Тренинг личностного роста +25

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Люди Икс: Первый класс, Люди Икс (кроссовер)

Основные персонажи:
Мойра МакТаггерт, Чарльз Ксавье (Профессор Икс), Эрик Леншерр (Магнето), Рейвен Даркхолм (Мистик)
Пэйринг:
Эрик Леншерр, Чарльз Ксавье, ДЕРЕВО, Рейвен Даркхолм, Мойра МакТаггерт, мельком Шон и Алекс
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Стёб, Пропущенная сцена
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Чарльз - хороший друг. Но иногда перегибает палку...

На заявку: "Любимое дерево Чарльза из фильма связано с каким-то нелепым случаем, случившимся двадцать лет назад с ним и Эриком".

Посвящение:
Моей дорогой и любимой бете, которая делает все, чтобы мои упртые фанфики могли показаться на свет! =) Без тебя их вообще бы не было.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
События времен "Первого класса".
ВАРНИНГ: в работе присутствует пошлый юмор.

Ссылка на заявку: http://rageandserenity.diary.ru/p209291060.htm

Можно сказать, приквел к циклу "Блямс" (https://ficbook.net/collections/6726893). Уже тогда персонажи были слегонца упрты. ХД

13.03.17 №47 в топе "Джен: пропущенная сцена"
9 марта 2017, 23:52
      - Я должен поговорить с тобой о чем-то очень важном, Эрик, друг мой.
      - И о чем же? – Эрик меланхолично закинул ногу на ногу и отпил из чашки горячего чаю. Не отказываться же от напитка, который кто-то заварил и принес для него.
      - Вот, попробуй этот пирог с яблоком, - Чарльз придвинул к другу блюдечко с лакомством, внимательно наблюдая за его реакцией.
      Эрик приподнял одну бровь и хищно облизнулся. Он любил пирожки.
      - Как скажешь.
      Ксавье горестно вздохнул. Его брови страдальчески изогнулись, а в глазах поселилась вселенская тоска.
      - Вот об этом я и хотел поговорить.
      - О фем? – Леншерр откусил от пирога хороший шматок.
      Уютный вечер, горячий чай и вкусный десерт привели его в чудесное расположение духа. Даже разглагольствования Чарльза о мире с людьми, наверное, не смогли бы вывести его из себя. Только не сегодня, о нет.
      - Как о чем? О том, что ты такой ведомый, Эрик! Я принес тебе чай, и ты его выпил, я пододвинул к тебе пирог с яблоком, и ты его съел, завтра какая-нибудь полячка скажет «выходи за меня», и ты выйдешь! А что дальше? Придет какой-нибудь Апокалипсис и попросит тебя присоединиться к нему, чтобы разрушить мир, и ты пойдешь! Так нельзя, друг мой, ты должен работать над границами собственного Я, повышать свои лидерские качества, стремиться к собственноручно поставленным целям! – разгоряченный Чарльз хлопнул ладонью по столу, и оставшийся кусок пирожка вместе с блюдечком шлепнулся на ковер.
      Эрик проследил за этим кощунством ошарашенным взглядом и сглотнул.
      - Совсем спятил, Ксавье? Да я с пятнадцати лет сам себе хозяин! Хочу фашистов убиваю, хочу за Шоу гоняюсь, хочу с тобой тут чаи распиваю. И ты, кстати, уничтожил мой последний кусочек пирога!
      - Кусочек не твоя цель, Эрик!* – Чарльз шлепнул ладонью по столу снова, но на этот раз Эрик был проворней и успел спасти от неминуемой катастрофы свой чай. – Ты только думаешь, что весь такой самостоятельный и целеустремленный! Другие вертят тобой, как хотят, а ты и в ус не дуешь. С этим надо что-то делать. Я все еще хочу ходить на своих двоих, да и разгребать постапокалиптические руины нет никакого желания. Я запишу тебя на тренинги личностного роста.
      - А мое мнение по этому вопросу тебя вообще интересует?!
      - Ты не веришь мне, своему лучшему другу – телепату и ученому, - что ты ведомый? – лицо Чарльза приняло обиженное выражение, губы задрожали, а глаза наполнились слезами.
      В мозгу Эрика стучало: «Неблагодарная скотина! Я забочусь о его благополучии, а он... Вот, значит, какого мнения о моих стараниях друзья…»
      Ситуация казалась совершенно абсурдной, Чарльз явно встал не с той ноги или выпил чего-то не того (Эрик с опаской покосился на свою чашку), и в любом случае Эрик однозначно и абсолютно точно НЕ БЫЛ ведомым и внушаемым.
      Он почти открыл рот, чтобы согласиться с Чарльзом, только чтобы прекратить эту изощренную пытку щенячьим взглядом, но тот уловил его мысли раньше.
      - Я вижу, что не убедил тебя. Ну и ладно, не очень-то было нужно!
      Чарльз стремительно удалился из библиотеки, выражая спиной всю глубину оскорбленности своей профессорской особы. Эрик пожал плечами и, подняв с пола остывшую половинку пирожка, задумчиво сунул ее в рот. Кто знает этих телепатов с их заскоками.
      
      Тем не менее ситуация была неприятной, и, чтобы найти из нее выход, Эрик решил проветрить голову. И сбросить те калории, что набрал, поедая пирожок. А то, неровен час, он округлится в неположенных местах и будет не бегать за Шоу, а катиться колобком. Впрочем, раздавить ублюдка лишним весом тоже неплохой вариант!
      Предаваясь кровожадным мыслям о мести, Эрик как-то совсем позабыл о причине своей вечерней прогулки.
      Он оббежал сначала особняк, потом озеро, потом вернулся к парку и попетлял среди деревьев. Смеркалось. Наткнувшись на один из колючих кустов и чуть не перелетев через корень, Эрик понял, что пора возвращаться.
      Он хорошенько измотал себя и, прежде чем двинуться в сторону дома, решил передохнуть у дерева. Опершись о ствол, он с наслаждением выдохнул и тут же в ужасе шарахнулся в сторону, когда кора под его рукой зашевелилась.
      - Блять, что за херня?!
      Дерево встряхнулось, и Эрику за шиворот упало несколько листьев. Со страху он так и забыл выгрести их из-под рубахи.
      - Я не херня, я дерево. Здравствуй, человек.
      Эрик так обалдел от происходящего, что даже не успел оскорбиться на «человека».
      - Откуда ты такой потный взялся, добрый молодец?
      - Я… это… бегал.
      - Странно, но… Кхм, от тебя действительно воняет.** Ладно, поверю на слово, - дерево замолчало, очевидно, разглядывая незнакомца, если ему вообще было чем разглядывать окружающий мир.
      Косой взгляд, брошенный Леншерром на особняк, по крайней мере, не остался незамеченным.
      - Что ты там высматриваешь?
      - Высматриваю того, кто внушил мне эти глюки.
      Конечно же, это Чарльз и никто иной! Не могло же на территории и в самом деле расти говорящее дерево. Хотя… Кто знает, что химичил папаня Чарльза здесь в своей лаборатории.
      - Я вовсе не глюки. Я дерево. А если не веришь, то съешь мои яблочки!
      Эрик скептически осмотрел чертово растение и самодовольно ухмыльнулся.
      - Ничего, что ты дуб?
      Дерево скрипнуло ветвями, и Эрик счел это за безмолвное ругательство.
      - Тогда погладь мои косы!
      - Косы? Березовые, что ли? Ты все еще дуб, приятель.
      Эрик обошел странное дерево со всех сторон, ища подвох, помотал бошкой и похлопал себя по вискам, надеясь согнать телепатический морок. На всякий случай он постучал кулаком по стволу, и тут же получил щелбан тоненькой веточкой.
      - Чего дерешься?
      - Ты первый начал! Не веришь мне, что я дерево. Руки распускаешь. Грубиян.
      - Чего?! Да я тебя срублю, старое полено. Чарльз будет знать, как устраивать мне свидание с говорящей флорой.
      - Ты знаешь Чарльза?
      Дерево словно оживилось, а Эрик застыл, сжав кулаки.
      - Ну да.
      - Тогда я не должно с тобой разговаривать, - дерево попыталось отвернуться, но Эрик обогнул его и встал на то место, с которого впервые услышал голос растения.
      - Это еще почему? – в мужчине тут же взыграло любопытство.
      - Мне нельзя говорить с теми, кто знает Чарльза.
      - Ну-у-у, а может я просто слышал о нем. И вовсе даже не его друг, - взгляд Леншерра с любопытством забегал по стволу и ветвям дерева, ища причину, по которой ему нельзя было тут находиться. Ничто не возбуждает интерес больше, чем запрет!
      - Да? Тогда мне, наверное, можно показать тебе… - дерево явно сомневалось, но Эрик решил, что он все-таки умнее дуба как-никак.
      - Естественно! Ты можешь мне доверять на все сто! Я – могила. Чарльз никогда не узнает, что ты мне показало! – для верности он приложил ладонь к груди в области сердца, хотя и скрестил два пальца другой руки за спиной.
      Внутри все дрожало от нетерпения: сейчас он узнает какой-нибудь секрет маленького вестчестерского принца и сам отправит его на тренинги.
      Дерево какое-то время мелко трясло листьями, ссыпав Эрику на голову еще парочку, и, наконец, решилось.
      - Ладно. Просто, ммм, сунь руку в мое дупло.
      Дупло нарисовалось как-то неожиданно прямо перед носом Эрика, либо он просто сразу его не заметил в темноте. Он уже почти сунул руку внутрь, когда со стороны здания донесся крик Мойры:
      - Э-Э-ЭРИ-И-ИК! ЧА-А-АРЛЬЗ! Новости!
      Он хотел было проигнорировать крик этой безумной человеческой женщины, которая любила портить важные моменты своим оповещением о программе телепередач, но дерево как-то угрожающе заскрипело.
      - Это просто Мойра, не обращай внимания. Я сейчас… - он снова протянул руку, но на этот раз крик Мойры раздался во второй раз.
      - РЕ-Е-ЕЙВЕН!
      Дерево скрипнуло всеми своими ветвями, и Эрик с опаской отдернул руку.
      - Слушай, приходи завтра, чувак. Пошал… Э, покажу тебе секрет. А то я не могу древесничать в таких условиях.
      Дупло исчезло, чуть не оторвав Эрику пальцы.
      - Да твои желуди через кору! Это подло!
      
      - Рейвен! Ты очумела?!
      Багровый, как рак, Чарльз пыхтел от злости, вывалившись из кустарника. Весь расцарапанный и перепачканный в пожухлой траве, он отвесил Рейвен подзатыльник и тут же зашипел от боли. Затылок сестры все еще оставался деревянным, и Чарльз знатно отбил себе руку.***
      - Так тебе и надо, экспериментатор херов! Не будешь выдумывать всякую чушь!
      - Это твоя тренировка!
      - Это твои чертовы амбиции, братец! Хочешь доказать, что Эрик - тупой баран, который ведется на всякую ересь, найди себе другого помощника. Я в этом не участвую! – она сняла со своего плеча дубовый листик двумя пальчиками и, бросив его в траву, гордо удалилась в закат.
      Чарльз плелся сзади, шипя от боли, досады и злости на сестру. Дупло! Ну надо же было до такого додуматься! Он предпочел не представлять, какая часть тела Рейвен превратилось в проклятое дупло. Он больше не сможет спокойно смотреть на эти типичные для деревьев фрагменты их ствола… Эрик туда еще и руку почти засунул!
      Боже! Чарльз похлопал себя по вискам, прогоняя прочь из головы пошлые образы, и твердо решил внимательно следить за этой парочкой во избежание каких-либо дальнейших недоразумений. Пусть только Эрик хоть подумает о том, чтобы протянуть лапы к его сестренке. Чарльз сам ему что-нибудь отрубит.
      
      Эрик всю ночь промучился в раздумьях о тайнике говорящего дерева. Что могло быть спрятано в чертовом дупле? Компромат какой-то? Семейная тайна? Может, секретное оружие? Планы по захвату особняка? Что? Кто вообще спрятал что-то в этом чертовом дупле?
      Вопросы толкались, сменяя друг друга, не принося своему хозяину никакого покоя. Под утро он все-таки уснул беспокойным сном и, как Алиса, все падал и падал в бесконечное дубовое дупло.
      
      К середине следующего дня мысли о секрете и дубе стали невыносимы. Чарльз, весь вчерашний вечер следивший за ним каким-то странным взглядом исподлобья, скатился в окончательную паранойю. И Эрик думал, что тот мог каким-то образом узнать о ночных приключениях Эрика. Раз Ксавье был к ним непричастен, то надо как можно быстрее узнать разгадку. Пока телепат не прочел его мысли и не влез в дупло сам.
      Все утро Эрик делал вид, что ничего необычного вчера вечером с ним не произошло. Он так старался, что даже Мойра, которая обычно не отрывала взгляда от Чарльза, поинтересовалась: не мучают ли Эрика запоры?
      Эта женщина была невыносима. Чтобы избавить себя от новой неудачи, Эрик выяснил, во сколько сегодня идут новости и повесил расписание на телевизор и входную дверь, предварительно зачитав всем в гостиной точное время новостного выпуска.
      - Окей, и зачем нам нужна была эта информация? – Шон и Алекс тупо уставились на Леншерра, но тот, оторвав полоску скотча, прихлопнул лист Шону на лоб.
      - Заруби себе на носу и включи телевизор вовремя. Понял?
      - П-п-понял, - из-под листка раздалось невнятное блеяние.
      Алекс только примирительно поднял ладони вверх, решив, что с психами лучше не спорить.
      - А ты куда? – Чарльз, спускавшийся по лестнице, тут же встрепенулся, увидев, что Эрик начинает одеваться.
      - Сейчас вернусь. Подышу свежим воздубом.
      - Что? – профессорский прищур рентгеновским зрением прошелся по самому обычному облику Эрика: черной водолазке, черных штанах, черных перчатках и черной лыжной маске с разрезом для глаз.
      Дереву не стоит помнить его лица…
      - Ничего.
      Прежде, чем кто-либо успел что-то сказать, Эрик уже скрылся за дверью. Чарльз открыл было рот, чтобы спросить, где Рейвен, но в этот момент Шон послушно щелкнул кнопку на телевизоре.
      - А теперь к последним новостям…
      - Э-Э-ЭРИ-И-ИК! ЧАР… - Мойра поперхнулась криком, понимая, что ее ненаглядный профессор стоит в двух шагах, но все же не смогла задушить искренний порыв до конца: - НОВОСТИ!
      
      Эрик рванулся к парку и достиг его окраины за каких-то тридцать секунд. Тяжело дыша, он ворвался под кроны деревьев и… понял, что совершенно не помнит, где находилось дерево. В лыжной маске было жарко, руки в перчатках вспотели, но времени у него было в обрез. Он кинулся к одному, к другому, к третьему.
      - Дуб, ты здесь?
      Ответом был шелест ветра в ветвях…
      - Проклятье. Где ж ты… Это Эрик, желудь твой через кору…
      Он бегал от одного дерева к другому, пока, наконец, не увидел его!
      Большой, раскидистый дуб стоял недалеко от озера, а прямо под основным разветвлением у него виднелось небольшой дупло. Сдерживая победный клич, Эрик рванулся прямиком к дубу. Приветливо похлопал его по коре, погладил желудь, прижался ухом к стволу, практически пританцовывая от предвкушения.
      Он сорвал с головы лыжную маску, плюнув на конспирацию, и, закусив кончик языка, смело сунул руку в дупло. Ладонь удачно проскользнула, внутри оказалось тесно и глубоко, но Эрик старался, как мог, протягивая кончики пальцев все дальше и дальше. Острая сухая кора впилась в его плечо, больно сдавливая мышцы через водолазку. Но Эрик был бы не Эриком, не будь он проклятым упрямцем, который готов на все ради такого важного дела.
      Рука достигла дна, пальцы зашебуршали по мягкой опилочной подстилке и нащупали какой-то кусок бумаги. Леншерр едва не хрюкнул от счастья, зажал в ладони небольшой прямоугольник и потянул руку вверх.
      - Эм… Дуб?
      Возможно, ему показалось, но дупло что… стало уже?
      - Это не слишком смешно. Если думаешь, что я не дотянусь отсюда до топора в сарае, то ты ошибаешься, - Эрик, конечно, блефовал, но дерево-то не знало.
      Рука Леншерра прочно застряла во внутренностях дерева и не желала вытаскиваться обратно. Он снова потянул, но зашипел от боли. Плечо не выходило, кожа болезненно терлась о колючую кору, и рука начала распухать. Какая-то противная тварь проползла по его кисти внутри дерева и больно ужалила за косточку.
      - Ай. Твою за корень! – Эрик со всей силы пнул дуб по корню мыском ботинка и взвыл от боли теперь уже в большом пальце ноги. – Скотина! Отпусти меня!
      Он весь взмок и раскраснелся, упершись другой рукой и одной ногой в ствол, Эрик изо всех сил тянул свою многострадальную руку наружу. Дуб держал крепко…
      После десяти минут страданий стало ясно: в этой борьбе Эрик позорно проиграл. Его плечо распухло еще больше, вся кисть, искусанная какой-то мерзкой букашкой, зудела и горела, а дуб молчаливо насмехался над ним.
      - Я и не из таких щелей вылезал, деревяшка. Думаешь, я не возьму, да? Засажу тебе своим топором по самое…
      - АХ ТЫ ЧЕРТОВ ДРЕВОФИЛ!!! УБЕРИ РУКИ ОТ МОЕЙ СЕСТРЫ!!!
      Чарльз, выскочивший откуда-то из-за ракитника, отвесил Эрику такой смачный пинок под зад, что тот успешно ткнулся лбом в дуб, набив себе здоровенную шишку.
      Матерясь на немецком, французском и польском одновременно, второй рукой он схватил Чарльза за шею и хорошенько приложил к тому же дубу. Лицом к себе.
      - Какого хера?! Твое дерево пытается откусить мне руку!
      - А ты зачем суешь свои руки во все дыры?! – Чарльз дернулся, но безуспешно. Пальцы Леншерра сжались на его горле плотнее, а безумный взгляд заставил профессора повысить уровень опасности ситуации до критического.
      - Да я… Да этот дуб… Там…
      - Что там? – даже будучи прижатым головой к дубу и с чужой хваткой на шее Чарльз умудрился скрестить руки и нагло дернуть бровью.
      Эрик, тяжело пыхтя, скрипнул зубами. Проблема проблемой, но наверное у дерева были причины не доверять Чарльзу свою тайну.
      - Не могу сказать.
      - И почему же? – голос Ксавье практически сорвался на истеричный смех.
      - Потому что дуб велел не говорить тебе, ясно! Ради твоего же блага! Лучше сходи за топором или пилой.
      Эрик отшвырнул от себя профессора за шею и попытался встать у дерева поудобней, чтобы рука особо не ныла. Чарльз, красный и встрепанный, смотрел на него вытаращенными глазами.
      И как объяснить профессору про говорящее дерево? Эрик попытался составить хоть сколько-то правдоподобный ответ, который убедил бы друга не лезть к нему в голову и просто послушать просьбу Эрика, но было уже поздно. Чарльз заржал, и Леншерр горестно вздохнул с мыслью: «Истерика»…
      - Т-т-ты… Господи, Эрик, и ты еще говоришь, что не внушаем! И не ведомый! Тебя смогло убедить даже дерево!
      Мужчина рыкнул и в сердцах топнул по корню. Да как же Чарльз не понимает! Для него ж старался!
      - Смейся-смейся. Посмотрим, что ты скажешь, когда я достану из дупла то, что там лежит.
      - Да ничего там нет, болван. Рейвен вчера была твоим дубом!
      Лицо Эрика нехорошо вытянулось, а взгляд засверкал совсем недобро. Вот не зря он думал вчера, что это Ксавье виноват. Ой не зря! Он и с одной рукой сейчас отомстит этому ублюдку!
      Чужой ремень вырвался с петель на брюках и под недовольный вопль Чарльза хорошенько приложился о его пятую точку.
      - Эрик, стой! Нет, прекрати!
      Поддерживая одной рукой съезжающие брюки, а второй пытаясь спрятать задницу от взбесившейся полоски кожи, Чарльз скакал по поляне.
      - Вот тебе тренинг личностного роста, Ксавье! – ремень удачно прошелся по профессорской ягодице, заставив того жалобно вскрикнуть и перепрыгнуть через низенький кустик увядших гортензий.
      - Я хотел как лучше! Ай! Эрик, нет!
      - Я слишком целеустремлен, чтобы останавливаться на пол ягодицы!
      Чарльз поскользнулся на кочке, взмахнул руками, и ремень четко шлепнул его по второй ягодице.
      - Да стой! Тут кусок боло…
      - Кусок не моя цель! – ремень взвился вверх, обхватил Ксавье за запястье и стащил прямо в болото. – Надеюсь, это остудит твои благородные порывы, друг мой.
      Мокрый, с тиной на волосах и кувшинками на плечах, Чарльз сверкал на него голубыми глазами из грязной лужи.
      Оба тяжело дышали, глядя друг на друга – красные и злые. Лягушка, жалобно квакнув, прыгнула на коленку незваного гостя и уставилась на него левым глазом.
      - Чего расселся, целуй свою принцессу и принеси мне чертов топор. Меня уже всего искусала какая-то тварь. И замнем как-нибудь это, короче…
      Чарльз какое-то время пыхтел, переводя взгляд с Эрика на лягушку и обратно. В конце концов, скинул земноводную обратно и с чавканьем поднялся на ноги. Весь его дорогой костюм пришел в полную негодность, измазанный илом и глиной, в бедро вцепилась пиявка, а в ухе противно булькало.
      Хотелось уйти и бросить Эрика с его проклятым дуплом, но холодная вода и в самом деле слегка привела Чарльза в чувство. Все-таки он тоже был виноват в случившемся. Да, Эрик, конечно, не подарок. Но, пожалуй, его недостатками самостоятельности можно воспользоваться в своих целях. Он почесал подбородок, задумчиво осматривая друга, и в итоге кивнул своим мыслям.
      - Ты как тот мальчик, который сунул лампочку в рот, а высунуть не смог.
      - Впервые о таком слышу. У меня хотя бы была благородная цель, а не тупое развлечение.
      Чарльз закатил глаза и вернулся обратно к болоту, чтобы набрать в горсть побольше скользкого ила.
      - Стой спокойно, сейчас намажем тебе руку, чтобы стала скользкой.
      Пришлось сбегать туда и обратно еще три раза, пока мерзкая жижа не намочила рукав водолазки настолько, что рука смогла выскользнуть из дупла.
      - Полу… - Чарльз почти завопил от радости и тут же оборвал себя от досады: - Кретин, пальцы разожми!
      Эрик продолжал что-то сжимать в кулаке. Распухшая кисть, естественно, не хотела вылезать наружу.
      - Черт! – с огромным сожалением Леншерр разжал пальцы, и квадрат бумаги упал обратно на дно дупла.
      Мужчины посмотрели в черную дыру дерева, оттуда тут же выбрался какой-то рогатый жук, злобно щелкая жвалами. Эрик спрятал свою многострадальную руку за спину подальше от насекомого-убийцы. Жук стремительно скрылся в своем гнезде.
      - Кажется, тайна дерева останется навсегда с ним.
      - Да прям! Зря я, что ли, прошел через все муки ада! – ремень скользнул Эрику в ладонь, пряжка расплавилась и, обратившись тонкими щипчиками, проскользнула внутрь. Какое-то время Леншерр шевелил пальцами, пытаясь подцепить бумажку, и, наконец, она была извлечена на свет.
      Фотография! Кто-то спрятал там фото! Оно пожелтело и побледнело от старости, но изображение все еще можно было рассмотреть. Эрик не мог сдержать мстительного смеха, пока Чарльз запихивал фото обратно.
      - Не смешно! Мне пришлось вызывать врача! Это… Это все Рейвен! Только попробуй кому-нибудь рассказать, Эрик! Слышишь? Я заставлю тебя самого сожрать эту лампочку!
      - Профессор Ксавье и неудачные эксперименты! – Эрик со смехом отпрыгнул в сторону, спасаясь от праведного гнева Чарльза.
      - Мне было двенадцать!
      - И у твоей сестры было хорошее чувство юмора, раз она не только заставила тебя взять лампочку в рот, но успела сделать свое фото на фоне твоих страданий и спрятать компромат в дупле.
      - Вы оба просто невыносимы! – Чарльз затопал прочь от болота, поддерживая сползающие брюки и хлюпая ботинками. Эрик тащился позади, сгибаясь от смеха.
      - Это стоило моей пострадавшей руки! Я бы влез туда снова, чтобы это увидеть.
      - Куда влез? – Рейвен, жуя яблоко, прислонилась к одному из деревьев. Она переводила удивленный взгляд с грязного встрепанного брата на такого же Эрика.
      Чарльз обиженно сопел, ожидая продолжения спектакля. Эрик обнял его и дружески похлопал по плечу, еще больше размазывая болотную грязь по рубашке.
      - В болото. Хотел сварить суп из лягушачьих лапок. Пальчики оближешь!
      - Фу, мерзость, - Рейвен скривилась, выбросив яблоко в кусты. Она не любила эту гурманскую дрянь богачей. – Пойдемте, а то следующий выпуск новостей пропустите. Мойру так и удар хватить может…
      «Решил, что я усвоил урок?» - Чарльз бросил на Эрика вопросительный взгляд.
      «Нет. Просто приберегу эту историю на другой раз!» - Леншерр клыкасто улыбнулся и поспешил к особняку.
      Ведь новости – это очень важно. Нельзя ничего упустить! Да и без Мойры жизнь будет не та.
      - ЭРИ-И-ИК! ЧА-А-АРЛЬЗ! НОВОСТИ!
Примечания:
* В фильме «Люди Икс: Первый класс» Эрик говорит Чарльзу: «Рeace was never an option» («Мир – не моя цель»). В английском языке слова peace (мир) и piece (кусочек) звучат схоже, в связи с чем в фандоме возник мем про «Кусочек – не моя цель».

** Старая шутка, связанная с рекламой мужского дезодоранта. «Дорогой, где ты был? Бегал. Странно, но футболка сухая и совсем не пахнет…» https://www.youtube.com/watch?v=78oZ0FlYGNE

*** Насколько я знаю, Рейвен способна превращаться в том числе и в неживые предметы.