Как остаться женатым (подсказка: подарите цветы и признайте, что были неправы) +695

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Yuri!!! on Ice

Автор оригинала:
espritneo
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/9621431

Основные персонажи:
Виктор Никифоров, Юри Кацуки
Пэйринг:
Виктор/Юри
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Hurt/comfort, ER (Established Relationship)
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Постканон. У Виктора и Юри случается семейная ссора, а после разговора с Яковом, Виктор понимает, что должен срочно что-то предпринять. Что-то очень радикальное. А Пхичит получает место в первом ряду этого цирка.

Посвящение:
Той самой конфе.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Это так мило, что мне нужен скотч.
Hurt/comfort тут совсем легкий. Это чистый, концентрированный флафф, которым я обмазываюсь пока перевожу Омерту. Аминь.
8 марта 2017, 01:20
Примечания:
Может показаться, что конец немного оборванный, но что имеем то имеем :3 Надеюсь, вам все же понравится)
— Юри не хочет со мной разговаривать, — проворчал Виктор. Яков закатил глаза, но его ученик неожиданно раздраженно выпалил. — Я не понимаю, почему он придает этому такое большое значение. Что было, то было. Сейчас это не имеет ко мне никакого отношения. Почему он не может принять это?

— Я полагаю, дело не в том, что ты оставляешь еду в микроволновке не закрытой? — сдаваясь, спросил Яков, потирая лоб.

— Нет… что? — Виктор скривился. — Сосредоточься, Яков, моя жизнь кончена. Желание Юри знать о каждом человеке, с которым я был, глупое, — Фигурист всплеснул руками. — Я имел в виду, какая вообще разница? Юри это Юри. Юри это все.

Почему-то Яков все равно был удивлен.

— Это неразумно. Мы с Лилией ругались из-за этого. У тебя было прошлое до Юри, и, естественно, он хотел бы знать о нем. Не избегай этого, Виктор, здесь ты не прав. Ты должен исправить это до того, как все станет плачевно.

— Ну и что ты сделал, чтобы исправить это?

Последнее, чего бы он хотел, это чтобы его «почти сын» повторил его ошибку и угробил свой брак. Будучи молодым парнем, он вел себя точно так же, как Виктор, слишком гордый, чтобы признать, что временами он был довольно неразборчив в связях и попадал в неприятности из-за этого.

Он мог понять, как трудно обсуждать столь личные вопросы и как соблазнительна мысль, что с новыми отношениями началась новая жизнь.

— Витя, — он приложил достаточно силы, чтобы тот перестал разглагольствовать и послушал его, — Витя, помни, что мы с Лилей развелись. Так что, какие бы идеи ни пришли тебе в голову, просто помни, что подобный исход всегда возможен.

Виктор побледнел. С почти сверхъестественной для человека скоростью он напялил ботинки и выскочил за дверь.

*****

Вечером того же дня Юри возвращался домой после целого дня беготни вне катка.

Он не видел Виктора с прошлой ночи, когда решил спать на диване. Также он ничего не слышал от своего мужа, и вот это было куда более необычно. Как правило, Виктор начинал заваливать его сообщениями уже через три-четыре часа, и не важно, как сильно они друг на друга сердились.

Но ему действительно надо было так облажаться. Юри вздохнул. Он был слишком задет, чтоб чувствовать сожаление. Конечно, Виктор не обязан рассказывать ему о своих прошлых романах, но это все равно расстроило его, и отпустить это не получалось.

Но.

Виктор мог бы проявить больше понимания. В конце концов он был первым у Юри. Сам Юри и в этом не смог превзойти Виктора, ему нечего было рассказать о прошлых романах, потому что их не было.

Даже просто мысли об этом раздражали его.

Все, о чем он спрашивал, это сколько их было до него. Конечно, он хотел знать больше. Он хотел узнать, кто был первым у Виктора, как они встретились, чему он научился у него, был ли это тот же человек, кто давал и получал?

Задумавшись, Юри едва не врезался в самосвал, стоящий у дома, в котором была его квартира.

…его квартира!

Юри с трудом протиснулся сзади машины. Перед его домом стоял самосвал! Он был заполнен…

Он смотрел, как самосвал поднял свой ковш на уровень его балкона.

Наши балконные двери открыты нараспашку, отметил Юри.

Самосвал опрокинул весь свой груз прямо на балкон. Лепестки цветов разлетелись над головой Юри, но большая часть хлынула в квартиру.

Ошеломленный, Юри сделал первое, что пришло в голову.

— Моши-моши, Юри, — поприветствовал его Пхичит из Таиланда.

— Пхичит, ты не поверишь, что сейчас происходит, пока мы разговариваем.

****

Это было не самое нелепое, что Пхичит видел в своей жизни — его сестра разговаривала с ним через Facetime, пока рожала, — но все же это было эпично. Пхичит был в восторге.

Квартира Юри. Заваленная. Цветами!

И что в первую очередь сделал Юри? Позвонил ему, чтобы он мог быть свидетелем этой вакханалии.

У него был самый лучший друг.

Прямо сейчас Юри бежал вверх по лестнице, а потом проскочил лестничную клетку с дурным предчувствием.

— Виктор! — закричал Юри, распахивая входную дверь.

Вся квартира, казалось, была перевернута вверх дном. Пхичит с экрана жадно наблюдал за тем, как Виктор взволнованно пытается выбраться из цветочного завала.

— Сюрприз, Юри!

— Боже мой, Виктор, они повсюду! — потрясенно выдохнул Юри. По квартире все еще летали лепестки, и Пхичит с трудом сдерживался от комментариев.

Все было покрыто цветами. Полки, столы, диван, сила притяжения заставляла цветы складываться в благоухающие горы, а ветерок разносил лепестки по воздуху, поднимая к сводчатым потолкам. Оттуда цветы снова падали вниз разноцветным дождем.

Настырный писк сигнализировал о прибытии очередного самосвала.

Через несколько минут даже спальня была погребена под душистыми лепестками.

— Юри, Юри, послушай меня, — Виктор чуть не поскользнулся на куче цветов, сжимая в руках стопку листов, — Юри, я разговаривал с Яковом и понял, что по какой-то причине даже сейчас ты не осознаешь до конца, как сильно я тебя люблю и насколько ты важен для меня. Я не могу этого допустить.

— Виктор, — попытался вмешаться Юри.

— Я написал тебе эссе! — с жаром воскликнул Виктор, протягивая ему листы.

Юри автоматически принял их.

— Это трактат на тридцать страниц, который я назвал «О моей душе, Юри».

Пхичит издал приглушенное фырканье.

Юри сглотнул. Его мозг, или, вернее сказать, здравый смысл, отказывался воспринимать действительность.

Но Виктор, казалось, не заметил этого.

— Юри, — он внезапно перешел на серьезный тон. — Я знаю, я постоянно говорю тебе это, и, возможно, ты больше мне не веришь, но у меня так много слов, которые я хочу посвятить тебе.

Многозначительная пауза.

— Итак, Юри, ты выйдешь за меня?

Пхичит рыдал в подушку.

— Виктор, — осторожно начал Юри, — мы уже женаты.

Придурок, вот что он подразумевал.

— О, нет, нет, нет! Не дуйся, Витя!

— Но я никогда никому такого не предлагал, — пробурчал Виктор, — к тому же я уже на коленях, Юри.

Экран потемнел и пошел рябью. Должно быть Юри уронил телефон.

— Да, Виктор. Конечно, я согласен.

Виктор издал победный вопль. Звуки чистого восторга.

— Подожди, Виктор, что ты делаешь с галстуком? Виктор, Пхичит все еще слышит нас!

На экране появилось лицо Виктора.

— Privet, Пхичит! — Виктор повернул телефон к Юри, стоящему с завязанными глазами. — Мы снова помолвлены, так что я украду мою Спящую Красавицу ненадолго.

Юри дернулся.

— Куда мы идем?

— Я снял нам на всю ночь Бельмонд Гранд, — прошептал Виктор и помахал рукой. — Пока, Пхичит!

— Мои поздравления, — сохраняя серьезное лицо, ответил Пхичит. — Пока!

****

Виктор настоял на том, чтобы перенести Юри через порог.

— Хорошо, Юри, а теперь можешь снять повязку.

Юри восторженно пискнул, увидев комнату. Это влетело в копеечку: забронировать подобное место в последний момент, и Виктор был уверен, что не последнюю роль играла его репутация.

Но оно того стоило.

Три стены представляли собой огромные стекла от пола до потолка, открывающие вид на огни Санкт-Петербурга. На кровати, казалось, поместилось бы человек шесть, и Виктору стало жарко при мысли, сколько секса у них будет на этой постели.

Он подошел к кровати и осторожно опустил Юри на покрывало. Его муж просматривал эссе.

— Ано, Виктор, последние пять страниц о кинках, которые ты никогда не пробовал, — смеясь, сказал Юри.

— Ну вот, теперь есть еще одна причина, почему ты не должен покидать меня, — парировал Виктор.

Юри отложил эссе и похлопал по месту рядом с собой.

— Виктор, иди сюда. Что происходит в твоей голове? Из-за этого мы поссорились. Ты знаешь, тебе не нужно было все это делать. Если ты не хочешь говорить о своих бывших девушках и парнях, я думаю, я смирюсь с этим.

Как и всегда, когда Юри поднимал эту тему, Виктор ощутил, как краска стыда заливает его щеки. Но он устал. Это был трудный день. И он не хочет быть как Яков…

— Больше не было никого, — тихо признался он.

— Виктор, я не хочу ссориться.

— Я тоже! — Виктор раздраженно провел рукой по волосам. — Вот почему я не хотел говорить тебе. Ты ожидаешь того же, что и все остальные. Но ты единственный человек, с которым я был. Ты — единственные реальные отношения, которые у меня были. Это… Это неловко. Я не знаю, как много люди напридумывали о моих «подвигах», как много ты думаешь. — Он нерешительно помахал листами эссе. — Но я хотел бы. С тобой. Я хотел бы попробовать это с тобой.

Взгляд Юри невольно зацепился за последние страницы. Его щеки покраснели.

Он откашлялся.

— Итак, — он пытался говорить небрежно, но голос его звучал ниже обычного. Он потянул Виктора за руку. — Я хочу сказать, что благодарен тебе за честность. Но, сказать по правде…

Виктор усмехнулся.

— Ты думаешь, что это горячо.

Он оседлал колени Юри.

— Да, — улыбнулся Юри, его глаза потемнели. — Хм, хочешь попробовать что-то из этого?

Он деланно незаинтересованно смотрел на свои колени.

— Я имею в виду, если ты в настроении, конечно…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.