То, что мне дала вода +19

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Дети Хурина»

Основные персонажи:
Ниэнор Ниниэль, Уинен
Пэйринг:
Уинен, Ниэнор Ниниэль
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Мини, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Зарисовка написана по заявке: Уинен, о которой известно, что "her love was given to the creatures that live in salt streams and also the weeds that grow there", принимает Ниенор Ниниэль: «Отныне ты будешь моей фрейлиной, а ребенок твой будет мне родным». АУ с христианским оттенком, где души самоубийц не могут покинуть Средиземье.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Текст был написан на Фандомную Битву 2012 года для команды JRRT
Читать рекомендуется под это звуковое сопровождение: http://prostopleer.com/tracks/505840554m0
12 января 2013, 19:18
Умиротворенно рокочущие волны несли измученное земными тяготами тело прочь от изменчивых обрывистых берегов. Длинные светлые волосы утопленницы змеились в воде, цепляясь за водоросли и выступы камней, словно пытались удержать, вырвать её из неотвратимого движения воды. Но река с трепетом и тщанием распутывала узелки, будто расчесывала, перебирала пряди нежными прохладными пальцами. Ласково омывала ссадины на лице, осторожно поправляла изорванное платье. Защищала так и не начавшуюся жизнь.
– Спи, настрадавшееся дитя, – шептали прибрежные камыши, печально склоняясь над женщиной. – Спи, твоя боль уже ушла, – вторили им шелестящие заросли осоки.
Казалось, погибшая вот-вот должна открыть глаза, вздохнуть и шевельнуться, не разрывая нежное прикосновение. Но ничего не происходило.
Впереди показалась излучина реки: широкая дуга огибала пойменные луга, а за ними раздавалась в необъятную ширь, переходя в залив, а там в бесконечное просторное море. И в месте, где соленые воды мешались с пресными, волны медленно накатывались одна на другую, покорно огибая поднимающуюся из темных глубин стройную фигуру женщины. Подол ее светло-зеленого платья вился в струях течения, а сама она печально смотрела вперед – на скользящее к ней, будто бусина по натянутой нити, бездыханное тело.
И вот река последним усилием подтолкнула свою горькую ношу, передавая одну женщину на руки другой. На прощание бережно, будто спящего ребенка, поддержала под плечи и колени, и, продолжила свой путь, чтобы стремительно броситься в объятия моря.

– Госпожа? – едва слышный, тихий голос, всего лишь эхо шуршащего тростника, зябкое прикосновение ветра к обнаженной коже, прозвучал словно бы издалека. Но двое – совсем молодая женщина и мальчик лет трех – были рядом, стояли за спиной, едва различимые под сенью укрывающих мелководье плакучих ив. Бесприютные дети меняющейся земли. – Вы призвали нас?
Старшая женщина отвернулась от маняще сверкавшего на солнце залива и, безмолвно улыбнувшись, поманила их к себе ласковым материнским жестом. Мальчик охотно шагнул вперед, заинтригованный мудреной вышивкой, искрящейся на длинном подоле платья. Опасливо оглянувшись, девушка двинулась было следом, но выпавший из древесных крон солнечный луч пронзил её руку насквозь. Она вздрогнула и испуганно посмотрела на своего ребенка, только теперь увидев, что мальчик тоже был бесплотным. Проворным, удивительно твердо держащимся на ногах, но все же…
– Вы пойдете со мной, дитя, – женщина погладила малыша по склоненной светловолосой голове. – Потому что теперь вам не найти простых дорог к Чертогам Намо, как и не найти покоя на этой земле. Атани дарована возможность навсегда уходить за пределы Арды, но дар этот не позволяет вам пресекать жизнь самостоятельно, – в голосе говорящей звучала искренняя грусть, и, шагнув вперед, она раскрыла свои объятия навстречу стоящим перед ней.
Но молодая мать робела.
– Не страшись такой судьбы, дитя. Отныне ты займешь место в моей свите, и ребенок твой будет мне родным.
Застывшей женщине хотелось перебороть страх и спрашивать, настаивать, а быть может, и требовать полного ответа. Такого не могло быть, не должно – неужели даже после смерти своей она не сможет воссоединиться с возлюбленным… братом. Неужели проклятье Моргота не отпустит её ... их даже теперь?!
– Не думай больше о зле, Ниэнор Плачущая, – будто прочитав ее мысли, Уинен подошла ближе и мягко взяла ее за руку. – Оно более не властно над тобой.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.