылки из-под воды почему-то до урны донести не забывал.
Попозже освоил искусство домашнего кофеварения, купил медную турку с деревянной ручкой и пил по утрам кофе со сливками. Настоящая взрослая привычка. К тому же было чем похвастаться перед Отабеком и чем его угостить. Отабек, нравилось ему или из вежливости хвалил, пил и закусывал ореховым печеньем. Юра подвинул тарелку ближе к нему, пусть видит, какой он желанный гость.
И странный. Все, кто ни явится, тут же хватают кошку без спроса. Потом орут, требуют перекись и интересуются привита ли кошка от бешенства. Она-то, ворчал Юра, от всего привита, а вы вот, похоже, нет. Вас так схватить — понравится?
Отабек просто слишком серьезный. Или воспитанный. Или умный. Последнее Юре нравилось больше всего, а кошке, похоже, ещё нужно было время осознать нового человека в доме. Она тщательно обнюхивала Отабековы ботинки, его брошенный у кресла рюкзак, штаны на стуле и ноги сквозь тапочки, а после обошла, будто он ей совсем не понравился, и села на свое место на краю, откуда удобно было прыгать на подоконник.
Они не говорили об этом отдельно, но Юра как-то не был уверен, что Отабек очень уж любит животных. Своих у него никаких не было, даже, судя по рассказам, в детстве. Сам разъезжал много, понятно, тренировки, нервы, не до ответственности за животное. Это только совсем козлы могут завести зверя и бросать его на месяцы, чтоб оно скучало и скулило на голос в трубке. Юра когда кошку на несколько недель оставлял, весь успевал известись, как она там без него, тоскует, наверное, спит на нестиранной футболке. Алтыны-старшие домашних животных не держали тоже, слишком занятые. Может, просто привычки к животным нет?
У Юры с дедушкой всегда были кошки, сколько Юра помнил себя. Сначала старый кот, он умер, когда Юре года четыре было, потом Барсик, который теперь летом в сезон на даче живет, а зимой в московской квартире с дедушкой, теперь вот эта, красавица. Юра как увидел её котенком, сразу протянул руки, она сама и пошла, в двух ладонях умещалась. Ну, ладони у Юры тогда поменьше, конечно были. А у Отабека и правда просто привычки нет. Вот видео с котами ему ж нравятся. Во всяком случае, комментирует, говорит, что они очень независимые, с характером, и этим похожи на Юру. Или, вернее, он на них. Юре нравилось, а то все ми-ми-ми, сю-сю-сю, какие забавненькие. Коты — это вам не плюшевые игрушки! Они хищники!
Когда допили кофе, Юра спросил, пойдут ли они теперь гулять или ещё посидят, финал Гран-При пересмотрят? Они делали это иногда вместе, не обязательно тот, где оба участвовали, Юре нравился предыдущий, он ворчал под нос, что Отабек откатал лучше Никифорова, хоть это и было неправдой, и уж точно лучше Джакометти, который только и делает, что себя лапает, а ты, Отабек, ты ж спортсмен на их фоне, настоящий! Отабек на этом месте всегда притягивал его, положив руку за затылок, и целовал в макушку. Юра замолкал, жался к нему, устраивался на груди и дальше смотрел молча.
С прогулкой решили погодить, тем более, что собрались тучи, и неясно было: разойдутся или затянет тоскливый дождь до самого вечера. Поставили ноутбук на столик, включили нужный финал, сами устроились на диване, Отабек ближе к кошке, но на почтительном расстоянии. Та поглядела и снова спрятала окруженный темным пятном нос под лапу.
— Похолодает, — сказал Отабек.
— А? Почему?
— Примета такая: если кошка прячет нос — к холодам. Не знал?
Юра буркнул, что знал, просто не видно же ему кошку, заслонил всё. Он подтянулся выше, глянул мимо Отабека на неё, и та глянула на него, едва приоткрыв глаз: спи-спи, моя девочка, мы тебе не мешаем. Юра сбросил тапки, подтянул ноги на диван и одним глазом смотрел в ноутбук, а другим всё косился, когда же Отабек не выдержит. Иногда казалось, что он дернул рукой и вот сейчас потянется потрогать острые уши и лапы в носочках, и белую шею. Все знают, что коты любят, когда им чешут шею. Но рука лежала расслаблено, как сама по себе.
Ну, подумал Юра утешительно, может, оно и не странно. У кошки не спросишь, хочет она, чтоб её гладили, или нет, а так не понять. Отабек — он такой, не будет трогать, пока не получит разрешения. Юра натянул ворот футболки на нос, вспомнил, как Отабек спрашивал каждый раз, когда заходило дальше и дальше: здесь можно, а здесь можно, а так? Или нет? Сердце зачастило вместе с Вивальди, под которого катался Крис. Отвлекся и пропустил начало, увидел, как кошка тычется Отабеку в кисть. Увидел, но не подал виду. Ну-ка, ну-ка.
Кошка коснулась носом ребра ладони раз и два, потом уперлась лбом, как баран, и подняла мизинец, безымянный палец, средний. Отабек не сопротивлялся, ждал. Кошка постояла, точно раздумывала, не сдать ли назад, но опять уперлась, толкнулась и влезла головой под ладонь, как под навес, задрала голову и посмотрела на Отабека требовательно: ну, новый ты человек, давай, долго я ждать буду?
Юра покосился на Отабека, тот не менялся в лице, смотрел на прокат и только поджал губы, когда фигурист не выполнил четверной лутц и шлепнулся на лед неудачно, как тюлень, после такого уже не вскочишь изящно, чтоб судьи думали, что им привиделось. Но рука пришла в движение, пригладила назад уши, ладонь прошлась по спине, не доходя до хвоста, и вернулась обратно, пальцы забрались под шею, и Юра услышал, как присоединяется к музыке размеренное мурлыканье. Стащил футболку с носа и облегченно выдохнул.