Сказка со счастливым концом 6

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Реальная любовь

Пэйринг и персонажи:
Джульет/Марк, Марк, Джульет, Питер
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст

Награды от читателей:
 
Описание:
Дверь захлопывается за ней со звуком прочитанной толстой книги. Вероятно, с хорошим концом.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Спойлеры к сиквелу "День красных носов", вышедшему 24 марта 2017 года.
26 марта 2017, 21:10
Джульет никогда не была сентиментальной дурочкой. Она не верила в любовь с первого взгляда, в вечные чувства и преданность до гроба. Не писала сопливые признания понравившимся мальчикам в школе. Не сочиняла стихи, и уж точно не мечтала о пышной свадьбе с толстопузыми купидончиками на торте. Джульет не хотела романтичных жестов, и приняла предложение Питера лишь потому, что он понравился ей своей приземленностью и практичностью.

***

Когда свадебная церемония ослепила ее сентиментальной торжественностью, Джульет обрадовалась как маленькая девочка, дождавшаяся обязательной сказки на ночь. Удивилась и посмеялась сама над собой, решив, что временно сошла с ума. Она, так не любившая ангелочков с песнопениями, готова была плакать от счастья, получив такой роскошный подарок. Неужели Питер знал ее саму лучше нее? А потом оказалось, что все устроил Марк. Вечная тень ее жениха: неразговорчивый, угрюмый лучший друг, который, Джульет готова была в этом поклясться, ее ненавидел. Ненавидел по непонятной причине настолько, что едва разговаривал с ней сквозь зубы и почти сразу уходил, бросая на прощание недружелюбный взгляд. Джульет задумчиво вертела в руках коробку с банановым пирогом. Слишком велик был соблазн не делиться лакомством с тем, кто даже не удостаивал ее минутой общения, но Джульет хотелось высказать свою благодарность. Хотя бы раз. И попытаться все-таки подружиться с вечным букой — лучшим другом ее мужа. Когда она появилась на пороге квартиры Марка, часы показывали пятнадцать минут одиннадцатого. Ровно через десять минут она увидела запись своей свадьбы. Через пятнадцать узнала гораздо больше, чем следовало. Через тридцать Джульет бежала по холодной улице, чувствуя, как громко бьется в груди сердце, и от этого почему-то хотелось плакать и радоваться одновременно. Она, не верившая в настоящую любовь, столкнулась с ней нос к носу.

***

Когда Марк появляется на ее пороге с табличками, Джульет чувствует себя главной героиней настоящей сказки. Все становится неважным и ненастоящим, кроме магнитофона с грустной мелодией, и человека на мостовой перед крыльцом ее дома. Когда он уходит, и, возможно, уходит навсегда, Джульет не выдерживает. Догоняет его, чуть не растянувшись на скользкой улице, и целует. Как Лили Эванс, вероятно, целовала Джеймса Поттера. Как Аннабель Ли целовала Эдгара По. Как Скарлетт О*Хара так и не поцеловала Эшли Уилкса. В тот момент ее персональная сказка достигает кульминации.

***

Все заканчивается тринадцать лет спустя, в том же самом месте, с той лишь разницей, что на дворе март, а не декабрь. Все те же таблички, все тот же Марк, разве что отпустивший так не идущую ему бороду, и его жена, так похожая на Кейт Мосс, рядом. Он улыбается ей, он, переставший страдать и надеяться, нашедший свое счастье с кем-то, кого Джульет не сможет полюбить никогда. На одну сотую долю секунды Джульет хочет повернуть несуществующий маховик времени и переместиться на много лет назад, в снежное зимнее лондонское утро, когда на одном из нескончаемых корпоративов она столкнулась с Марком и Питером. Улыбнуться не тому мужчине, изменить ход истории и… Марк переминается с ноги на ногу, сжимая в руках потрепанные карточки. Наваждение спадает так быстро, словно его и не было. Она могла бы стать с ним счастливой. Могла бы. Но их история любви — та, что не случилась. Джульет грустно улыбается. Похоже, ее дверь в Нарнию закрывается прямо сейчас. Она вытаскивает из кармана пижамных штанов невесть как завалявшиеся там листок бумаги и ручку, и торопливо пишет, пытаясь подчинить себе закоченевшие пальцы. — Спасибо, что ты был в моей жизни, — читает Марк, с трудом разбирая ровные округлые строчки на помятом листе. Понимающе кивает. Уходит — теперь уже точно навсегда. — И жили они долго и счастливо, — шепчет Джульет в спину Марку. Дверь захлопывается за ней со звуком прочитанной толстой книги. Вероятно, с хорошим концом.