Моё золото +68

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Yuri!!! on Ice

Основные персонажи:
Виктор Никифоров, Юри Кацуки, Юрий Плисецкий
Пэйринг:
Виктор/Юри
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Стёб, Первый раз, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Серебро - тоже неплохо)
Арт - http://danbooru.donmai.us/data/sample/__katsuki_yuuri_and_viktor_nikiforov_yuri_on_ice_drawn_by_gearous__sample-9c1313bbf6562d88ea2babc7427bae19.jpg

Посвящение:
Всем отп-шникам и ждунам второго сезона :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Долго боролась с желанием написать:
"Ща дядя Витя сделает тебе эрос!"
1 марта 2017, 22:54
Вечер. На катке у «Замка Ниндзя» только двое.

- Нет, Юри, ты снова сделал четверной тулуп вместо тройного, - с улыбкой сказал Виктор, наблюдая за уже более грациозными движениями своего ученика, - ты не устал? – в ответ отрицательный кивок, - хорошо, тогда давай сначала.

Кацуки Юри всегда отличался выносливостью. А вот с комбинацией прыжков у него были проблемы.

Брюнет задумался. Скоро финал. Он должен победить, иначе… Виктор Никифоров уедет обратно в Россию. Нельзя проиграть. Ведь именно из-за него, Юри, он приехал в Японию.

Кацуки заметно погрустнел, но всё же зашевелил конечностями.

Виктор с улыбкой наблюдал за учеником. Дорожка шагов, флип, спираль и…

- Ауч! – Юри распластался на льду и, видимо, послав все нахуй, раскинул руки и ноги, тяжело дыша.

Блондин сразу же подлетел к этой неуклюжей «котлетке»

- Юри, не дури, вставай, простудишься ведь, - тренер взял его за руку и попытался поднять, но.. равновесие – независимая сучка.

Как итог – Витя шлёпнулся на Юри, уткнувшись носом в его шею.

- Ч-что ты делаешь, Виктор?! – краснючий, как варёный рак, брюнет в истерике попытался скинуть с себя тренерскую тушку, на что русский только рассмеялся.

- Эй, Юри, чего приуныл? – спросил улыбчивый блондин, устраиваясь на груди подопечного.

- А.. ну… это… - отводя смущенный взгляд от красивого мужчины, не переставая краснеть, пробубнил Кацуки, - ты правда уедешь, ели я не одержу победу в финале?

Виктор растерялся. С одной стороны, Россия – его родина, в ней лучшие воспоминания, родной дом, лучший в мире тренер, и белобрысая пубертатная язва. С другой же – глядя в глубокие карие глаза Юри, такие невинные и наивные…. Он не сможет жить без этих чудесных глаз. Без этого милого личика. Без его красивого, сильного тела. Да и вообще, без Юри, в целом. Виктор не хочет уезжать.

Блондин гонял эти мысли туда-сюда, смотря на парня.

«А с убранными назад волосами и без очков, он вообще красавчик…» - лёгкая улыбка.

- Эй, Виктор, приём! – подал голос брюнет, ожидая ответа.

- Я не уеду никуда, - фигурист легким движением руки поправил тёмные волосы Кацуки, погладив тыльной стороной ладони щеку парня.

Юри неосознанно поддался ласке. Был бы он котёнком – точно замурлыкал бы.

Тот самый момент, когда слова не нужны.

Виктор немного наклонил голову, сокращая расстояние между их губами.

Под Юри, лицо которого было краснее костюма Виктора, кажись, начал таять лёд. Но он не дёрнулся, не попытался вырваться, а лишь прикрыл глаза. Его губы дрогнули, когда он почувствовал горячее дыхание блондина.

- И если ты возьмёшь золото – мы с тобой поженимся, помнишь? – прошептал Никифоров, нежно улыбаясь.

Лицо Юри после этой фразы – тупо ремейк «50 оттенков красного».

- Да, - еле слышно ответил брюнет и прикрыл веки, ожидая поцелуя, за которым Виктор так тянется.

Пара сантиметров… теперь уже пара миллиметров и….

- Виктор, ёптваюналэво, где ты, бля, лазишь?! – визг Юрио был слышен за несколько десятков метров.

Парни подскочили на льду так, что ноги поразъежались.

И как в школе: делают вид, типа ничего не случилось.

- Викто-о-о-ор! - ор становился громче и через доли секунд Плисецкий уже мчал по льду к обескураженной парочке.

- Аа, Юрио, - Виктор улыбнулся ему и помахал ручкой.

Юри медленно сполз обратно на лёд.

- Что за нахрен?! – бушевал подросток, яростно размахивая руками и корча рожи, - ты обещал составить мне программу, а сам тусуешься с этой свиньёй!

- Э?... - Юри поднял испуганное лицо и посмотрел на пришедшего примчавшегося ввалившегося на каток парня.

Аура вокруг Юрио потемнела, глаза сверкали гневом.

- Я тебя хлебалом в борщ затолкаю, когда в Москве будем! – на чистом русском прошипел Плисецкий, угроза которого осталась не понятой.

- Тебе пиздец, - уже на японском и более спокойно.

- Юююра! – Витя наигранно удивился и прикрыл рот рукой, - низя так выражаться, - по своей манере оттопырил указательный палец.

Юрец оскалился.

- Ээм… Я снова о чём-то забыл? – невинно хлопая голубыми глазками, спросил тренер, - Ааа, хореография! Точно!

- ШО «ТОЧНО»?! Показывай давай! – недовольствовал Юрио, топая коньками.

Юри бился головой об лёд, думая «либо лёд, либо борщ».

- Свинья, атмосферу сбиваешь, пшёл вон отсюда! – блондин пинком отправил Кацуки за дверь арены.

- От мудак… - снимая коньки и отряхивая красивый черный костюм, бормотал японец.

Минутку потупим…

- Мы… почти… поцеловались! – дикая паника, краснеющие щёки, беготня из угла в угол.

- Юри! Что с тобой? – взволнованно спросила Юко и подошла ближе.

- А.. э… Ничего! Ахаха! – по-идиотски засмеявшись, парень отдал девчушке коньки и сарделькой выкатился по ступенькам на улицу.

Придя домой – заперся в комнате и слюнявил подушку.


***

- И золотую медаль получает… Юрий Плисецкий!

Гул трибун, громкая музыка и софиты.

Юрио стоит на пьедестале первенства, сжимая медаль.

- Да ладно, серебро – тоже хорошо! – добродушно рассмеялся Виктор и обнял своего ученика.

Юри улыбнулся и поддался объятиям.
***

- Нууу, кто бухать?! – Минако радостно размахивала бутылками, все обитатели дома Кацуки с удовольствием приняли предложение. А что? Повод-то весомый!

- Юри, а ты? Э? – Девушка с недоумением искала глазами мелкого засранца.

- Они с Виктором пошли на источники, Юри сказал, что хотел отдохнуть после тяжелого соревнования, - объяснила Хироко.

- Ну, как хотят, - улыбнулась балерина и открыла бутылку сакэ*.
***
Вода источников приятно согревала уставшие мышцы. Виктор нежился, мурлыча.
Юри же – по нос опустился в воду и, видимо, впал в дерпессняк.

- Юри! Что за рожа? Веселее! – блондин подплыл к парню и заглянул в глаза, - тебя что-то беспокоит?

- Угу… - пробурчал брюнет, ещё больше погружаясь в воду и пуская слюнки, беспалевно любуясь прекрасным телом своего тренера.

- Что случилось? – Витя потрепал парня по волосам и ободрительно улыбнулся, на что Юри отреагировал как обычно – покраснел, - ну?

- Эээ… я взял серебро… - всхлипывая.

- И это здорово, в следующий раз золотая медаль точно будет твоей! – как всегда, оптимистично.

- Не-е-ет, не здо-о-орово! – заныл Кауцки, снова окунув подбородок в воду.

- Почему же?

Долгое молчание, покрасневшие щёчки и тихое:

- Мы теперь не поженимся…

Сказав это, парень с головой спрятался в воду.

Виктор, немного офигевший, стоял и смотрел в воду.

«Ну и зачем я это сказал? Дура-а-ак!» - брюнет пускал пузырьки ртом и не хотел выныривать, но дышать-то нужно.

Вынырнув и вдохнув полной грудью, Юри зажмурился, ожидая от тренера какой-угодно реакции.

- Глу-у-упый Юри! – блондин крепко обнял парня, - поженимся, ещё и как! – Виктор излучал любовь и безграничное счастье.

- Но… я не взял золото, как мы договаривались, - робко обнял в ответ.

- Золото у меня уже есть… - Витя нежно коснулся губами щеки парня, - это ты.

- Но… я не…

- Заткнись и поцелуй меня! – хоть Никифоров сказал это на родном русском, Юри прекрасно понял смыл и хотел уже снова спрятать свою покрасневшую мордашку под воду, но блондин обнял крепче. Не сбежит.

- Й..а, я? – покраснев до предела, переспросил Кацуки.

- Ага, - Виктор улыбнулся и коснулся губами губ парня, сильно прижимая к себе, - не уйдёшь…

(от автора: с этой частью у меня всегда проблемки, маленький ступор, так шо я курить))

Юри и не собирался.
Неуверенно ответил на поцелуй и прижался к оголенному торсу мужчины.

Виктор несказанно обрадовался этой взаимности и углубил поцелуй, отчего парень в его объятиях мелко задрожал.

Длинные, тонкие пальцы блондина нежно оглаживали красивое молодое тело фигуриста.

Кацуки, немного расслабившись, дал себе волю. Уже, не краснея как помидор, гладил сильные плечи, широкую спину и грудь мужчины.

Воздух, казалось, нереально сильно нагрелся.

Брюнет уже тихо поскуливал и жался к Виктору ещё сильнее.

Терпение – не гандон, растягиваться не будет.

Никифоров подхватил парня на руки и усадил на плоские камни, которые служили берегом источнику.

Юри и пискнуть не успел, как блондин всем телом прижал его к поверхности камня и начал неистово вылизывать ему шею.

Отстранившись, Виктор залип, глядя на Кацуки: чёрные пряди волос убраны назад, блестящие затуманненые глаза сверкали в вечернем полумраке, покрасневшие от поцелуев губы, тяжелое дыхание, сильные руки, кубики пресса и… о, большое желание между стройных спортивных ножек.

- Прекрасно… - неосознанно прошептал светловолосый мужчина и облизал губы.

У Юри от этого перехватило дыхание и он просто шевелил губами, как рыбка.

И снова поцелуй. Дикий, жаркий, многообещающий.
Кацуки обхватил бёдра Виктора ногами и лишь тихо стонал ему в губы.

Русский с силой сжимал красивые бёдра молодого парня, кусался, рычал.
Терпеть больше не было сил.

Виктор немного отстранился и коснулся кончиками пальцев губ брюнета, взглядом приказывая облизать.
Юри послушно вобрал пальцы в рот и начал водить по них языком, пошло почмокивая.
Никифоров лишь закусил нижнюю губу, любуясь открывшейся ему картиной, затем усадил парня себе на бедра и обнял одной рукой.

Аккуратные пальчики выскользнули изо рта и прошлись по пояснице брюнета.

- Потерпи немножко, - нежный шёпот и поцелуй в висок.

Кацуки сжал пальцами плечи мужчины, почувствовав дискомфорт и несильную боль.

Виктор шептал ему всякие нежности, то на русском, то на японском, от чего Юри начинал терять связь с реальностью.

Смущение и стыд быстренько собрали вещи и ушли нахуй, как только пальчики задели заветную точку внутри. Юри запрокинул голову назад и застонал громче прежнего.
Блондин был очень доволен такой реакцией и убрал пальцы.


- Нууу… - Кацуки разочарованно всхлипнул, - ещё.., - пошло облизнул губы и заёрзал бёдрами.


- Сейчас, милый, - Виктор приподнял бёдра парня и осторожно усадил его на свой член, шипя от ощущений.


Брюнет гортанно зарычал и с натиском провёл ногтями по спине любовника.

Никифоров тяжело выдохнул и прижал хрупкое тело к себе. Хотелось оттрахать этого прекрасного парня по самое не балуйся, но… это первый раз для Кацуки, хочется все сделать аккуратно и безболезненно.

На первые движения Юри отреагировал тихим шипением, но с каждым толчком боль уходила и накрывало волной эйфории.

Хотелось орать во все горло, царапать и кусать плоть от удовольствия.


- Это Эрос, Юри… - сбивчиво прошептал Блондин и вновь прижал парня к камню.


Движения становились резче и сильнее, Кацуки извивался под умелым мужчиной, награждая его стонами, полными наслаждения.

Никифоров приподнял бёдра Юри и изменил угол проникновения, отчего последний громко простонал его имя и выгнулся в спине невообразимой дугой.

От стонов этого парня у Виктора сносило крышу. Сильно укусив брюнета за шею, мужчина заломил ему руки за спиной, не давая двигаться, и ускорил темп.

- Виктор… я… люблю тебя… - сквозь стоны проговорил Кацуки, насаживаясь на член.

Блондин немного сбавил темп, отпустил руки парня, которые тут же обняли его шею, прижал его к себе.

- Я тебя тоже, Юри, - нежно поцеловав любимого, Вик снова набрал темп.

Кацуки вскрикнул и кончил себе на живот, через пару мгновений кончил и Виктор, сжимая расслабленного парня в объятиях.

***


- Юри, ты не расстроился из-за того, что взял серебро? – не унималась Минако.

- Нет, - парень с улыбкой посмотрел на Виктора, - золото у меня уже есть.