Пряный латте, тройной, в большом стакане +304

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Форс-мажоры

Автор оригинала:
friskaz
Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/265877?view_adult=true

Основные персонажи:
Майкл Джеймс Росс (Майк), Харви Реджинальд Спектер
Пэйринг:
Харви/Майк
Рейтинг:
R
Жанры:
AU
Размер:
Макси, 99 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Переводе-зефиринка. Спасибо:)» от Bloody Frances
Описание:
Харви - адвокат, Майк - бариста в кофейне и единственный, кто может верно выполнить заказ.

Посвящение:
Разрешение на перевод получено, думаю, автору будет приятно, если вы пройдете по ссылке на оригинальный текст и оставите ему кудос.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Дорогие читатели, текст вышел большим, но я, как истина гласит, сапожник без сапог, поэтому вычитывала я сама. Если вдруг увидите опечатку или предложение, которое, на ваш взгляд, звучит не по-русски, просто напишите в публичную бету или мне в личку, я буду вам очень благодарна.

Комментировать никого не призываю, но, разумеется, мне (да и автору, которому я дам ссылку на перевод) будет очень приятно, если вы захотите высказаться. Всем приятного прочтения!
8 февраля 2017, 21:18
Сегодня Майк скучал над своим всегда любимым черепом. Он согласился взять двойную смену вместе с новичками, потому что деньги ему не помешают, да и медицинские счета бабушки никуда не исчезнут в ближайшее время. Правда новички обычно заступали в ночь, когда не приходилось сталкиваться с утренними и полуденными «у-меня-тут-встреча-нужно-по-быстрому-перекусить» толпами.

Честно говоря, здесь Майк губил свой талант, именно поэтому сейчас он сидел в подсобке с потрёпанной анатомией Грея (издание далеко не новое, зато вышло дешевле).

— Майк? — Силия неуверенно позвала его, постучавшись. — Знаю, я сказала, что справляюсь, но ты мне там нужен.

Он заложил маркер на дорсальной поверхности крестца (Силия работала дольше Рассела, поэтому Майк рассчитывал разделаться с остеологией за эту ночь) и вышел к стойке. Часы показывали 10 вечера, посетителей уже не должно быть, потому что все колледжи в округе ушли на весенние каникулы.

Клиент, стоявший у стойки, даже отдалённо не напоминал студента колледжа. На нем был элегантный костюм-тройка, волосы зачёсаны назад, он больше походил на кена, с которым играли соседские девчонки, и казался очень привлекательным. Похоже, Силия решила, что с этим клиентом будет не всё так просто, но, в конце концов, она работала здесь всего полторы недели.

Прежде чем Майк успел открыть рот, «костюм» попросил «пряный латте, тройной, в большом стакане, очень горячий, с пенкой».

Очевидно, Силию сбил с толку не внешний вид, а заказ. Такие «костюмы» всегда хотели чего-то особенного.

— Сейчас будет готово, — сказал Майк, включая кофемолку. — Си, тебе нужно отбить пряный латте и трижды повторить.

Он следил за тем, как она отбивает заказ, пока руки сами собой кружили над кофейным аппаратом. Напиток был готов к тому моменту, когда Силия закончила с оплатой, справившись с первого раза.

— Приятного вечера, — пожелал Майк, передавая чашку. «Костюм» сделал небольшой глоток и кивнул, одновременно нахмурившись и усмехнувшись, что показалось до странного привлекательным.

— И вам, — сказал он, выходя за дверь.

Майк позволил себе посмотреть вслед: всего лишь довольно привлекательный «костюм», правда. Когда дверь захлопнулась, он поймал взгляд Силии, которая тоже смотрела, а теперь заговорщицки улыбалась.

— Он раньше заходил? — спросила она.

— К сожалению, я его здесь не видел, — ответил Майк.

— Жаль. В любом случае, извини, что оторвала от чтения.

— Ничего. Я читал для развлечения, — ответил Майк. — Ты поняла всё, что он заказал, или тебе объяснить?

::



Спустя пару дней Майк мечтательно вспоминал тихую ночь за главой про остеологию из анатомии Грея и помощь с кофе, пока пытался уследить за Силией, стоявшей за кассой, и Расселом, занявшим бар, выполняя попутно стандартные заказы на кофе и еду во время утренней текучки.

Трейси сказала, либо они хорошо работают, либо все уволены, а Трейси была у них за главную. Майку не хотелось, чтобы кого-то увольняли, к тому же, часов в кофейне у него прибавилось, да и они все вроде справлялись.

— Пряный латте, тройной, в большом стакане, очень горячий, с пенкой, — Силия назвала заказ Расселу, и Майк невольно поднял голову. Он нашёл взглядом их ночного посетителя, который на этот раз надел другой, не менее элегантный костюм, и теперь стоял рядом с высокой и невероятно привлекательной темнокожей женщиной.

— Чего? — спросил Рассел, повернувшись, к Силии, и пролил прямо на футболку горячее, только что взбитое на пару молоко. — Матерь… — он прикусил губу, чтобы не выругаться, потому что у Трейси имелись определенные требования к своим работникам, и пусть она и была миниатюрной блондинкой, она умела наводить ужас на каждого из них.

— Иди, отмой пятно холодной водой и посмотри, не обжёгся ли, — скомандовал Майк, передав чёрный кофе с местом для сливок в руки спутницы «костюма». — Я сделаю.

— Но, Майк, — возмутился Рассел.

— Позже, — отрезал Майк, оттесняя его с прохода.

Конечно, на нём ещё висели заказы, но Майк был быстрым и умел выполнять несколько дел одновременно, как и Трейси, однако утренняя спешка в Нью-Йорке всегда казалась настоящим сумасшествием, даже с учётом того, что они работали не в Старбакс. Майку нравилась кофе-машина с ручным управлением, потому что автоматическая со всеми её кнопками совершенно не давала шанса развить воображение, однако отрицать её быструю работу даже он не мог.

— Харви, у нас нет времени на это, надо было заказать чёрный кофе, — сказала спутница.

Харви, подумал Майк. Подходящее имя для костюма.

— У нас ещё пятнадцать минут, — ответил Харви, — и я не хочу обычный кофе. Я никогда не пропускаю встречи и не собираюсь начинать, особенно с этим клиентом. К тому же, всё уже готово.

— Пряный латте, — Майк передал ему напиток.

— Видишь? Он быстрый, — сказал Харви. Он сделал глоток и едва заметно кивнул Майку, так же нахмурившись и усмехнувшись одновременно, что, как Майк начинал подозревать, можно было расценивать как знак одобрения. Впрочем, у Майка не нашлось времени на обдумывания, потому что Рассел вернулся, уверяя, что он в порядке, хотя наверняка все посетители ещё с улицы видели, как тряслись его руки.

::



— Ну что, — начала Трейси, усевшись на стол рядом с раковиной, — дай мне честную оценку. Как они справляются?

Майк сперва уселся на стол рядом с ней, но затем сходил к бару, чтобы забрать бокалы. Технически они ещё не закрывались, однако они с Трейси могли бы уйти пораньше, если бы управились с посудой, тут и без них могут справиться со случайными посетителями.

— Силия справляется всё лучше, утром она стояла за кассой без проблем, — ответил Майк, открывая воду и вспенивая средство для мытья посуды.

— Ты бы поставил её с другими в пару?

— Конечно, с тобой. Дала бы ей пару уроков во время утренней смены, можно поставить её ещё раз со мной, а потом, думаю, и с кем-то другим. Но только не с Расселом, их вдвоем нельзя.

— Мне нужна команда бариста, способная и знающая своё дело. Если они не могут работать вместе, значит, мы либо это исправляем, либо кого-то увольняем.

Майк передал мокрые тарелки Трейси, она соскочила со стола, чтобы поставить их и вытереть, прежде чем убрать.

— Рассел нервничает из-за своего экзамена в медицинский. Думает, что не сдаст, но не слишком понимает, как ещё ему подготовиться. Поэтому отвлекается от работы. Силия чувствует, когда что-то идёт не так, но пока ещё не настолько уверена в том, что делает, чтобы понять, что именно, от этого и напрягается.

— А потом Рассел выливает на себя кипяток, — закончила Трейси. — Ты поэтому на прошлой неделе читал анатомию Грея, а теперь сел за биохимию?

— Нужно было сначала читать Воет и Воет*, источники говорят, что Ленинджер* не так хорошо пишет, — ответил Майк. — Мало примеров в тексте, к тому же книга написана довольно давно. Воет и Воет, конечно, не единственные в этом деле, но их хотя бы уважают.

— Ты дуришь мне голову.

— Да, я читаю биохимию, потому что могу изучить её сам, а потом помочь Расселу понять тему обмена веществ. Он довольно умён, но считает, что ему нужна помощь.

— Любишь собой жертвовать, да?

— Это не такая уж и жертва. Я за него беспокоюсь, он хороший парень. Всем иногда нужен перерыв, — сказал Майк. — К тому же, ты сама сказала, когда нанимала меня, что я слишком умён для себя самого, так что я просто занимаю голову.

— Я скучаю по тому расторопному Майку, который вечно хотел одобрения, — ответила ему Трейси. — Здравствуйте, сэр, Вы готовы сделать заказ? Прошу прощения, если мы заставили Вас ждать.

— Мне, пожалуйста, пряный латте, тройной, в большом стакане, очень горячий, с пенкой, — раздался очень знакомый голос, и Майк немного отстранился от мойки, чтобы проверить. Да, так и есть, Харви — костюм.

— Разумеется, — ответила Трейси, взяв чашку. Майк уже закончил мыть стаканы, но Трейси предпочла старый добрый автомат «наливаю эспрессо прямо в чашку», чтобы лишний раз мыть не пришлось.

— Что привело Вас сюда так поздно? — спросила Трейси. У неё был дар — разговаривать посетителей, неважно, в каком настроении они сюда приходили, чаще всего именно так в их кофейне появлялись завсегдатаи, которые любили Трейси, несмотря ни на что.

— Был ужин с клиентами, — ответил Харви, — придется возвращаться в офис, чтобы закончить с их делами.

— Похоже, Вы преданы своему делу.

— Просто я номер один с репутацией хорошего юриста. К тому же, если закончу работу сегодня, смогу выспаться завтра.

— Логично, — сказала Трейси, передав ему стакан. — Надеюсь, Вы ещё к нам заглянете. Приятной ночи.

Майк не собирался смотреть за тем, как Харви делает первый глоток, но почему-то взглянул. На лице отразилась гримаса, которую Майк не ожидал увидеть, и Харви сначала размешал кофе, прежде чем выйти на улицу.

— Ты налила эспрессо вначале? — спросил Майк.

— Да, а что?

— Предыдущие два раза я наливал его в самом конце. Думаю, ему больше нравится так. В любом случае, к слову о нашем разговоре, ты как-то попросила меня прекратить таскаться за тобой, будто я потерянный щенок, и вырастить собственную смену, так что хватит жаловаться.

— Я не жалуюсь, просто заметила, — усмехнулась Трейси. — Я наняла тебя, потому что решила, что в тебе есть потенциал, несмотря на то, что ты вовсю курил травку, и я рада, что не ошиблась.

*Книга по биохимии авторов Д. Воет и Дж. Воет.
*Альберт Лестер Ленинджер — американский биохимик, автор классического пособия «Основы биохимии».

::



Когда Харви пришёл в четвертый раз, у Майка выдался редкий выходной, который он проводил с бабушкой, бегал по делам и оплачивал счета, но Силия рассказала, что «костюм» приходил, выглядел ещё лучше, чем в прошлый раз, а сопровождала его какая-то рыжая женщина.

— И они постоянно подкалывали друг друга, а ещё я думаю, что они юристы, — повторила Силия уже раз восьмой за весь день.

— Круто, — отсутствующе откликнулся Майк. 45% своего внимания он сосредоточил на двери и посетителях, тихо работающих за столиками, ещё 45% — на иммунной системе человека, поэтому Силии досталось всего 10 оставшихся. Но ей было плевать.

— Думаю, они работают в Пирсон-Хардман, — продолжила она. — Ты же помнишь мою сестру, они взяли её дело бесплатно и отлично сработали! Вел дело, конечно, не Харви, но всё-таки.

— Но всё-таки, — кивнул Майк. Он не слышал о такой фирме, однако помнил о неприятностях с законом сестры Силии.

Дверь распахнулась, а Майк отложил учебник и выпрямился. В кофейню вошёл Харви. Силия, стоявшая рядом, подавила лёгкий вскрик, нервно теребя в руках стаканчик. Да, каждый хотя бы раз должен влюбиться в посетителя — что-то вроде обряда посвящения.

— Отлично, — Харви махнул Майку.

— Пряный латте, тройной, в большом стакане, — спросил Майк, — очень горячий, с пенкой?

— Точно, — подтвердил Харви и вышел из кофейни.

— Вот, — Силия протянула ему стаканчик и принялась пробивать напиток на кассе. — У тебя лучше выходит. Он явно рад тебя видеть, в прошлый раз он не был таким довольным.

— Думаю, ты пытаешься разглядеть слишком много в его скудной мимике, — ответил ей Майк. Силия, кажется, хотела поспорить, однако Харви уже вернулся.

— Ещё сделайте большую чашку мятного чая, два пакетика, и средний стакан горячего шоколада с малиной, несильно подогрейте, — сказал он.

Силия взялась за чай, пока Майк передавал Харви его кофе, затем он взялся за горячий шоколад. Он не добавлял в шоколад малину с тех пор, как в последний раз виделся с Дженни. Тогда она заглянула к нему после крупной ссоры с Тревором.

— Что это? — спросил Харви, указав на свой стакан, на нём что-то было написано. Майк наклонился, чтобы посмотреть поближе, как вдруг услышал знакомый голос.

— Даже не знаю, сможете ли вы мне помочь.

Дженни. Она жала руку невероятно красивой женщине; и почему Харви окружали до смешного красивые люди? Майк начинал чувствовать себя неполноценным, всё-таки он был обычным бариста.

— Дженни? — Майк вышел из-за стойки с её горячим шоколадом. Дженни, похоже, плакала, но выглядела скорее не расстроенной, а злой. — Ты в порядке?

— Не знаю, может быть. Это мне? — она взяла шоколад и сделала небольшой глоток. — Ты помнишь, что мне нравится.

— Как и всегда, — ответил Майк. Прозвучало глупо, и вообще-то он не это имел в виду, он попросту не мог выбросить из головы заказанные когда-то напитки, он мог пересказать анатомию Грея или историю о Беофульфе, прочитанную ещё в школьные годы.

— Рейчел, останься здесь и поговори с Дженни, узнай все обстоятельства дела. Я скоро вернусь. Майк, — Харви повернулся к нему, и Майк мог поклясться, что их друг другу не представляли, — спасибо за латте, — он усмехнулся и быстро, словно ничего и не было, провел языком по нижней губе.

Итак, значит, Рейчел — вот эта прекрасная женщина, а у Дженни какие-то проблемы с законом, и её дело наверняка взяли на общественных началах, а Харви откуда-то узнал его имя.

— Силия, ты что написала на его чашке?

::



Майк отчаянно хотел подслушать разговор Рейчел и Дженни, но не был уверен, что ему будут особенно рады, поэтому он так и остался за баром, переставляя уже составленные чашки и сиропы в алфавитном порядке, глядя на последние буквы в названиях.

— Майк? — Дженни неловко провела рукой по стойке.

— Что-нибудь нужно? Могу сделать ещё один шоколад, у нас и перекусить можно.

— Эм, да, вообще, я бы взяла маффин, банановый с орехами. Но, честно говоря, я не об этом попросить хотела.

Майк взял тарелку и щипцы, чтобы подхватить маффин.

— Я сейчас всё принесу, хорошо? — он прошёл за ней к столику, подхватил стул и, поставив его вперед спинкой, сел.

— Это Рейчел, она мой юрист, — сказала Дженни. — Рейчел, это Майк, мой друг.

— Приятно познакомиться, — ответил Майк. У него появилось странное чувство от того, что Дженни все ещё считала его своим другом, потому что Майк упорно игнорировал звонки от неё и Тревора вот уже долгое время. Но, пожалуй, представлять кого-то как «молодого человека, который дружил с моим парнем, вот только мой парень — драг дилер, поэтому он решил от нас свалить и ничего мне не объяснять» было бы несколько странно.

Пожалуй, Дженни прекрасно справилась.

Она надкусила маффин и скривилась.

— Не нравится? — спросил Майк.

— Суховат. Но я придираюсь, знаю. Прости, вкусно, правда вкусно.

— Могу принести воды, — предложил Майк.

Дженни покачала головой и с трудом проглотила кусок.

— Прости, не хотела доставлять неудобств, я и так тебя сюда притащила.

— Никаких неудобств. Мне за это платят, — Майк взял чашку, кинул в неё льда и наполнил водой. Затем передал Силии и попросил отнести за стол, где они с Дженни сидели, потому что ему пришлось обслуживать только что вошедших бизнесменов. Он помахал Дженни, извиняясь. Ему и правда было очень интересно, что у неё случилось, а ещё он чувствовал вину за то, что бросил её тогда с Тревором, стоило хоть спросить у неё что-нибудь или предложить помощь, но Майк не мог оторваться от работы.

К тому моменту, как он закончил (мужчины заказали выпить, пришли втроём, должно быть, где-то поблизости проходила рабочая встреча или что-то вроде того), юрист — Рейчел в это время уже собирала вещи.

Дженни принесла ему на стойку то, что осталось от маффина. Похоже, она едва к нему притронулась, разломала его и так и оставила на тарелке.

— Тебе и правда не понравилось, да? — заметил Майк.

— На вкус неплохо, но вот сама текстура. Прости, мне не стоит так говорить, вы, ребята, тут трудитесь вовсю, и это ведь совсем не моё дело.

— Выпечку нам привозят, у Трейси какой-то договор с кондитером, я правда не уверен, в чём он заключается, — ответил Майк. — Ничего, если не понравилось, я тут за кофе отвечаю.

— Слушай, у тебя не найдется пары минут? Рейчел, конечно, здорово работает, но я всё равно переживаю.

— Я ведь не юрист, ты же в курсе? — спросил её Майк.

— Да, но если бы вы с Тревором до сих пор дружили, я бы уже давно обратилась именно к тебе и, может, смогла бы избежать всего этого. Ты не подумай, я тебя не виню, я по тебе скучаю и понимаю, что не каждый сможет с Тревором ужиться. Я не всегда сама могу это делать. Но он сказал мне, что теперь чист и что больше он не продает.

— Это здорово, — ответил Майк. — Я, мне правда жаль, что тогда бросил тебя с ним. Мне стоило объясниться. Ты можешь меня просить о чем угодно, правда, я не думаю, что мой совет окажется полезнее, чем помощь настоящего адвоката.

В кофейню вновь вошла компания, и, кажется, день обещал быть нервным и напряжённым, хотя ничего не предвещало.

— Мне нужно заняться ими, — кивнул Майк в сторону посетителей. — Но я с удовольствием послушаю о твоих проблемах, да о чем угодно, если захочешь рассказать.

— Я просто сглупила. Сделала работу для кое-кого, вложилась в бизнес, который они хотели поднимать, но письменно не заключила никакого договора, так что они меня вышвырнули. Да, может, я не настолько подкована, чтобы бизнес вести.

— Звучит отстойно, — сказал Майк. — Даже не знаю, что сказать.

— Слушай, не хочешь прийти на ужин? Не сегодня, можно завтра или послезавтра. Поболтаем, и я не буду отрывать тебя от работы.

— Конечно. Ты живешь там же?

— Да, ты ведь за последнюю пару лет не обзавелся какими-нибудь аллергиями?

— Нет. Увидимся в среду?

Дженни махнула и вышла из кафе. Майк схватил кофейник и принялся разливать кофе по чашкам для большой компании.

— Это твоя бывшая? — спросила Силия, навалившись на стойку, пока пересчитывала сдачу.

— Она девушка моего бывшего лучшего друга, — ответил Майк.

— А тебе она всегда нравилась, и теперь, когда вы больше не друзья, можно и приударить? — снова спросила Силия.

— Нет, мне она не нравилась, — ответил Майк. — И что за допрос. Тебя раньше моя личная жизнь совсем не интересовала.

— Раньше твои друзья здесь не показывались, и ты не вел себя странно с людьми, — ответила Силия, — это обычное любопытство.

— Я спрошу тебя ещё раз, что ты написала на стакане Харви?

— Смотри, кажется, та рыжая с ним работает, — Силия покраснела и указала на дверь, куда вошла красивая женщина в костюме (конечно, все, кого знал Харви, были красивы и носили элегантные костюмы). Она с любопытством окинула кафе взглядом.

— Думаешь, если не отвечаешь на мои вопросы, то я от тебя отстану, да? — спросил Майк.

— Пожалуй, я сделаю перерыв.

— Чем я могу Вам помочь? — спросил Майк у рыжей, когда та подошла к стойке.

— Ты ведь Майк? — спросила она.

— Да.

— Отлично. Харви хотел, чтобы Рейчел захватила ему ещё одну чашку, когда закончит здесь, но, полагаю, это дело отняло много времени, и она боялась не успеть с остальными, поэтому кофе не принесла.

— Ему как обычно, пряный латте, тройной, в большом стакане? — спросил Майк, взяв стакан.

— Он сказал, ты прекрасно помнишь заказ.

— Точно, — согласился Майк, быстро соображая. — Послушайте, Вы ведь с ним работаете, можете передать кое-что?

— Что именно?

— По поводу Дженни, хм, клиентки, с которой встречалась здесь Рейчел. Я её хорошо знаю, она мне немного рассказала о своей проблеме. Сказала, что не подписала никаких официальных бумаг, поэтому её выкинули из дела. Но Дженни очень организованная, даже если думает, будто это не так. У неё должны сохраниться записи. Если она кому-то помогала начинать бизнес, у неё должны быть документы, электронные письма, таблицы, что угодно.

— Имеешь в виду оформленные учредительные документы?

— Не знаю, они ли именно, но доказательства того, что она вложила в это свои деньги и время, должны быть. Может, она сможет подать на них в суд и потребовать хотя бы компенсации или возврата её вложений? — предположил Майк.

— Я передам. Думаю, её электронную почту ещё не просматривали, может, что и выйдет из этого.

— Спасибо, — ответил Майк. — Ваш пряный латте.

::



В среду Майк вышел с работы в 4 часа и решил по-быстрому принять душ и переодеться. Не то чтобы он был особенно грязным, — потому что это было не так — его даже не волновало толком, когда от него несло кофе, если он, например, проливал его на себя или когда от одежды уже можно было отскребать грязь из остатков еды. Но раз уж он идёт к Дженни, да ещё и хочет вести себя как взрослый, помыться точно не помешает.

Он пришёл раньше, но не стал ошиваться вокруг дома, как какой-то маньяк, а решил сразу войти.

— Рада, что ты смог вырваться, — произнесла Дженни сразу же, как открыла дверь. На ней был фартук, и, похоже, его ждала самая настоящая домашняя еда, что подогревало интерес. Он думал, что они что-нибудь закажут, но отказываться от домашней еды точно не собирался.

— Без проблем, — ответил он.

На диване сидел Тревор, что стало очередной неожиданностью.

— Чувак, как поживаешь? — Тревор спросил его так, словно всё шло как обычно, словно они всего-то не виделись какое-то время, но в остальном ничего не изменилось.

— Неплохо, как ты? — спросил Майк.

— Я пока приготовлю всё, ладно? — сказала Дженни и ушла на кухню, которую отделяли от гостиной стенка и небольшая барная стойка.

Телефон Тревора надрывался своей обычной мелодией, и Майк приподнял бровь.

— Смотришь, кто звонил?

— У тебя 18 пропущенных от номера 917-442-5555, — ответил Майк.

— Да, не хочу говорить с этим парнем, — Тревор обернулся и через плечо посмотрел в сторону кухни, где Дженни совсем не обращала на них внимания, потому что смотрела на плиту. Тревор подвинулся к Майку и понизил голос. — Дела пошли плохо. Я задолжал. Лучше я пока не буду появляться у него на глазах, пока бизнес Дженни не принесет прибыль и я не смогу нормально расплатиться.

— Я думал, ты чист и вышел из дела, — сказал Майк.

— Вроде того, но не совсем, — ответил Тревор.

Значит, он по-прежнему лгал Дженни. Именно поэтому Майк прекратил их общение. Он неловко махнул в сторону кухни.

— Посмотрю, может, ей помощь нужна.

— Помощи не нужно, — предупредила Дженни, и, хотя на каждой конфорке стояло по сковородке, управлялась она с ними очень ловко. По квартире стал распространяться приятный запах.

— Здорово, — Майк прислонился к стене.

— Как дела у бабушки? — спросила Дженни.

— Довольно неплохо. Ей нравятся медсестры, у неё там друзья появились, они гуляют вместе. Думаю, даже играют в карты по вечерам, или ещё чем занимаются.

— Это прекрасно. Люблю карты, — ответила Дженни.

Возможно, это был самый неловкий разговор с Дженни за всё время, однако Майк почти поверил, что сам всё себе придумал. Иногда при встрече с ней он невольно жалел о том, что произошло между ними в прошлом.

— Собираешься тут смотреть, как она готовит? — спросил Тревор, привалившись к барной стойке.

— Если я не мешаю, — ответил Майк. — Я думал, мы поговорим о твоём деле, если хочешь.

— Я думаю, Пирсон-Хардман что-то могут сделать, но всё равно не уверена. Рейчел сказала, что они смогут вернуть моё оборудование, которое я отдала в бизнес в любом случае, и даже попробуют другую тактику, но она сказала, что главным образом, они просто держат лицо в этом деле, стараются выпутаться, но оно может и не выгореть.

— Я думал, они лучшая фирма в городе. Как они могут не выбить деньги? — спросил Тревор.

— Я сама виновата. Позволила Эйбу разбираться со всем и даже не была в курсе того, что происходит.

— Что за бизнес? — спросил Майк.

— Кулинарный, — ответил Тревор. — И она отнесла все свои кастрюли к ним, и теперь придется покупать новые, если их не вернут. А это дорого.

— Ты всё-таки пошла в кулинарную школу? — спросил Майк.

— В Кулинарный институт. Там я и встретила Эйба. Мы должны были открыть чудесное кафе, назвали его «В форме маффина», уже и меню разработали.

— Это же из того стихотворения «жил-был буревестник»?*

— Ты помнишь?

— Конечно. Мы тогда, кажется, были очень пьяными, но ты рассказывала нам его несколько раз за ночь.

— В любом случае, название придумала я, всегда хотела так назвать своё кафе. Не знаю, что произошло, но они сменили замки, перестали отвечать на звонки и письма, а потом просто открылись, и когда я пришла, хостесс сказала, что мне вход воспрещён.

Телефон Тревора снова зазвонил, и Майк краем глаза заметил на экране тот же номер на 917.

— Детка, слушай, прости, знаю, мы планировали посидеть, но мне нужно идти, — сказал Тревор, незаметно сбавив громкость звонка до бесшумного режима, после чего набрал другой номер. — Работа, ты же понимаешь.

— Да, конечно, — ответила ему Дженни.

— Увидимся, чувак, — сказал Тревор Майку и вышел из квартиры, хлопнув дверью.

— Дженни, всё в порядке? — спросил Майк.

— Помимо всех этих дел с бизнесом? Да, в порядке, — отозвалась она. — У Тревора плохо с работой, он часто бывает в плохом настроении, но всё неплохо. Мы недавно съехались. Думаю, он скоро сделает мне предложение.

Выглядела она расстроенной, но Майк решил, что это не его дело, потому что он давно сбежал от них, так что и теперь решил не давить.

— Так что готовишь? Я буду сражён?

*There Once Was a Puffin — стихотворение о буревестнике.

::



Придя на работу следующим утром, Майк обнаружил там Трейси.

— Привет, думал, сегодня Силия на смене, — поздоровался он.

— Знаю, ей практика нужна, но я соскучилась по утренней текучке, — ответила Трейси, — и поменяла расписание.

— Ничего, — отозвался Майк, — люблю работать с тобой, просто не ожидал увидеть.

— Нужна ещё одна коробка с крышками, можешь достать?

Вместе они разобрали полки и подготовили всё для кофе, работали практически в полной тишине, затем Трейси отперла главный вход, и они вышли на улицу, чтобы посмотреть на рассвет.

— Силия сказала, у твоей подруги какие-то проблемы с бизнесом, — начала Трейси. — От нас может уйти Шон, и если ей нужна работа и она сможет варить кофе, то я могла бы её нанять.

— Ты прекрасная, ты же знаешь об этом? — отозвался Майк. — Не знаю точно, что там у неё с бизнесом, она надеялась на возмещение ущерба, поэтому обратилась в адвокатскую фирму. Думаю, если они разберутся с делом, то у неё всё будет в порядке.

— Держи меня в курсе. Про Шона будет известно на следующей неделе, тогда придется давать объявления и проводить собеседования, а тебе составлять новое расписание для новичков, чтобы натаскивать их. Кстати, что за бизнес?

— Что-то вроде ресторана. Она сказала, они собирались назвать его «В форме маффина».

Майк облокотился на стену, глядя на небо, но, когда Трейси не ответила, он взглянул на неё и увидел, что она не отрывала от него взгляда и даже рот открыла.

— Что? — спросил он.

— Да ты шутишь! «В форме маффина» — это же недавно открывшийся ресторан, лучший из новичков в городе! У них божественные отзывы. Вообще-то, был тут один парень, Эйби, я почти наняла его для выпечки, но он сказал, что ищет немного другие возможности, поэтому я не стала принимать его.

— Ничего себе. Я и не знал.

— Ну да, ты с ресторанами мало знаком. Твоё дело — кофе. Кажется, у меня осталась его визитка, мы обменялись контактами, ну знаешь, на случай, если что-то изменится.

— Мне не нужна его визитка, я тебе верю, — сказал Майк, но Трейси уже унеслась в офис и рылась там в столе, заваленном бумагами.

Стали подтягиваться первые посетители, и Майк приступил к работе. Они с Трейси прекрасно работали вместе, сновали между кофеваркой и кассовым аппаратом. Руки Трейси двигались ловко и уверенно, она никогда ничего не роняла, даже когда казалось, что уже вот-вот.

Полдень почти наступил, солнце светило высоко в небе, улицу начало пригревать, только тогда они выделили время на перерыв. Когда последний посетитель потянулся за сахаром и сливками, Трейси отдала Майку визитку.

— Знаешь, я ведь не взяла его потому, что мне он показался изворотливым, а у меня уже был ты. Не подумай, я не считаю тебя таким теперь, но сначала ты показался мне не слишком надёжным, — сказала она.

Обычная визитка, ничего примечательного, только номер выглядел знакомым.

— Он показался тебе ненадёжным? — спросил Майк.

— Если честно, да, как будто он пришёл накуренным на собеседование. У него, конечно, был потенциал, я даже подумала дать шанс ему, а не тебе, но ты вроде справлялся, да и на собеседовании не был накурен, теперь я даже рада, что мы разошлись с ним.

Номер Эйба, 917-442-5555, показался знакомым потому, что именно от этого абонента на телефоне Тревора осталось 18 пропущенных за пару последних дней.

— Майк? — окликнула Трейси.

— Прости, просто задумался о деле Дженни. Можно я, кхм, даже не знаю, как связаться с этими юристами, и сегодня никто из них не заходил. Можно я схожу к ним? Ты справишься одна?

— Рассел скоро придет, так что да, всё нормально. Что-то срочное? — спросила Трейси.

— Возможно, — ответил Майк. — Прости, просто кое-что понял, может, это поможет делу. Можно я оставлю визитку? И ты не знаешь, где у них офис? Пирсон-Хардман, кажется?

— Прямо за углом. Они не заходили сегодня. Не хочешь отнести Харви пряный латте? — она протянула Майку чашку.

— Только если добавишь эспрессо в самом конце, — согласился Майк.

::



Майк шёл так быстро, как только мог, чтобы при этом не разлить на себя горячий кофе. Если бы он притормозил и задумался на минутку, то понял, что выглядел он как полный идиот. Однако его голова была занята тем, как бы пройти через охрану в здании (там ведь должна стоять охрана, да?) и быстро попасть к Рейчел.

Охрана и правда была, но, похоже, у юристов хватало клиентов, которые выглядели не совсем нормально, несли кофе и вечно опаздывали, поэтому прошёл Майк довольно легко. Ему хватило ума заранее снять фартук, и теперь тот торчал у него под рукой, но раз никто ничего не спрашивал, Майк тоже решил не заострять на этом внимание.

Попасть к Рейчел оказалось сложнее, потому что администратор за стойкой сказала, что та ушла на встречу с клиентом. Закралась лихорадочная мысль о том, что всё пропало, но Майк убедил себя в том, что беспокоиться не о чем, и у Рейчел просто много клиентов, и дело Дженни ещё можно спасти.

— А Харви в офисе? — спросил он наконец.

— Вам назначено? — уточнила администратор.

— Нет, я хотел попасть к Рейчел, но у меня срочное дело.

После того, как девушка взглянула на него, Майк постарался улыбнуться и очаровать её, но, похоже, вышло довольно жалко.

— Я посмотрю, на месте ли Донна. Она может сказать, свободен ли Харви, — в конце концов, сказала девушка.

Прошло около пяти минут, прежде чем в коридоре появилась рыжеволосая красотка, которую Майк видел пару дней назад.

— Ты пришёл, чтобы занести кофе для Харви, потому что ни один из нас не зашёл? — спросила она. — Потому что я не заказывала кофе на вынос, и теперь мне очень интересно. Не думала, что у вас есть доставка.

— Нет. Не совсем. И у нас нет доставки. Думаю, это взятка, чтобы Харви меня принял.

— Он может обменять час своего времени на тысячу долларов, — ответила Донна. — А твой кофе столько не стоит.

— Я не для себя прошу. Это насчет дела Дженни. Я кое-что узнал, и думаю, что она не в курсе.

— Рейчел пошла с Дженни на встречу с противной стороной, — сказала Донна. Майк нахмурился. Ну конечно. Похоже, он всё похерил. Если дело Дженни развалится потому, что он тут стоял и ждал, когда можно будет передать кофе для Харви, то он сам себе вмажет.

— Ты можешь прийти, когда Харви освободится, — предложила Донна спустя некоторое время. Майк даже знать не хотел, что за выражение появилось на его лице, потому что она, в конце концов, сдалась.

— Бесплатный кофе до конца жизни, — взволнованно выдал Майк.

— Ты пожалеешь об этом обещании, — Донна приподняла бровь, но провела его вглубь офисных коридоров, мимо отгороженных рабочих мест, где люди сновали туда-сюда. Конечно, из кабинета Харви открывался прекрасный вид, из этих его окон от пола до потолка, его офис был едва ли не больше всей квартиры Майка. Вообще-то, так и было: за исключением ванной, она и правда вошла бы полностью в этот кабинет.

— Харви, к тебе посетитель, — сказала Донна.

Харви сидел за огромным деревянным столом, закопавшись в бумаги, он поднял взгляд, слегка хмурясь. Когда он увидел Майка, то кивнул и пригласил войти.

— Могла бы и предупредить, — пробормотал тот Донне, которая закатила глаза и аккуратно прикрыла дверь.

— Прости, что так ворвался, — начал Майк. Он порылся в карманах в поисках визитки, которую ему отдала Трейси. — Но, может, это важно. Рейчел ведь уже с Дженни на встрече с оппонентами? Наверное, стоит ей позвонить. Она же сможет ответить на звонок во время встречи?

Харви забрал стакан из рук Майка, тот, кажется, размахивал ими, поэтому его фартук оказался на полу.

— Что это? Откуда у тебя визитка наших оппонентов? — спросил Харви, забрав ещё и её из рук Майка.

— Долго объяснять, — отозвался тот.

— Можешь пропустить скучную часть и рассказать только то, что важно, раз уж это срочно.

— Хорошо, — согласился Майк. Харви сделал глоток своего пряного латте и взглянул на него с усмешкой: кажется, Трейси сделала всё верно. — Итак, у Дженни есть парень, Тревор. Он торгует наркотиками, о чём она не в курсе. Вернее, она была в курсе, но теперь думает, что он чист. Но это не так. Он всё ещё в деле. А этот парень, Эйб, который выкинул Дженни из её же ресторана, вчера звонил Тревору 18 раз.

— Хм, — отозвался Харви.

— Тревор сказал, дела пошли плохо, может, он задолжал денег. И думаю, что Эйб знал, о том, что они с Дженни встречаются, может, так он и познакомился с Тревором, через Дженни, и тогда он решил выкинуть Дженни из дела, чтобы преподать урок Тревору. Но Тревор надеется на компенсацию, которую можно получить через юристов, чтобы уладить свои дела с Эйбом, только мне кажется, что всё станет только хуже.

— Откуда ты всё это узнал? — спросил Харви.

— Я был у Дженни на ужине, телефон Тревора лежал на виду, и я увидел пропущенные звонки, спросил о них. А сегодня Трейси показала мне эту визитку. Я запомнил номер и подумал, вам стоит знать.

— И ты считаешь, что Дженни ничего не знает?

— Вам ведь она ничего такого не рассказывала?

— Я не говорил с ней лично. Это дело Рейчел, а моё дело — проникнуться гордостью, когда она его закроет.

— Дженни честная и умная, но, когда дело касается Тревора, она порой ничего не замечает. Не думаю, что она знала, потому что это дело очень важно для неё, и она бы не стала скрывать такое.

— Откуда ты их знаешь? — уточнил Харви.

— Мы с Тревором долго дружили, много лет. Он все ещё торчит мне 40 баксов с одной школьной поездки. Но мы перестали общаться, потому что он продолжал настаивать, чтобы я помогал ему в его делах с наркотой, а я не хотел этого делать. С Дженни я познакомился через него, они довольно долго вместе.

Харви взял телефон и набрал номер. Пока он ждал ответа (Майк надеялся, что от Рейчел, правда, с Харви было сложно: он понятия не имел, о чём тот думал), то сделал ещё один глоток кофе.

— Рейчел, хорошо, что ты ответила, — сказал Харви, и Майк отошёл немного, потому что подслушивать было неловко, пусть даже он сам настоял на звонке.

Вид из окна открывался невероятный; будь у Майка сейчас бинокль, он бы мог разглядеть людей внизу, но он разглядывал здания и складывал фартук на столько оборотов, насколько только мог.

Если бы некоторые вещи в его жизни сложились по-другому, он тоже бы мог работать в таком офисе. Нет, конечно, он, скорее всего, работал бы за теми огороженными столами, но суть не в том. Он мог бы окончить юридическую школу.

Майк ушёл в раздумье и не заметил, как Харви закончил разговор, подошёл к нему и замер рядом, делая ещё один глоток кофе.

— Порядок? — спросил Майк.

В оконном отражении Харви на мгновение поймал его взгляд. На лице застыла довольная усмешка. На любом другом она казалась бы неприятной, но Харви удивительно шло.

— Рейчел все уладит, — сказал он.

— И Вы в этом уверены.

— Я старший партнер. И я набираю себе помощников, — ответил ему Харви, бросив на Майка нечитаемый взгляд. — Рейчел была помощником юриста здесь, пока не вернулась в юридическую школу. Она хороший работник.

— Мне нужно вернуться на работу, — сказал Майк. — Я оставил Трейси — мою начальницу — одну. Обычно в это время не так людно, но не слишком красиво оставлять её надолго.

Харви отсалютовал ему, подняв стаканчик с кофе. Выглядел он довольным, и Майк поспешил ретироваться, пока не начал нести всякую чушь.

По пути он замер у стола Донны.

— Спасибо, правда. Не знаю, что делал бы без тебя.

Она улыбнулась.

— Помни, ты обещал бесплатный кофе до конца жизни.

::



Пару дней спустя Майк перезагружал машину для варки кофе холодным способом и успокаивал разгоревшиеся дебаты, разгоравшиеся каждый понедельник (у некоторых посетителей было слишком много свободного времени, и в первую неделю работы Майк поправлял некоторые неточности в экономических фактах, которыми они обменивались; Трейси с тех пор ставила ему смену каждый понедельник, потому что старики расстраивались и ворчали, если никто не мог подключиться к беседе и поправить их). В кофейню вошла Рейчел.

— Чай, верно? — спросил Майк.

— Эм, да, — ответила она, — но я пришла сказать спасибо.

— За что?

— За то, что пришёл в офис Харви и дал ему информацию по делу Дженни, она оказалась полезной и своевременной. И не говори, что забыл об этом.

— Не забыл. Я рад, что смог помочь. Вы смогли получить всё от них, что хотели?

— Почти, но явно больше, чем если бы у нас не было этой информации, — ответила Рейчел. — Но лучше Дженни сама тебе расскажет обо всем.

— Не возьмёшь кофе для Харви? — спросил Майк.

Рейчел посмотрела на него и усмехнулась.

— Если настаиваешь.

— Думаю, приятнее наслаждаться триумфом с чашкой в руках, — сказал Майк. Он почти представил нарочито небрежную позу, в которой сидел Харви, раскинувшись в кресле или облокотившись на дверь и делая глоток кофе с таким видом, будто его ничто на свете не волнует, но на самом деле, он бы следил за малейшим движением Рейчел, слово сокол, и немедленно вступил бы в игру, если бы понадобилось.

Майк нацарапал «всегда пожалуйста» на стакане Харви, потому что мог и потому что понимал, что любой другой человек — не-Харви — сказал бы ему спасибо.

Когда Рейчел ушла, к стойке подошёл другой посетитель, стоявший всё это время за ней.

— Привет, Том, — поздоровался Майк.

Обычно Том не ждал в очереди, он привык брать всё, что захочет, и неспроста.

— Ты её знаешь? — спросил Том, понизив голос и кивнув на дверь.

— Она юрист моей подруги.

— Хороший?

— Думаю, да. Подыскиваешь юриста?

— Недавно она была у нас в клубе с одним типом, он был старше неё и всё время пытался привлечь к себе внимание, вёл себя так неестественно, а потом она ко мне подкатила. Очень странно.

— Вот как, — отозвался Майк.

— Тот тип, он показался мне жутковатым, ну не в прямом смысле, просто он расхаживал по раздевалке голым и пытался со мной заговорить, будто мы на улице и полностью одеты. Ненормальный.

— Если всё было так странно, почему ты хочешь их нанять?

— Если уж он зашёл так далеко и притащил эту девчонку с собой, может, стоит присмотреться к нему, потому что он явно пойдёт на всё ради дела. Правда, выглядел он каким-то отчаянным, но, может, оно и неплохо. И мне всё равно нужен новый юрист.

У Майка не получилось представить себе Харви в подобном виде, чтобы он выглядел жутко или отчаянно. В нём этого словно не было. Он казался пугающе умным и невероятно привлекательным.

— К тому же, если она так же хороша в работе, как и горяча, то мне же лучше, понимаешь?

— А как выглядел тот жуткий тип?

— Темные волосы, почти лысый, круглое лицо, кажется, его имя начинается на Л.

— Кажется, Рейчел обычно работает с Харви, и по описанию не похоже, чтобы это был он. Думаю, Харви прекрасный юрист. Как акула в своём деле, а ты, судя по всему, такого и ищешь.

— Раз уж бизнес мой, может, они позволят мне выбрать именно того, кого я захочу, верно? Думаю, мне стоит встретиться с этим Харви лично.

— Ничего не случится, если ты попросишь их об этом, верно? — спросил Майк.

— Именно, — ответил Том.

— Майк, где и когда впервые упоминается Великая хартия вольностей? — Юджин позвал его, приподнявшись и махнув рукой, чтобы привлечь внимание Майка.

— «Мы записываем здесь наши свободы, в Великой хартии вольностей»*, — ответил Майк. — Впервые в 1218 году.

— И сколько баронов её подписали?

— Изначально? Требовалась только королевская печать, поставленная в присутствии свидетелей. Английский закон требовал только этой процедуры, никакие подписи обычно не прилагались, но под указом подписалось 25 баронов, — ответил Майк.

— Ха! — воскликнул Сид. — Я выиграл. Ты платишь за выпивку.

— Умник, — покачал головой Том.

— У меня хорошая память, и я много читаю.

— Нам нужно как-нибудь потусоваться вместе.

— Чтобы ты украл все мои волшебные молотки и снова победил в этом году? Ну уж нет, — ответил Майк. — Мы можем тусоваться вместе, только если не будешь обсуждать игру.

*Великая хартия вольностей называется «Magna Carta», сказанное Майком предложение — выдержка из указа, «Concesserimus libertates quasdam scriptas in magna carta nostra de libertatibus».

::



Спустя почти неделю в кофейню вошла Донна и протянула Майку небольшой конверт и наличку за свой чёрный кофе со льдом и обычный заказ Харви. Произошло всё во время утренней текучки, поэтому времени посмотреть, что внутри, у Майка не нашлось, но на конверте значилось его имя, написанное — он был уверен — почерком Харви, и это его заинтересовало.

Позже, когда Майк доставал закончившиеся сахар и сливки, Рассел протирал стойку.

— Что в нём? — спросил он, подняв конверт.

— Не знаю, это от Харви, — ответил Майк.

— Оу, — отозвался Рассел, — Харви.

Он произнес его имя странным тоном. Может, Силия рассказывала ему что-то, потому что Майк не был уверен, что Рассел хоть раз был в кафе, когда Харви приходил.

— Сколько молекул АТФ вырабатывается в ходе цикла Кребса? — Майк приподнял бровь. Рассел совсем не мог сосредоточиться на учёбе; пока он готовился к экзамену, Майк то и дело подбрасывал ему разные факты из биологии в любой удобный или крайне неподходящий момент.

— Майк, — ответил Рассел, — здесь четыре билета на игру Янки и Ред Сокс.

— Ты же помнишь, что такое молекула АТФ?

— И места прямо за базой!

— Если и дальше планируешь рыться в моих вещах вместо того, чтобы учиться, пока я тут работаю, лучше тебе сдать этот тест на отлично.

— Ну не знаю я, ясно? Биохимия — сложный предмет.

— 12. Серьезно, учебник возьми, устроим опрос, пока я прибираюсь, — и Майку не помешало бы придумать, что сказать Харви, потому что, нет, серьёзно? Серьёзно? Что ему теперь делать, когда на руках четыре билета на бейсбол?

В конце концов, он всё же написал «СЕРЬЁЗНО?» на стаканчике Харви и отдал его Донне на следующее утро. Да, не лучшее его изречение, но он был занят опросом Рассела о влиянии инсулина на работу печени, и дело шло медленно.

— Повтори, — попросил он.

— Инсулин стимулирует печень запасать глюкозу, — ответил Рассел.

— И как это происходит?

— Она запасает её в виде гликогена.

— Или…

— Или, если её слишком много, трансформирует её в жир.

— Переходим к сложному вопросу, — сказал Майк. — Сколько у нас времени, чтобы тебя подготовить? Думаю, тебе стоит пройти настоящий тест, потому что там не выйдет просто выбирать один из предложенных ответов, тебе придётся читать предложенное задание и отвечать на вопрос.

Рассел застонал, прикрыл глаза и остался с выражением скорби на лице.

— Или можешь зависнуть здесь со мной до конца жизни, — добавил Майк.

На следующий день его ждала прицепленная к чеку на десять долларов записка, которую ему передала Донна. Почерк Харви спрашивал: «Болеешь за Мэтс?»

Майк закатил глаза и прекратил заполнять аппарат льдом, чтобы написать «Не фанат бейсбола, если честно» на стакане Харви. Подумав с секунду, добавил «к тому же, кто пойдет со мной на игру? Рассела я не возьму точно». Написал он это, чтобы задеть Рассела, который обязательно сунет нос, чтобы посмотреть, к тому же, они не проводили время вне работы вместе, да и Расселу бы не понравилось решать тесты во время бейсбольного матча.

Донна вскинула бровь, но Майк лишь улыбнулся и вернулся обратно к загрузке льда, потому что лето разыгралось, на улице стало совсем жарко, и 90% посетителей предпочитали напитки со льдом.

«Ты не американец», гласила записка Харви следующим утром, на этот раз написанная на красивой визитке с именем Харви, названием фирмы и адресом на ней, красивым каллиграфичным почерком внизу было подписано: «Играют Янки и Ред Сокс, ты не можешь пропустить эту игру».

«Ты тоже», написал Майк. Он не возражал против похода на бейсбол, хоть и не часто это делал. Интереснее было знать, чего Харви действительно хотел; и, так как он больше не приходил в кофейню, отправляя туда Донну, понять становилось сложнее.

Донна вернулась в обед, передала записку и взяла себе булочку, но ни чая, ни кофе к ней не попросила.

«Уверен, ты найдешь троих друзей за две недели, особенно если они узнают, что места прямо за базой».

— Он тебя сюда отправил только для этого? — спросил Майк.

— Без комментариев, — ответила Донна.

«Смешно, — написал Майк на салфетке, — но дело не в этом».

— Он не может заставить меня делать что-то, — сказала Донна. — И мне самой ужасно весело наблюдать за тем, как он читает твои записки. Этим утром он встретился с Джессикой и перестал её слушать, чтобы прочитать, что ты ему написал.

«И ещё, может, тебе стоит заходить за кофе самому, как все нормальные люди, вместо того, чтобы гонять бедную Донну по твоим поручениям, тогда мы могли бы поговорить лично, а не обмениваться записками на стаканчиках кофе», — подписал Майк на другой стороне салфетки.

— Закончил? — спросила Донна.

— Жду его ответа, затаив дыхание.

Конечно, ответа он ждал, не затаив дыхание, в основном, потому что Силия провела следующие несколько часов, расписывая достоинства бейсболистов. Майк мог бы посмотреть статистику и быстро ознакомиться с новостями мира спорта перед игрой, но теперь его голова оказалась забита бесконечным потоком информации о лучших ногах, прическах, руках и улыбках игроков, а не о том, кто лучше стоит на позиции.

Силия уже вышла из-за стойки и сдвинула пару столов, чтобы показать разные стили подач, когда Майк поднял взгляд и заметил, что за дверью кофейни стоит Харви.

— Си, — шепнул он, — за работу.

— Привет, Харви, — Силия радостно помахала ему.

— Если хотел, чтобы я пришёл лично, мог бы прямо сказать, — заметил Харви. Он подошёл ближе, и от него веяло ощущением, словно он владел этим местом, но руки Харви всё же оставил в карманах.

— Извини, получилось грубовато? — спросил Майк.

— Чтобы ты знал, я плачу Донне за то, чтобы потом гонять её по своим поручениям.

— Не спорю, но на улице невыносимая жара, а наша кофейня прямо за углом вашего офиса. Уверен, она была бы рада, если бы ты оставил её в помещении с кондиционером подольше.

— Думаешь, я и сам не был бы рад остаться под кондиционером подольше? Донна хотя бы ходит на работу в юбках.

— Думаю, выражу коллективное мнение, если скажу, что тебе тоже стоит носить на работу юбки, — сложно было сохранять серьезное лицо при этом, но Харви сам напрашивался.

— Подумаю над твоим предложением.

Разумеется, у Харви имелась невероятная особенность ходить в костюме-тройке (в рубашке с длинными рукавами и, возможно, с майкой под ней, потому что он ведь относился именно к такому типу людей) в самый разгар лета в Нью-Йорке и ни разу даже не вспотеть, тогда как Майк мог выйти из дома на две минуты и промокнуть с ног до головы, будучи при этом в шортах и обычной хлопковой футболке.

— Возьмешь как обычно? — спросил Майк, потому что, пока он был на работе, то совершенно не мог заниматься другими делами, и порой это играло ему на руку.

— Да, но со льдом, — ответил Харви.

— Так, значит, и на тебя действует жара, — пробурчал Майк себе под нос.

— Хотел сказать, что я отправил тебе эти билеты не для того, чтобы ты чувствовал себя обязанным проводить время со мной, — сказал Харви.

— Но если ты отправил мне эти билеты, то я могу выбирать, кого взять с собой, так?

— Я отправил их, потому что ты намекнул, что я не знаю, как правильно благодарить, вот я и поблагодарил.

Майк уставился на него.

— Слушай, четыре билета на игру Янки против Ред Сокс с местами прямо за базой — это как-то слишком за совет по бесплатному делу, в котором ты сам, фактически, даже не участвовал.

— Ты это о чём? — спросил Харви.

— А ты? — ответил Майк.

— Ты отправил ко мне Тома Келлера! Луис гонялся за ним месяцами, даже Рейчел взял с собой без моего разрешения, чтобы она ему помогла.

— Точно, Тому показалось, что это странно. В следующий раз пусть Рейчел будет более профессиональна и не флиртует с ним, — сказал Майк. — Луис — это тот, который любит ходить по раздевалке голым?

— Я даже знать не хочу, — ответил Харви.

— Том не хотел его нанимать, потому что Луис показался ему странным. А ты, вроде бы, не такой, — заметил Майк. — В общем, я ничего особенного не делал, просто назвал твое имя и сказал, что ты, кажется, хорошо справляешься со своей работой. За это ты мне точно ничего не должен.

— …ясно. Тогда за что, ты думал, я благодарил тебя?

— За помощь в деле Дженни, моей подруги, — объяснил Майк. — Я написал записку до того, как поговорил с Томом.

Если под словом «перед» подразумевать интервал в десять минут, но ведь Харви не обязательно было знать всё.

Харви смотрел на него со странным выражением на лице.

— Если и правда хочешь, чтобы я пошёл на игру, то я возьму с собой Рейчел, — сказал он наконец.

— Я возьму Силию. Идёт.

— Да! — крикнула та из подсобки.

— Прекрати подслушивать! — отозвался Майк.

::



Майк знал не много о бейсболе, однако знал много об интернете и информации.

4–5, написал он на стаканчике Харви следующим утром, затем 0–6 через день, а в конце 5–7, они могут играть хуже?

«Больше всего меня радует, что воспоминания об этих проигрышах я могу „выпить“», наконец-то написал Харви в ответ, снова на визитке. «И прекрати напоминать мне об этом».

«Зато за вами победа в Бостоне 1–3», написал Майк.

«Для не-фаната бейсбола ты получаешь слишком много удовольствия от того, что Янки проигрывают». Донна покачала головой, но Майк лишь пожал плечами. Ему казалось, что этим разговором они друг друга подначивали, однако, наверное, его замечания казались оскорбительными. Такое общение могло происходить либо между большими фанатами, либо между любовниками. Очевидно, они с Харви не подходили ни под одну категорию.

— Ты все записки читаешь? — спросил он у Донны.

— Ты же пишешь их прямо на стаканчике. Конечно, я читаю каждую.

— И то, что он пишет, тоже?

— Иногда я жду, пока он допишет, должно же и у меня быть какое-то развлечение.

Донна сделала максимально невозмутимое лицо, и Майк восхитился, потому что это выражение было лучшим из тех, что он когда-либо видел.

— Я не открывала конверт с билетами. Открывать письма, адресованные не мне, выше моего достоинства.

— Но ты наверняка достала ему этот конверт, поэтому прекрасно знала и так, что в нём, — предположил Майк.

Донна усмехнулась: выглядело устрашающе.

«Четыре победы Янки, у них полоса везения», дописал Майк, подрисовав в конце улыбку. Донна, как обычно, получила свой кофе бесплатно, и Майк подрисовал улыбку и на её стаканчике. Не хотелось, чтобы она думала, будто не нравится ему.

Разумеется, следующим вечером Янки проиграли, и Майк задумался над тем, что, возможно, стоит свести разговоры о бейсболе на нет.

::



Майк бы с радостью отменил бейсбольный матч. Конечно, не саму игру, нет, но сам бы предпочёл не пойти. Он устал, глаза болели, а голова гудела так, словно и её вот-вот разобьёт сильная боль. Чтобы отвлечься, он выпил довольно много кофе, поэтому теперь руки слегка подрагивали, а сам он был не в лучшем расположении духа.

С другой стороны, мысль о том, что он увидит Харви, не оставляла его. С тех пор, как билеты на игру впервые появились в его руке, он каждый раз зависал в мыслях о Харви минут на десять. Интересно, тот придет на матч в костюме? Сложно представить его не в классике.

По-хорошему, стоило бы пойти домой и пораньше лечь спать, но Майк всё равно хотел попасть на игру. И если бы он не пошёл, то Силия в жизни не рассказала бы ему, как прошла игра, это ведь тоже неплохая причина явиться туда лично.

Когда Майк пришёл на место встречи, то увидел Силию, с ног до головы одетую в форму Янки, и Рейчел, которая предпочла одежду нейтрально-зелёного цвета. Они встретились за пару кварталов от стадиона, где было не так людно, Рейчел и Силия стояли на углу, перешёптывались о чём-то и хихикали.

— Харви, что, не заставил тебя надеть цвета Янки? — спросил Майк.

— Харви заставил её не надевать цвета Рэд Сокс, — ответила Силия.

— И вы всё ещё общаетесь? — уточнил Майк.

— Разумеется. Кстати, Харви здесь, отошёл позвонить по работе, — сообщила Силия. — Мы готовы идти.

И правда, Харви стоял неподалеку, одет он был в обычную одежду: джинсы, которые, должно быть, пошили на заказ. Потому что Майк не мог припомнить случая, чтобы кому-то так шли обычные магазинные джинсы, футболка Янки, её, может, и не шили на заказ, но она идеально обтягивала его плечи, и бейсболка.

— Никогда раньше не видел его в обычной одежде? — усмехнулась Силия. — Я тоже. Круто, правда?

— Ага, — отозвался Майк, — круто.

Круто — совершенно не то слово. Больше бы подошло «ещё более, просто до смешного привлекательный, если это возможно, что, как думал Майк до этого момента, совершенно точно не-возможно». Пока он смотрел, Харви сунул телефон в карман и направился в их сторону. Ходячий секс, секс на ножках, хотя и ножки у него были всё тем же сексом.

— Дерьмово выглядишь, — ах да, вот Харви открыл рот и вновь стал немного мудаковатым.

— Он вчера закрывался со мной, а сегодня с утра открывался с Трейси, — объяснила Силия. — Шон всё-таки уволился, и нам не хватает сотрудников.

А ещё Майк навещал бабушку и отправлял сообщения Дженни. Теперь, когда они вновь стали общаться, ей всё время хотелось быть с ним на связи. Хотя они не виделись так долго, может, круглосуточное общение не было чем-то из ряда вон выходящее, просто Майк не знал её так хорошо. Однако объяснять всё это не хотелось, потому что сейчас было не время и не место.

— Нам пора, — сказал Харви.

— Что, возьмешь себе начос? — спросила Рейчел.

— Не говори глупостей. Джессики тут нет, поэтому я возьму хот-дог и пиво. Может, несколько бутылок.

Рейчел закатила глаза и взглянула на Силию, которая ответила ей усмешкой.

— Не обязательно было приходить, раз ты устал, — сказал Харви Майку, когда они встали в очередь за пивом, а Майк будто невзначай опёрся рукой о стену на случай, если вдруг упадет. Скорее всего, такого не случится, но никогда не повредит перестраховаться. Девушки стояли неподалёку от толпы, Майк следил за ними и вдруг понял, что они что-то задумали. Может, дело было в том, как они перешёптывались и хихикали. А может, в том, что Майк — параноик.

— Это игра Янки-Ред Сокс, а места за базой. Так что обязательно, — ответил Майк.

— Ты говорил, что не фанат бейсбола.

— Ты убедил меня, что игра важная.

— Так и есть. Игра за лидерство.

— Но впереди ещё столько игр, — возразил Майк.

Харви покачал головой.

— Ты и правда простой обыватель. Даже не рассчитывал, что ты поймешь.

Он расплатился за пиво и еду, и они прошли к своим местам, которые оказались и правда невероятными, как и было обещано.

— Важность этой игры в том, что в последний раз, когда Ред Сокс победили в пяти играх за год, они сделали это на стадионе Янки, — начал объяснять Харви.

— В 1912 году, я знаю, — закончил Майк. — Хорошо, значит, нужно честь отстоять. Но у меня вопрос: если Сабатия уже дважды выступал против Беккета и проиграл, зачем ему давать третий шанс?

— В качестве искупления, — ответила Силия. — От третьего шанса веет очарованием.

— Безумием, — поправила Рейчел. — Если проиграет и в этот раз, то вылетит. Беккет не мой любимый подающий, но я всё равно хочу, чтобы он выступал против Янки.

— У Сабатии недавно прошли отличные соревнования, — сказала Силия.

— И затяжные. Должно быть, устал или просто на взводе, — ответила Рейчел.

— Но не похоже, чтобы Беккет выступал хорошо.

— Ему и не нужно, он всего лишь должен побить твою команду, — сказала Рейчел.

— Это ты их привел, — тихо сказал Харви. — И так будет всю игру.

— Я не знал, что Рейчел за Ред Сокс, — ответил ему Майк.

— Некоторые люди заводят вредные привычки в Гарварде, — прокомментировал Харви.

Пиво оказалось хорошим (конечно, у Харви был отличный вкус ещё и в пиве), и все погрузились в игру. Майк и Силия сидели в середине. Сабатия вывел из игры двух отбивающих в первом периоде, с третьего раза мяч поймал принимающий. Потом Беккет выиграл у Дерека Джитера с первой подачи, и Майк взвыл вместе с толпой.

Вечер оказался приятным, тёплым и уютным, но не жарким. Места — хорошими, между Силией и Рейчел всю игру разгорался спор, а Харви большую часть времени молчал, и, когда он изредка бросал косые взгляды на Майка, тот чувствовал невероятную радость. Он скользнул ниже по сидению, чувствуя, что впервые смог расслабиться за последние дни.

::



Кто-то осторожно поднял Майка на ноги.

— Что? — спросил он. Ему снились котики и, что странно, Дерек Джитер, и ему было тепло и уютно.

— Седьмой период. Разминка. Тебе бы размять ноги, походить, может, спеть.

Майк замер, поморгал и огляделся. Силия уткнулась в блокнот и о чём-то яростно, но тихо спорила с Рейчел. Майк присмотрелся: Рейчел вырвала у неё карандаш и что-то написала, затем ткнула в надпись карандашом. Силия отчаянно замотала головой. Они явно увлеклись разговором, но вели его так тихо, что, стоя рядом, Майк ничего не мог расслышать.

Харви смотрел на него нечитаемым взглядом. Ред Сокс вели 7–2.

— Думал, Янки выигрывали, — сказал Майк.

— Они и выигрывали, пока ты не уснул на пятом периоде, — ответил Харви.

Вот чёрт.

— Прости. Не знаю, о чём я думал.

— Ты сказал, что устал, но я даже не думал, что настолько, — Харви неторопливо скользнул руками в карманы джинсов. Майк, конечно, мог настаивать и дальше, но он потерял нить разговора на долю секунды.

— Обычно я в общественных местах не засыпаю. Скоро станет полегче, когда мы наймём кого-нибудь. И, думаю, пиво было лишним.

— Ты мог не пить, — сказал ему Харви.

— Знаю. Я не это имел в виду, — ответил Майк. — Прости, что испортил тебе вечер.

— Это ведь твои билеты. Если ты хотел пригласить меня, чтобы потом уснуть на моём плече, пожалуйста, можешь делать всё, что захочешь. За этим я тебе их и дал.

— Да, но Беккет трижды отбил подачу! Прости, но это же смешно, — вдруг воскликнула Силия.

— И вы даже не смогли сыграть на этом. А это не моя проблема! — отбила Рейчел.

Они повернулись и виновато посмотрели на Харви.

— Прости, — пробормотала Силия.

— О, ты проснулся! — сказала Рейчел, и обе снова вернулись к разговору.

Майк понятия не имел, что происходит. Обычно ему требовалась пара минут, чтобы окончательно проснуться, особенно после того, как он ненадолго задремал и едва не уснул крепко-накрепко и на всю ночь, но прямо сейчас, казалось, понимание не приходило совсем не по этому.

— Что происходит? — спросил он.

— Помимо седьмого периода, ровным счётом ничего, — ответил ему Харви.

— То есть ты дал мне уснуть, потому что ничего интересного не было? — предположил Майк.

Харви поджал губы.

— Мне показалось, что тебе нужно поспать, — сказал он.

Вероятно, бесполезно пытаться вытащить из высококвалифицированного юриста то, чего он говорить не хотел. Так и запишем.

— Впереди ещё два с половиной периода. Для бейсбола это много, я прав? Может случиться что угодно, — сказал Майк.

К счастью, Харви легко заглотил наживку, и они перешли на обсуждение самых эффектных возвращений в истории спорта. Майк отлично запоминал факты и мог запросто выдать статистику, особо в неё не вникая.

— Хочу взять ещё пива, — сказал Харви, когда к концу подходил восьмой период. — Вам что-нибудь нужно?

— Мне бутылочку. Отпраздную победу, — ответила Рейчел.

Когда Харви ушёл, Майк повернулся к Силии.

— Чего? — спросила она.

— Ты что-то знаешь.

— Ты уснул на его плече, и он сказал нам разговаривать тише, чтобы мы тебя не разбудили, — ответила ему Рейчел. Знай он её получше, то смог бы оценить уровень ликования в её голосе, но сейчас он бы поставил процентов на пятьдесят.

— Это выглядело очень мило, — сказала Силия так, словно исповедовалась в страшном преступлении.

Майк рухнул лицом в ладони.

— Мы тут говорили о том, что Майк мог бы пробежаться по полю, — сказала Рейчел, отчего Майк поднял голову и понял, что Харви уже вернулся и теперь внимательно его изучал.

— Ага, а я сказал, что будет лучше, если ты разденешься, я бы точно присоединился к такому, — ответил Майк, с удовольствием наблюдая за тем, как Силия пискнула и залилась краской.

— Хватит болтать, — сказал Харви. — Кое-кто пытается досмотреть игру.

::



Следующий день выдался выходным, что порадовало Майка, потому что игра закончилась очень поздно, и он бы не смог быть утром в кофейне, чтобы открыть её, и при этом поспать хотя бы пару часов. С другой стороны, Трейси работала в тот день полную смену, что было не слишком хорошо. Майк хорошенько выспался и вышел из дома, только чтобы навестить бабушку и перекусить. Жизнь вернулась в родную колею.

Когда он пришёл в кофейню, Трейси сидела в своём кабинете. Странно, что она ничего ему не сказала о том, что он поменялся сменами, потому что как раз сейчас он должен был работать вместе с Силией.

— Майк, всё в порядке? — спросила Трейси. — Знаю, я столько всего на тебя взвалила, подготовку Силии и Рассела, а ещё и дополнительные смены.

— Порядок, — ответил тот.

— Силия рассказала мне, что у тебя было свидание с Харви, а ты не спал всю ночь перед этим.

— Во-первых, я не уверен, что это было свидание. Он дал мне билеты на бейсбол, а я пригласил его, но с нами ещё пошли Силия и Рейчел, так что…

— Все равно это можно считать свиданием, — ответила Трейси.

— А ещё он, кажется, не возражал, когда я уснул.

— Силия сказала, что он заставил их разговаривать тише, якобы чтобы они не мешали ему сосредоточиться на игре, но Рейчел считает, он просто не хотел, чтобы они тебя разбудили.

— Знаешь, есть некоторые правила об использовании чужих слов в качестве доказательств в суде, — заявил Майк.

— Хорошо, поняла, ни слова больше. Раз уж ты не считаешь, что я взвалила на тебя слишком много, тогда ты кое-что должен сделать. Нам необходимо заменить Шона, ты и сам знаешь, поэтому я дала объявление о поиске нового работника, и резюме уже начали приходить. Я хочу, чтобы ты выбирал подходящие и проводил собеседования.

— А ты уверена? — спросил Майк.

— Да. Ты будешь заниматься подготовкой персонала, и ты ведь уже делал это в прошлый раз, мне кажется, у тебя получится понять, кто подходит для этой работы, а кто нет.

— Хорошо. Я пойду? — он кивнул на дверь, и Трейси кивнула.

— Я скоро приду. Силия уже там. Дай знать, если понадобится помощь.

— С Силией?

— С собеседованиями. И с ней тоже, хотя, мне кажется, с Силией ты и сам управишься.

Схватив фартук с крючка, Майк вышел из кабинета. Рейчел, склонившись над стойкой, болтала с Силией, они шептались и над чем-то хихикали.

— Майк, — поздоровалась она, заметив его, и выпрямилась. Потом она вручила ему билеты с игры, на которой они были вместе. — Харви передает привет.

— Что это? — спросил Майк.

— Билеты на игру, — ответила Силия.

— Но мы ведь на ней уже были.

— Может, тебе нужен сувенир, — сказала Рейчел. — Не знаю, он просто сказал мне передать их тебе, когда ты появишься.

— Ты ждала, пока я приду?

— Я ждала клиента, он должен прийти с минуту на минуту.

— Вы пойдете обратно в офис? — спросил Майк.

— Да, клиент придет, и мне нужно будет его проводить в фирму.

Майк схватил стаканчик и нацарапал на нем «отлично вчера сыграли», прежде чем сделать любимый кофе Харви.

— Что это? — спросила Рейчел, подержав стаканчик, чтобы прочесть надпись.

— Янки вчера разбили Индианс 11–7, — объяснил Майк.

— Думала, ты не большой фанат бейсбола, — выступила Силия.

Майк пожал плечами. Он и правда им не был, но в бейсболе шла неплохая статистика, и её было интересно разбирать, к тому же, ему казалось, что неплохо было бы последить за играми Янки, чтобы невзначай ввернуть пару фраз в разговор с кем-нибудь, если потребуется.

::



— Неплохо, но ты забыл про галактозу, — сказал Майк. Рассел отлично знал тему гликолиза, но слишком легко отвлекался. Майк понял: если он сможет выяснить, как именно объяснять тему так, чтобы Рассел её понял, а ещё настроит машину по варке кофе холодным способом, то день пройдёт удачно.

— Майк? — позвал его Рассел. И голос его звучал как-то обеспокоенно, будто он снова запихнул мыло в кофе-машину, что, честно говоря, случилось-то всего один раз на его второй день на работе, к тому же, на улице тогда стоял мороз, поэтому спроса на холодный кофе не было, но всё же.

Майк обернулся и увидел Дженни. Она стояла у двери и крепко стискивала ремешок сумки. Ему показалось, что она недавно плакала, волосы лежали в беспорядке, что совсем не было похоже на Дженни, которую он знал.

— Что случилось? — он выбежал из-за стойки.

Дженни покачала головой.

— Можно я у тебя поживу?

— Конечно.

— Просто… Элис на пару недель уехала из города, а мать будет кричать, и, вообще, чувствую себя полной дурой.

Майк притянул её ближе и крепко обнял, чтобы она, если бы захотела, могла поплакать в его рубашку. Дженни ненавидела, когда кто-то видел её расстроенной.

— У меня дома диван, он небольшой, зато тебе не придется спать на полу.

Дженни кивнула, но не двинулась с места, поэтому не пошевелился и Майк. Краем глаза он заметил, как Рассел подал ему знак, спрашивая «горячий шоколад?», на что Майк кивнул, после чего утвердительно ответил и на следующий вопрос: «С малиной?».

— Не хочешь присесть? Я могу кому-нибудь позвонить и попросить взять остаток моей смены, и мы бы тогда пошли домой.

— Я могу подождать, пока ты закончишь, — ответила Дженни. — Всё нормально.

Она взяла из рук Рассела чашку, обернула ладони вокруг неё и уставилась на шоколад так, словно тот знал ответы на все её вопросы.

— Если вдруг захочешь поговорить, — Майк не знал, как себя вести. Он бы предложил избить Тревора, если это нужно, правда, он и сам понимал, что драка ничем хорошим для него не кончится.

— Всё будет в порядке. Просто он снова начал продавать и всё испортил. Но ты ведь уже это знаешь, да? Потому что сам сказал об этом юристам. Я должна была раньше заметить, но поверила ему, когда он сказал, что больше этим не занимается, — её руки подрагивали, когда она держала чашку.

— Он тебя ударил? — как только Майк задал этот вопрос, то сразу понял, что сморозил глупость: Тревор не был похож на того, кто поднял бы руку, хотя не стоило исключать того, что он наверняка накрутил себя, к тому же, влез в такие дела, из которых непросто выпутаться.

— Нет, — Дженни провела рукой по волосам, чтобы их пригладить. — Не совсем. Он шёл на меня, а я замахнулась и швырнула в него одну из этих чертовых сковородок. Она разбилась о стену. Тогда я сказала, что между нами всё кончено, и чтобы он больше не смел мне звонить. А потом собрала вещи и пришла сюда.

— Главное, ты в порядке, — ответил Майк.

— Я бы позвонила тебе раньше, но тогда я думала, что ты больше не хочешь иметь с нами ничего общего.

Майк на секунду почувствовал, будто это его она ударила той сковородкой.

— Я ушёл тогда совсем не из-за тебя.

::



Майк отмёл довольно много потенциальных кандидатов даже с небольшим опытом только из-за их неспособности верно заполнить форму. Для бариста их заполнение не было обязательным условием во время работы, но Майк чувствовал, что попросту не сможет работать с теми, кто не в состоянии указать ответ в нужной графе, а затем перепроверить всё и попросить другой бланк, если нужно.

Такие люди точно не справились бы с пряным латте.

И всё же несколько кандидатов появилось, Майк расписывал время для собеседований и переписывал свои смены, чтобы подстроиться.

Примерно после четвертого такого собеседования (с невысоким пареньком, который вечно пялился на Силию и ни разу не посмотрел на Майка за всё время беседы: вердикт — однозначно «нет») Силия отвела его в сторону.

— Думаю, Харви по тебе скучает, — сказала она.

— Если собираешься нести эту ерунду, можешь заодно и эти сконы съесть? — спросил Майк и передал ей переполненную банку.

— Откуда они у тебя?

— Привезли оборудование Дженни. Кажется, готовкой она убивает время. Спит на диване, встает утром и готовит до тех пор, пока не приходит время ложиться спать. Мне неловко ей отказывать, но если я съем ещё одну, мой желудок разорвётся.

— Только если ты их не отравил, — ответила Силия и, выбрав одну булочку, осторожно откусила кусочек, потом закрыла глаза и расплылась в улыбке. — Хорошо, согласна, просто волшебно.

— Принесу тебе завтра ещё, — сказал Майк. Если ему удастся пробраться в квартиру, чтобы взять их: он побаивался того, что Дженни наготовила так много, что дверь теперь попросту не откроется.

— Можешь отнести их Харви, в качестве доставки. Скажешь, что Дженни передает ему «спасибо».

— Не думаю, что это хорошая идея.

— Это потрясающая идея. Слушай, — Силия взяла ещё одну булочку, — о боже, они великолепны, тебе стоит убрать их от меня подальше. Итак, тут Донна заходила… в общем, если она приходит, а тебя нет на месте, то она берет два чёрных кофе. Сегодня утром она спросила, работаешь ли ты тут ещё, я сказала, что твои смены поменялись, что её очень заинтересовало.

— Харви больше не пьет пряный латте? — спросил Майк.

— Думаю, он любит только тот, что делаешь ты, — ответила Силия.

Майк покачал головой.

— Может, его вкусы изменились. Ты спекулируешь фактами без веских доказательств.

— Придёшь на смену утром и сам всё увидишь. Расскажи мне про собеседования. И дай уже остальные сконы.

— Думал, ты хотела, чтобы я убрал их от тебя подальше, — заметил Майк.

— Я передумала. Буду есть выпечку Дженни всю оставшуюся жизнь.

:

После ещё двух собеседований Майк был готов принять на работу следующего, кто вошёл бы в кафе, неважно, подходил бы тот или нет. Он припоминал: у Трейси не было таких проблем, когда она нанимала Силию и Рассела, может, он просто не справлялся со своими обязанностями? Однако Трейси думала иначе, и Майк всё равно старался.

— Пригласи этих людей на собеседование, — предложила Трейси. Она просмотрела отвергнутые им заявления, потому что Майк попросил её подсказать, возможно, он делал что-то неверно.

— Почему их? — спросил он.

— А почему ты отобрал своих кандидатов?

— У них есть опыт.

— У тебя его не было, когда ты пришёл сюда. Рассел пытался учиться в колледже и готовился к медицинской школе. Шон хотел играть в театре, а эту работу взял, чтобы платить по счетам. Ни у одного из них опыта не было.

— Значит, предлагаешь нанять кого-то без опыта? — уточнил Майк.

— Хочу лишь сказать, что тебе нужен правильный человек. И сложно сказать, какой именно, пока ты его не увидишь и не почувствуешь, что это он. Но если твой метод отбора не действует, попробуй другой, — ответила Трейси.

Совет, конечно, помог, но Майк всё же не отверг до конца идею взять любого, кто вошёл бы в двери кофейни, но те распахнулись и впустили внутрь Рейчел и какого-то очень дёрганого парня. Рейчел он нанять не мог, потому что сомневался, что ей захочется здесь работать, к тому же, Харви вряд ли обрадуется потере помощницы. Он казался тем ещё собственником. А дёрганый парень был слишком дёрганым для этой работы. Всё же в кофейне важно уметь держать чашки крепко, иначе посетителей ждут множественные ожоги.

Похоже, стоило просто прислушаться к Трейси и начать с её метода.

— Чай, как обычно? — спросил он Рейчел.

— А мне блэк ай*, — сообщил дёрганый парень.

— Уайетт, Харви сказал, больше никакого кофеина, — предупредила Рейчел. — Тебе нужно успокоиться перед встречей. Если не сможешь, нам будет сложнее закрыть сделку. Инвесторам нужно видеть в тебе умного и перспективного бизнесмена, а вовсе не нервного айтишника.

— Но мне нравится вкус кофе, — упрямо пробормотал Уайетт.

— Можно сделать без кофеина, — предложил Майк. — Или добавить совсем немного, — продолжил он, когда увидел, что ещё немного, и Уайетт расплачется.

Рейчел облокотилась на стойку и понизила голос.

— Если честно, я его сюда привела, чтобы он немного поел. Он… впрочем, неважно. Вчера Донна принесла вместе с кофе пару сконов, и они были божественными, у тебя есть ещё?

— Конечно, вся выпечка вот здесь, — Майк указал на стойку с выпечкой.

— Нет, это не те, — ответила Рейчел. — Вчерашние были другими.

Может, Силия отдала выпечку Дженни своим любимым покупателям. Майк собирался с ней об этом поговорить. Сегодня Дженни пекла уже не сконы, поэтому и предложить Майку было нечего.

— Наверное, тебе достались образцы, — наконец выдал он. Лучше всего не сдавать ни Дженни, ни Силию, пока он не разберётся, что со всем этим делать. — Они закончились. Но у нас есть кексы, красный вельвет* с глазурью из сливочного сыра.

— Я возьму четыре, — тут же выпалила Рейчел, и Майк улыбнулся ей.

— Мне их упаковать? Чтобы ты потом их съела. Или можешь съесть их прямо сейчас, мне не важно.

Рейчел улыбнулась в ответ и покачала головой.

— Один для меня, один для Донны, для Уайетта и для Лорны. Она недавно вернулась из отпуска и пока пытается влиться в рабочий ритм.

Свой кекс Рейчел съела немедленно, она откусывала небольшие кусочки и слизывала сливочный крем с губ, при этом она издавала глубокие, негромкие стоны. Если бы Майка к ней влекло, он бы точно завёлся.

Сейчас же ему было совсем немного неуютно.

— Ничего себе, — пробормотал Уайетт, когда Рейчел закончила.

— Я возьму ещё один, — сказала она. — Кондитер тот же? Сконы, конечно, были хороши, но теперь кексы у меня в любимчиках.

— Рейчел — гурман, — сообщил Уайетт, слизывая глазурь с пальцев. — Я не особый любитель кексов, но эти вкусные.

— У меня ещё три осталось, если хочешь, — сказал Майк. Если она возьмет их, Майк не съест их сам, и ему не придется покупать новый гардероб. К тому же, дома его всё равно ждет что-то новое и очень вкусное.

— О боже, да, пожалуйста, — попросила Рейчел.

Майк ушёл в заднюю комнату и достал оставшиеся кексы. Когда он вернулся, Рейчел с кем-то разговаривала по телефону и беспокойно размахивала рукой.

— Да, конечно, но… разумеется, мы обо всем позаботимся… сейчас? Я понимаю, я займусь вашим делом как можно скорее.

— Что случилось? — спросил Майк, когда она закончила разговор.

— Нужно уладить кое-что, но я обещала Харви, что мы будем здесь.

— Уайетт может побыть здесь без тебя, он уже взрослый.

— У него мультимиллионная разработка в кармане и невроз, — ответила Рейчел. — Предполагалось, что я должна его успокоить. Думала, если выведу его из офиса, это поможет, но теперь…

— Понял, — сказал Майк. — Мы с ним можем поговорить о своих мужских делах, — Рейчел взглянула на него очень скептически, поэтому он добавил: — Или Трейси может с ним поговорить, она легко находит общий язык с людьми.

— Он особый клиент Харви.

— Что случится, если ты не уладишь новое дело? И что случится, если оставишь здесь Уайетта? Давай так, ты дашь мне свой номер на случай, если что-то пойдет не так, а я обещаю, что позвоню, если станет ясно, что он собирается дать дёру.

— Ну, — ответила Рейчел, однако её телефон вновь зазвонил. Она взглянула на номер и поморщилась. — Привет, Луис, да, мне уже позвонили… да, я как раз…

Майк завладел её вниманием, прошептал «иди!» и замахал в сторону дверей. Луис был тем парнем с работы, значит, дело могло быть срочным, и Рейчел должна была им заняться.

Как только Рейчел забрала оставшиеся кексы, а Уайетт доел свой, он вновь заметно занервничал. В кофейне посетителей почти не осталось, поэтому Майк подсел к Уайетту и решил расспросить его о том мультимиллионном изобретении.

Прошло больше часа, а Майк уже узнал всё об изобретении и получил целый ворох салфеток с эскизами, которые показывали, как оно должно работать. Разговор его захватил, и Майк задумался, может, ему посвятить свободное время компьютерной инженерии, раз уж он наконец-то натаскал Рассела на его тест в медицинский.

Они перешили к обсуждению интеллектуальной собственности, авторского права и того, не лучше ли сделать схемы и чертежи доступными в интернете бесплатно. Если честно, Майк придерживался более жёсткой позиции в отношении патентов. У него давно не случалось подобных интеллектуальных бесед с тем, кто мог сравниться с ним по уровню знаний, Майку не хватало таких разговоров.

После беседы Харви не объявился, Рейчел к тому моменту тоже не вернулась, тогда Майк достал колоду карт и принялся учить Уайетта считать карты правильно (или неправильно, если ты крупье) в покере.

Поэтому когда Харви пришёл, на столе лежало несколько стопок карт, а Майк увлечённо слушал доводы Уайетта о том, почему в этой ставке преимущество на его стороне.

— Где Рейчел? — спросил Харви.

— Ей позвонил Луис, там что-то срочное, — ответил Майк. — Поэтому мы сидим тут, никакого кофеина.

— Хотя я и пытался заплатить ему тройную цену, — буркнул Уайетт себе под нос. — Идём?

— Через пять минут.

— Только схожу в уборную, — Уайетт едва ли не бегом бросился в сторону туалета.

— Он может сбежать? — спросил Харви.

— Там нет окон, если ты об этом, — ответил Майк.

— Если ничего не выйдет, он потеряет годы работы и кучу денег, — сказал Харви. — Поэтому Рейчел должна была оставаться с ним и успокаивать. Противной стороне не нужно знать, что он нервничает.

— Он был спокойным, пока ты не пришёл, — заметил Майк.

— Ты учил его мошенничать.

— Это не мошенничество, у некоторых и правда хорошая память.

Харви задумчиво уставился на него.

— Рейчел не стоило перекладывать свою работу на тебя.

— Я сам её уговорил. Она, кажется, волновалась из-за дела Луиса. К тому же, кофейня прямо за углом, а мне можно доверять.

Харви вскинул брови и в тишине принялся наблюдать за тем, как Майк собрал карты со стола, а затем дважды перетасовал их.

— Чем ты занят сегодня вечером? — наконец спросил он.

— Наверное, ничем, — ответил Майк. Сегодня навещать бабушку он не собирался, правда, если дел никаких не намечалось, он всё равно приходил к ней. С другой стороны, Майку стало интересно, почему Харви об этом спросил.

— Как ты относишься к гоночным автомобилям?

* Блэк ай (black eye) — американский крепкий кофейный напиток, получаемый путём добавления эспрессо в обычный кофе, приготовленного при помощи фильтра.
* Красный бархат (Red Velvet cake) — (обычно) шоколадный торт тёмно-красного, ярко-красного или красно-коричневого цвета. Традиционно готовится как слоёный пирог с глазурью из сливочного сыра.

::



Майк многому учился, наблюдая за работой Харви. Прежде всего, тот отлично знал своё дело. Объективно Майк прекрасно понимал, что нельзя получить такой офис, как у Харви, и должность в такой компании как Пирсон-Хардман, не будучи умным и работящим. Однако совсем иное чувство возникало в нём, когда он наблюдал за тем, как Харви работал, когда тот появлялся перед другими со своим неизменным очарованием, когда поражал силой характера. Майк не был особенно осведомлен о том, как именно проходят обсуждения контрактов (хотя как-то ради смеха он блестяще прошёл вступительный тест для юридических вузов), однако он бы сильно удивился, если бы Харви не справился с переговорами.

С той же страстью Харви подходил и к машинам, по крайней мере, к машинам именно в этой компании, а у Майка была слабость на людей, которые разбирались в своём деле. Отчасти именно поэтому ему так нравилось работать с Трейси: он ни разу не видел, чтобы она перепутала напитки, а её руки порой порхали с такой скоростью, что едва ли их кто-то мог разглядеть.

Если быть честным до конца, Майк прекрасно понимал, почему Силия могла запасть на Харви (именно в этом, как он думал, и скрывалась причина того, почему она вечно хихикала). Ум в сочетании с костюмами и обаянием составляли убойную комбинацию. Добавьте сюда его обычную усмешку или долю сарказма, а ещё точное понимание того, что именно ему нужно, и умение это доказать — может, Майк и не назвал бы это своим криптонитом, но точно чем-то очень на него похожим.

— Помощник? — грубый голос вырвал Майка из его мыслей. Мужчина не выглядел так же с иголочки, как остальные в комнате, однако, казалось, чувствовал себя более свободно и расковано, а его взгляд прожигал насквозь.

— Что? А, нет, Рейчел не смогла прийти, Харви подумал, что и сам сможет здесь всё уладить, я думаю.

— Тогда кто ты?

— Эм… друг, — ответил Майк. Отличный вопрос. Большую часть вечера Майк откровенно глазел на Харви, поэтому он даже не знал, как это выглядело со стороны. — А Вы?

— Это мой завод, — ответил мужчина. — Доминик.

Они пожали друг другу руки, Доминик держал ладонь Майка крепко, но не настолько, чтобы этим жестом отпугнуть его.

— Майк. Приятно познакомиться.

Ненадолго между ними повисла тишина. Майк не знал, что делать дальше.

— Харви говорил, что Вы выпускаете спортивные модели для соревнований, — наконец сказал он.

— Да, для Формулы 1, — ответил Доминик. — Позволь спросить. Ты ведь знаешь, чем Харви зарабатывает на жизнь?

— Эм, — лишь выдавил Майк, потому что вопрос показался ему с подвохом. Харви работал юристом. В этом ведь ничего особенного не было, так?

— Просто уточнил, — сказал ему Доминик.

— Доминик, рад встрече, — Харви появился у них из-за спин.

— Взаимно, — после фразы Доминика в воздухе повисло напряжение. Майку не обязательно было хорошо разбираться в людях, чтобы сообразить, что эти двое явно не были рады этой встрече так, как говорили.

Губы Харви дрогнули в презрительной усмешке, и Майк было подумал, что тот собирается сказать что-то грубое, однако, вместо этого, Харви легко дотронулся до его локтя.

— Прошу нас простить, но Лоуренс пришёл, а мне нужно с ним переговорить.

Доминик склонил голову, и Харви повёл Майка к выходу.

— Мы неплохо общались, тебе не обязательно было спасать меня.

— Он меня ненавидит, — объяснил Харви. — У нас с ним принципиально разные позиции в отношении политики компании, но он хорошо выполняет свою работу, и лучше нам с ним не конфликтовать. Я восхищен тем, что он делает, и только это помогает сотрудничеству.

— Закончил с делами? — спросил Майк.

— Да. И мы подбираемся к лучшей части вечера, в которой я беру для нас машину, и мы едем кататься.

Машины не слишком сильно привлекали Майка, по большей части потому, что всю свою жизнь он прожил в Нью-Йорке, а там хватало общественного транспорта и такси, к тому же, он всегда мог прокатиться на велосипеде или дойти пешком до нужного места, поэтому нужды в машине попросту не возникало. Опыта вождения за плечами было тоже немного, и Майку казалось, что искренне восхищаться автомобилями он не мог.

Однако то, как Харви управлял машиной, не могло не восхищать. Майк никогда особенно не заглядывался на чужие руки, но, глядя на руки Харви, которыми он сжимал руль или переключал передачи, на то, как его пальцы разжимались и вновь обхватывали руль, на его ладони, которые легко оглаживали рычаг переключения передач, он был готов поменять своё мнение.

Они выехали на окраину города, Харви откинул верх у машины и вжал ногу в педаль газа. Мотор взревел, машина рванула вперед, и они совсем разогнались. Ощущения захватывали с головой, Майк расслабился и почувствовал, как отвечала машина на каждое движение Харви. Он смотрел на пейзаж, который быстро проносился мимо него в ночи.

Харви, казалось, наслаждался тишиной и поездкой, и Майк тоже разрешил себе ненадолго раствориться в этом ощущении. Давно он не выбирался на трассу, а в такой машине — и вовсе никогда.

— Можно задать вопрос? — спросил он спустя некоторое время, когда почувствовал, что разговором уже не разрушит момент. — Не знаю, какая у твоей компании политика в отношении персонала, поэтому, если эту информацию нельзя разглашать…

— Если только ты сейчас не интересуешься размером моей зарплаты, — ответил Харви.

— Нет, нет. Хочу знать о найме работников. Трейси попросила меня найти Шону замену, я провёл несколько собеседований, но результат вышел довольно плачевным.

— Хочешь знать, почему я нанял Рейчел?

— Да, или Донну, да кого угодно.

Харви постучал пальцами по рулю.

— Когда я получил должность старшего партнера, мне пришлось нанимать собственного помощника. Мы берем только выпускников Гарварда, что значительно сужает границы возможностей.

— Серьезно? — спросил Майк.

— Нужно поддерживать репутацию. Это важно. В любом случае, кандидатов набралось много, они всегда стремятся попасть в нашу фирму. Так что мы провели достаточно собеседований, и как-то раз я попросил Донну высказывать своё мнение по каждому пришедшему на собеседование.

— Но у каждого из них был определённый опыт, верно? Почему ты выбрал Рейчел?

— Она уже сотрудничала с нами в качестве помощника юриста когда-то, возможно, поэтому Донна её и узнала. Но я никогда прежде напрямую с ней не работал. Дело было в том, как она себя преподнесла. Она показалось умной и заинтересованной в том, чтобы выполнить работу правильно, к тому же, выполнить её несмотря ни на что. Чтобы добиться в чём-то успеха, нужно показать хоть немного уверенности.

Майк посмотрел на дорогу. Он не знал, как далеко от города они уехали, потому что ехал Харви очень быстро. Так быстро, что смотреть на спидометр совершенно не хотелось, и Майк предпочел находиться в блаженном неведении, так, на всякий случай.

— Мне кажется, Рейчел тебя побаивается, — заметил он, впрочем, не имея в виду ничего плохого. Может, Харви и не был против разговора о найме работников, однако отношения с Рейчел Майка уже совершенно не касались.

— И правильно. Я могу построить её карьеру, а могу — разрушить, — они сделали крюк на дороге, едва ли сбросив скорость. Страх смешался с ощущением невероятной бодрости.

— Но она ведь отлично справляется с работой.

— Именно поэтому в её случае карьера будет строиться, а не рушиться.

— Может, тебе стоит иногда говорить ей о том, что ты её ценишь.

— Она знает об этом. Именно поэтому она и пошла на бейсбол.

— Я думал, она пошла на бейсбол, потому что ты дал мне четыре билета, а я пригласил тебя и Силию, — сказал Майк.

— Если бы не бейсбол, она получила бы что-то ещё, конечно, равноценное. Очень важно иногда поощрять подчинённых, — заметил Харви. — Даже если в качестве награды будет что-то небольшое, вроде выпечки или лишнего выходного.

— Или помощи в подготовке к экзамену в медицинский? — спросил Майк.

— Или это, наверное, — согласился Харви. — Ты собирался поступать в медицинскую школу?

— Нет, мне просто нравится учиться, — объяснил Майк. — А ещё я отлично сдаю тесты. У меня есть своя тактика. Обычно прохождение тестов не имеет ничего общего с уровнем твоего интеллекта.

— Я рад, что ты смог уместить в тридцать секунд всё то, чему подготовительные курсы в юридические университеты обучают несколько недель, — сказал Харви. Он взглянул на свои очень дорогие часы. — К сожалению, думаю, нам стоит возвращаться, чтобы я успел завезти машину.

— Тебе стоит её купить и оставить себе навсегда, это хорошая машина, — сказал Майк.

— Для этого у меня есть водитель, — сообщил Харви. — Так проще, чем водить самому и искать парковочные места. Иногда я вот так выбираюсь из города и сам катаюсь.

— Здорово. У меня мало опыта за рулем, я всегда жил в городе, и велосипед — моё спасение на все случаи жизни.

— Юристу не слишком красиво появляться на работе в велосипедном шлеме и измятом после поездки костюме. Но я понимаю, о чем ты, — ответил Харви. — Хочешь, подброшу тебя до дома?

— Конечно! Было бы здорово.

— Если только ты не живешь в каком-нибудь отвратительном месте, — заявил Харви.

::



Машина остановилась у его дома, и Майк понял, что понятия не имеет, что должен делать. Выскочить из машины и весело помахать на прощание? Каков был действующий протокол в отношении прощаний после ночных поездок в дорогом автомобиле, взятом напрокат?

— Вот здесь я и живу, — сказал он.

— Майк, — позвал Харви.

— Да? — тот повернулся и взглянул на Харви, который вдруг оказался куда ближе, чем раньше. Он, что, перегнулся через коробку передач?

Харви скользнул рукой на шею Майка и медленно потянул его к себе, чтобы у Майка было время сориентироваться и отстраниться, если нужно. Но вместо этого они поцеловались. Губы Харви прижались к губам Майка, который даже представить себе не мог, что такой целомудренный поцелуй может оказаться таким чувственным и жарким, хотя никто из них даже не снял штаны.

Медленно, так медленно, как Майк себе и представлял, Харви отстранился.

— Оу.

— Хм, — Харви отпустил его и вернул ладони на руль.

— Ну, думаю, скоро увидимся, — Майк открыл дверь и выскользнул из машины.

— Майк? — позвал его Харви. В ответ тот наклонился и взглянул на него. — Доброй ночи.

— Точно. И тебе, — ответил Майк, захлопнул дверцу, и тогда Харви уехал.

Он ещё некоторое время простоял на ступеньках своего подъезда, глядя на дорогу.

— Невероятно, — этот возглас заработал пару странных взглядов проходящих мимо людей.

::



Майк всё думал о Харви и том поцелуе, и теперь, оглядываясь назад, он понял, что их поездку можно было назвать странным, своеобразным свиданием. Эти мысли занимали голову Майка, пока он упаковывал новую порцию кулинарных шедевров Дженни, чтобы потом преподнести их ничего не подозревающим, сидящим на диетах покупателям в кофейне, и во время поездки на работу.

Возможно, он думал об этом, пока спал, но Майк обычно не запоминал свои сны, что было лишь на руку, иначе в его голове осталось бы странное воспоминание о том, как они с Харви в бейсбольной форме несутся по реке пряного латте, чтобы успеть вовремя на работу. Не слишком заманчивая картина.

Трейси уже пришла на работу, когда Майк приехал. Весь её стол был завален бумагами, с которыми она разбиралась, однако она всё же подняла голову, когда он махнул рукой.

— Порядок?

— Да, так, разбираюсь кое с чем.

— Это Чикаго? — Майк увидел несколько фотографий с небоскребами, которые точно располагались у озера Мичиган. Нет, сам он там никогда не бывал, однако местность легко угадывалась.

— Ага, — сказала Трейси и сдвинула бумаги, чтобы прикрыть фотографии.

— Мини-чизкейки? — предложил Майк, вытаскивая выпечку размером с маффин из своего пакета. — Считай, сбалансированный завтрак.

— Молочка и углеводы? — уточнила Трейси.

— Как будто съешь тарелку каши.

Трейси рассмеялась, чего Майк и добивался, и взяла чизкейк.

— Дженни не против вот так кормить нас?

— Думаю, так ей кажется, будто она работает, к тому же, как только выпечка готова, она уже не думает о ней и берётся за новые рецепты, — ответил Майк. — Правда, ей не нравится, когда я замечаю, как она вылизывает оставшееся в мисках тесто.

В кафе вошла Силия, и Майк передал ей чизкейк.

— О боже, я тебя люблю. И Дженни тоже, и вообще всё на свете. Можно отдать один Рейчел? — спросила Силия после того, как прожевала первый кусок.

— Си, мы ведь их не продаём, вдруг появятся проблемы с покупателями, или кто-то отравится?

— Не будет такого! К тому же, Рейчел знает о том, что это дружеский жест. Мы друзья! Мы треплемся о бейсболе, и она отправляет мне сообщения, ну, когда она придет за кофе, и всё такое, — Силия вытащила телефон и демонстративно помахала им у Майка перед носом, за что тот выхватил телефон у неё из рук.

Скоро буду, — прочел он. — Содержательно.

— Отдай, — приказала Силия, однако другой рукой она все ещё держала чизкейк, поэтому выхватить телефон оказалось не так-то просто.

Надеюсь, выпечка есть. У Харви на редкость хорошее настроение, и меня это пугает, — дочитал Майк. Он удивился тому, что Рейчел пугало хорошее настроение Харви, тот, казалось, частенько пребывал в прекрасном расположении духа. Затем Майк задался вопросом, чему именно Харви мог быть так рад, была ли тому причина.

— Майк, ты, что, покраснел? — спросила Силия.

Нужно куда-нибудь выбраться вместе с Дженни, — эта часть сообщения послужила отличным поводом перевести тему. — Было бы неплохо. Кажется, в последнее время она тусовалась только с друзьями Тревора, не лучшая компания.

— Нет, серьезно, почему ты покраснел? Что такого в том, что Харви в хорошем настроении, отчего ты краснеешь? — спросила Силия.

— Ничего, — ответил Майк.

— Ты покраснел! Что-то произошло. Я уверена.

— Привет, Рейчел, — Майк помахал ей, — я принес мини-чизкейки.

— Ты настоящий спаситель, — выдохнула Рейчел. — Харви как с ума сошёл. Мне нужен перерыв.

— Ты ведь сказала, что он в хорошем настроении, — Силия облокотилась на стойку, словно им предстоял милый и долгий треп со сплетнями.

— Так и есть, и это странно. Сначала он цеплялся ко всем подряд, потом сказал Джессике, что у него всё под контролем, правда, она, кажется, не поверила ему, а затем, когда никто не видел, он улыбнулся.

Майк уставился на кофемолку, молясь, чтобы его уши не покраснели. Какая фраза подошла бы на тот случай, когда парень, с которым ты, вроде как, был на свидании, поцеловал тебя, а затем отправил свою помощницу забрать свой кофе, а она принялась рассказывать милую историю о том, каким он ходит счастливым? Майк нарисовал целую вереницу улыбающихся рожиц внизу стакана. Глупо, но никакой умной фразы ему в голову всё равно не пришло.

— Я бы с радостью осталась, но не могу, — сказала Рейчел. — Наберу тебе позже, Си.

— Итаааааак, — выдала Силия, как только дверь за Рейчел захлопнулась. — Что-то произошло. Я знаю, потому что ты покраснел, а Харви начал улыбаться.

— Видишь, мне даже не нужно тебе ничего рассказывать, да? — сказал Майк.

— Ну же. Скажи хоть что-нибудь.

Майк задумчиво взглянул на неё.

— Харви очень привлекательный.

— У меня есть глаза, ничего нового ты мне не открыл.

— И он настоящая находка, — и правда, Харви был успешным, умным и привлекательным с какой стороны ни посмотри.

— Ты глумишься надо мной, — выдохнула Силия. — У тебя сегодня собеседования, так? Так вот, иди и готовься к ним, а я останусь здесь и дам Рейчел знать, какая ты задница, и что ей самой придется колоть Харви.

::



В течение следующих двух дней новостей не было ни от юристов, ни от их клиентов, что сыграло на руку Майку, которому пришлось сосредоточиться на обучении Прии.

— Добавь ещё, — посоветовал он, глядя ей через плечо. — Нет, больше. Ещё немного, да, вот так хорошо.

— После этой работы мои руки будут как после тренажерного зала?

— Да, изобретатели кофеина на самом деле сходили с ума по хорошо накачанным рукам, — ответил Майк. — А теперь поставь ровно стопки. Если тебе нужно добавить две стопки крепкого кофе в напиток сразу, можешь не менять стопку, но если будешь наливать их не вместе, то придется взять новую.

— А потом молоко?

— А потом молоко. И пользуйся термометром для нужной температуры. Она может немного меняться, но не слишком сильно.

— Когда ты выполнял заказ, то не смотрел на термометр, — сказала Прия.

— Это потому что я гений, а ещё я определяю температуру по давлению в молочнике.

— Правда?

— Правда ли я гений? Да, возможно. Или ты о температуре? Ты этому тоже научишься, тебе всего лишь нужно практиковаться.

В этот момент вошла Силия и махнула Майку.

— Ты почему здесь?

— Получила сообщение от Рейчел, они хотят зайти. Рейчел хочет передохнуть, а я все равно была здесь по делам, решила, что застану их. Эй, новенькая, я Силия.

— Прия, — представилась та и перегнулась через стойку, чтобы пожать руку.

— Первый день, да? Как справляешься?

— Всё сложно, но, вроде бы, довольно неплохо.

— Майк — хороший учитель. Возьми перерыв, пойдем, расскажешь мне о себе. Я хочу знать всё.

— Но, — Прия взглянула на Майка так, словно спрашивала разрешения отлучиться.

— Конечно, иди. Я тут справлюсь.

— Так, значит, ты учишься в колледже? — спросила Силия, потянув Прию за свой любимый столик, который она всегда занимала во время перерыва.

— Только окончила. Колумбийский, — ответила та. — Подумываю вернуться в школу, может, в юридическую, но пока решила дать себе время и немного отдохнуть.

— Ты уже говорила Майку о том, что хочешь вернуться в юридическую школу? Он прекрасно умеет натаскивать других, когда дело касается обучения.

Глядя на Силию, Майк закатил глаза, но от дальнейших мыслей насчет сказанного его отвлекло появление Рейчел и Харви.

Рейчел обняла Силию и рухнула на стул. Харви же неспешно прошёл к нему, держа руки в карманах, и, Майк сам не знал, может, всё дело было в костюме, но Харви выглядел очень сексуально.

Они впервые увиделись с того Поцелуя — и когда это Майк начал приписывать словам заглавные буквы в уме? Он не знал, как следует себя вести.

— Чай для Рейчел, — сказал Харви.

— Мятный, — кивнул Майк и схватил чашку.

— И что-нибудь для Донны.

— Чёрный кофе, оставить место для сливок.

— И мой кофе, сделай его погорячее. А ещё средний ванильный латте.

Майк вскинул брови.

— Для Луиса. Думаю, у нас наметился прорыв, теперь нужно встретиться с адвокатом противной стороны и закрыть дело.

— Тяжёлые дни? — спросил Майк, выставляя напитки на стойку по мере их приготовления.

— И крайне затратные. Все помощники в офисе работали в режиме нон-стоп, — Харви наклонился ближе и понизил голос. — Я собирался позвонить.

— Но не позвонил, — сказал Майк.

— Как насчет пиццы? Сегодня в Ломбарди.

Майк прикинул в уме, чем нужно заняться этим вечером. От покупки продуктов он мог отказаться, если поужинает не дома. Навестить бабушку? Он был у неё не так давно. Провести вечер с Дженни? Этим он уже занимался днём.

— Мы что-то празднуем?

— Вроде того. Я уже давно не ел пиццу.

::



Они встретились почти вовремя, поэтому ждать не пришлось.

— Ну что, победа за тобой? — спросил Майк.

Сложно было объяснить это чувство, но казалось, будто с плеч Харви упал тяжкий груз, и теперь ему дышалось куда легче.

— Не могу рассказывать подробности, — ответил Харви, — но, в целом, да. Победа на всех уровнях.

— Отлично, — губы Харви растянулись в медленной, искренней улыбке, тогда Майк продолжил: — Думаю, Силии не хватало Рейчел, и раз уж у вас всё наладилось, теперь они снова смогут проводить время вместе, и она от меня отстанет хотя бы ненадолго.

Харви усмехнулся.

— Ты нанял новенькую? Ту, что сегодня была в кафе.

— Да, её зовут Прия, она умна, и, думаю, она справится. А ещё она хочет стать юристом.

— Значит, ты подготовишься сам и поможешь ей, как Расселу с поступлением в медицинский?

— Если она этого захочет, но готовиться мне особенно не нужно.

— Потому что ты уже знаешь всё, что нужно знать? — изумленно взглянул на него Харви.

— Не уверен, что знаю практическую сторону, но теоретическую, да. Я знаю довольно много.

Им пришлось прервать разговор, чтобы заказать пиццу. Харви сразу отмел вариант с гавайской, потому что терпеть её не мог, в чем Майк был с ним солидарен, поэтому они остановились на пепперони.

— Значит, если я спрошу тебя, например, о том, что случится, если кто-то не явится в суд по повестке… — продолжил Харви сразу же, как только официантка отошла.

— При неявке по повестке, выданной судьёй, секретарем или судебным приставом рассматривается наказание за неуважение к суду. Если свидетель является участником судебного процесса, суд вправе отклонить его или её ходатайство. Лицо, вызванное повесткой, также может быть оштрафовано в пользу стороны, выдавшей повестку, на сумму, не превышающую ста пятидесяти долларов, или на сумму в размере убытков, которые понесла пострадавшая сторона. Суд также вправе выдать ордер, предписывающий начальнику государственной исполнительной службы привести свидетеля в суд, — процитировал Майк.

Харви удивленно уставился на него в ответ.

— Разумеется, речь о судебных повестках. Я могу рассказать о том, что бывает, если подсудимый отказывается отвечать на вопросы после вынесения приговора, или мы можем продолжить разговор о других типах повесток. Но ты юрист, и сам знаешь обо всём. Наверное, тебе не интересно слушать, как я цитирую учебники.

— Может, мне интересно, — голос Харви стал чуть более хриплым, чем обычно, и Майк понял, что пялится на его губы.

Признаться честно, он даже и подумать не мог о том, что гражданский кодекс Нью-Йорка может быть сексуальным. Теперь ему явно было над чем поразмышлять. Майк понизил собственный голос и слегка наклонился над столом, глядя из-под ресниц на Харви.

— Первые шесть человек, не привлекавшихся и не судимых ранее, чьи имена будут озвучены и чья непредвзятость в отношении обеих сторон будет доказана, должны принести присягу и сформировать жюри присяжных, чтобы попытаться разобраться в деле.

— Так, что скажешь о Янки? — спросил Харви, прочистив горло и откинувшись на спинку стула.

Майк понял, что мог бы уничтожить хладнокровие Харви, цитируя ему гражданскую практику. Однажды это знание ему точно пригодится.

— У меня вопрос, — начал Майк. — Если Посада давно не становится на место подающего, к тому же, не принимает подачи уже ни в одной игре, почему он до сих пор в команде? Разве нет других игроков, которые всё это делают и которым ещё нет сорока? Все-таки сорок лет — серьёзный возраст для профессионального спортсмена.

Харви моргнул.

— Я думал, ты не интересуешься бейсболом.

— Решил, что будет не лишним просмотреть данные о нём. Я отлично запоминаю цифры, а статистика — это и есть сплошные цифры. Такая информация всегда может пригодиться в разговорах, особенно в Нью-Йорке, где бейсбол — довольно важная часть жизни.

Под конец его речи Харви расплылся в улыбке.

— Ты решил, что это может пригодиться в разговорах, да?

— Оказалось, что иногда люди собираются вместе и обсуждают бейсбол, — сказал Майк и не смог удержать серьёзное выражение лица.

— Хорошо. Отвечаю на твой вопрос: суть в том, что команда может потерять в материальном плане куда больше, если решит сбросить Посада с плеч. Конечно, все зависит от того, выигрывает ли она в сезоне. Если из-за него команде грозят проигрыши, его уберут.

— Гонка за первенство подходит к концу, да? Даже если он проиграет в одной-двух играх, проигрыш сильно скажется на результате.

— В этом году за победу будут бороться Янки и Ред Сокс, и, если честно, как бы кощунственно ни звучало, победа останется на этот раз за Ред Сокс. Их питчерский состав лучше. У Янки много высокооплачиваемых, талантливых спортсменов, что сыграло им на руку пару лет назад, однако сейчас многие уже прошли пик своей карьеры. Как в случае с Посада. Некоторые поговаривают то же о Дереке Джитере.

— Он все ещё в прекрасной форме, — сказал Майк.

— Так и есть, но его статистика пошла вниз, совсем немного. Ничего необычного. Время перемен сделало своё дело, к тому же, возраст берет своё. Для обычных людей заметить такое сложно, но не для профессиональных спортсменов, играющих на таком уровне. Да и травмы с возрастом дают о себе знать.

Им принесли пиццу, и Майк прикрыл глаза, когда сделал первый укус. Пицца была горячей, жирноватой и невероятно вкусной.

— Мы не прогадали, — выдал Харви, и Майк распахнул глаза. Тот сложил свой кусок пиццы и уже доедал его, развеивая беспокойства Майка, который думал, что Харви в своем дорогом костюме (в котором он и пришёл) окажется из того типа людей, которые хотят всё делать по правилам и требуют нарезать им пиццу, используя нож и вилку. А это стало бы камнем преткновения.

Вместо этого Майк увидел, как Харви ел пиццу в костюме-тройке так, словно сидел в простых джинсах. Он чувствовал себя комфортно и не уронил ни капли соуса или жира. Майк в очередной раз понял, что не ожидал увидеть чего-то подобного. Ему никогда не казалось, что люди во время обеда могли выглядеть привлекательно, однако Харви представлял собой целый клубок противоречий, и Майк мог бы наблюдать за ним весь день, что бы тот ни делал.

Возможно, в собственной голове он только этим и занимался.

Харви расправился с первым куском, удовлетворенно вздохнул и почти сразу схватил второй.

— Ты не ешь, — заметил он.

— Точно. Нет, я просто… наслаждаюсь вкусом, — ответил Майк. Дело было не в том, что он не проголодался или не любил пиццу, совсем наоборот, но Харви его немного отвлекал.

Тот усмехнулся.

— Наслаждайся быстрее.

Они обсуждали подающих Филлис, пока заканчивали ужин, потому что Майк действительно много читал о них, а Харви считал, что те имели неплохие шансы на победу в Национальной лиге. Майк размышлял, чем бы заняться дальше: завалиться в бар и посмотреть игру? Пойти к Харви и посмотреть игру у него? Или кино? Погулять по городу, потому что ночь была хороша? Как раз тогда Харви расплатился и вытолкал Майка за двери.

— Прости, что приходится разбегаться. Нужно вернуться на работу, — сказал он, когда они вышли на тротуар к стоянке такси.

— Но ты только что закрыл крупное дело.

— И теперь нужно привести в порядок всё, что осталось, пока работа ещё идёт. Я позвоню. Скоро. Спасибо, что поужинал со мной.

— Без проблем, — ответил Майк. Харви провёл ладонью по его руке, возможно, извиняясь, и вытащил телефон, когда сел в ожидавшее его такси. Майк остался с чувством легкого разочарования, если не сказать — опустошения. Нет, если ничего не ждешь, то такого быть не может, верно?

*Филадельфия Филлис — бейсбольная команда, выступающая в Главной лиге. «Филлис» выступают в Восточном дивизионе Национальной лиги МЛБ.

::



Телефон зазвонил в тот момент, когда Майк был готов выйти на работу. У него оставалось ещё несколько минут, поэтому он ответил на звонок.

— Здравствуй, дорогой, — отозвалась его бабушка. — Хотела немного поговорить с тобой, ты не заходил ко мне уже несколько дней.

— Прости! Я совсем замотался, но сегодня обязательно зайду, — ответил Майк. Он не заглядывал к бабушке всего лишь пару дней: потерял счёт времени, разрываясь между проблемами на работе и Харви.

— Ты молодец, что отправил ко мне Дженни вместо себя.

Дженни навещала бабушку в доме престарелых? Вот это новости.

— Она приготовила нам кексы без глютена! Сам знаешь, у многих здесь прописана диета, но почти все смогли их попробовать, кексы были очень вкусными.

Вот оно что, значит, Дженни заходила туда, чтобы сплавить часть приготовленной выпечки.

— Она отличный кондитер, — ответил Майк. — Я и сам пробовал её выпечку.

— А ещё она мне связала замечательные наколенники! В них так тепло, и они тянутся, их легко надевать, и они хорошо прилегают к коленям. Они темно-желтые.

Майк никогда не видел, чтобы Дженни вязала.

— Дженни очень милая. Она предложила связать такие же для Гленнис, Эдны и Мириам. У нас здесь всегда с собой одеяла, их можно взять на улицу, чтобы не мерзнуть, но с наколенниками намного лучше.

— Да, я помню ваши одеяла. У тебя красное, и ты им вечно ноги кутаешь.

— Оно хорошее, но, если мне нужно подвигаться в нём, я могу упасть, пришлось приспособиться к нему. А эти новомодные наколенники не соскальзывают, даже когда я встаю.

— Рад, что ты довольна.

— А я так рада, что ты теперь с Дженни. Мне она очень нравится.

— Нет, нет, мы не встречаемся. Дженни раньше встречалась с Тревором, помнишь? Они расстались, и она сейчас живет у меня, пока на ноги не встанет. Раньше она с ним жила, и теперь ей некуда идти.

В трубке повисла странная тишина. Бабушка любила трепаться по телефону; может, ей просто казалось, что нужно было заполнить эту тишину. Вот она и болтала вечно без умолку.

— Но я кое с кем встречаюсь. Его зовут Харви. И он юрист, — вставил Майк. Можно ли считать отношениями два свидания? Одно из них Майк проспал, во время второго целовался, и поцелуй вышел действительно потрясающим. А ещё они отправляли друг другу тонны записок, используя подчинённых Харви в качестве почтовых голубей. Если это не считалось, то всё равно уже слишком поздно.

— Что ж, я надеюсь, он так же мил, как и Дженни. И скажи ей, что она может приходить ко мне в любое время, когда захочет.

— Конечно. Я загляну вечером, ладно? Можем сыграть в карты.

::



Что-то нужно было делать. Нельзя сказать, что Майк не любил Дженни — очень даже любил, она была прекрасной подругой, любила то, чем занималась, и вместе им удалось довольно быстро возобновить прежнее общение. Однако на этот раз Дженни определенно заскучала, раз она проводила свободное время с его бабушкой. Пока она платила за всю посуду, в которой готовила, и вовсю старалась не попадаться Майку на пути, когда он собирался на работу, тот стал раздражаться из-за её безделья.

Нет-нет, возможно, совсем немного, но лишь потому, что, если бы ему захотелось, он бы не смог пригласить к себе Харви. Дженни некуда было податься. Он не мог выкинуть её на улицу, но Майк скучал по своему одиночеству и личному пространству, скучал по тем временам, когда он мог принять душ, а затем позавтракать голым.

Поэтому Майк срезал путь и пришёл на работу пораньше, там уже сидела Трейси. Она, как и всегда, занимала офис, пока Рассел управлялся с баром (посетителей было немного, он справлялся в одиночку). По столу Трейси были разбросаны бумаги, а на компьютере открыты таблицы бухгалтерского учёта. Трейси хмурилась.

— Найдешь пару минут? Надо поговорить, — попросил Майк. Может, время было не самым подходящим. Приглядевшись, он понял, что у Трейси, похоже, болела голова, выглядела она уставшей и всё время держала руку у виска.

— Конечно, — ответила она и сложила бумаги в более аккуратную стопку, после чего свернула открытые вкладки на компьютере. Майк успел разглядеть много красных выделений в тексте, однако буквы были слишком маленькими, и прочитать он их не смог.

— В общем… помнишь, ты как-то сказала, что наняла бы Дженни, если бы ей понадобилась работа?

— Это было до того, как ты нанял Прию, — ответила Трейси.

— Знаю, но, — Майк задумался над тем, как это скажется на прибыли. Что если красные метки говорили о том, что она снизилась? Что если они не могут позволить себе ещё одного человека в штате?

— Ты хочешь, чтобы она готовила, — выдала Трейси.

— Откуда ты знаешь? Ты всегда точно знаешь, что именно я хочу сказать раньше, чем я об этом говорю.

— Тебя можно читать, как открытую книгу. Хорошо, что ты так и не стал юристом, — ответила Трейси.

— Ясно, да. В любом случае, я считаю, что тебе есть, над чем подумать. Для начала, наша выпечка станет лучше, а это приманит к нам посетителей, а с ними и прибыль, люди придут сюда за выпечкой и купят кофе, и наоборот. Они и сейчас так делают, но Дженни отличный повар. К тому же, у нас есть оборудование, которым мы не пользуемся. Она могла бы готовить прямо здесь.

— Мы занимаемся кофе, а не выпечкой, — высказалась Трейси.

— Мы можем заниматься и тем, и другим! Она готовит кексы без глютена, и они великолепны, она может приготовить что угодно. А ещё ей скучно. Она предложила моей бабушке и её подругам связать им тёплые наколенники. А съехать от меня она не может, потому что у неё нет работы. В этой ситуации выиграли бы все. Пожалуйста, Трейси!

— Что ж, звучит логично.

— Правда? — лично Майк чувствовал, что его речь безнадежно путалась, но раз так, отлично.

— Нет. Но я и правда подумывала об этом. Ты прав, она хороша в своём деле. Как представителя пищевой индустрии меня оскорбляет тот факт, что она ещё не работает в этой сфере. Знаешь, я на днях зашла в то заведение, «В форме маффина», и рецензии себя оправдали, место действительно отличное. Думаю, они сглупили, когда не взяли её к себе.

— Ясно, — ответил Майк.

— Я подумаю, ладно? Пока не знаю, мне нужно все обмозговать. Но это не значит, что я говорю «нет».

— Ребята? — позвал их Рассел. Майк вышел из кабинета и увидел, что к Расселу уже образовалась очередь.

— Простите за ожидание, мы сейчас вами займемся, спасибо за ваше терпение, — сказал он покупателям и начал помогать с наполовину готовыми напитками. Вдвоем с Расселом они быстро управились с очередью.

— Прости, не хотел прерывать ваш разговор, — сказал Рассел. — Не было бы такой толпы, я бы вас не трогал.

— Не переживай. Мы все равно почти закончили, а клиент всегда стоит на первом месте. Всё нормально, — Майк взглянул на него; Рассел выглядел уставшим, его темные кудри хаотично лежали на лбу. — У тебя скоро тест?

— На этих выходных, — ответил Рассел. — Если я не сдам, то в следующий раз не скоро пойду туда снова. К тому же, если я не попаду в медицинский в следующем году, что мне вообще тогда делать?

— Работать здесь, — ответил Майк с мягкой улыбкой. — Возьмешь больше смен. Снова сядешь за учебу. Пойдешь на подготовительные курсы, может, возьмешь меня для помощи в подготовке, сделаешь всё, что нужно, чтобы сдать.

— Наверное.

— Не бросай свои мечты.

— Звучит избито, но в этом есть смысл, — проговорил Рассел. — Можно личный вопрос?

— Можно, — ответил Майк.

— Ты не хотел пойти в юридическую школу?

— Хотел. Но ты ведь хочешь знать, почему я не пошёл, верно? Почему я здесь, варю людям кофе?

— Да, но это личное. Ты не обязан отвечать. Я бы не хотел о таком говорить, — сказал Рассел.

— Ничего страшного в этом нет. Я больше не злюсь из-за того, что произошло. Я совершил ошибку и мог её исправить, если бы поработал над этим. Я и сейчас могу её исправить, но теперь не знаю, хочу ли я этого.

Рассел нахмурился.

— Слушай, всё это сложно. Вот ты хочешь стать врачом, так? Почему?

— Мне хочется помогать людям, исправлять что-то в их жизни или хотя бы делать её немного лучше. Знаю, работа непростая, но, думаю, оно того стоит, если в награду получаешь жизнь, в которой есть цель. И она интересная. Мне это нравится. Мне хочется приходить домой после долгого рабочего дня и знать, что я спас чью-то жизнь.

— У меня не было подобных причин, когда я хотел стать юристом. Видишь, всё дело в том, что мечты могут измениться. Сейчас моя мечта заключается в том, чтобы ты отлично сдал тест. Возьми эту планку. Можешь заодно припомнить другие спортивные метафоры.

— Если я провалюсь… — начал Рассел.

— Если ты провалишься, то пару дней дашь себе пострадать, а затем ещё пару дней будешь думать о том, действительно ли хочешь пройти этот тест. А потом соберешься и решишь: либо ты проходишь этот путь снова, либо двигаешься дальше.

— Не очень-то ты хорош в мотивационных речах.

— Кто бы говорил, — ответил Майк. — Серьезно, не переживай об этом. Ты отлично подготовлен. Иди туда с мыслью, что ты всё сдашь, потому что так оно и есть. Но для начала приготовь людям кофе.

Одним из этих людей оказался Харви, и Майк почувствовал, как в груди что-то едва ощутимо заклокотало. Как глупо, у них ведь было всего три свидания, одно из которых прошло буквально прошлым вечером. Слишком рано, чтобы чувствовать этот трепет в груди.

Харви поймал его взгляд и едва заметно улыбнулся.

— Трейси у себя? — спросил он.

— Ага.

— Я скоро вернусь, — Харви скользнул за стойку и прошёл в кабинет Трейси. Странно, раньше такого не случалось.

Майк принялся помогать Расселу с посетителями. Заказы были стандартными, но этого хватило, чтобы отвлечь его от мыслей о том, зачем Трейси разговаривать с юристом и связан ли этот разговор с теми бумагами и счетами, что она разбросала у себя на столе. Майк не относил себя к людям, которые легко впадали в панику, строили необоснованные теории или делали выводы, не основываясь ровным счетом ни на чем конкретном.

Однако он волновался. А Харви всё же работал юристом.

Тот вернулся довольно быстро, и раз уж их беседа оказалась такой короткой, то речь и правда не могла идти о серьёзном деле.

— Рейчел будет на связи, — сказал Харви, на что Трейси кивнула и помахала ему.

— Твой пряный латте, — сказал Майк и поставил стаканчик на стойку. Он не собирался ни о чем спрашивать. Нет, нет, совсем нет. Это вообще не его дело.

— Ты сегодня свободен? — поинтересовался Харви, скользнув пальцами по руке Майка и задержав их настолько, что бесполезно было бы потом оправдываться и говорить, что он лишь забирал свой стаканчик с кофе. Майк почувствовал, как его пульс подскочил, совсем немного, потому что наконец-то они могли позволить себе такие прикосновения.

— Да, — ответил он, и Харви улыбнулся, но пришлось поправиться: — Нет, нет, мне нужно навестить бабушку.

— Хм, — промычал Харви.

— Я давно к ней не заходил. Она спрашивала, как я и чем занимался, мне нужно заглянуть к ней. Это важно, у неё, кроме меня, больше никого нет.

Кроме него и Дженни, очевидно.

— Тогда я позвоню потом.

Майк дождался, когда Харви уйдет, после чего рухнул головой на стойку.

— Боже.

— Знаешь, ты общаешься с людьми куда лучше, когда не смущаешься, — выдал Рассел.

— Смотрю, ты и сам не мастер вдохновляющих речей.

— Просто хочу сказать, что его «хм» означало «хм, посмотрим, смогу ли я перенести свои охренительные планы на другой день», а не «хм, ну вот, я больше не хочу встречаться с этим идиотом».

— Личный опыт? — спросил Майк.

— Ещё бы, огромный. Такое случается, не грузись по этому поводу. Ты все ещё ему интересен.

Майк выпрямился и взглянул на Рассела, чтобы понять, не врет ли тот.

— Вау, да уж, Трейси меня предупреждала, что ты умён, но не всегда можешь верно понять других людей, я ей не верил. До этого момента, — высказался Рассел.

— Ты ведь сейчас пишешь Силии об этом, да?

— Вообще-то нет, но теперь точно напишу.

::



К бабушке Майк отправился сразу после работы. Её соседка, Милдред, чувствовала себя лучше, поэтому хотела сыграть в карты. Они сыграли в шипшед на деньги. Милдред играла в карты несколько десятков лет, с её опытом сложно было тягаться, а бабушка Майка стала самым настоящим виртуозом в игре. Если бы их ставки были повыше, Майк бы уже давно остался без штанов.

Трейси позвонила, когда он ехал домой.

— Можешь привести завтра Дженни? — спросила она.

— Конечно, — Майк как раз увернулся от машины.

— Ты что, разговариваешь по телефону и едешь на велосипеде?

— Уже нет, — ответил он и сбросил звонок.

Дженни занималась раскаткой теста для пирога, когда Майк заявился домой.

— Думаю, если изменить набор специй, то получится ещё вкуснее. Всегда есть, куда расти.

— Какие планы на завтра?

— Если сегодня все получится с яблочными пирогами, завтра займусь голубикой. Но это не срочно. Что-то случилось?

— Можешь пойти на работу со мной? — спросил Майк.

— Хм, — Дженни взяла противень и аккуратно отправила на него первый слой пирога, осторожно затем отрезав ненужную часть. Она набросала муки на скалку и начала раскатывать новую порцию теста.

— Не подумай, ты не обязана, — уточнил Майк, — но Трейси попросила привести тебя к ней, она хочет с тобой поговорить.

— Я не хочу работать бариста, — ответила Дженни. — Хотя, если уж ты выгоняешь меня, я приму любое предложение о работе.

— Я тебя не выгоняю. И готовить ты будешь не кофе, а выпечку, — сказал Майк.

Она взяла новый противень и уложила на него ещё один слой, затем сделала шаг назад, подняла руки и провела ими по лицу.

— У тебя тут мука, — заметил Майк.

— Потом вытру, — она взяла ещё один кусок теста и слегка помесила его, затем присыпала сверху мукой. Пробежала рукой по скалке, нахмурилась и добавила муки ещё и на неё.

— Дженни?

Она опустила скалку на тесто и прижала щеку к собственному плечу.

— Я думаю!

— Ладно, — ответил Майк. Счастливой она не выглядела. Он думал, Дженни обрадуется, правда, он и не был идиотом, чтобы высказывать ей сейчас свои мысли об этом. — Но?

Дженни посмотрела на него. Майк не знал, чего ждать.

— Это ты попросил её меня взять?

Майк нахмурился.

— Мы обсуждали это. Она сказала, что сама думала об этом, но, да, технически это я подбросил ей эту идею.

— Майк, я, — начала Дженни, её голос дрогнул.

Телефон Майка зазвонил, и Дженни вздрогнула.

— Ты что? — спросил он.

— Ты не собираешься ответить?

Майк вытащил телефон из кармана. Ему звонил Харви, и ответить хотелось до ужаса, но ему казалось, что если он это сделает, то разрушит момент. Если его можно было так назвать.

— Я прогуляюсь, ладно? Мне нужно подумать. Ты возьми трубку или займись чем-нибудь, неважно. Не трогай пироги, иначе я вскрою тебя живьём, — Дженни схватила ключи и захлопнула за собой дверь.

Майк ответил на звонок, потому что, пойди он за ней, и всё закончилось бы не самым лучшим образом.

— Да, — сказал он.

— Да? — спросил Харви.

— Как дела?

— Как насчет вторника? Перенесём то, чем ты не смог заняться сегодня.

Майку следовало посмотреть свое расписание, но ответ сорвался раньше:

— Вторник подойдёт.

— Отлично, — сказал Харви.

— Отлично, — отозвался Майк. И что теперь? У них намечается глупый телефонный разговор? Майк не был уверен, что сможет сосредоточиться на нём. В голове так и звучал надорванный голос Дженни и громкий хлопок двери за её спиной.

— Всё в порядке? — спросил Харви, и Майк понял, что между ними повисла неловкая пауза. Замечательно.

— Тебе когда-нибудь приходилось разговаривать с людьми, у которых совершенно иная точка зрения на вопрос, и ты просто не понимал бы, как вы вообще пришли к тому, к чему пришли?

— Иногда, с клиентами. Тебе стоит просто расслабиться и попробовать понять их точку зрения, а затем прийти к ней самому, исходя из собственных аргументов, чтобы вы смогли потом прийти к общему знаменателю.

— Точно, — ответил Майк.

— Ну и что ты натворил? — спросил Харви.

— Почему ты думаешь, что я что-то сделал?

— Если бы не сделал, сейчас бы так не переживал об этом. Но ты не обязан мне рассказывать.

— С кем-то мне нужно это обсудить, но пока я хочу сам всё обдумать, — ответил Майк.

— Хорошо. Не знаю, как у меня получится с расписанием в ближайшие пару дней, но, если я смогу, то зайду к тебе. Если нет, то увидимся во вторник.

— Звучит отлично, — откликнулся Майк. — Можешь сказать, что мы будем делать?

— Сам всё узнаешь, — ответил Харви. — Увидимся.

— Пока, Харви.

Он убрал телефон обратно в карман и провёл рукой по волосам. И что ему делать теперь, пока не вернулась Дженни? Майк заметался по квартире, приходилось перепрыгивать для этого через сумку Дженни и огибать диван, чувства удовлетворения от этой ходьбы он совсем не испытал.

Майк взглянул на оставленные на столе вещи. Если Дженни не вернется в скором времени, тесто наверняка подсохнет, хотя он и не знал всех тонкостей готовки. К тому же, пусть Дженни и не была жестоким человеком, но он поверил ей, когда она сказала, что выпотрошит его, если он тронет на столе хоть что-то.

Он налил себе воды и начал цедить её, лишь бы чем-то себя занять — ему едва ли хотелось пить. К тому времени, как стакан опустел, Дженни уже вернулась.

— Прежде, чем ты скажешь хоть что-нибудь, мне нужно тебя спросить кое о чём, — сказала она и вновь взялась за скалку. Майк сделал шаг назад и прижался к холодильнику на случай, если она вдруг замахнется ею. Не то чтобы он всерьез считал, что Дженни захочет, но лучше уж заранее себя обезопасить, чем потом жалеть об этом.

— Разумеется, — кивнул он, когда понял, что она ждёт ответа.

— Ты видишься с Тревором?

— Вообще-то нет. В последний раз я с ним говорил у вас на ужине. А перед этим мы слишком давно не общались.

— Хорошо. Думаю, я должна была понять, что он мне врёт. Почему ты заговорил с Трейси обо мне?

— Хм. Я просто считаю, что ты отлично справляешься со своей работой. Силия продолжает раздавать твою выпечку своим любимым посетителям, а те всё время возвращаются и просят ещё. Я решил, что для бизнеса это будет лишь плюсом.

Дженни взяла ещё один противень и уложила в него новый слой.

— Сколько ты собираешься сделать пирогов?

— Несколько. Мне нужно посмотреть каждый вариант. И тебе, кстати, тоже. Если честно, мне нужно мнение нескольких человек, поэтому, если Силия или ещё кто-то заинтересуется, будет здорово. Но мы с тобой ещё не закончили. Мне приятно знать о том, что людям нравится моя выпечка, но ты лишь поэтому поднял этот вопрос с Трейси?

— Тебе, что, весь мой мыслительный процесс рассказать?

— Не смей смеяться надо мной, — Дженни ткнула в его сторону скалкой. — Тебе кажется, что это ерунда, но мне нужно знать.

— Хорошо, — ответил Майк. — Сегодня утром я говорил с бабушкой по телефону, и она сказала, что ты заходила к ней, принесла выпечку и ещё связала ей кое-что. Я решил, может, тебе одиноко. А ещё я подумал, что ты не можешь найти себе квартиру, потому что пока у тебя нет работы, и я ни в коем случае не жалею о том, что ты теперь живёшь у меня, но на днях у меня было свидание, а я не смог пригласить его к себе, потому что не хотел просить тебя уйти или прогуляться.

— Во-первых, — начала Дженни и опустила скалку на тесто так сильно, что послышался стук о столешницу, — мне не обязательно чувствовать себя одинокой, чтобы навещать твою бабушку. Она очень приятная, с ней интересно разговаривать, а ещё ей нравится, когда её навещают. И, может, я и пришла к ней, потому что ты был так мил со мной и приютил меня у себя, и потому что мне нравится чувствовать себя кому-то нужной, но мне понравилось у неё. Ты ведь приходишь к ней не от одиночества, ты проводишь у неё так много времени не только потому, что ты ответственный внук.

— Я люблю её, — признался Майк.

— Она замечательная, и мне было приятно зайти к ней, может, я буду её навещать, даже когда уже не буду жить здесь. А во-вторых! — Дженни снова громко опустила скалку и проделала большую дыру в тесте. — Черт побери!

— Дженни, — начал Майк.

— Заткнись. Просто заткнись. Ты считаешь, что мне одиноко и что мне нужно помочь разобраться в моей жизни, думаешь, что я сама не в состоянии, что я не могу найти себе работу, и поэтому ты с этим своим огромным добрым сердцем сделал это для меня, хотя на самом деле ты в тайне ненавидишь саму мысль о том, что я живу здесь. Ты ведь мог просто сказать! Элис скоро вернется, и я смогу пожить у неё. Я оставлю тебе все эти пироги за то, что приютил меня.

— Дженни, — Майк уже не знал, что сказать. Да и что он мог?

— Можешь просто, — голос Дженни надорвался. Она прикрыла лицо руками. — Вот же черт!

— Эй, послушай, прости. Большинство людей считают меня странным, потому что я так часто навещаю бабушку, поэтому я привык к тому, что никто так не делает, но я тебя понимаю. Можешь приходить к ней, им там нравится, когда кто-то приходит, потому что не всех стариков навещают. Попроси их научить тебя играть в карты, они всегда обдирают меня, когда я прихожу, поэтому они с радостью научат тебя тому же.

Дженни принялась собирать тесто в одну массу. Майк прекрасно понимал, что она избегает встречаться с ним взглядом.

— Я не думаю, что ты не способна на что-то, — сказал он. — Дженни, мы ведь давно знакомы, да? Я не думаю о тебе так! Я считаю, что ты отлично со всем справляешься, но ты просто немного застряла на месте, и в этом нет твоей вины, и если ты примешь помощь, то это не будет значить, что ты чего-то не можешь сделать сама. Трейси предоставила мне невероятный шанс когда-то, и, если бы не она, я не был бы сейчас вот таким. Она знала, что я справлюсь, но мне всего лишь требовалась помощь.

Дженни провела ладонью по лицу и оставила ещё больше пятен от муки.

— Я пойду с тобой и поговорю завтра с Трейси, потому что было бы невероятно глупо упускать такую возможность. Но ты тоже должен понять, что тебе не нужно исправлять мою жизнь за меня.

— Обещаю сразу же рассказать тебе, если мне в голову придет очередная гениальная идея, — сказал Майк.

Дженни рассмеялась так, словно только что плакала, однако это было не так, и Майк посчитал, что победа всё-таки осталась за ним.

— Как думаешь, уже поздно звонить Силии, чтобы она пришла и попробовала пироги? Они лучше, когда только испекутся.

Майк посмотрел на часы.

— Она скоро заканчивает смену. Узнаю, свободна ли она.

::



Примерно спустя час Майк закрылся в своей крошечной спальне и теперь сидел на постели и пытался углубиться в чтение книги по программированию, которую он взял в библиотеке. Обычно с концентрацией проблем у него не было, Майк быстро читал и легко запоминал прочитанное.

Но на этот раз сконцентрироваться оказалось сложнее, потому что Силия захватила с собой Рейчел и шоколадный ликёр, и теперь они с легкой руки беспорядочно мешали ликёр с кофе без кофеина, пока болтали с Дженни и ждали, когда допекутся пироги. В целом, это благодаря уверенности Силии в том, что ей в кружке нужен больше ликёр, чем кофе, Майк и оказался в собственной спальне.

Но он не возражал. Хотя Рейчел была приятной, и ему нравилось думать, что с Силией он крепко подружился, а Дженни наконец-то казалась счастливой, девушки упоминали имя Харви слишком уж часто, а затем смеялись, и от этого в душе у Майка поселились смутные сомнения по поводу темы их разговора. Они немного затихли, а с тех пор, как Майк закрыл дверь в комнату, разобрать, что происходило на кухне, едва ли удавалось.

«Если твоя помощница завтра придет на работу и будет рассказывать невероятные и глупые истории обо мне, не верь ничему», — Майк написал Харви об этом, только чтобы прикрыть желание просто ему написать.

«Что за истории я могу услышать?» — Харви ответил почти сразу.

«Не знаю. Я прячусь в своей спальне».

Телефон зазвонил, и Майк ответил.

— Да?

— Ты прячешься в собственной спальне? — спросил Харви.

— Они пьют кофе без кофеина с ликёром. У меня был всего один выход, — объяснил Майк.

— Кофе с ликёром?

— Уже поздно, а другой алкоголь, похоже, плохо идёт под пирог.

— Пирог?

— Дженни пробует новые рецепты. Ей были нужны первые испытатели, — сказал Майк.

— А ты прячешься в своей спальне от трёх женщин, алкоголя и пирога.

— Я читаю, — сказал Майк, — и разговариваю с тобой.

— Ты уладил свои проблемы?

— В каком-то смысле. Я бы сказал, частично, — Майк захлопнул книгу, потому что запал он потерял, и потом разлегся на постели. — Что мы будем делать во вторник? Пойдем в какое-то роскошное место?

— Так ты пытаешься спросить, как тебе одеться? — уточнил Харви.

— Разумеется, я не пытаюсь узнать, как мне одеться. Но ты вечно носишь костюм-тройку, с тобой никогда не угадаешь.

— Ты разговариваешь с Харви? Потому что нам нужно, чтобы ты вышел и разрешил наше неравенство голосов, — Силия постучалась к Майку.

— Мне лучше ответить. Увидимся, — сказал тот Харви. Он распахнул дверь и нахмурился, увидев Силию. — Я читал.

— Ты с кем-то разговаривал! И упоминал костюмы. А это же очевидно указывает на Харви, потому что ты костюмов не носишь.

— Так что там с вашими голосами? — спросил Майк и, оттолкнув её, прошёл мимо. Пироги лежали по всей кухне, почти съеденные.

— Мы сошлись до трёх вариантов, но нужно твоё мнение тоже, попробуй пироги и скажи, какой тебе нравится больше, — попросила Дженни.

— Что ж, раз уж выбора у меня всё равно нет, пожалуй, я съем немного.

Рейчел собственнически прижала к себе противень с одним из пирогов, но Майку удалось попробовать остальные, когда он устроился на кухне.

::



Майк постучался в ванную. Если Дженни не поторопится, он опоздает на работу. Она может прийти в любое время и увидеться с Трейси, времени для разговоров будет полно, а ему нужно следить за Прией, и у Майка уже не получится позвонить и попросить подменить его.

К счастью, Дженни распахнула дверь. Она принимала душ, потому что волосы были мокрыми, а зеркало запотело, Дженни вышла в одном полотенце.

— Прости, пироговое похмелье, — объяснила она.

— После пирогов не бывает похмелья, — сказал Майк.

— Бывает, если объешься ими. Оказалось, что варианты Д, Е и Ж совсем не удались, не стоило мне их готовить.

— Я понял, но я опаздываю на работу, и всё такое, так что можно мне в ванную?

— Точно! Да, прости, — Дженни отскочила в сторону. — Думаю, я успею выйти вместе с тобой.

Майк принял душ на скорую руку, правда, не слишком быстро, потому что пришлось ещё и побриться, а затем выбежал из ванной. Дженни уже оделась и собрала оставшиеся пироги, Майк натянул на себя одежду, подхватил бумажник и ключи.

— Ты сможешь это донести? — спросила Дженни и вручила ему закрытые противни с пирогами.

— Ты понесёшь всё это? — спросил Майк. — Здесь же много.

— Рейчел сказала, что возьмёт немного на работу, а Силия заберёт один пирог для своей соседки, к тому же, нужно принести образцы для Трейси.

— Она ведь уже знает, как ты готовишь.

— Это другое. Тогда ты приносил выпечку на работу и делился ею с коллегами. А теперь это я, и я на собеседовании, и мне нужно произвести хорошее впечатление.

Прия обнаружилась в кофейне, она завязывала фартук и убеждала Рассела в том, что он вот-вот пропустит свой тест, что она справится и без него, а Майк должен подойти с минуты на минуту.

— Прости, опоздал, — сказал Майк. — День теста? Иди, надери им задницу и покажи всем, насколько я крут.

— Хорошо, — отозвался Рассел. — Пойду, попытаюсь.

— Приходи потом, если захочешь отпраздновать или погоревать.

Рассел махнул рукой и вышел из кофейни.

— Трейси, наверное, у себя, — сказал Майк и указал Дженни на нужную дверь. — Можешь к ней зайти, она тебя ждет.

— Хорошо, а ты подержи пироги для Рейчел, — сказала та. — А вот этот можешь взять и раздать посетителям или съесть сам.

— Ты приготовила нам пирог? — спросила Прия.

— Она сделала их так много, что заработала пироговое похмелье, — объяснил Майк.

— Я и не знала, что такое возможно.

— Я тоже, — сказал Майк.

Дженни закатила глаза и отправилась к Трейси. Они проговорили полчаса в её кабинете, пока Майк показывал Прие, как приготовить кофе холодным способом, и вовсе не шпионил за ними.

— Итак, — Трейси явно продолжала их разговор, — не знаю, захочешь ли ты готовить здесь, но у нас есть кухня, и мы ею не пользуемся.

Она повела Дженни на кухню.

— Почему ты просто не присоединишься к разговору, если тебе так интересно? — спросила Прия, и Майк понял, что совершенно не замечал, о чём она говорила, пока пытался незаметно подслушать разговор Дженни и Трейси.

— Дженни сказала, что мне нужно дать ей возможность строить её жизнь самой и не вмешиваться, — объяснил он. — Так что я не вмешиваюсь.

— Ясно. Слышала, ты даёшь частные уроки по подготовке к юридической школе. Не расскажешь об этом?

Майк рассмеялся. Прия бы отлично влилась в их компанию.

— Ты не можешь уйти от нас так скоро.

— Я планирую взять хотя бы год перерыва, но подготовиться не помешает, верно?

Трейси с Дженни провели ещё около получаса на кухне, пока Майк объяснял Прие основы проведения тестов и советовал, как лучше подойти к подготовке.

В кофейню вошла Рейчел, но отмахнулась, когда Майк собирался передать ей пирог, вместо этого она направилась на кухню к Трейси и Дженни.

— Тебя всё это беспокоит, да? — спросила Прия.

— Порядок, — ответил Майк. — Они меня отвлекают, но я в порядке. Перейдем к тому, как прибраться и что в каком порядке делать.

::



Дженни и Трейси пришли к соглашению, в детали которого Майка никто не посвятил, (однако, судя по всему, касалось оно пирогов, потому что эксперименты с фруктовой начинкой лишь удвоились) и бизнес пошёл в гору в течение суток, загруженность в кофейне стала такой, что Майк уже подумывал нанять ещё одного человека. Им повезло, потому что заявления с прошлых собеседований ещё лежали у него.

Он сбросил с себя ночную смену вторника, однако пришлось за это побороться, потому что, когда Рассел узнал, что ему придется остаться за старшего один на один с Прией, он едва не расплакался. Но Силия объяснила ему, что Харви уже несколько дней тайно планировал что-то на ночь вторника, на что Рейчел добавила, что они все здесь разрыдаются по-настоящему, если Майку придётся вновь всё отменить. К тому же, Майк так долго ждал их встречи, что, казалось, будто прошла уже целая вечность. Силия согласилась приехать, если катастрофа у Рассела с Прией всё же случится, поэтому Майк ушёл после своей смены, чтобы принять душ и переодеться в ту одежду, которая не отдавала бы запахом кофе.

Он спустился к подъезду, потому что ему казалось странным заставлять Харви звонить ему и просить выйти. Вскоре он увидел дорогую машину, которая плавно притормозила у его дома, на этот раз Харви был не за рулём. Он вышел из машины, весь из себя элегантный и идеальный в свободных коричневых брюках и голубой рубашке на пуговицах. Майк на мгновение поздравил себя с тем, что его выбор пал на штаны цвета хаки и не-слишком-ужасную зеленую футболку-поло. Харви проводил его до машины, словно бы привычным жестом опустив руку ему на пояс. Раньше он такого не делал, но Майк понял, что легко сможет к этому привыкнуть.

— Когда ты сказал, что собираешься меня забрать, я думал, ты… не знаю, в общем, не думал, что ты приедешь с водителем, — сказал Майк.

— Так удобнее, если нужно мотаться по городу, — объяснил Харви. — Мне не нужно думать о дороге, искать парковочное место, зато я могу подъехать к нужному зданию, к нужным дверям, когда захочу.

— Или ты мог бы ездить на велосипеде.

— Тоже хороший вариант, но кататься на нём в плохую погоду — не самое моё излюбленное занятие, и на встрече с клиентом мой костюм не должен быть весь измят.

Майк закатил глаза.

— Но сейчас ты едешь не на встречу с клиентом.

— У меня кое-что в багажнике, и я не смог бы уместить все это на велосипед, — объяснил Харви.

— Скажешь мне уже, куда мы едем, или что у тебя в багажнике? — спросил Майк.

— Мы уже почти на месте! Похоже, сюрпризы ты не любишь. Но, я уверен, этот тебе понравится. В любом случае, меня никто не предупредил о том, что ты так ненавидишь сюрпризы, представляю, как кому-то не повезёт, если тебе приготовят вечеринку-сюрприз.

— Сегодня не мой день рождения, — вставил Майк.

— А у нас и не вечеринка-сюрприз, поверь мне. Не хотелось спрашивать у Трейси, любишь ли ты сюрпризы на свиданиях, поэтому я организовал всё в довольно сдержанной форме.

— У этой женщины уши как у летучей мыши, уверен, она и без того уже знает, что ты там задумал.

— Переживу, — ответил Харви.

Машина остановилась, и Харви открыл дверь, вышел сам, а затем подал Майку руку, чтобы помочь выбраться. Он подержал его ладонь ещё пару секунд, после чего несильно сжал его пальцы и отпустил.

Если Харви станет вытворять такое весь вечер, Майк не доживёт до его окончания. Так или иначе, они оказались на пристани.

— У тебя собственная лодка?

Водитель вытащил из багажника небольшой холодильник, а Харви отошёл, чтобы ему помочь.

— Спасибо, Рей. Как всегда, идеально. Майк, боюсь, мне понадобится твоя помощь. И нет, лодки у меня нет, зато есть много коллег и помощников, а у некоторых из них есть лодки.

Майк подхватил холодильник с другой стороны и отправился следом за Харви по пристани к средних размеров лодке, на борт которой они и взошли.

— Мистер Спектр? — обратился к нему один из рабочих на лодке, спрашивая разрешения.

— Мы готовы, если вы готовы, — ответил Харви.

На лодке — яхте, предположил Майк — кухня была больше той, что находилась в его квартире. Харви совершал какие-то, на вид, невероятно сложные пасы над кастрюлями и сковородками, да и ещё бог знает над чем, потом он передал Майку тарелку с супом и ещё одну, на которой были сложены маленькие слоёные булочки.

— Снаружи есть стол, — сказал он.

— Хорошо. А ты идёшь? — спросил Майк.

— Мне нужно приглядывать за плитой и закончить салат.

— Тогда я поем здесь, — ответил Майк и осторожно поставил свою тарелку с супом на свободную часть стойки. Тарелка была тёплой, но ровно настолько, что «ещё немного, и я обожгу твои руки, если будешь меня так долго держать».

— Устраивайся, — сказал Харви. — Это биск из омара.

Майк набрал ложку и отправил её в рот. Температура оказалась в самый раз. После того, как Майк оценил её, его разом накрыло богатым, сочным, кремовым вкусом.

— Вкусно?

— Ммм, да, — ответил Майк. Харви нарезал что-то цветное очень острым ножом. Как и с вождением, его движения казались умелыми и неожиданно сексуальными. Когда он закончил нарезать, то скинул всё в миску с салатом.

— Попробуй вот это, — Харви указал на слоёные булочки, — они отлично идут с супом.

— У меня руки заняты, — ответил Майк. Он съел половину супа, тот оказался ужасно вкусным.

Харви подошёл ближе, взял одну булочку и положил себе в рот. Затем он взял вторую и протянул Майку, который открыл рот, чтобы Харви положил её туда. Булочка была всего на один укус, поэтому Майк сомкнул губы и лизнул большой палец Харви, пока глотал. Глаза Харви потемнели, и он взял ещё одну булочку, чтобы протянуть её Майку. На этот раз тот накрыл губами два пальца и пропустил между ними язык, прежде чем отстраниться.

— Вкусно, — сказал он. Голос звучал чуть грубее обычного, и Майк вернулся к супу, чтобы немного отвлечься.

— Вкусно, — повторил Харви, прочистил горло и принялся за собственную тарелку супа. — И правда получилось неплохо, удивительно.

Майк закончил с супом и аккуратно поставил тарелку в раковину.

— Можно мне взять ещё булочек, даже если я доел суп?

— Всё, что захочешь, — улыбнулся Харви.

Майк взял ещё одну булочку. Внутри у них оказалась сырная начинка, которую он не заметил раньше, потому что его отвлекали пальцы Харви. Булочки ему понравились даже больше супа, если такое вообще было возможно. Майку пришлось слизывать масло с собственных пальцев, пока Харви жадно наблюдал за каждым его движением, замерев с ложкой у рта. Большой палец Майк облизал последним.

— Мммм, — застонал он.

Харви тяжело сглотнул.

— Не хочешь приступить к салату? Здесь шпинат, мандарины, клубника, грецкий орех и апельсиновый сок в качестве соуса.

— Звучит отлично.

Салат оказался именно таким, как и обещалось. Ингредиенты и вкус отлично смешались. Майк бы никогда и не подумал о том, чтобы скинуть всё это в одну тарелку, однако все перечисленные ингредиенты были буквально созданы друг для друга.

Харви быстро расправился с салатом, накалывая на вилку небольшие порции, пока проверял, всё ли нормально на плите и в духовке.

— В холодильнике бутылка вина и два бокала, — сказал он и махнул рукой в нужную сторону. — Если ты пьешь вино.

— Что будешь делать, если нет? — спросил Майк.

Харви скривился.

— Переключусь на воду, наверное. Или выпью всю бутылку один, но тогда будет сложно приготовить десерт.

Майк сжалился над ним и достал бутылку.

— Шато Мон-Редон, — прочитал он на этикетке. — Французское.

— У тебя отличный язык, — ехидно прокомментировал Харви. — Это Шатонеф дю Пап, 1998 года. Я приобрел одно 2001 года пару месяцев назад, но подумал, что доставать его слишком рано, а вот 1998 подойдет.

— Как ты выдерживаешь вино в нью-йоркской квартире? — спросил Майк. — Разве тебе для этого не нужен подвал?

— Есть специальные охладительные камеры для этого, — объяснил Харви.

— У тебя есть холодильник для вина? Я в этом не слишком разбираюсь, но это круто.

— Важно хранить вино в тёмном месте и поддерживать температуру, она не всегда должна быть низкой, — пояснил Харви.

— Значит, ты можешь просто укрыть его одеялом и оставить в углу?

— Это вино, а не птичья клетка.

Майк сделал небольшой глоток.

— Вкусно, — сказал он. — Мы его будем пить с основным блюдом?

— Стейком, картошкой и брокколи. Уже почти готово. Там есть свечи, чтобы поставить на стол, можешь их зажечь.

— Ужин при свечах? — спросил Майк.

— Можешь есть в темноте, если хочешь, а я предпочитаю видеть свою еду.

Стол снаружи уже был готов, поэтому Майк лишь поставил бокалы с вином и зажёг свечи. Ещё не стемнело, но солнце уже клонилось к закату. Ужин у них точно прошёл бы не при свете дня.

На кухне Харви выкладывал на тарелки стейки с чем-то, похожим на голубой сыр, и брокколи, после чего он вытащил из духовки пирог.

— Что это? — спросил Майк.

— Пирог-галета с картофелем. Обычно готовится ещё и с сыром. Тебе понравится.

— Выглядит аппетитно.

— В этом весь смысл, здесь всё выглядит аппетитно. Картошка мелко режется и укладывается под слой сыра, а затем запекается. На подготовку блюда уходит какое-то время, но само по себе оно очень простое.

— Тебе следовало сказать, что всё это очень сложно, и ты не вылезал с кухни часами. Тогда бы получил максимальную степень признательности, — сказал Майк. — Ты высоко поднял мои ожидания, теперь придётся потрудиться, чтобы им соответствовать.

— Неважно, — ответил Харви с мягкой, искренней улыбкой, от которой сердце Майка пропустило удар.

— Я лишь хотел предупредить, — сказал он. — Раз тебе неважно, то и мне тоже.

Харви поставил тарелки на стол, после чего выдвинул стул Майка для него. Позволив за собой поухаживать, Майк сел на стул, и Харви задвинул его в лучших традициях хороших манер.

Картошка оказалась очень вкусной, просто фантастически. Стейк тоже, брокколи на их фоне казались довольно пресными, и, в целом, само блюдо после роскошного начала ужина показалось простым.

— Значит, вино из Авиньона? — спросил Майк.

— Да, с берегов Роны, — ответил Харви. — Думал, ты не пьешь вино.

— Нет, но Шатонеф дю Пап — это ведь новый дом Папы во Франции, единственный раз, когда Папа выезжал за пределы Рима*, был в Авиньонский период. К тому же, говорят, что в то время при папстве активно поддерживалось винное производство. Конечно, не сказано, что происходило это конкретно в Авиньоне.

— Но похоже, что именно там родина этого вина, — закончил Харви. — Я бывал там пару раз во время отпуска. Там красиво.

— Никогда не был за пределами старых добрых штатов, — признался Майк. — Но когда-нибудь поеду, если выдастся возможность. Почему ты сказал, что вино 1998 года лучше?

— Вино, сделанное не так давно, не слишком хорошее. Нужно дать ему постоять хотя бы лет десять, — объяснил Харви. — Если открыть его раньше, оно будет довольно грубым на вкус. Чем вино старше, тем оно лучше. Конечно, большинство всё равно предпочитает вина Бордо, но с недавних пор я неравнодушен к Шатонеф дю Пап.

— Если честно, я предпочитаю пиво, — сказал Майк. — Вино я пью нечасто.

— Что ж, раз уж мы решили сознаться, я предпочитаю односолодовый виски. Но он не сочетается с нашим ужином.

— Похоже на то, — отозвался Майк. — Его я тоже пью редко. Часто ты бываешь за границей?

— Практически никогда, — ответил ему Харви. — Я много работаю, поэтому отпуск мне выдаётся редко. Но та поездка была подарком: я тогда стал партнером фирмы. И ничего не рухнуло, пока меня не было, поэтому, возможно, как-нибудь я смогу повторить её, если захочу.

— Веселее будет поехать с кем-то? — спросил Майк.

— Да, и если уж едешь отдыхать, то делай все правильно.

— Хотел сказать, что стейк очень хорош, — сказал Майк, — действительно, очень.

— Рад, что тебе нравится. Хотел спросить: ты решил свою проблему, о которой говорил тогда?

— По большей части, — ответил Майк и рассказал о том, что за проблема возникла у них с Дженни, о тестовом поедании пирогов и о том, что за разговор произошёл между Трейси и Дженни, после которого дела пошли в гору.

— Значит, тебе снова придется кого-то нанимать и тренировать новичка, и ты будешь занят на работе? — спросил Харви.

— Возможно. Хорошо, что дела пошли лучше, надеюсь, что Трейси сможет помочь мне с новичками или согласится, чтобы Силия взялась за их подготовку. Если Рассел сдал тест, он тоже может взять на себя больше обязанностей. Результаты придут через пару месяцев, поэтому сейчас всё зависит от того, насколько он уверен в том, что прошёл тестирование.

— А он уверен?

— Он считает, что справился, но всё равно сомневается. Думаю, скоро он успокоится. Он умный парень. Честно говоря, он отлично работает в кофейне, но в последнее время все его мысли занимало тестирование.

— Ты и правда веришь в него, — сказал Харви. — Хочешь десерт?

— Конечно. Что приготовишь?

— Думал о блинчиках. У меня есть голубика и сыр, который подойдет к ним.

Майк допил вино и принялся мыть посуду, пока Харви готовил блинчики. Тот попросил его расслабиться, но у Майка была набита рука: он часто мыл посуду, пока Дженни готовила, к тому же, Харви и так много сделал. По крайней мере, это было честно. И Майк не хотел сидеть снаружи в одиночестве. Пусть они молчали, но ему нравилось вот так находиться с Харви на кухне бок о бок.

Блинчики они съели снаружи, глядя на огни ночного города. Майк с уверенностью мог сказать, что уже бывал на лодках прежде, но совершенно не помнил, чтобы его окружала такая красота. Возможно, потому что он отвлекался на окружающих людей и не обращал внимания на вид.

Лодка уже возвращалась обратно к берегу, и Майк вновь настоял на том, чтобы помочь Харви всё убрать. Они закончили к тому времени, как причалили. Майк помог Харви погрузить почти пустой холодильник в багажник, после чего они сели в машину.

У его дома Харви вновь вышел первым и открыл перед Майком дверь.

— Спасибо за ужин, — поблагодарил тот.

Харви улыбнулся.

— Пожалуйста. Люблю готовить, к тому же, приятнее делать это для кого-то.

— Я… а, к черту, — Майк обхватил руками плечи Харви и притянул его ближе, чтобы поцеловать.

Получилось куда лучше, чем в первый раз, потому что тогда Майк не думал о том, что его ждёт. Харви обхватил одной рукой его талию, вторую положил на затылок и немного наклонил, Майк мог бы вечно стоять так и прижиматься к нему, их губы сталкивались в легких, чувственных поцелуях. Харви прикусил его нижнюю губу, и Майк не удержался от глубокого, грудного стона.

— Думал об этом с тех пор, как ты ел закуски, — выдохнул Харви ему в губы.

— Отлично, — Майк прижался ближе и снова поцеловал.

— К сожалению, — Харви немного отстранился. Он тяжело дышал, и Майк наклонился ближе, чтобы вновь припасть к его губам.

— Ммм? — выдал он, когда понял, что свою мысль заканчивать Харви не собирался.

— М? — тот прошёлся губами по подбородку Майка, после чего остановился, чтобы поцеловать его за ухом.

— Ты сказал «к сожалению», — напомнил Майк.

— Точно. Мне рано вставать, и я слышал, как Рейчел говорила что-то о тестировании новых пирогов, поэтому, возможно, если мы поднимемся наверх, то встретим их там.

— Вот черт, — простонал Майк.

— Я позвоню, — Харви снова поцеловал его, — или забегу.

— Всё сразу.

— Значит, всё сразу, — Харви успел оставить последний поцелуй, прежде чем отступить и вернуться в машину. — Спокойной ночи, — добавил он и захлопнул дверцу.

— Точно, меня ждет именно спокойная ночь, — буркнул Майк себе под нос.

*Речь идет об Авиньонском пленении пап в период с 1309 года по 1378, когда резиденция пап находилась не в Риме, а в Авиньоне (Франция).

::



На самом деле, спал Майк довольно хорошо после того, как ему всё же удалось уснуть, а утром он все ещё чувствовал приятную дрожь и радость. Он почти станцевал по пути в душ, но посчитал это глупостью, к тому же, Дженни могла проснуться и посмеяться над ним.

Открываться в этот день пришлось с Трейси, но оба настолько привыкли к работе друг с другом, к утренней загруженности, что им не нужно было разговаривать. Обычно они все-таки перебрасывались фразами, но на этот раз Майк слегка потерялся в собственных мыслях, думая о ногах Харви в скроенных на заказ брюках, о его плечах, обтянутых рубашкой, об усмешке на его губах, когда тот поражался чему-то, о вкусе и ощущении его пальца на собственных губах, когда тот кормил его закусками прошлым вечером.

Хорошо, Майк совсем потерялся в своих мыслях.

— Дженни здесь? — спросила Рейчел, которая пришла ближе к обеду и облокотилась на стойку.

— Да, на кухне, — ответила Силия, и Майк внимательно осмотрел её с ног до головы, потому что ожидал увидеть на её месте Трейси.

— Я здесь уже час, — сказала Силия. — Даже больше часа. Ты поздоровался, когда я пришла!

— Прости, — Майк не собирался сейчас объяснять, что творилось в его голове. — Тебе нужна Дженни? Мы можем её позвать.

— Нет, я просто хотела перекусить, а она говорила, что собирается приготовить фокачча и панини капрезе на обед, потому что, если они получатся, может, вы сможете подавать их здесь, — ответила Рейчел.

— Боже, звучит вкусно, — сказала Силия. — Я пока проверю, как там у неё дела. До этой минуты даже не думала, что я голодна.

С этими словами она отправилась на кухню.

— Можно я здесь разложу свои файлы? — Рейчел указала на самый большой стол в углу.

— Конечно. Взяла работу с собой?

Рейчел закатила глаза.

— Смутно припоминаю то время, когда нас не перегружали делами, давно такого не случалось. У меня сейчас собственное дело в жилищном суде, оно казалось простым, но, похоже, что-то в нём не так. В любом случае, здесь тише, надеюсь, я смогу сконцентрироваться на работе.

— Хочешь чаю? Или ещё чего-нибудь?

— Не откажусь от чая, — ответила Рейчел.

Майк вернулся за стойку, чтобы приготовить чай, и к его возвращению Рейчел уже разложила документы и фотографии по делу, раскидала их по всему столу. Скорее всего, существовала конфиденциальность в отношении дела, поэтому Майк старался не разглядывать фотографии, пока ставил чай на стол, но кое-что привлекло его внимание.

— Что? — спросила Рейчел.

— Этот ковер очень похож на тот, что был у Силии, мы помогали ей с переездом пару недель назад. Её аренда ещё не закончилась, но в квартире появились проблемы с клопами, и ещё Силия сказала, что хозяин — скользкий тип, поэтому она заставила меня и Рассела помочь ей с переездом, когда у нас был выходной.

Силия вышла из кухни и подошла к их столику.

— Обед на подходе, и там ещё хватит на пару человек, или мы можем никому об этом не говорить и съесть все сами.

— Си, Майк сказал, что этот ковер похож на твой из старой квартиры, — Рейчел передала ей одну из фотографий.

— Да, похож. Он просто ужасен, к слову. Так рада, что съехала оттуда и нашла другое место с новой управляющей компанией.

— Может, это мелочь, но можешь рассказать мне о своей старой квартире?

Майк вернулся за стойку. До обеда оставалось совсем немного времени, и обычно перед обеденной суматохой, когда редкие посетители старались перехватить кофе до общего перерыва, у них в кофейне стояло затишье. Майк задумался над тем, как Дженни удастся накормить их обедом во время работы, но Трейси была у себя, они могли бы попросить её помочь с посетителями и выкроить время на обед.

Силия и Рейчел сидели за столом, склонив головы друг к другу, и рассматривали фотографии, пока Рейчел лихорадочно делала какие-то пометки. Майк мог бы вернуться к ним и послушать их разговор, возможно, рассказать всё, что помнил сам, но для дела, скорее всего, он был бесполезен, к тому же, он бы не смог отвлечься на телефон с ними, потому что не хотел показаться грубым.

«Есть планы на обед?» — отправил он сообщение Харви. Если тот на встрече с клиентом или партнерами, то даже не ответит, однако он ведь всё равно иногда оставался в офисе один с этими своими адвокатскими делами, читая контракты или отписываясь клиентам. Разбирая обстоятельства дел. Если он не будет занят, то ответит Майку сразу.

«Оказалось, что встреча, назначенная на обед, только что перенеслась».

Майк едва не вскинул кулак от радости.

«Дженни собирается провернуть экспериментальный обед, не хочешь заглянуть?»

«Этот эксперимент не закончится пищевым отравлением?» — спросил Харви.

Майк усмехнулся.

«Думаю, нет. Это не такой эксперимент».

«Я зайду ненадолго».


— Пишешь своему любовничку? — крикнула Силия через всю комнату.

— Не смешно, — отозвался Майк, — и он мне не любовничек.

— Но ты ведь пригласил его на обед, потому что лучше бы тебе это сделать.

— Пригласил.

— Отлично, потому что я позвонила Прие и попросила её прийти пораньше и поработать немного с Трейси, чтобы ты взял перерыв побольше.

Спустя полчаса пришёл Харви, а Дженни как раз начала подавать первые панини. Он сел рядом с Майком за крошечный стол в углу кухни; им пришлось потесниться, чтобы уместиться, но Майк почему-то был уверен в том, что Силия и Рейчел не прижимаются друг к другу так тесно, соприкасаясь почти каждой частью тела. Не сказать, что он жаловался. Подвинув ногу, Майк закинул её на лодыжку Харви.

— Как идёт дело? — спросил тот.

— Думаю, у меня наметился прорыв. Нужно кое с кем поговорить и собрать все данные вместе. Хочешь прийти на процесс? — предложила Рейчел.

— Мне стоит прийти?

— Я справлюсь со всем.

— Тогда работай. Любой конференц-зал в твоём распоряжении, если нужно, и я приду тебя морально поддержать, если захочешь.

Майк заерзал и вытащил руку, чтобы было удобно есть, тогда Харви рядом с ним тоже подвинулся и опустил ладонь ему на колено, отчего Майк дёрнулся, а рука Харви прошлась выше, остановившись на внутренней стороне бедра.

Майк откусил от панини. Моцарелла подтаяла, помидоры отдали сок, а поджаренный хлеб идеально скрепил их вместе.

— О боже, как же вкусно, — застонала Силия, как только проглотила первый кусок. — Тебе нужно подавать обеды здесь. Соберёшь столько посетителей.

— Правда? — спросила Дженни. — Хлеб получился хорошим, но как панини в целом?

— Ты сделала себе? — спросила Рейчел.

— Он ещё готовится. Здесь нет оборудования, чтобы приготовить сразу много. Поэтому я решила сделать несколько заходов.

— Когда попробуешь сама, тогда и скажешь, нравится ли тебе, — ответила Силия.

— Вкусно получилось, — вставил Харви. Он отбивал какой-то ритм на ноге Майка, и тот едва не подавился очередным куском. — Удачное количество специй на хлебе, к тому же, всё вместе получилось просто, но вкусно. Аутентично.

— Харви был в Италии, поэтому знает наверняка, — сказала Рейчел.

— Но подлинность здесь такого значения не играет, — сказала Силия. — Не скажу, что не согласна, но мы ведь простая кофейня, мы хотим лишь разнообразить меню за счёт еды, поэтому необязательно придерживаться оригинальной кухни. Лишь бы блюдо было вкусным.

— Люди готовы платить за оригинальность, — сказал Харви, пока его палец выводил замысловатые фигуры на ноге Майка. И тот понятия не имел, что это за фигуры, потому что не мог сосредоточиться ни на чём: лишь на их с Харви попытке выглядеть непринужденно, пока руки последнего гуляли, где им вздумается.

— Ты покраснел, Майк, — сказала Дженни. — Ты случайно не заболел?

Харви прокашлялся, пытаясь скрыть смех, однако вышло у него не слишком хорошо.

— Всё в порядке, — ответил Майк. Рейчел перекинулась взглядом с Силией, после чего они обе посмотрели на Дженни. Майк наклонился ближе к Харви, если это вообще было возможно, учитывая, как близко они сидели.

— Да? — тихим, низким голосом отозвался Харви. Майк буквально чувствовал его дыхание.

— Ты ведь это нарочно.

— Ты первый начал.

Майк прекрасно знал, что сейчас три девушки с жадностью наблюдали за ними, но не мог оставить все так.

— Я бы никогда, — заявил он.

— Ты закинул свою ногу на мою.

— Ты… да между тем, что сделал я, и тем, что делаешь ты, целая пропасть, — ответил Майк. Похоже, от нормального голоса он перешёл на яростный шепот, но его оправдывал тот факт, что Харви нёс какую-то ерунду.

— Я бы сказал, меньше сотни сантиметров, — ответил тот, и если Майк уже подумал было, что ничего глупее тот выдать уже не может, то Харви смог его переубедить.

— Тебя, что, заводят ноги*? — спросил Майк.

— Нет, зато у меня скоро встреча, и мне нужно к ней подготовиться.

Харви поднялся, выпутавшись из рук Майка без особых усилий, тогда как тот был уверен, что запутался бы в собственных ногах, если бы сейчас встал.

— Дженни, всё было потрясающе. Спасибо, что позволила прийти.

— Рада, что ты смог заглянуть, — ответила та. — Приходи в любое время.

— Силия, рад был увидеться. Рейчел, не задерживайся, нам ещё нужно разобрать оставшиеся документы по слиянию. Майк, — позвал Харви, и тот повернулся в его сторону. Харви подтянул его повыше и оставил на губах горячий и слишком быстрый поцелуй. — Я позвоню.

Силия, Рейчел и Дженни проводили его спину взглядами.

— Он действительно звонит тебе, когда обещает позвонить? — спросила Рейчел.

— Кого это заботит! Его и правда заводят ноги? — встряла Силия.

— Пока что он перезванивал мне, когда обещал, и я не в курсе, заводят ли его ноги.

— Ты должен выяснить и всё нам рассказать, — сказала Силия.

— Я рассмотрю твоё предложение. У тебя осталось на добавку?

— Я думала отнести Трейси, но да, ещё есть, — ответила Дженни.

Силия поднялась со своего места, чтобы сменить Трейси: та тоже должна успеть пообедать; а Рейчел отправилась на работу. Вскоре Майк и Трейси сидели за небольшим столом, казавшимся теперь огромным только для них двоих. Дженни взяла небольшой перерыв и вышла на прогулку, планируя по возвращении заняться мытьем тарелок.

— Ты правильно поступил, когда выбрал Прию, — сказала Трейси после нескольких минут комфортной тишины. — Ещё немного практики, и она вольется в работу окончательно. Ты молодец.

— Это ты сказала, чтобы я провёл с ней собеседование, — ответил Майк.

— Я сказала, что тебе следует просмотреть хотя бы пятерых, ты сделал это и принял окончательное решение.

— Похоже, — согласился Майк.

— Послушай, нам нужно поговорить. Именно поэтому все ушли.

Майк вглядывался в Трейси, но понятия не имел, что было у неё на уме.

— Что-то не так? — спросил он.

Трейси запустила руку в волосы.

— Всё так, если честно. Дело в том, что я переезжаю.

— Вау! Нужна помощь? Ненавижу переезды, но могу таскать коробки, меньше потратишь на грузчиков.

— Эм, посмотрим. Я не была уверена во всём этом и не хотела говорить с тобой до сегодняшнего дня. Понимаешь, я не из квартиры съезжаю, а еду в Чикаго.

— Что? — спросил Майк. — Чикаго, то есть, что, это город в Иллинойсе? В смысле, не в Нью-Йорке?

— Я под впечатлением от твоих знаний географии, — сказала Трейси. — А ещё Чикаго — это город, в котором я выросла и где живут мои родители и сестра, город, в котором мой бывший бизнес-партнер подумывает о расширении дела и хочет знать, смогу ли я перебраться туда и помочь ему с этим.

— Так… и что это значит? Ты закрываешь кофейню? Я назначил на завтра собеседование с девушкой, её зовут Мираи, нам ведь был нужен ещё один сотрудник. И мы только что наняли Прию и Дженни, и когда всё это случится?

— Мне кажется, нам не нужно закрываться, — ответила Трейси.

— Собираешься продавать? Старбаксу? Знаю, у них точка всего через квартал отсюда, но они иногда открываются в каждом квартале. Только я совсем не хочу работать в Старбаксе.

— Именно об этом я и хотела с тобой поговорить, — сказала Трейси. — Только не паникуй, пока мы всё не обсудим, хорошо?

— Не буду, — ответил Майк. — Я всего лишь думаю о возможных вариантах, больничных счетах, обо всём. Я буду думать об этом тише, пока ты мне всё не объяснишь.

— Что ж, если коротко, то я хочу, чтобы за управление взялся ты.

— Хм, — выдал Майк. — Считаешь, это хорошая идея?

— Я понимаю, что выкупить это место у меня ты не можешь, но я могу остаться в качестве неактивного партнера, не буду вмешиваться в дела, а тебя оставлю за главного. Я проанализировала наши финансы и поговорила с Дженни. Думаю, если мы расширим меню, как она хочет, то поднимем общую прибыль. Ты сможешь прибавить себе зарплату и выкупить кофейню со временем.

— Но я не знаю, как всем управлять, — сказал Майк.

— Конечно, знаешь. Ты уже участвуешь в организации расписания, с чем, я уверена, ты легко справишься. Именно ты тренировал трех последних работников, одного из которых ты собеседовал и нанял, к тому же, у тебя завтра ещё одно собеседование. Ты предложил привести сюда Дженни. Постоянные покупатели знают и любят тебя, а ты отлично с ними ладишь.

— Но… что насчет закупок? И кто, когда дает повышения? Что если появятся проблемы с управлением персоналом?

— Знаешь, когда я в последний раз что-то меняла в наших заказах? Кажется, около года назад. Ты в курсе того, сколько кофе нам нужно. За еду я тоже не волнуюсь, потому что Дженни отлично в этом разбирается, она уже была готова создавать собственное дело до того, как пришла к нам. Она знает, что делать. По поводу премий и повышений: ты поднимаешь зарплаты, если сотрудник это заслужил и если ты можешь себе это позволить. Можешь поднять её Силии, а также передать ей больше полномочий в подготовке новеньких.

— Я собирался попросить тебя об этом сам, — отозвался Майк.

— Видишь, у тебя есть чутьё. Я считаю, что ты понимаешь, сработаются ли люди, и нанимаешь нужного человека. А ещё ты подаешь им отличный пример, поэтому не думаю, что ты столкнёшься с такими проблемами.

— И ты действительно хочешь оставить на меня управление.

— Я не хочу продавать кофейню, а ты уже практически взял все обязанности на себя. Думаю, ты справишься, но мне хочется, чтобы всё было официально, со всеми документами и прочим. Если тебе не нравится такой расклад, я могу оставить управление на вас с Дженни. Мне кажется, что будет неразумно оставлять тебя на позиции менеджера и самой оставаться единственным владельцем: если что-то случится, я даже не смогу приехать и всё исправить, потому что меня попросту не будет в штате. У тебя должны быть права на решение проблем и подписание документов.

— Я могу подумать? — спросил Майк.

— Да, конечно. Не хочу, чтобы ты принимал решение в спешке. Разумеется, мне хочется, чтобы ты согласился, потому что так мы сможем остаться в этом бизнесе, а я действительно этого хочу. Но тебе стоит принять окончательное решение о том, что будет лучшим вариантом для тебя самого. Подумай и приходи ко мне, задашь все вопросы, если они появятся.

— Хорошо, — согласился Майк.

— Может, тебе взять на сегодня выходной? Знаю, ты планировал провести здесь ещё пару часов, но мы справимся.

— Хорошо.

Так будет лучше. Мозги кипели, и Майк не был до конца уверен в том, что смог бы нормально варить сейчас кофе.

Он оставил Дженни записку («обед очень вкусный, увидимся вечером»), помахал на прощание Силии и Прие (которые, похоже, нашли общий язык и вскоре смогли бы стать лучшими друзьями, чего Майк, собственно, и добивался, хотя и простого дружелюбного общения было бы достаточно) и сел на велосипед. Он хотел бесцельно покататься по округе, занять себя и заодно подумать обо всём, но не слишком удивился, когда подъехал к дому престарелых, где жила его бабушка. Похоже, тело само привело его к ней.

Майк выложил всё, рассказал о деле подробно и едва ли не схематично обрисовал происходящее, размахивая руками, пока объяснял самое важное.

— И я совсем не знаю, что теперь делать.

— Ты считаешь, что не сможешь управлять кофейней?

— Не знаю. Может, я справлюсь, но что если нет?

Бабушка тихо промычала что-то и провела ладонью по покрывалу на постели.

— Тебе бы побольше уверенности в себе, — сказала она наконец. — Работа хорошая, и думаю, пришла пора взять на себя больше обязательств.

— Это ведь твоя обязанность — говорить мне такие вещи, да? Ты же моя бабушка.

— Я не обязана, глупенький. Ты должен делать то, что хочешь, но подумай о том, что принесёт тебе счастье и чего бы ты хотел в итоге от собственной жизни?

— Спасибо, бабушка, — ответил Майк.

— Ну, а теперь расскажи мне о своём молодом человеке, — попросила она.

* В оригинале Майк говорит о фут-фетише, но мне просто не нравится, как это звучит.

::



«Пообедаем завтра или в пятницу?» — написал Майк, как только добрался до дома. Он открыл банку пива и лёг на диван. Дженни должна была взвесить все за и против, пока Трейси приводила в порядок дела, смотрела, как всё будет работать, и занималась бухгалтерией. Наверняка они уже всё для себя решили и с радостью поделятся своими мыслями с Майком, если он попросит. Но пока он решил для себя, что лучше переспать с этой новостью и дать ответ наутро.

Телефон зазвонил.

— Я и сам собирался позвонить тебе, не стоило писать мне, чтобы напомнить об этом, — сказал Харви, как только Майк ответил на звонок.

— Я и не думал. Просто хотел узнать, свободен ли ты в обед.

— Пятница подойдёт. Дженни снова собирается готовить обед, или ты хочешь куда-нибудь сходить?

— Сходить, — ответил Майк. Будет неловко обсуждать рабочие вопросы в кофейне. Он не собирался уходить оттуда, но чувствовал необходимость рассмотреть предложение Трейси со всех сторон. И ему было необязательно обсуждать это именно с Харви, однако тот много добился в собственной жизни, не приходился ему родственником и не работал с ним.

— В двух кварталах есть отличное бистро, обычно днём там тихо.

— Звучит отлично, — сказал Майк.

— Ты дома?

— Да. А ты?

— Даже не близко. Встреча, встреча, встреча за ужином, а потом, может, я закончу, — ответил Харви.

— Тогда тебе лучше вернуться к работе.

— У меня есть пара минут, — сказал Харви, и Майк улыбнулся, пока делал глоток пива, потому что сейчас его совсем никто не видел.

::



В четверг Дженни опробовала три новых рецепта маффинов и приготовила тарты* с крыжовником на продажу во время завтрака. Расходились они хорошо, даже Прия лично съела три тарта. В пятницу же во время текучки за завтраком народу оказалось больше обычного, и вся выпечка кончилась, поэтому Дженни пришлось в спешке готовить новые порции, когда она пришла на работу.

— Я же говорил, что мой план сработает, — сказал Майк, правда, не обращаясь ни к кому конкретно, потому что никто и не думал сомневаться в его плане.

— Скажи, что Мираи сможет выйти уже сегодня, — попросила Дженни. Она совсем устала, кухня хуже обычного, весь пол был усыпан мукой.

— В понедельник, — ответил Майк. — Если посетителей теперь всегда будет столько, придётся нанять ещё одного человека, чтобы во время смены он был на месте. Я займусь этим.

— Я не протяну до понедельника, — простонала Силия.

— Я оставила тебе тарт, — вставила Дженни.

Силия властным жестом протянула руку, и Дженни вложила в неё тарт, на верхушку которого заранее выдавила немного взбитых сливок.

— Я тебя люблю, — заявила Силия.

— Ладно, детишки, я ухожу, — сказал Майк, как только Рассел вошёл в кофейню.

— Но ты нам нужен, — сказала Силия, — у тебя волшебные руки.

— У него жаркое свидание, — сдала его Дженни, и Майк одними губами прошептал «предательница», качая головой. — Он перемерил три рубашки этим утром.

— И остановился вот на этой? — спросила Силия.

— Больше ничего не нашлось. Ты вообще видела его гардероб? Там всё печально, — поделилась Дженни.

— Думаю, сейчас самое время уходить, — подсказал Рассел.

Харви ждал снаружи бистро, он говорил по телефону и выглядел супер-успешным юристом в своём костюме-тройке в тонкую полоску, с тщательно уложенными волосами. Каждая деталь его образа была на своём месте. Женщины и мужчины восхищённо оглядывали его, когда проходили мимо, однако он проигнорировал каждый брошенный взгляд, лёгким движением отправил телефон в карман пиджака и взял Майка за руку.

— Как прошёл твой день, дорогой? — спросил он, на что Майк закатил глаза.

— Ты это серьезно?

— Что ещё говорят друг другу люди, когда оба уходят с работ посреди дня и встречаются за обедом?

— Не знаю, что-нибудь интересное? Если ты и правда хочешь знать, сегодня было много посетителей. Дженни заманила к нам новых покупателей своей выпечкой, новенькая девушка начнёт работу на следующей неделе, но, думаю, нам нужен ещё кто-то. К тому же, Трейси ещё работает, и после её ухода придется нанимать нового сотрудника.

— Значит, она тебе сказала. Полагаю, ты решил остаться и стать совладельцем?

— Я все ещё думаю об этом, — ответил Майк.

— Не похоже.

— Я стану совладельцем, да, но я надеюсь, что не прогадаю с этим, — признался Майк. — Когда я работал менеджером, то мог сказать Трейси, что она мне нужна, что мне нужно помочь с решением какого-то вопроса, что мне нужно знать её мнение, и она всегда подключалась к решению проблем.

— Знаешь, в Чикаго есть компьютеры и телефоны, — сказал Харви.

— Я никогда там не был, ты в этом уверен? — спросил Майк.

— Абсолютно. У нас есть парочка клиентов из Чикаго, и они иногда связываются со мной.

— К слову о клиентах, как прошёл твой день? — спросил Майк.

— Как обычно: провёл слияние, затем пришёл к мировому соглашению, подписал нового клиента и начал заниматься оформлением учредительных документов юридических лиц.

— Похоже, ты был занят.

— Обычный день. В последнее время дела идут хорошо. Знаешь, каждый год наша фирма устраивает мероприятие, официальный благотворительный приём для сотрудников, клиентов и конкурирующих фирм. Подумал пригласить тебя в качестве своей пары, но, если ты хочешь, можешь прийти туда как клиент.

— И освободить тебя для того, чтобы ты пригласил кого-то другого? — спросил Майк.

— Нет, я бы тогда пошёл один. Зависит от того, в качестве кого ты бы хотел появиться там, вот и всё. Можешь пойти как мой спутник, но в этом случае тебе придется общаться с другими пассиями или слушать беседы юристов весь вечер. Если же пойдешь как клиент, придется общаться с другими клиентами. Люди обычно идут туда именно за этим и ждут от тебя готовности сотрудничать в случае чего.

— Прием и правда благотворительный? — спросил Майк.

— Да, у одного из наших клиентов благотворительная организация по типу Среды обитания для человечества*, если ты знаком с ней: строительство домов или их восстановление для людей, попавших в бедственное положение. Мы собираем деньги для этой организации каждый год.

— Если честно, я бы предпочел пойти туда в качестве твоей пары, а не клиента, — признался Майк. — Меня немного пугает тот факт, что у меня может быть личный юрист. Хотя что нам мешает представить меня в обеих ролях?

— Сказать, что ты клиент и моя пара? Может быть конфликт интересов. Нам не положено встречаться с клиентами, потому что сложно понять, справедливо ли ты ведёшь себя по отношению к клиенту, возможно, ты оказываешь ему те услуги, которые он не оплачивает, что может вызвать проблемы с другими клиентами. К тому же, проблемы могут появиться и в том случае, если отношения не сложатся. Такова политика фирмы. Как юристы мы должны уметь принять лучшее решение для клиента и для фирмы.

— Значит, наши свидания создают определённые проблемы? — спросил Майк, внезапно занервничав. Харви не выглядел обеспокоенным, но он-то всегда выглядел спокойным и собранным.

— Не думаю. Во-первых, Трейси вела все официальные переговоры с Рейчел, которая обращалась по этому делу напрямую к Луису, а не ко мне. Я лишь провёл первую неофициальную встречу, не под запись, тогда мы с Трейси обсудили пару вопросов и основные варианты. Технически она не мой клиент. Во-вторых, я сказал Джессике о том, что мы встречаемся, когда дело официально началось, поэтому она знает о том, что может быть конфликт интересов.

— Значит, это не проблема? — спросил Майк. — Если я и клиент, и твоя пара.

— Полагаю, нет. Хорошо, можешь прийти в качестве клиента и спутника, раз уж ты так настаиваешь. Я даже не был уверен в том, что ты вообще захочешь прийти, не всем нравятся торжественные мероприятия.

— Насколько оно торжественное? — спросил Майк.

— У тебя есть смокинг?

* Тарт — традиционный французский открытый пирог с ягодой. (Дженни готовит небольшие пироги, буквально на одного человека, я оставила название так, потому что пирог в моёй голове выглядит довольно большим, а назвать её кулинарный шедевр пирожком у меня язык не повернулся).
* Среда обитания для человечества, также HFHI и просто Habitat for Humanity — международная неправительственная некоммерческая организация, основанная в 1976 году, занимающаяся главным образом строительством простого и доступного жилья для бедных и бездомных во всем мире.

::



— Итак, Мираи, — начал Майк, пока девушка осторожно мыла посуду во время затишья между посетителями в свой первый рабочий день. Она не жаловалась на то, что Майк всё время наблюдал за ней, не была похожа на человека, который бросит всё и тут же уйдет, но у Майка намечалась встреча с Трейси и Рейчел по поводу подписания бумаг на совладение кофейней, поэтому он почувствовал ревностное отношение к этому месту.

— Да? — спросила она.

— Можно арендовать смокинг, правда ведь?

— Думаю, да, — ответила Мираи.

— Значит, это нормально? У меня может и не быть собственного смокинга. Я могу его взять напрокат, найти что-то, что, ну, похоже на смокинг. Это важный жизненный выбор.

— Я не знаю, — сказала Мираи, — я никогда этого не делала.

— Понимаю, но теоретически. Если бы тебе был нужен смокинг, ты могла бы взять его напрокат.

— Майк, прекрати пугать новенькую своими преступлениями против моды, — заявила Силия. — Не слушай его, Мираи. Его до неприличия красивый парень берёт его с собой на официальное мероприятие, поэтому назначил Майку встречу с его личным портным и сказал, что оплатит смокинг, который Майку понравится. Нам всем кажется, что так он и должен поступить, но Майк упрямится.

— Хм, — ответила Мираи, — я просто пытаюсь тут помыть посуду.

— Ты должен прийти в строгом костюме? Во фраке?* — спросила Силия. — Если честно, мне неважно, просто хочу понять, как Харви, то есть, конечно же, ты будешь выглядеть.

— Технически смокинг подходит под этот формат мероприятий, всё не настолько официально, чтобы приходить во фраке, — ответил Майк.

— Ага! Ты изучал этот вопрос! Тебе не всё равно!

— Конечно, мне не всё равно. Но я не уверен, что хочу идти к портному и снимать мерки. Всё это как-то слишком сложно.

— Но Харви может расстроиться, если ты не пойдешь, — сказала Силия. — Никому не хочется его расстраивать.

— Знаю, ты не обязан прислушиваться к моему мнению, — вставила Мираи, вытирая руки, — но, если ты пойдешь к портному и он снимет мерки, смокинг будет сидеть лучше, а значит, ты будешь выглядеть привлекательней. Если мероприятие довольно официальное и предполагает наличие смокинга, то лучше, чтобы тебя заметили по тому, как хорошо ты выглядишь, а не по тому, как плохо на тебе сидят штаны.

— Да, лучше бы твоим штанам сидеть как надо, чтобы Харви весь вечер отвлекался на тебя, потому что ты невероятно хорош, а не потому, что ему за тебя стыдно.

— Хорошо, если я пойду к портному, мы сможем закончить этот разговор? Мы тут пытаемся кое-чему научиться, — сказал Майк. — Если будешь и дальше отвлекать нас, а Мираи потом заправит мылом кофе-машину, то я буду винить во всём тебя.

— Она никогда так не сделает, — усмехнулась Силия Мираи. — Но намек я поняла. Спасибо за помощь.

— Нет проблем, — девушки стукнулись кулаками, а Майк понял, что обречён вечно нанимать людей, которые потом объединялись против него. Он не особо возражал, ему нравилось, когда люди вокруг были счастливы, но было бы здорово, если бы он наводил на них чуть больше страха.

* В этой сцене Силия говорит о мероприятиях двух типов: black tie и white tie. В случае с black tie речь идет о мероприятии, куда нужно прийти в нарядной одежде, мужчины приходят в смокингах с бабочками, тогда как white tie подразумевает под собой «мужчин во фраках, женщин — в вечерних туалетах».

::



— Силия сказала, что ты должен благодарить её. Это она убедила меня прийти, — тихо сообщил Майк Харви, когда на следующий день они пришли к портному. В помещении стояла тишина, как в библиотеке, а перед Майком выстроились многочисленные ряды костюмов самых разных видов. Это пугало.

— Что она хочет за это?

— Скорее всего, билеты на бейсбол, но не думай её поощрять. Она и без того невыносима.

— Ты так о ней говоришь, но сам же взял её на прошлую игру.

— Это была разовая акция, о которой я уже пожалел, потому что раньше Силия умела наводить ужас и в одиночку, а теперь у неё есть Рейчел. К тому же, нельзя позволить её эго раздуться ещё больше, понимаешь?

К ним уже спешил одетый с иголочки мужчина, который вышел из задней комнаты.

— Харви, приятно видеть тебя, впрочем, как и всегда. Нам стоит обсудить осеннюю коллекцию и примерить новые костюмы, если захочешь. Те, что в тонкую полоску, смотрятся отлично.

— Мы займемся этим, только никаких двубортных костюмов.

— Разумеется.

— Рене, это Майк. Ему нужен смокинг для благотворительного вечера.

— Придется поработать, — Рене бросил вопросительный взгляд на Майка, который пришёл в рабочей униформе: чёрных джинсах и определенно чистой, однотонной футболке.

— Простите, не знал, что мне нужно приодеться, чтобы купить новый костюм, — Майк не удержался от комментария.

— Мне нужно возвращаться на работу, — сказал Харви. — Донна не смогла изменить моё расписание. Ты справишься без меня?

— Справлюсь, — ответил Рене.

— У тебя есть запонки? — спросил Харви. — И тебе понадобятся туфли, чёрные, и чёрные носки.

— У меня есть запонки, от отца, и туфли у меня тоже есть. Пока ты не спросил, да, они в хорошем состоянии, потому что их я ношу нечасто, — ответил Майк.

— Хорошо. Поговорим потом, хорошо? Рене, как всегда, спасибо за помощь.

Рене и Майк проводили Харви взглядами.

— Ты ведь не считаешь всё это важным, — сказал Рене, когда за Харви закрылась дверь.

— Я считаю, что люди должны одеваться определённым образом. Я весь день подаю кофе. Костюм бы совершенно не подошёл для моей работы. Он бы порвался, пришлось бы чистить его каждый день, а оно того явно не стоит. Но я точно не хочу принизить то, чем вы занимаетесь. Уверен, многим людям ваша помощь нужна.

— Ты подаешь хороший кофе? — спросил Рене.

— Я подаю отличный кофе. Заходите как-нибудь, и я вам покажу.

— А я шью отличные костюмы, — сказал Рене. — Начнём с рубашки. И не говори, что тебе не нужно подгонять рубашку. Её нужно подгонять, потому что на неё ложатся жилет и пиджак. И если рубашка сидит плохо, весь костюм тоже будет сидеть плохо.

— Это похоже на обжарку кофейных бобов, начинать нужно с неё. Я понимаю концепцию, — ответил Майк. — Вы сможете сделать всё к вечеру?

— Мы подгоним уже готовые выкройки, не будем делать костюм с нуля. На это у нас бы не нашлось времени.

Майк развлекался тем, что отправлял Дженни всё, что узнавал о костюмах. Например, пиджак всегда должен закрывать пояс брюк, а те, в свою очередь, должны лишь слегка прикрывать обувь, чтобы штанины не заламывались и не образовывали складки; галстук-бабочка должен совпадать по цвету с лацканами пиджака, которые совпадают со швами на брюках; у рубашки должен быть отложной воротничок, допускаются французские манжеты и запонки, но только не пуговицы. Однако все комментарии Майк оставил при себе, позволив Рене снимать с него мерки в своё удовольствие.

— Заберёшь костюм в пятницу. Он будет готов к трём, поэтому у тебя будет время примерить его и убедиться в том, что всё сидит идеально, — наконец сказал Рене.

— Звучит неплохо.

— И позволь дать тебе совет: сделай что-нибудь со своими волосами и научись завязывать бабочку. И отполируй туфли.

— Понял, — ответил Майк.

::



К пятнице Майк уже начал думать о том, что Харви, возможно, был прав, и ему не понравится благотворительный официальный приём, устроенный каким-то богатым юристом для другой благотворительной организации, ведь ни к чему из происходящего он не имел прямого отношения за исключением свиданий со старшим партнером фирмы.

Может, на эти мысли его натолкнул его безнадежный провал в попытке завязать бабочку, к тому же, он понятия не имел, что сделать с волосами, кроме как встать утром, принять душ и вытереть их насухо полотенцем. Ведь другие с этим как-то справлялись, значит, и он должен. Майк справедливо полагал, что справится.

Да уж, в суде такие аргументы вряд ли бы сработали.

С полировкой обуви он управился ещё в четверг вечером. Хоть с этим всё получилось.

Дженни предложила сходить к Рене вместе с ним, Силия заявила, что и она может прийти, однако Майк уверил их в том, что он сам справится, что всё в порядке, что им не нужно приходить и помогать ему одеваться или делать маникюр, или что там делают девчонки, когда собираются на торжественный вечер, потому что маникюр ему не нужен, а одеться он и сам может. К тому же, наверняка Майк будет дергаться, если кто-то будет смотреть, как он одевается.

Однако после того, как Майк забрал смокинг (который был хорош, сидел отлично, идеально, каждая деталь образа была подогнана, и он по-прежнему мог свободно двигаться в нём), ему пришлось открывать YouTube и искать видео о том, как завязывать галстуки.

Он всегда быстро учился, но руками работал не слишком хорошо, скорее сносно, поэтому к тому времени, как бабочка была завязана, пришла пора выходить, Харви должен был забрать его. За окном стоял довольно неплохой день, и Майк решил, что подождёт Харви снаружи. Там больше места, чтобы расхаживать из стороны в сторону, чем в его квартире.

Небо затянуло облаками, словно надвигалась гроза. Майк мысленно дал себе подзатыльник за то, что не посмотрел прогноз заранее, наивно понадеявшись на чистое небо и хорошую погоду. Машина подъехала к тротуару, Харви вышел из неё и взглянул на Майка.

— Да? — уточнил тот, когда не услышал ни одного комментария.

— Надо будет убедиться в том, что Рене получит мои благодарности, — ответил Харви.

— Ты тоже неплохо приоделся. Наверное.

— Спасибо, наверное. Поехали?

Майк скользнул в машину.

— Игру могут отменить сегодня из-за дождя? — спросил он.

— Ещё не объявляли, но вероятно, — ответил Харви.

— Если бы её не отменили, ты бы слушал матч по радио за ужином?

— К сожалению, такое провернуть сложно. Во-первых, наушники видно. Во-вторых, предполагается, что мы будем проводить время за разговорами клиентами и таким образом представлять нашу фирму, светить лицом, так сказать.

— Как я рад, что не пошёл в юридическую школу, — вставил Майк.

— Тебе тоже придется общаться с клиентами, а ещё побыть лицом кофейни на этот вечер, потому что теперь ты являешься совладельцем, а Трейси здесь нет.

— Да, но наши покупатели хотят кофе, и мы его им даём. Обычно они требуют только кофеиновой заправки, поэтому благодарны нам уже за это, и сохранять имидж кофейни не так уж и сложно. А с вами, какими бы вы ни были, у большинства уже есть определённый стереотип о том, что все юристы — настоящие акулы.

— Я знаю, как ты подаешь кофе, и с удовольствием повысил бы тебя за соблюдение закона и борьбу за справедливость. В юриспруденции есть люди, которые пришли в неё за деньгами, но быть юристом — значит общаться с публикой.

— В душе ты идеалист, да? — спросил Майк.

— Что? Нет. Мне нравится побеждать, — ответил Харви. — Смотри, мы на месте.

::



Возможно, это была самая шикарная вечеринка, которую Майк только посещал в своей жизни. Он относился к тому типу людей, которые тусуются на скромных вечеринках у кого-то на квартире, поэтому опыта в посещении таких мероприятий у него особенно не было, все вокруг ходили в смокингах и красивых платьях, а по залу циркулировали официанты, разнося закуски и шампанское.

— Думаю, они лучше твоих, — сообщил Майк, жадно хватая уже третью, четвертую закуску, потому что он вконец проголодался.

— Если это не так, то мы явно переплатили, — согласился Харви.

— Но личное обслуживание с твоим не сравнится.

Харви улыбнулся, тепло глядя на Майка.

— Харви, не хочу прерывать, но ты не мог бы… — к ним подошёл невысокий мужчина.

— Конечно. Я скоро вернусь, — сказал Харви Майку, но тот не имел ничего против. Он мог о себе позаботиться: нельзя сказать, что он никого здесь не знал. Майк оглянулся по сторонам в поисках Рейчел, но не обнаружил её нигде; возможно, помощников не приглашали на такие шикарные мероприятия. Разумеется, Донна была в зале, но, может, она сопровождала кого-то или была «слишком Донной», чтобы её не пригласили. Майк бы совершенно не удивился этому.

Он встретился с ней взглядом, улыбнулся и едва заметно кивнул, но Донна была погружена в разговор, и Майк не хотел отвлекать её.

В этот момент потрясающая женщина в белом платье подошла к нему и протянула руку.

— Дана Скотт, — представилась она.

— Майк Росс, — ответил он.

— Юрист? — глупо, не правда ли? Он мог бы, вероятно, притвориться на эту непродолжительную беседу юристом, но потом подойдет Харви, и Майку придётся общаться с другими гостями, поэтому, скорее всего, идея была не самой удачной.

Мысленно пожав плечами, он ответил: «Бариста».

— Здесь подают кофе?

— Нет, нет, я работаю бариста, но не сегодня, — ответил Майк. Дана выглядела растерянной. — Я являюсь владельцем одного места, если быть точным. Сейчас оно больше напоминает кафе, чем простую кофейню.

— Любопытно, — она, что, придвинулась ближе? Сложно сказать, однако Майку показалось, что придвинулась.

— У нас повар из CIA*, — сказал он. — Кхм, из Кулинарного института Америки, не оттуда, где шпионы.

Он начал мямлить, а Дана теперь определенно придвинулась ближе, и Майк понятия не имел, что вообще происходит.

— Если честно, это так захватывающе, — призналась она и положила свою руку поверх его.

— Если захотите как-нибудь зайти, мы будем очень рады, всегда приятно обслуживать новых посетителей, кофейня «Шесть пенсов»*, прямо за углом от Пирсон-Хардман.

— Шесть пенсов?

— Семьдесят синичек, сорок семь сорок, — ответил Майк. Совершенно пустой взгляд, брошенный ему в ответ, заставил продолжить: — Трудно непоседам в тесте усидеть — птицы за обедом громко стали петь?

— Конечно, детский стишок, — сказала Дана.

Харви появился за спиной Майка словно из ниоткуда, будто он мог становиться невидимым по собственному желанию и пользовался этой способностью, чтобы подкрадываться к другим людям на роскошных вечеринках. Он тут же переплел их пальцы вместе.

— Скотти, — поздоровался он.

Она взглянула на их руки, после чего все же сделала пару шагов назад.

— Эм, — начала она, — знаешь, мне нужно кое-что обсудить с Джессикой, пойду поищу её.

Удалилась она после короткого маха рукой.

— Это было странно, — прокомментировал Майк.

— У нас с ней кое-что было в юридической школе, — сказал Харви.

— Если честно, я говорил о том, как она запала на меня, но это тоже интересно. Скажи ещё что-нибудь, — попросил Майк.

— Я же говорил, что ты отлично выглядишь в смокинге.

— Не об этом. О вас с ней в юридической школе.

— Это давно в прошлом. Кажется, она обручена. Не живет в Нью-Йорке, здесь она по делам, которыми занимается Луис, ещё один коллега из фирмы.

— Ничего себе, ты и правда не хочешь об этом говорить, да?

— Не о чем тут говорить.

— Как скажешь, — согласился Майк. Он удивился, однако этот разговор и правда лучше закончить прямо сейчас.

— Идём, может, с тобой кое-кто из гостей захочет познакомиться, — сказал Харви.

Они походили среди гостей, и Майк с удивлением обнаружил, что не так уж плох в непринуждённых беседах, особенно в тех случаях, когда тема разговора была ему близка, как, например, бейсбол. Недавний интерес к игре очень помог. К тому же, он мог поддержать разговор с юристами вследствие довольно давнего интереса к юриспруденции. Те же на удивление не были заинтересованы в кофе, однако разговоры о нём всё равно велись, и Майк подозревал, что Харви намеренно их начинал, чтобы он разговорился о деле, однако не был уверен в своей теории наверняка, поэтому решил не беспокоиться об этом.

Ужин оказался довольно вкусным, компания за столом — приятной, рядом сидели партнеры Харви и их спутники. Даже речь о пожертвованиях в благотворительную организацию вышла довольно неплохой.

И всё же Майк предпочитал проводить своё время наедине с Харви, поэтому он был рад, когда ему сказали, что можно уходить.

Разумеется, на улице лил дождь, и лил с такой силой, что, даже стоя под навесом, Харви с Майком вымокли насквозь к тому моменту, как подъехало такси.

— Я дал Рею выходной на вечер, — сказал Харви. — У него дети, и он любит проводить с ними время. Не думал, что дождь зарядит так сильно.

— Ничего, — ответил Майк, потому что он в такую погоду уже привык разъезжать по городу на велосипеде, а не ждать такси, не говоря уже о личном водителе. Но у Харви имелась супер-способность находить такси, она, похоже, шла в комплекте с умением выглядеть отлично в любое время суток.

— Ещё не слишком поздно. Не хочешь заскочить ко мне, чего-нибудь выпить?

— Конечно, — отозвался Майк и краем глаза поймал едва уловимое движение Харви, словно бы тот разом расслабился. Вопрос о том, чтобы заехать к нему, не был таким уж сложным, напрягаться не стоило, если только Харви не вкладывал в этот невинный вопрос нечто большее, чем банальное предложение выпить.

Кондиционер в такси работал во всю силу, и вскоре Майк совсем продрог. Он бы сейчас предпочел стоять под дождём. И хотя такси вечно ловко исчезали за стеной дождя, и, по закону жанра, видеть другие автомобили они были не должны, всё же вскоре они оказались в огромной пробке и бесконечном потоке машин.

Харви нахмурился и выглянул из окна, после чего наклонился вперед к водителю.

— Там авария? — спросил он. — Мы в паре кварталах от нужного дома. Нам быстрее дойти пешком.

Они договорились о цене, Харви с Майком выбрались из машины, и таксист сделал, наверное, не самый законный крюк, после чего быстро скрылся из виду.

Харви схватил Майка за руку и потянул за собой. Они поспешили по тротуару, прохожих почти не было, хотя им всё же приходилось огибать туристов, которые, несмотря на дождь, бродили по округе и разглядывали достопримечательности. Дом Харви оказался утончённым и сдержанным, если не считать насквозь прозрачного лифта. Майк провёл рукой по волосам и разбрызгал повсюду воду. Теперь, когда они оказались внутри, одежда неприятно липла к телу.

Харви отпустил его руку, но, когда вёл Майка до лифта, задержал ладонь у него на спине.

— Тебе придётся отдать смокинг в химчистку, — сказал он. — Боюсь, с этим я тебе уже не помогу.

— Думаешь, нельзя его повесить, чтобы он сам высох? — спросил Майк, на что Харви ответил ему взглядом, в котором читался ужас. — Может, Дженни могла бы его потом отгладить, чтобы он не измялся.

— Ты не заслуживаешь хорошие вещи.

— Пф, успокойся. Я даже знаю, где находится ближайшая от дома химчистка. Большую часть моих вещей не нужно отдавать туда, но я знаком с концепцией.

Харви закатил глаза.

— Хочешь переодеться в сухое? Уверен, я смогу найти что-нибудь, что тебе подойдет, а ты пока можешь посмотреть, что будешь пить.

— Конечно, — согласился Майк.

Он наклонился, чтобы стащить обувь и носки. Нет ничего ужаснее мокрых носков. Затем скинул пиджак на тумбу, где ничего не лежало, за пиджаком полетел и жилет. Развязывать бабочку оказалось проще и быстрее, чем завязывать. Майк снял запонки, но застегнул их на рубашке, чтобы не потерять. Расстегнув после этого и рубашку, он снял и её и сложил на пиджак и жилет. Дождь поливал так сильно, что даже майка под рубашкой промокла, несмотря на то, сколько слоёв ткани её укрывало.

— А ты оперативный, — прокомментировал Харви. Майк поднял взгляд и понял, что не сдвинулся с места: так и разделся в коридоре.

— Не хочу простудиться, — ответил он, уверенный в том, что всё же покраснел. Может, этим он поставил Харви в неудобное положение и стоило дождаться его и уйти в ванную переодеться, но что сделано — то сделано. Стянув мокрую футболку через голову, Майк кинул её поверх мокрой кучи одежды.

Харви оказался куда ближе, когда он вновь поднял взгляд.

— Твои волосы не поддаются законам гравитации.

— Такое иногда случается, когда они намокают, — объяснил Майк. Он запустил пальцы в волосы, но, похоже, сделал этим только хуже.

Харви приподнял его подбородок одним пальцем и накрыл губы Майка своими, утягивая сперва в мягкие, затем — в дурманящие поцелуи, которые Майку совсем не хотелось обрывать. Харви скользнул рукой по его телу и устроил её на пояснице — ему и правда нравилось это место. Майк же обхватил руками его талию и прижался ближе, после чего отстранился. Харви разочарованно выдохнул и попытался снова прижать его к себе.

— Пуговицы трут, — сказал Майк. — Сними пиджак. И жилет тоже.

Харви расстегнул пуговицы и начал стягивать пиджак с плеч, пока Майк улучил возможность прижаться теснее, скользнуть рукой по его лицу и снова поцеловать. Их поцелуи вызывали зависимость. Харви сбросил пиджак и жилет на пол, и Майк почему-то был совершенно уверен в том, что тот никогда не позволял себе так небрежно обращаться с вещами. Это льстило.

Руки Харви блуждали словно повсюду, и Майк совсем не возражал. Он дал прижать себя ближе, запустить руку себе в волосы и наклонить голову под идеальным углом, ладонь Харви двинулась дальше, прошлась по затылку и цепко ухватила Майка за плечо. Легко прикусив нижнюю губу Харви, Майк оставил дорожку поцелуев на его подбородке, таком чудесном подбородке. Харви медленно вёл их куда-то, а Майк осторожно перебирал ногами, потому что шёл вперёд спиной, однако он предусмотрел всё, когда ставил обувь у стены, и теперь ему не пришлось запинаться о собственные туфли.

Харви прижал его к стене и упёрся ладонями по бокам от него, заключая в ловушку, он притёрся бедрами, и Майк почувствовал дрожь и возбуждение — невероятное чувство. Он бы с радостью сбросил оставшуюся одежду, но так хотелось остаться навсегда там, у стены, и целовать Харви до исступления.

Вот только…

— Харви, — позвал он, пытаясь высвободить руки.

— Ммм, — промычал тот.

— Твои запонки, они… — Харви прихватил губами его ключицу, тесно прижавшись к бедрам Майка своими, и не дал сосредоточиться на сказанном.

— Они что? — спросил он, всё же слегка отстранившись.

— Они мне в кожу врезаются, — ответил Майк.

Харви взглянул на его грудь и увидел несколько красных отметин, оставшихся на местах, когда они соприкасались друг с другом. Он наклонился и мягко поцеловал первую же метку.

— Если ты хотел, чтобы я разделся, мог бы просто попросить, — сказал он.

— Я хочу, чтобы ты разделся.

Харви оторвал ладони от стены и принялся снимать запонки, скрещивая при этом руки перед собой, поэтому Майк не мог его поцеловать, и его такое положение совершенно не устраивало. Он сам развязал бабочку Харви и взялся расстегивать его рубашку.

Когда Харви отвлекся, чтобы сбросить её на пол, Майк перешёл к его футболке. Он вытащил её из-за пояса и наполовину стащил, но не удержался от того, чтобы пробежать кончиками пальцев по коже. Харви перехватил его руку и поднёс к губам, чтобы поцеловать каждый палец.

Майк высвободил руку, чтобы стащить футболку до конца. Ему хотелось потрогать всё и сразу, хотелось сосредоточиться на каждой части тела, хотелось заниматься этим вечно, хоть он и понимал, что все его желания противоречат друг другу.

Харви вновь прижался к нему, скользнул ногой между ног Майка, чтобы оказаться ещё ближе. Его губы припухли от поцелуев, отчего Майку захотелось целовать его больше, сильнее, пока они не забудут обо всём на свете, кроме мыслей друг о друге. Майк приподнял голову: Харви стоило разуться, потому что теперь, когда Майк стоял босиком на полу, то ощутимо уступал ему в росте; он прижимался к губам Харви снова и снова.

В ушах зазвенело. Майку никогда прежде так не сносило голову, а ведь они ещё даже не сняли штаны. У него был секс, много секса, иногда под кайфом, и ничто не могло сравниться с происходящим. Возможно, его симпатия к Харви зашла чуть дальше, чем он думал.

— Подожди. Прости, потерпи секунду, — попросил Харви, тяжело дыша. Он слегка оттолкнул Майка, опустив руку ему на грудь. Тот отпустил его и дал отступить на шаг. Он почувствовал небольшое облегчение от того, что с ним, как оказалось, всё было в порядке, он не сошёл с ума, хоть его и накрыло лёгкое разочарование от того, что не от поцелуя у него в ушах зазвенело, а от телефона.

— Чёрт, это Рейчел. Возможно, дело важное, я отправлял её на задание по работе.

— Возьми трубку, — сказал Майк. — Я никуда не уйду.

Харви кивнул.

— Да, Рейчел, ты их подписала? — он ненадолго замолчал. — Хорошо, погоди, я запишу.

Майк отошёл. Ему хотелось снять штаны, которые промокли насквозь и липли к телу, но ему казалось, что не стоит делать это, пока Харви общался с Рейчел по работе и не мог присоединиться.

Майк немного побродил по кухне и переместился в гостиную, где стоял огромный телевизор и, кажется, ужасно удобный кожаный диван. В комнате обнаружились книжные полки, но на одной, в самом углу, почти не было книг, поэтому Майк подошёл ближе, чтобы внимательнее её рассмотреть.

На полке аккуратно стояли подписанные бейсбольные мячи, которые Майк посмотрел, но не стал трогать. Некоторым людям не нравится, когда их вещи трогают, и Майк понятия не имел, относился ли Харви к такому типу людей, но трогать он всё равно ничего не хотел. В коробке на полке стояла кукла, и она показалось ему странной. Присмотревшись, Майк понял, что та походила на Харви: с его стильной причёской и в костюме, который Майк однажды на нём видел. Интересная вещица, чтобы хранить её у себя дома.

За куклой обнаружился стаканчик с гордым логотипом «Шести пенсов». Стоял он так, что его было не заметить, если не стоять прямо напротив полки. Стаканчик был тщательно вымыт, однако Майк заметил следы от кофе сбоку. Он повернул стаканчик, чтобы поставить его на место, когда заметил почерк Силии.

— Майк? — позвал его Харви.

Майк аккуратно всё вернул на место, на случай если Харви решит проверить свои вещи.

— Я здесь. Не хотел тебя отвлекать от работы.

Харви появился в дверном проёме и выглядел слишком горячо, стоя без рубашки, в одних брюках и туфлях. Его волосы лежали в беспорядке после того, как их ерошили пальцы Майка.

— Я действительно хотел принести тебе что-нибудь, чтобы ты переоделся, — выдал Харви.

— Думаю, мы уже прошли этот этап, — сказал Майк. — Если тебя волнует, что отношения развиваются слишком быстро, то, поверь, это не так.

— В таком случае, не хочешь взглянуть на спальню?

— Если ты снимешь туфли. Меня смущает наша разница в росте.

— Я могу не только это, — пообещал Харви, его голос стал низким и густым, и Майка всего затрясло от этого тона.

— Договорились, — сказал он.

Харви уже третий раз за вечер взял его за руку, и сердце Майка сильно забилось в груди. Казалось бы, держаться за руки — что в этом такого? Он держался за руки в седьмом классе со своей первой девушкой. Но сейчас всё ощущалось не так, этот жест был чем-то очень важным.

— Нужно повесить пиджак и жилет. Мы можем и твои вещи повесить, — сказал Харви.

— Ты сказал, что собираешься отдать всё в химчистку. Что будет, полежи они на полу ещё немного? — спросил Майк, он провёл пальцем по ладони Харви, медленно и чувственно. По телу Харви пробежала дрожь.

— Обыватель, — бросил тот, но всё-таки повёл Майка в спальню, а не в сторону их одежды.

У Харви обнаружились: огромная кровать, окна в пол и, кажется, немного нервный блеск в глазах. Майк утянул его в поцелуй и опустил руки, чтобы расправиться с собственными штанами, спустить их вместе с боксерами и переступить ногами, чтобы выйти из кучи одежды. Потом он рухнул на кровать и раскинул руки.

— Ты обещал снять обувь, — напомнил он.

Харви улыбнулся и, балансируя на одной ноге, принялся расшнуровывать туфли. Он спустил брюки и тут же споткнулся о них, потому что ботинок застрял в штанине, отчего он рухнул на Майка.

— Я думал, ты будешь более грациозным, — рассмеялся тот.

— А я думал, ты знаешь, когда нужно занять свой рот другими вещами и не тратить время на едкие комментарии в мой адрес, — сказал Харви.

Майк прижал его к себе теснее. Его едва не трясло от нетерпения, и как же приятно ощущался член Харви, прижавшийся к его собственному.

— Тебе это нравится, — прошептал он в губы Харви.

— Я воспользуюсь правом пятой поправки, — таким же шепотом ответил тот между поцелуями.

— Ни один человек не может быть привлечён к ответственности за уголовное или иное преступление, за исключением предъявления обвинения по заявлению присяжных или Большого Жюри, в данную категорию не входят дела, возбужденные в сухопутных или военно-морских силах, а также в гражданском ополчении в период военных действий или гражданских волнений; ни один человек не может привлекаться к ответственности и подвергаться угрозе лишения жизни за одно преступление дважды; ни один человек не должен свидетельствовать против себя в уголовном деле, не может лишаться жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры; ни один человек не может быть лишён частной собственности в пользу государства без справедливой компенсации, — Майк переместился, чтобы закинуть ногу на Харви и прижаться бедрами теснее.

— Я сейчас кончу в трусы, — признался Харви. Его взгляд потемнел, голос стал низким, хриплым и невероятно горячим. Майк задумался, сможет ли он довести Харви до оргазма, цитируя всю Конституцию.

— Тогда сними их.

Харви прихватил его нижнюю губу и задвигал бедрами.

— Мммм.

Майк обхватил его ногами, глубоко вздохнул и перевернул их обоих.

— Или это могу сделать я.

— Хорошо, — согласился Харви, подтягивая Майка ближе, чтобы поцеловать. Он услужливо вскинул бёдра, когда Майк потянул его боксеры и спустил их до колен. Затем он вернулся на место, и их члены наконец-то прижались друг к другу, создавая приятное трение.

Харви прикрыл глаза, и Майк поцеловал его снова, задавая неторопливый, размеренный ритм.

— Право голоса граждан Соединённых Штатов не должно отрицаться или ограничиваться Соединёнными Штатами или каким-либо штатом по признаку расовой принадлежности, цвета кожи или предыдущего пребывания в подневольном состоянии*.

— Чёрт, — Харви схватил Майка за бёдра, он выгибался с каждым толчком.

— Лаконично, — отозвался тот.

— Как у тебя это получается? — спрашивал Харви между поцелуями.

— Я просто классный, — ответил Майк. — Право голоса граждан Соединённых Штатов не должно отрицаться или ограничиваться Соединёнными Штатами или каким-либо штатом по признаку пола*.

Он мог цитировать поправки к Конституции хоть целый день, пока их с Харви члены тёрлись друг о друга, хоть он и пропускал некоторые поправки, переходя сразу к любимым.

— Можно мне…? — спросил Харви.

— Да, что угодно.

— В таком случае, — Харви снова перевернул их и обернул ладонь вокруг их членов, принимаясь резко двигать кулаком, — этот раз, похоже, закончится быстро.

— Я могу процитировать оставшиеся поправки к Конституции в следующий раз, — сказал Майк. — Без проблем.

— Ты меня убьёшь, — застонал Харви. Он дернул кулаком и провел пальцем по головке своего члена. — О боже, — вырвалось у Харви, когда он кончил в собственную руку, а Майк присоединился следом.

— Можно просто Майк.

— Заткнись, — Харви рухнул на постель рядом с Майком, вытирая руку о простыни. И правда, не помешало бы заткнуться, Майк знал, что обычно несёт всякую чушь, когда плохо соображает, и ему явно требовалось перевести дыхание.

Он уже думал, Харви никогда не решится, не сделает этот шаг. И, по правде говоря, Харви сказал, что он его и не делал, однако, возможно, так он пытался сбросить с себя ответственность за происходящее. Сказать было трудно. К тому же, это ведь Майк приказал ему снять всю одежду.

— Итак, завтра, — начал Харви, прерывая поток мыслей Майка.

— Суббота, — подсказал тот на случай, если они тут играют в игру под названием «назови все дни недели». Что, собственно, и игрой-то не являлось, скорее своеобразной тренировкой для маленьких детей или очень пьяных взрослых. Мысли отказывались приходить в норму; у него только что был лучший секс в жизни, а пот на коже ещё не высох.

— Я планировал остаться дома, посмотреть игру. Раз уж вчера всё отменилось из-за дождя, а игра важная, и ты решил, что теперь любишь бейсбол, останься и посмотри игру со мной.

— Мне нужно на работу, — сказал Майк.

— Да, точно, конечно, — Харви беспокойно дернулся, и Майк не совсем понял, что тот имел в виду. Занавески были открыты, а яркие огни города за окном засветили так ярко, что теперь Майк увидел, как напряглись плечи Харви.

— Утренняя смена, я должен открыть кофейню, — объяснил он. Если он продолжит болтать, может, удастся сказать что-нибудь правильное, так ведь? — Мне вставать через четыре часа. О боже, мне нужно вставать через четыре часа, — именно поэтому он и не посещал торжественные мероприятия, не бодрствовал до ночи слишком часто, потому что у него в расписании стояло слишком много утренних смен, а его способность работать без сна с возрастом постепенно сходила на нет.

— Я просто предложил.

Если бы Майк не знал его так хорошо, он бы решил, что Харви разочарован. Они не относились к тому типу людей, которые как приклеенные проводили друг с другом каждую свободную минуту, милуясь на глазах у всех. Майк ценил то время, когда мог побыть в одиночестве, к тому же, он и не собирался таскать Харви повсюду за собой, хотя и подозревал, что его бабушка не окажется против такого подхода.

С другой стороны, он всё чаще ловил себя на мысли о том, что с удовольствием написал бы или позвонил Харви в любое время, чтобы рассказать о том, что с ним случилось за день. Вживую всё ощущалось куда лучше, потому что у Майка появлялась возможность следить за выражением лица Харви и чувствовать его якобы случайные прикосновения.

Харви же частенько скрывал свои эмоции и намерения, Майк отчего-то был уверен в том, что у него уйдёт целая жизнь, чтобы разгадать его полностью. Однако Харви звонил, когда обещал, выкраивал для него время, даже если был завален работой, да и сохранённый им в качестве памятного сувенира стаканчик кофе на книжной полке о чём-то да говорил.

— И хоть я и правда полюбил бейсбол, ты не против, если я буду немного уставшим…

— Ты спал на мне во время игры и раньше, — тут же ответил Харви тем тоном, который Майк ещё вчера принял бы за обычный или даже саркастичный. Но он уставал, его отвлекала работа, да и читал людей он не слишком хорошо. Однако теперь он начал подозревать, что этот тон Харви был далеко не самым обычным.

— И правда. Похоже, у нас наметился план.

— Отлично.

Харви теперь выглядел слишком уж довольным, словно его надежды на выходные пришли в норму, что определенно лишь подтвердило гипотезу Майка. Он даже подозревал, что его гипотеза превратилась в настоящую теорию. Харви повернулся, скользнул рукой под подушку и взбил одеяла, поэтому Майк подумал, что лучше всего сейчас будет отключить голову и спокойно уснуть.

Поспать едва ли удалось. Телефон вовсю затрезвонил, включив будильник. Майк заворочался, не сразу поняв, что находится в квартире Харви, в его кровати, а телефон лежит в брюках, которые валяются на полу. Перегнувшись через край, Майк подцепил карман штанов и подтащил их ближе, чтобы отключить будильник.

Харви утянул его обратно на центр кровати, где они, похоже, и обнимались всю ночь.

— Прости, прости, — забормотал Майк, — мне надо вставать на работу, утренняя смена.

— Ещё не утро, — пробурчал Харви ему в плечо.

— Поверь мне, я знаю. Я приму душ и, наверное, стащу что-нибудь из твоей одежды, потому что не могу я прийти на работу в смокинге. Думаю, будет смотреться странно.

— Ты слишком много говоришь, — Харви зарылся лицом в подушку, когда Майк перебрался через него и слез с кровати.

Душ поражал воображение так же, как и всё остальное в квартире, но Майк к этому оказался готов. Он ожидал увидеть огромную джакузи посреди ванной, однако той поблизости не наблюдалось.

Харви, похоже, вновь уснул к тому моменту, как Майк вернулся в комнату. В любом случае, он не возражал против того, чтобы тот прошёлся по его гардеробу в поисках чего-нибудь подходящего и неброского. Выбор пал на старую поношенную футболку с названием бейсбольной команды и серые спортивные штаны. На дворе стояла суббота, к тому же, ему необязательно наряжаться, чтобы подавать кофе. Более того, теперь он являлся совладельцем кофейни, а значит, мог делать всё, что пожелает.

Харви медленно моргнул, глядя в потолок, когда Майк выбрался из его шкафа и подошёл к постели, чтобы наклониться и поцеловать его на прощание. Ему показалось, этот жест будет правильным.

— Принеси мне кофе, — попросил Харви, его голос казался хриплым и сонным. А ещё Харви не мог больше держать глаза открытыми. Майку это показалось ужасно милым.

— Хорошо, если захочешь подождать, пока я не приду с работы. Кстати, у тебя есть кофе-машина на кухне, я её вчера заметил.

— Это не то же самое, — ответил Харви.

— Точно. Тогда я ещё что-нибудь принесу. Хочешь пирог? Дженни говорила, у неё есть пироги.

— С яблоком, — отозвался Харви.

— Пряный латте и яблочный пирог, понял.

Майк немного прикрыл шторы, чтобы Харви не проснулся на рассвете, когда солнце появится над горизонтом. Затем, схватив свой кошелёк и запасные ключи Харви, он вышел из квартиры. Даже чувствуя себя невероятно вымотанным, Майк мог с уверенностью сказать, что его ждёт прекрасный день.

* CIA — ЦРУ, Дженни отучилась в Кулинарном институте, т. е. Culinary Institute of America, сокращенно тоже CIA.
* Sing A Song Of Sixpence (букв. Песня о шестипенсовике, отсюда и название кофейни Майка «Шесть пенсов» или «Шестипенсовик»). Это детское стихотворение, которое на русский язык перевел С. Я. Маршак.
* 15-ая поправка к Конституции США.
* 19-ая поправка к Конституции США.

::



Максимально романтичный эпилог:



Майк и Дженни сидели в кабинете, перед ними на столе лежали разные варианты меню, часть из которых они закрепили на стену.

— Преимущество этого варианта в том, что мы сможем внести разнообразие, — объяснила Дженни. — Это нравится мне, посетители тоже это любят. Не говоря уже о том, что у нас появится больше клиентов.

— Согласен, но некоторым нравится приходить сюда и каждый день заказывать одно и то же, — высказался Майк. — Думаю, нам стоит поддерживать постоянных посетителей. У нас будут случайные клиенты, туристы, люди, которые заказывают обед по случаю. Но постоянные посетители могут порекомендовать нас друзьям и заходить каждый день, даже в плохую погоду.

— Мы могли бы сделать пятьдесят на пятьдесят, — сказала Дженни. — Сделать постоянное меню и добавлять блюдо дня.

В дверь постучали, и Майк с Дженни подняли головы. В проёме стоял Харви, привалившись к косяку в своей обычной манере.

— Привет, — поздоровалась Дженни.

— Пора? — спросил Майк.

— Пора, — Харви подошёл и положил руку ему на талию. Майк обхватил ладонью его шею и потянул на себя, чтобы поцеловать.

— Я пойду… посмотрю, может, пироги… скоро, — пробормотала Дженни и исчезла в соседней комнате.

— Может, пироги, скоро? — выдохнул Майк, не переведя дыхания.

— Прекрати переживать за пироги, — попросил Харви. — Ты её нанял, потому что она великолепный кондитер, а её выпечка расходится на ура.

Майк поднял взгляд. Ему хотелось взъерошить волосы Харви, как прошлой ночью, но тот наверняка не одобрил бы такого поведения на публике, поэтому Майк решил не рисковать.

— Это совет моего адвоката?

— Как твой адвокат, я бы посоветовал тебе перестать задавать мне глупые вопросы, потому что я выставлю счёт за эту консультацию.

— А как мой парень? — спросил Майк, зная, что ступает на очень тонкий лёд, потому что Харви ненавидел это слово, но попытаться стоило.

— А как твой парень, — Харви вскинул руку и изобразил кавычки, как Майк и ожидал, и это показалось ему очаровательным, — я бы напомнил тебе о том, что твоя смена закончилась, что ты повысил Силию до менеджера, что она со всем справится, а нас ждёт заказ.

Майк нахмурился.

— Но я не одет.

— Не тот заказ, о котором ты подумал.

— Тогда какой?

— О нет, ты же умный, попробуй догадаться.

— Что я за это получу? — спросил Майк.

Харви вскинул брови и взглянул на него.

— Что-то изысканное, французское, может, итальянское. На вертолете над городом, — выдал Майк.

— Я бы управлял вертолетом? — уточнил Харви.

— Да, знаешь, я был бы не против.

Его речь заслужила ещё один суровый взгляд и вскинутые брови, однако Майк прекрасно видел, что за этим скрывается романтичный настрой. Кстати, скрывается довольно плохо.

— Знаю, ты вечно пытаешься вести себя так, словно у тебя нет сердца. Что ж, мне есть, что ответить. Во-первых, романтика послужит тебе же на пользу, потому что ты хочешь залезть мне в штаны, а романтичные штучки ускорят процесс. Конечно, стоит принять во внимание тот факт, что ты уже забрался ко мне в штаны, и ты отлично знаешь сам, что тебе не нужно проворачивать романтичные штучки для того, чтобы всё шло так, как идет, — на лице Харви по-прежнему оставалось его излюбленное меня-ничем-не-удивишь выражение лица, которое Майку захотелось стереть. — Но давай признаем, ты просто хрустящая зефиринка.

— …что? — не понял Харви.

— Жесткая и странная снаружи, но мягкая и тягучая внутри. А ещё, — Майк наклонился ближе и зашептал, чтобы создать театральный эффект, — немного липкий, но очень вкусный, поэтому мне нравится облизывать пальцы в самом конце.

Сбоку раздался вздох, больше похожий на лёгкий смешок, Майк повернулся и заметил Силию, которая облокотилась на стойку и что-то набирала в телефоне.

— Ты что-то хотела? — спросил Майк.

— Нет, но вам лучше поторопиться, иначе опоздаете, — сказала она.

Харви схватил свой портфель и вытолкал Майка из кофейни.

— Ты ведь понимаешь, что она всё рассказывает Рейчел.

— Ты должен радоваться тому, что я не рассказал ей, как тебя заводят ноги, — сказал Майк.

— Меня не заводят ноги!

— Знаешь, я был бы не против, если бы заводили. В этом нет ничего такого. Мы бы придумали, что с этим делать.
Примечания:
Небольшое пояснение, с которым мне очень помогла Dreiser:

Dirty Chai - это смесь обычного латте (эспрессо+молоко) и масалы (чай+специи).
Soy - соевое молоко. Т.е. заказ Харви действительно сложный, и только Майк может справиться с ним так, как это нужно Харви.
Название менять я не буду, потому что довольно сложно уместить в него всё это, но вы теперь знаете, что за напиток просит Харви.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.