Schizophrenie +107

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Основные персонажи:
Ву Ифань (Крис), Хуан Цзытао (Тао), Чжан Исин (Лэй)
Пэйринг:
Таорисы, Исин
Рейтинг:
NC-21
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Даркфик, AU, Songfic
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
У меня ее лицо, ее имя
Свитер такой же синий
Никто не заметит подмены (с) Флер – Формалин.

Посвящение:
Посвящается Fel_Lasher, которая заставила меня сесть и написать это.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вообще мой первый законченный фанфик, который я осмелилась представить общественности. Для меня странно писать драббл, тем более с такими показателями, как насилие, смерть персонажа и тому подобное. Прошу, отнеситесь с пониманием)
15 января 2013, 23:36
Рейтинг NC-21 стоит из-за сцен насилия, а не сексуальных сцен. Сюжет навеян песней Флер - Формалин, однако писалось под SingerSen - Snow Queen.




Парень осторожно провел рукой по запотевшему стеклу. Он не помнил, как это началось: возможно, когда впервые встретился с человеком, забравшим у него Криса, или когда увидел нежный взгляд любимого, обращенный не к нему. Возможно в тот миг, когда он застал их целующимися около дома Фана.… Одно он мог сказать точно: он стал превращаться в Тао, которого так ненавидел.
Сначала эта схожесть была мимолетной, Лэй даже думал, что ему это просто мерещится. Но однажды, посмотрев в зеркальную гладь, он с ужасом разглядел глупые мешочки под глазами - "природная уникальность", как называл ее Фан. Уродская патология – выплевывал про себя Лэй.
Факт оставался фактом: его лицо и тело - все постепенно приобретало ненавистные черты. Исин мог часами стоять перед зеркалом, разглядывая новые изменения и пытаясь понять, почему Крис выбрал это недоразумение, а не его, Лэя.
"Ты какой-то не такой", – сказал ему Фан однажды. И парень понял, что больше не может появляться на людях, поэтому единственно верным решением стало заточение в четырех стенах его дома, пока все это сумасшествие не прекратится.
Сначала Исин злился, затем недоумевал, а потом вновь злился. Он жил этим порочным кругом, пока однажды не смог разглядеть в зеркале ни одной своей черты. На него, ухмыляясь, смотрел тот, кто своим вторжением помешал началу их с Крисом отношений. Юноша, ворвавшийся в жизнь Ву Фана, полностью перевернувший ее. Тот, кто за какой-то месяц сделал то, к чему Исин шел уже не первый год, тот, кто получил его любовь.

Заманить Тао к себе для него не составило труда. Он прекрасно знал, что парень догадывается о его чувствах к Крису и просто не сможет отказать в просьбе. "Тряпка", – думает Исин, стягивая с Тао синий, запачканный свежей кровью свитер.
Он с трудом затаскивает тело в ванную, где с особым энтузиазмом разделывает юношу. Крепкие кости поддаются с трудом, из-за свежей крови, пила скользит в дрожащих руках. Сначала он отпиливает руки и ноги, аккуратно складывая их в углу ванны. Сил катастрофически не хватает, но Исин просто не может остановиться, он как маленький ребенок, без сна и отдыха играющий в новую, такую желанную игрушку.
Понимая, что одной пилы будет недостаточно, он со всех ног бросается к ящику с инструментами и так же быстро возвращается.
Осторожно кусачками он отрезает пальцы, которые касались ЕГО. Когда эта работа сделана, он собирает их в маленький пакетик. Немного подумав, туда же он отрезает нос, вдыхавший ЕГО запах, уши, слышавшие ЕГО слова о любви и язык, касающийся ЕГО. Отвертками он выкалывает парню глаза, которые видели ЕГО таким, каким Исин не видел никогда. Когда маленькие шарики лопаются, Лэй даже плачет от восторга.
Решив покончить с этим, он свешивает голову с бортика и взмахивает топором, с первого раза отрубить не удается. Исин вынужден вцепиться в волосы и нанести еще серию ударов. Наконец закончив сие действие, он бросает голову Тао в общую кучу и только сейчас, опираясь о раковину, понимает, насколько устал.
Он внимательно вглядывается в свое отражение - уже привычное лицо, точно то, которое он видел несколькими часами ранее, открывая дверь своей квартиры.
Первую часть плана он выполнил, хотя надо бы спрятать тело, но желание немедленно оказаться в объятиях Фана побеждает и Исин, натягивая синий свитер Тао, стремглав бежит по заученному за долгие годы маршруту.

Ву Фан удивился столь позднему гостю, но незамедлительно открыл дверь. На пороге, тяжело дыша, стоял Исин. Парень был весь в крови. А этот синий свитер – Крису казалось, раньше он видел его далеко не на Лэе.
- Боже, что случилось! Это… Тао? – с ужасом спросил хозяин квартиры, аккуратно поддевая запачканную ткань.
- Да, это я, Тао… – хрипит Лэй и глаза его горят каким-то сумасшедшим огнем. Фан в страхе отступает вглубь квартиры, боясь представить, что происходит.
Он не успевает понять, когда лучший друг со всей силы толкает его к стене. Крис больно ударяется головой, чувствуя, что земля уходит из-под ног.
Лэй, точным ударом в солнечное сплетение, заставляет Фана окончательно потерять опору и он тяжелым грузом валится на пол.
Дико улыбаясь, окровавленный юноша садится на колени перед любимым, и нежно проводит прихваченным из дома ножом по щеке Криса, с восторгом наблюдая, как стекает тонкая струйка прекрасной жидкости. Фан пытается оттолкнуть парня или хотя бы приподняться, но страх сковывает ослабевшее тело. Исин разрезает на Крисе спальную футболку, кончиком ножа распарывая тонкую кожу.
- Пожалуйста, пожалуйста, - шепчет Крис из последних сил, слезы струятся по его щекам, - что с Тао, где он?
- Тише дорогой, я здесь, я с тобой, разве ты не видишь? - томно выдыхает Исин, - сейчас будет хорошо, - и он вгоняет нож Фану в живот, с трудом опуская его вниз. Старший юноша захлёбывается кровью, но спасительная тьма не приходит.
- Не сдерживайся, покажи мне как тебе хорошо, - приговаривает Исин, нежно обводя языком контуры лица Фана, с удовольствием слушая жалобные крики, стоны и вой парня.
Сердце Криса останавливается совершенно неожиданно, на что Лэй лишь разочарованно вздыхает.
- Сам кончил, а свою пандочку удовлетворить не нужно? – шутливо прикрикнул на "заснувшего" Криса Исин. А в следующую секунду его лицо смягчилось, он нежно погладил лицо юноши кончиками пальцев и лег, крепко обняв его.
- Хорошо, я потерплю до завтра, - произнес он с ласковой улыбкой.
"Ну и пусть я теперь ношу лицо и имя Тао, даже этот безвкусный синий свитер, если это единственный способ быть с тобой – я это сделаю, я смогу".