Еще один шаг вперед 116

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
One Piece

Пэйринг и персонажи:
Крокодайл/Виви, Сэр Крокодайл, Нефертари Виви
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, PWP
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
АУ в каноне: Виви не встретила Мугивар.

Посвящение:
Посвящается двум нехорошим людям, которые прокомпостировали мне мозг и заставили его породить сие - вы, о ком речь, сами знаете

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Читать лучше так же медленно, как я это писала :)
14 января 2013, 16:15
Виви вновь стоит на пороге тайной базы Барок Воркс. Не в первый раз. Крокодайл встречает ее как обычно: преувеличенно внимательным взглядом, преувеличенно вежливой улыбкой.

– Приветствую вас, принцесса, – произносит он, не вставая с кресла.

Он действительно почти рад ее видеть. Он оставил ее в живых – понимая, что она никак не сможет помешать планам по захвату Арабасты, но будет снова и снова пытаться это сделать – и тем самым развлекать лидера Барок Воркс. Крокодайла забавляют эти тщетные попытки.

Глаза Виви яростно сверкают. Она уже не пытается, как в первый раз, с криком кинуться на сидящего в кресле Шичибукая и убить его – она знает, что для нее это невозможно. Все, чем это может закончиться – болью и чувством собственного бессилия.

Виви пыталась действовать хитрее. Она искала пути, способы, возможности сорвать операцию «Утопия», но только раз за разом убеждалась, что пока Крокодайл руководит процессом, Барок Воркс будет работать четко и слаженно, как часовой механизм. Единственная возможность спасти Арабасту – это заставить Кродкодайла отказаться от своих идей.

Виви горько усмехается. Это даже звучит абсурдно. Но она пришла сюда, чтобы сделать именно это.

В горле неожиданно пересыхает, и Виви облизывает губы, пытаясь придать себе уверенности. Она не знает, как начать.

Крокодайл по-прежнему внимательно разглядывает принцессу. Его брови сошлись над переносицей в обычном печальном выражении, и если бы не холодный цепкий взгляд, можно было бы подумать, что лидер Барок Воркс о чем-то сожалеет. Но он уверен в себе, он излучает силу и самодовольство. Очень трудно не попасть под влияние этой уверенности. Очень трудно не поддаться этой силе.

У Виви мелькает мысль, что если бы он начал все сам, то ей было бы проще, но разумеется, он так не поступит – именно по этой причине. Он играет с ней, как сытый кот с маленькой мышкой. Она делает шаг вперед, еще один…

Шичибукай огромен. Даже сидя в кресле, он почти возвышается над Виви. У нее подгибаются коленки, но она заставляет себя шагать снова и снова. Не надо думать о том, что будет дальше. Надо действовать по чуть-чуть. Шаг вперед, еще один…

Все, дальше идти некуда. Она стоит настолько близко, что может в деталях разглядеть ужасный неровный шрам, пересекающий лицо Крокодайла. Виви поднимает руку и несмело тянется к его скуле. Он не пытается ее остановить, не отстраняется – ждет. Виви кончиками пальцев прикасается к шраму и тут же отдергивает руку – ее тело словно электрический ток пронзает от контакта кожи и кожи.

Крокодайл довольно улыбается.

Виви снова протягивает руку, но на этот раз проявляет твердость, пальцы прижимаются к шраму, ладонь – к щеке. Это просто еще один шаг вперед. Виви привстает на цыпочки, тянется вперед и оставляет первый несмелый поцелуй в уголке довольной улыбки. Не поцелуй даже, просто прижимается сухими губами, надеясь, что он не ощутит ее дрожи.

Крокодайл, наконец, реагирует на происходящее. Он протягивает руку и кладет ее на талию Виви. Принцесса вздрагивает.

– Кажется, вы не достаточно тверды в своем решении, мисс Венсдей, – выдыхает он ей в лицо.

От Крокодайла горько пахнет табаком.

Виви не отвечает – боится, что голос выдаст ее. Она тверда в своем решении, но его чертовски трудно воплотить в жизнь!

Рука Крокодайла все еще лежит на ее талии. Несколько секунд в комнате ничего не происходит: ни движения, ни звука. Виви снова тянется к Крокодайлу, и в этот раз он размыкает узкие губы, отвечая на поцелуй – чуть отрешенно, почти лениво, ни капли страсти, ни капли нежности. Его рука чуть надавливает на спину принцессы, и Виви вынуждена переступить ногами, оказываясь вплотную к Шичибукаю – еще один шаг. Несмотря на несколько слоев ткани она чувствует жар, исходящий от его тела. Такой жар иссушает, как пустыня, и не нужны способности Суна-Суна фрукта.

Поцелуй продолжается, и рука Виви спускается со щеки на мощную шею Шичибукая, задерживается где-то на ключице. Принцессе неудобно стоять в такой позе, ей нужна опора, но она все еще пытается сохранять дистанцию – бессмысленно, если учитывать, зачем она пришла в эту комнату. Крокодайл не торопит, у него достаточно терпения.

Виви отстраняется и пытается спрятать взгляд. Ей не хочется смотреть в эти холодные глаза и видеть в них ликующее самодовольство. Но Крокодайл ловит ее за подбородок и разворачивает к себе. Чтобы не встречаться с ним взглядом, Виви зажмуривается и снова целует Шичибукая: на этот раз более настойчиво, решительно, жестко – то ли страсть, то ли горечь. Крокодайл отвечает на поцелуй почти так же жестко, его язык проникает в рот принцессы, и Виви чудом успевает сдержаться и не вздрогнуть от неожиданности.

Горячая ладонь снова несильно давит на спину, но шагать уже некуда, и чтобы не упасть, Виви вынуждена опереться коленом о край кресла и наклониться вперед. Ее щеки горят, дыхание сбивается. Рука, опирающаяся на ключицу Шичибукая, словно обожжена раскаленным песком.

Неожиданно Крокодайл прерывает поцелуй, убирает руку и чуть отстраняется. Виви удивлена, но буквально через секунду догадывается: он хочет, чтобы она снова и снова делала эти проклятые шаги. Сама. Ему мало овладеть принцессой – он хочет, чтобы она умоляла его об этом.

Чтобы дотянуться до его губ, Виви приходится все-таки прильнуть к могучей груди, и за этот шаг она вознаграждена еще одним поцелуем – жгучим и долгим. Опьяняющим. Когда Крокодайл отстраняется, принцесса несколько раз судорожно хватает воздух губами, все еще хранящими его жар.

Крокодайл беззвучно смеется. Его рука вновь ложится на талию принцессы: он прижимает Виви к себе, и край рубашки чуть задирается, позволяя горячей ладони прикоснуться к холодной спине. Кожа моментально становится в этом месте слишком чувствительной, почти болезненной, словно туго натянутой.

Виви сама тянется за поцелуем. Движение выходит спонтанным, она скользит грудью по телу Крокодайла. Его ладонь тут же приходит в движение: направляется вверх по спине принцессы, еще сильнее задирая рубашку. Виви дышит прерывисто. Она не заметила, в какой момент желание не демонстрировать свою слабость превратилось в совершенно другое, темное и тяжелое, отдающееся гулом в висках и жаром во всем теле.

В ту же секунду, когда их губы соприкасаются, ладонь Крокодайла начинает движение вниз – медленно, дразня, заставляя выгнуться. Виви придушенно вздыхает, когда он, не отпуская ее губ, подхватывает девушку под ягодицы и поднимается с кресла. Чтобы не упасть, принцесса вынуждена обвить его шею руками – еще один шаг. Шичибукай придерживает ее за спину второй рукой, и она чувствует сквозь влажную от пота рубашку холодный металл крюка: на контрасте с горячей ладонью он кажется ледяным. Крокодайл делает несколько шагов, опускает Виви на край стола и отодвигается. Теперь он возвышается над ней: огромный, страшный, враждебный – вызывающий дрожь в коленках.

Виви снова мешкает, не знает, что сделать дальше. Раздеть его? Раздеться самой? Сбежать, пока не поздно?

Нет, только не последнее. И дело не в том, что слишком поздно, и не в причинах, побудивших принцессу прийти сюда сегодня: ей уже не хочется сбегать, ей хочется довести все до конца.

Крокодайл усмехается, разумеется, разглядев в ее глазах все эмоции и метания. Он медленно наклоняется, нависает – Виви приходится откинуться назад – и целует в шею, обжигая дыханием, вдавливая могучим телом в столешницу. Когда он собирает в кулак рассыпавшиеся волной бирюзовые волосы, Виви не сдерживает судорожного вздоха. Но Крокодайл осторожен, он лишь перекатывает пряди в ладони, глядя в раскрасневшееся лицо принцессы. Он не испытывает ни жалости, ни, тем более, любви, но ему просто не хочется и нет необходимости быть грубым.

Он проводит кончиками пальцев по ее шее – ровно там, где несколько секунд назад были его губы – к ключице и ниже, к верхней пуговице рубашки, и Виви понимает, что не может пошевелиться. Она отрешенно, словно со стороны наблюдает за тем, как пуговицы расстегиваются одна за другой – снова крохотные шажки к тому, что вот-вот произойдет в этой комнате. Рубашка чуть распахивается, но Крокодайл не обращает на это никакого внимания – он так же спокойно расстегивает на Виви шорты и будничным жестом стягивает их вместе с трусиками.

Принцессу бьет мелкая дрожь. Виви лежит на столе в одной рубашке, крепко сжав колени, и наблюдает, как Крокодайл все так же спокойно и с легкой самодовольной улыбкой расстегивает свои брюки и чуть приспускает их. Размер его члена под стать размеру самого Шичибукая, и Виви нервно сглатывает.

Он медлит, поглаживая рукой свой член и наблюдая за принцессой. Она словно спохватывается, вспоминает, что для продолжения должна сделать еще один шаг: протягивает руки и расстегивает пиджак Крокодайла, развязывает шейный платок, пробегает пальцами по пуговицам рубашки – и прикасается к разгоряченной коже. Ей хочется не трогать его руками, а прильнуть всем телом, но совершить такой порыв жутко стыдно.

Крокодайл подхватывает ее за талию своим крюком, и она зажмуривается и размыкает колени. Он рукой разводит ее ноги в стороны, подается вперед – Виви прикусывает губу и изо всех сил старается расслабиться и не дрожать. Член проникает внутрь медленно и осторожно, даже чересчур, давая почувствовать происходящее каждой клеточкой тела, запомнить в мельчайших подробностях.

Виви выдыхает, когда Крокодайл берет паузу прежде, чем начать двигаться. Он то замедляет темп, то ускоряется, и принцесса то повисает на крюке тряпичной куклой, то вцепляется побелевшими пальцами в его плечи, то царапает шею, то тянется за поцелуем – и Крокодайл милостиво позволяет ей получить желаемое.

– Почему тебе не пришло в голову жениться на мне? – спрашивает Виви; из-за резких движений Крокодайла речь прерывистая и глухая, – Попросить моих руки и сердца – и Арабаста твоя, без крови, без интриг, без сложностей…

Крокодайл смеется, так что даже на несколько секунд сбивается с ритма, и отвечает:

– Сердце можете оставить себе, принцесса, и рука мне ваша без надобности, – он проводит ладонью по ноге Виви – от бедра до щиколотки, вскидывая ее на свое плечо, – Сейчас меня куда больше интересуют ваши ножки, чтобы вы не могли сбежать, и ваши волосы – они так приятно пахнут…

Вторую ногу Виви вздымает сама. Ей уже не интересен ответ на вопрос. Горячая волна поднимается внизу живота и захлестывает все тело, заставляя выгибаться навстречу злейшему врагу, запускать пальцы в его волосы, искать губами его губы… Крокодайл тяжело дышит, блестящие черные пряди падают на лицо, он тоже на пределе, и несколькими резкими движениями он доходит до пика.

На некоторое время в комнате повисает тишина, нарушаемая лишь рваным глухим дыханием. Виви не может шевельнуться, прижатая к столу могучим телом Шичибукая, а Крокодайл не спешит подниматься. Наконец он выпрямляется, отходит прочь от стола. Виви вдруг становится страшно холодно. Не глядя на нее, Крокодайл застегивает брюки и, не приведя гардероб в порядок, выходит прочь из комнаты, ни разу не обернувшись.

Виви соскальзывает со стола, ее ноги дрожат. Она поднимает с пола свои шорты и трусы, спешно натягивает их, судорожно принимается застегивать рубашку. Какое счастье, что Крокодайл ушел, и не придется одеваться под его насмешливым взором – наверное, это такая форма благодарности с его стороны?

Прежде, чем покинуть комнату, принцесса несколько секунд смотрит на дверь, за которой скрылся лидер Барок Воркс. Действительно ли ей хочется никогда больше его не видеть?

Сегодня она пришла сюда, чтобы своим телом выкупить свободу для своей страны. Крокодайл ничего не обещает. Виви ничего не ждет.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.