Выгляни в окно +51

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bungou Stray Dogs

Основные персонажи:
Акико Ёсано, Чуя Накахара
Пэйринг:
Чуя Накахара/Акико Ёсано
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Флафф, Повседневность, AU, ER (Established Relationship)
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Чуя приходит на помощь прекрасной даме. (AU, в котором вместо Дазая в Агенство ушёл Чуя)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на Зимнюю Фандомную Битву 2017 для команды Bungo Stray Dogs, на спецквест с темой "Дракон".

Другие работы для этой команды:
- Bad trip (миди, джен про Чую и Кью):
https://ficbook.net/readfic/5373529
- Служебный "роман" (миди, комедия положений с легкой ноткой слэша и участием Чуи, Акутагавы и Дазая):
https://ficbook.net/readfic/5112827
- Цветок пиона (мини, джен про Чую):
https://ficbook.net/readfic/5373621
- Чужие люди (мини, преслэш про Дазая и Чую):
https://ficbook.net/readfic/5373400
26 марта 2017, 14:28
— Девушка, прекратите меня отвлекать, — сердито сказала секретарша, смерив Ёсано Акико уничижительным взглядом. — Вы мешаете рабочему процессу.

— А вы пропустите меня к вашему начальнику, я отдам ему документы дела, уйду и больше мешать не буду! — с готовностью откликнулась Акико, ударяя по столу пухлой папкой. Секретарша страдальчески поморщилась и отвратительно занудливым тоном начала:

— Девушка, я вам в десятый раз объясняю: судья Такебе сейчас проводит совещание, он занят!

— А, может, вы всё-таки мне скажете, когда он освободится? — не сдалась Акико. Обычно её настойчивость в сочетании с фирменным взглядом («хирург на тропе войны» — смеялся Чуя) срабатывали даже на самых наглых кадрах, но эту женщину, свято уверенную в правоте бюрократической системы, переспорить оказалось невозможно.

— После совещания! — отрубила она. — А сейчас не мешайте!

— Но...

— Вы-что-не-видите-люди-работают?! — В голосе секретарши прозвучало такое искреннее возмущение, что Акико оставалось только с душераздирающим вздохом отойти от стола и плюхнуться на жёсткий диванчик для посетителей, раздражённо сложив руки на груди. Вот же бюрократы самодовольные!

Когда час назад Куникида покаялся, что забыл к сроку передать в городское управление папку с весьма специфическим делом (которое, между прочим, заставило полицию привлечь к расследованию Рампо!), Акико предложила с этим помочь. Завалы бумаг на столе Куникиды внушали страх пополам с уважением, отсутствие в офисе хоть кого-нибудь ещё — уныние. В общем, Акико решила, что с неё не убудет сделать небольшой крюк и вручить документы судье.

Самонадеянная оказалась мысль.

Сначала её долго и скрупулёзно досматривали на входе, ворча, что выход из здания с документами, принадлежащими полиции, запрещён. «Но я ведь вхожу!» — возмутилась Акико. После этой неосторожной фразы ей стоило огромных трудов откреститься от идиотских вопросов вроде «Ага, входите — но ведь откуда-то они у вас взялись?». К сожалению, на входе проблемы не закончились: разыскивать кабинет судьи пришлось самостоятельно. Планировка здания оказалась такой запутанной, что Акико нашла его только с третьего раза. Лучше бы не находила. Теперь её вот уже больше получаса мариновали в приёмной. Акико понятия не имела, чем там занимается судья Такебе и почему так долго, но его доблестная секретарша отлично заменяла полноценную охрану: ушла в глухую оборону и стоически выдерживала попытки Акико тем или иным образом добиться внимания высокого, чтоб его, начальства. Очень усердные попытки, между прочим.

Акико откинулась на спинку дивана и вздохнула. Снова ругаться с секретаршей было глупо, добиваться от охранников, чтобы те её выпустили — с материалами этого несчастного дела, естественно! — противно, ждать судью и дальше — бесперспективно.

Мобильный телефон в кармане громко пиликнул. Секретарша тут же возмущённо вскинулась, но Акико с огромным удовольствием сделала вид, что не заметила, и достала мобильник. Экран заставки добросовестно показал время: половина седьмого вечера. Акико беззвучно выругалась: планы вернуться домой пораньше и как следует отдохнуть накрывались медным тазом. Что, однако, не было поводом игнорировать новое смс-сообщение. Разблокировав экран, она прочла:

«Где ты?»

Писал Чуя. Даже если бы определитель не отобразил контакт, это можно было понять по длине текста. Была у него привычка на работе и во время переписки объясняться очень короткими фразами, приобретённая не иначе как благодаря опыту разнообразных боевых операций. Выражался он при этом крайне ёмко, хоть и цензурно: например эти два слова следовало расшифровывать примерно как: «Закончили с работой, у нас всё в порядке. Ты ещё в офисе? Тебя подвезти?»

Подумав, она набрала:

«В полицейском управлении. Нужно отдать дело судье, но у него, видите ли, совещание, а у секретарши нет полномочий. Это надолго, лучше не жди меня.»

Нажала «отправить» и представила, как Чуя удивлённо вскидывает брови при прочтении. Жалко, что сегодня уже, наверное, ничего не получится. Не то чтобы они планировали что-то особенное, но провести время вместе всегда приятно.

Ответ пришёл почти сразу же:

«Такебе? Сочувствую. А уйти?»

«Не выпускают с документами полиции. Бюрократы!»

«Да, засада. Держись, прорвёмся!»


Акико улыбнулась. Вроде бы такая простая фраза, а почему-то поднимала настроение: перед глазами сразу вставал образ отправителя, нахально и уверенно заверяющего её в неминуемом успехе. За эти годы она успела достаточно хорошо узнать Чую, чтобы в красках представить себе, как он будет двигаться, ухмыляться и сверкать глазами. Отношения у них вообще сложились как-то сами и сразу, несмотря на три года разницы в возрасте. Чуя, такой галантный и внимательный, был настоящим, хоть порою и очень оригинальным джентльменом: знал как толк, так и меру в ухаживаниях, непринуждённо поддерживал беседу или рассказывал какие-нибудь смешные байки из жизни, всегда приходил на помощь, если было нужно, а главное — с ним всегда было уютно и легко. Мисс Харуно шутила, что Ёсано-сан подкупили безукоризненные манеры и ненавязчивые, но частые и очень умелые знаки внимания: красивые цветы, идеально организованные свидания, обходительность даже в мелочах («ах, он целовал ей руки и читал французские любовные поэмы, это так романтично!»). Наоми, хитро и мечтательно улыбаясь, рассказывала, что рыжие мужчины знают толк в сексе (Джуничиро при этом краснел как маков цвет и пытался заткнуть сестру, а Акико с удовольствием вспоминала проведённые вместе ночи и мысленно с Наоми соглашалась). Сама же Акико предпочитала не задумываться о причинах: ей просто было хорошо с Чуей, а ему — с ней.

Через какое-то время телефон завибрировал снова. Акико открыла диалоговое окно и с удивлением прочла:

«Знаешь мультик про крутого волшебника и его самоходный замок?»

Она недоумённо нахмурилась. Сообщение было не то чтобы не в духе Чуи, но странное и никакой связи с предыдущими не имеющее. Чего это он вдруг? Да ещё и это описание... Вот уж когда немногословность — недостаток!

«Ходячий замок Хаула?» — предположила она.

Следующая смс опять задержалась. Возможно, Чуя был в дороге. Или залезал в поисковик.

«Да, оно. Начало помнишь?»

Акико помнила. Она любила мультфильмы студии Гибли: яркие, красочные, такие красивые и такие добрые. Чуя, конечно же, об этом знал; некоторые, хоть и не «Ходячий замок», они даже смотрели вместе (Чуя особенно оценил «Навсикаю из долины ветров»).

«Конечно. А зачем тебе?»

В начале фильма, если она правильно помнила, Хаул спас Софи от пристававших к той солдат и устроил ей увлекательную прогулку прямо по воздуху. Вот только причём тут это?Параллель с текущей ситуацией Акико, как ни старалась, так и не нашла. К моменту получения следующей смс она окончательно извелась от любопытства... и сначала даже подумала, что здесь какая-то ошибка, прочитав привычно короткое:

«Выгляни в окно»

«Что? Но зачем?» — начала было набирать Акико, но спохватилась и повернулась к пластиковым створкам у себя за спиной. Одну их них, достаточно большую, оказалось возможно открыть.

— Что вы делаете? Закройте немедленно, дует! — возмутилась секретарша. Проигнорировав её ворчание, Акико высунулась из окна и увидела его.

Чуя стоял на кондиционере на два этажа ниже. Даже, скорее, лежал на стене, делая вид, что стоит на нём. Его любимое пальто отсутствовало, волосы растрепались, будто от сильного ветра, а весёлой улыбкой можно было сражать сердца наповал.

— Ты что творишь? — ахнула Акико. Чуя ухмыльнулся ещё шире и крикнул:

— Прыгай!

— Что?! — Работа в Агентстве очень плохо сочеталась с понятием личной безопасности, но Акико обычно не совершала очевидно безумные поступки. Это ведь шестой этаж! — С ума сошёл!

С ума сошедший метнул в неё оскорблённый до глубины души взгляд, но тут же снова улыбнулся и повторил:

— Прыгай! Не бойся, я поймаю!

— Ни за что! — с глубоким убеждением воскликнула Акико, отшатнувшись назад. Стоило ей это сделать, как секретарша, уже начавшая вставать из-за стола, взорвалась:

— Это вы с ума сошли! Немедленно закройте окно и отойдите от него!

Акико бросила вниз короткий взгляд, тут же зацепившийся за ярко-рыжее пятно, потом снова посмотрела на разъярённую цербершу и приняла самое разумное в данной ситуации решение.

— Вы куда?! — завопила церберша, наблюдая, как посетительница хватает вещи и забирается на подоконник. — Стойте сейчас же!

Акико с удовольствием ей ухмыльнулась и заявила:

— А у меня рабочий день закончился! Позвоните нам завтра!

Потом добавила уже вниз, громко, со смехом:

— Эй! Ну тогда лови!

И шагнула вниз.

Ветер ударил в лицо, взъерошил волосы, поднял юбку. Длилось это меньше секунды: почти сразу же падение замедлилось, её подхватили уверенные руки, и довольный голос сказал над ухом:

— Поймал.

А потом её дёрнуло вверх.

— Что ты делаешь? — воскликнула Акико, обхватывая Чую руками и прижимаясь тесней. Крыша полицейского управления неожиданно мелькнула внизу; Чуя приземлился, сделал несколько шагов, вроде бы легонько оттолкнулся от края, и они взмыли в небо.

— Спасаю прекрасную принцессу из плена ужасного дракона, — невозмутимо ответствовал он. — О-о-очень страшного! Его зовут Бюрократия, и он пожирает прекрасных дев. Сначала обманом заманивает в своё логово, удерживает там, пока они не зачахнут, а потом приглашает пройти к себе в кабинет и ест. Ужасная, мучительная смерть! Как бы я мог просто пройти мимо?!

— Безумец, — рассмеялась Акико: пока она была в таких надёжных руках, высота совершенно не пугала. Их подъём замедлился, и представилась возможность увидеть, как невероятно красив пейзаж закатной Йокогамы: просто дух захватывает. — Дон Кихот!

— Ланселот! — не согласился Чуя. — И про безумца ты уже говорила!

— Но что поделать, если это правда?

— Ах, правда? — Чуя ухмыльнулся, и вдруг они начали падать. Испугаться Акико не успела: падание мгновенно замедлилось, Чуя едва коснулся какой-то крыши — и тут же взмыл в небеса снова.

— Больше так не делай!! — возмутилась Акико, когда скорость снова стала меньше, и ветер перестал бить в лицо. — Ну точно безумец!

— Зато теперь хоть за дело, — по голосу Чуи было ясно, что на самом деле он не обиделся, просто подурачиться захотелось. — Но слушаюсь и повинуюсь просьбе прекрасной леди!

— Р-рыцарь, тоже мне! — Акико удобно устроила голову на его плече и снова стала с восхищением обозревать открывшиеся ей красоты. — Так ты, оказывается, можешь, как Хаул — по воздуху ходить?

— Технически, я могу сильно отталкиваться и медленно падать, — честно признался Чуя. — Очень удобно, когда надо быстро покрыть небольшое расстояние.

Акико восхитилась:

— И правда удобно. Не рыцарь, а... Как ты там говорил? Великий волшебник!

— Крутой, — Чуя хмыкнул. — На великого тот парень не тянул, нервный больно.

— Так у него повод был! — шутливо обиделась за любимый мультфильм Акико. — И вообще, не всем же быть упёртыми как танк.

Упёртый как танк кое-кто фыркнул, но никак не прокомментировал. Вместо этого он спросил:

— Мы можем двигаться быстрее. Хочешь?

— Нет, не надо, — подумав, отказалась она, — будет хуже видно. А это так необычно и красиво...

— Да, очень. Рад, что тебе нравится.

Акико счастливо вздохнула и замолчала, наслаждаясь. Чуя тоже молчал, сосредоточившись на «дороге». Да уж, удивлять он умел: Акико даже представить себе не могла, что он выдумает что-то настолько необычное, романтичное и чудесное! Она чувствовала себя героиней романтического фильма, даже лучше: никакой фильм не сумел бы подарить ей таких эмоций. Тогда принцессой в объятиях храброго и весёлого принца! Или нет, не принца, а...

— Ты чего это? — изумился Чуя, когда она вдруг захихикала. Акико покачала головой:

— Меня украл и унёс из здания полиции стр-рашный мафиози! Какой ужас!

Чуя удивлённо моргнул, а потом с готовностью подхватил:

— Просто кошмар! Бедная беззащитная девушка попала в руки ужасного злодея! Полиция бессильна перед ним! Он унесёт её к себе в тайное логово и будет предаваться жутким грехам!

Акико расхохоталась, затем легонько поцеловала его в уголок улыбки и заговорщическим тоном призналась:

— А главное, страшный мафиози был так галантен и неотразим, что девушка пала перед его чарами и совсем не возражает. Как коварно с его стороны!

— Непростительно, — Чуя тоже рассмеялся и, кажется, начал снижаться. Буквально через минуту они приземлились прямо перед его машиной. Непринуждённо поставив Акико на ноги, Чуя быстро поклонился и сказал:

— Прекрасная леди, вот вы и свободны от ужасного дракона. Увы, но я ничего не могу поделать с чарами коварного великого волшебника: лишь поцелуй истинной любви способен преодолеть их!

— Позёр, — фыркнула Акико, а в следующий момент они уже целовались. Губы у Чуи были обветренные, волосы растрепались; сама она после такой прогулки тоже выглядела не слишком аккуратно, а из-за каблуков даже пришлось чуть наклониться, но это сейчас было совсем не важно. Всё вокруг не было важно, не было нужно, потому что был Чуя и были его руки, губы и жаркий взгляд из-под чёлки. Акико чувствовала себя самой прекрасной леди на всём белом свете, влюблённой в отважного рыцаря.

— М-м-милая леди, — с удовольствием протянул Чуя после, всё ещё прижимая её к себе, — поцелуя искреннее я не видел в своей жизни. Думаете, это подействовало?

Акико улыбнулась ему в плечо.

— Боюсь, никаких чар здесь не было, лишь сама любовь. Но не волнуйтесь, отважный рыцарь: волшебник оказался совсем не коварным, а очень добрым. Он даже спас прекрасную даму от жуткого дракона, так что беспокоиться не о чем.

— Ммм, — согласился её рыцарь. Невесомо приник к губам ещё раз и продолжил:

— Раз уж сказка закончилась так замечательно, как прекрасная дама смотрит на то, чтобы продолжить этот чудесный вечер в более уютном месте, подробно изучив, каким именно грехам собирался предаваться с ней коварный волшебник?

Акико тихо рассмеялась, отстранилась немного, чтобы видеть его глаза, и сказала:

— Дама полностью согласна.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.