Сакура 4

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
J-rock, GACKT, Cains:Feel, GacktJob (кроссовер)

Автор оригинала:
unwritten_ideas
Оригинал:
http://unwritten-ideas.livejournal.com/42308.html

Пэйринг и персонажи:
Гакт, Ю
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Драма, Songfic
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Гакт и правда словно сакура

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
1. (от автора) Сакура цветет всего одну-две недели в году, обычно весной. Думаю, надо уточнить, а то вдруг кто не знает.
2. (от переводчика) упомянутая в тексте песня Sakura, chiru (Облетает сакура), по мотивам которой, похоже, написан фик: http://ow.ly/iW9J309WUVx

Переведено на ЗФБ для команды WTF GACKT World 2017
16 марта 2017, 01:21
«Есть что-то общее у сакуры и Гакта», - думал Ю.

Чача сказал то же самое, когда увидел текст новой песни «Sakura, chiru». Но отношения между Гактом и прекрасным, но недолговечным символом Японии представлялись Чаче совсем иными, чем Ю.

- Сакура пышно расцветает – ненадолго, – а потом вянет и опадает прямо на глазах. Совсем как Гакт на сцене.

Ю кивнул, вспоминая, каким сильным и уверенным Гакт казался во время шоу, пока его не уносили за кулисы – усталого, разбитого, без сознания. Если концерты – это цветение, то часы после них – увядшие опавшие лепестки, рассыпанные по земле.

Сакура стоит без листьев и цветов до следующей весны, а потом возрождается, и цикл начинается заново. Гакт остается разбитым и усталым до следующего концерта, где он снова ярко пылает, а затем опадает. Опять.

Да, Чача прав, Гакт действительно словно сакура.

Но для Ю – по совершенно другой причине.

Думая о Гакте и прекрасных цветах вишни, Ю возвращался мыслями в ту весну, много лет назад. Тогда сакура расцвела особенно пышно, и вся дорога, по которой Ю проходил каждый день, была наполнена солнцем и светло-розовым сиянием лепестков. Никогда с тех пор он не видел подобного сезона сакуры.

Пока деревья потихоньку стряхивали зимний холод и начинали цвести, нерешительно и робко, точно так же робко и нерешительно начиналось кое-что еще. Год назад, с самой первой их встречи-стычки, Гакт заинтриговал и смутил Ю. В этом году бутоны любопытства и смущения наконец раскрылись, когда Ю мягко поцеловал Гакта под первыми цветами сакуры.

Гакт ошеломленно застыл, не говоря ни слова. Но когда невесомое, нежное прикосновение губ Ю стало исчезать, Гакт поднял голову, взглянул на цветы и улыбнулся.

Когда сияющие лепестки затопили улицы, Ю и Гакт сделали шаг вперед, навстречу зарождающимся отношениям. Они были молоды и неопытны, но, словно сакура, храбро дававшая отпор остаткам зимних холодов, они лицом к лицу встречали сомнения и совершали открытия – вместе.

Прошло двадцать лет, но и теперь Ю понимал, что никогда не был настолько счастлив, как однажды после полудня в ту весну. Во дворе родительского дома высилось огромное дерево с пушистыми облаками цветов на ветвях. Сакуру было хорошо видно в окно: лепестки не шевелились и оттого казались слишком идеальными, словно ненастоящими. В комнате зрелище было не менее прекрасным, и в его реальность тоже верилось с трудом. Пробегая пальцами по длинным волосам спящего, свернувшегося калачиком у него на груди, Ю желал только одного: застыть в этом мгновении навечно.

Идеальные цветы за окном – и бесконечные возможности, дремлющие в его объятиях.

Первые лепестки стали опадать на следующий день. Гакт был занят на работе и не отвечал на звонки Ю.

Цветы облетали, и Гакт ускользал все дальше.

Лепестки, еще недавно такие яркие, сильные, прочно засевшие на ветвях, вскоре уже собирались в охапки на дороге и уносились с ветром. Едва зародившиеся отношения, которые еще недавно сулили столько возможностей, разлетелись осколками, превращаясь в далекие воспоминания.

Ю не понимал, как случилось и то, и другое.

Когда последние цветы, сдавшись, упали на землю, Гакт пришел повидаться. Глядя на голое дерево за окном, Ю слушал, что не всему суждена долгая жизнь. И то, что не вечно, нужно ценить таким, какое оно есть, а не жалеть о том, каким оно не станет никогда. «Это был эксперимент», - сказал Гакт. Любопытство, которое теперь удовлетворено.

Точь-в-точь как сакура – закончилось, едва стало поистине прекрасным.

Да, Гакт и вправду был сакурой.

И как бы Ю ни отрицал, не желая в этом сознаваться даже себе, он все же надеялся, мечтал, что однажды их зародившиеся отношения, как сакура, расцветут вновь. Только теперь они будут длиться вечно, а не погибнут на весеннем ветру.