Ведьмачьи сказочки +27

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сапковский Анджей «Ведьмак», Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», The Witcher (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Элли Смит, Тото, Геральт из Ривии, Весемир, Эскель, Койон, Ламберт, Цирилла Фиона Элен Рианнон , Ласточка, Владычица Озера)
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Флафф
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В Каэр Морхен пришла зима, и долгие вечера очень хорошо коротать за сказками старого Весемира.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Написано на первый тур флэшмоба "Распиши писало" 2017 года (http://raspisal.diary.ru/)
27 марта 2017, 19:50
— Дядюшка Весемир, расскажи сказку!
— Цири!
— Что, Геральт? Мне ужасненько скучно.
— Цири, ты же не какая-нибудь дочка пахаря, и даже не маленькая княжна с мокрым носом. Ты почти настоящая ведьмачка.
— Ну и что?
— А то, что настоящие ведьмачки не клянчат у наставника сказку на ночь. Вот ты слышала когда-нибудь, чтобы Койон капризничал, как ты?
— Ну, Койон, он… Он… — девчонка надолго задумалась, упрямо выпятив нижнюю губу, но никакие принципиальные различия, кроме половых, не желали приходить на ум. А сказать про них значило самолично перед всеми признать, что мальчики лучше девочек. На это юная ведьмачка не согласилась бы ни за какие коврижки.
— Ну ладно, — Весемир все же пришел на выручку. — Расскажу тебе историю. Сказку — не сказку, быль — не быль. Легенду.
Цири прижухла, вперила в старого учителя горящие зеленые глазищи. С другой стороны стола с таким же лицом замер Койон. Да и прочие — Ламберт, Эскель, даже непрошибаемый Геральт — заинтересованно прислушались. Что-то расскажет дядька Весемир?
— Ты, Цири, наверное, и не знаешь, но ты — не первая женщина-ведьмачка на свете. Когда-то давным-давно жила такая девушка, и звали ее Элли.
— Погоди-ка, учитель, это же легенда про Дороти! Я угадал?
— Нет, Ламберт, не угадал, это легенда про Элли.
— Элли, Дороти, какая разница, хоть Элиреной ее назови, история-то одна!..
Под тяжелыми взглядами остальных Ламберт, обычно нечувствительный к любым намекам, как-то сник и с преувеличенным интересом набросился на содержимое своей тарелки. Заметив, что Цири уже готова лопнуть от любопытства, Геральт решил объяснить:
— Цири, видишь ли, легенда очень старая. Поэтому мы толком не знаем, даже как ее звали.
— А эта… Элирена? Кто она такая?
— Об этом давай в другой раз. Узнаешь все сразу — на потом не останется.
— Ну ладно… Так что там с этой ведьмачкой, дядюшка Весемир?
— Хм… Элли, да. Неизвестно, жила она на самом деле или нет, но все сказки сходятся на том, что она убивала чудищ и что у нее было… Гхм. Домашнее животное.
— Животное? Какое? Волк? Волк, да? Поэтому у вас на медальонах волчьи бошки?
— Ну, во-первых, не у всех на медальонах волк. Койон вот, к примеру, из другой школы, и у него…
— Тогда собака, да? Это Элли изобрела собаку?
— Нужно говорить «приручила», Цири. Да помолчи же ты! Не перебивай! Боюсь тебя разочаровать, но собаки появились куда раньше ведьмаков. И последнее. Когда задаешь вопрос, давай собеседнику время на него ответить.
— Но ужасненько интересно, дядя Эскель!
— Ладно, ладно, — Весемир снова вернул себе всеобщее внимание. — Так вот, Цири, это был не волк и уж тем более не собака. Это был гриф, иначе грифоном именуемый.
— Враки!
— Ты сказку просила? Сказку. Вот я тебе сказку и рассказываю. Был у нее ручной грифон по имени Тото. Тотошкой она его звала. Как уж она его приручила, то мы точно не знаем. Кто рассказывает, будто она каждый день приходила к его логовищу и сидела рядом, каждый день чуточку ближе, пока он не привык. Да только разве с грифом такое прокатит? Гриф свою территорию знает твердо и чужаков не терпит. А кто говорит, что треснула она его по башке да голодом морила, пока слабым, как котенок, не сделался. А тогда уж она взялась за его воспитание. Но так или иначе, а грифон у нее был. И ходила она с этим грифом на охоту.
— На охоту?
— Ну да, она ж ведьмачка была, хоть и баба. Хоть и с грифом. Про нее вообще рассказывали всякое. Мол, она одну ведьму домиком придавила, а другую победила с помощью воды.
— С помощью воды? Это как? — Цири озадаченно наморщила лоб, но хотя бы отвлеклась от планов по поимке какого-нибудь чудища.
— Слышала про эльфий лозунг «Людей — в море!»? Вот небось так же, — хохотнул Ламберт.
Весемир вздохнул:
— Да кто ж его знает, Цири. Легенда гласит, что смерть ведьме пришла от воды, а как — то мы не знаем.
— А еще говорят, будто у нее в услужении было два голема — соломенный и железный.
— Големы? — ахнула девочка.
— Да брехня это все, какой же ведьмак будет работать в компании этих страшил? Они ж медленные. Небось как всегда, символы. Там много странного в этом духе.
— Расскажите про грифа лучше, — Цири вертелась на месте и явно прикидывала, как ей самой завести ручную мантихору или, может, василиска.
— Да что про него… Говорят, у него был нюх на волшебные предметы. Элли, конечно, радовалась. Он ей то какие-то телепортационные туфельки приносил, то шапку, которая помогала контролировать гарпий…
— Я бы на ее месте не радовался, — у Ламберта на все было готово возражение. — А ну как этот гриф притащил бы проклятую вещицу? Или тоже на нюх определял? А если бы та обувка по размеру не подошла?
— Не скрипи, — снова влез Эскель. — Полезная была зверюга. Волшебников за милю чуял. Помните эту историю, когда он какого-то чародея за подол оттаскал? Вот они — маги, властелины мира.
— А еще был случай, когда Элли попала в плен, а Тото полетел за помощью. Преданный был, ну как пес. И вот помочь-то ей помогли, но представьте себе, как среди бела дня на рыночную площадь валится здоровенный гриф в ошейнике.
— Так ее спасли?
— Да, она из плена на драконе улетела.
— На драконе? С грифом?
— Говорю же, странная история.
— А еще у нее был ручной лев!
— Так, ну все, хватит, — прервал Геральт. — У Цири уже глазки разгорелись. Превратит нам Каэр Морхен в зверинец. Иди-ка лучше спать.
— Ну еще немножко! Еще вопросик!
— Только один!
— А что с ней стало?
Повисла неприятная тишина. Все знали, что становится с ведьмаками в конце концов.
— Жила она долго и счастливо, Цири. Все, спать. Не спорь!

***

— Геральт!
— …! Цири! Чтоб тебя! Еще даже не рассвело! Что тебе надо?
— Геральт, достанешь мне грифончика? Ну пожалуйста! Ужасненько хочу грифончика!
— Весемир, бес бы побрал тебя и твои легенды…
В очередной раз ведьмак подумал, что Предназначение — очень ехидная штука.