Страж королевства +2080

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
м/м
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Фэнтези
Размер:
Макси, 497 страниц, 41 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Замечательная работа!» от Nekofan
«Великолепная работа!» от Сельма
«Отличная работа!» от Амая Ночной дождь
«Отличная работа!» от i72r
«Спасибо!!!)» от jein182
«За чистые эмоции. Спасибо)» от Renhart
«Отличная работа!» от Witches
«За эмоциональный взрыв! Супер!» от aquaen
«Любимая работа! Спасибо)» от zlaya_zmeya
«За создание чуда!» от Тенрария
... и еще 52 награды
Описание:
Когда-то один из сильнейших воинов королевства, теперь – всего лишь бывший любовник короля. Отринуть прошлое, стать снова кем-то в этой жизни или сгинуть на северной границе королевства? Выбор как раз для него. Да и судьба не промах, в делах амурных покоя ему не даст, пускай даже на краю земли.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Хотелось написать что-то про любовь, которая может настигнуть в самый неожиданный момент, про сильных людей и про то, как меняет их это чувство. В итоге получился целый мир и эта история, местами пафосная, местами наивная.

Замечательная обложка от MarishkaD:
http://s020.radikal.ru/i722/1406/a7/fec1e0c6f5f2.jpg

Айс и Снэйки от dailyuser
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/11/7ad3ecc52883b338cf0d5345d3681a41.jpg

Глава 3

29 августа 2011, 00:54
Рыжеволосый потряс головой, пытаясь прийти в себя. Неожиданно в его мыслях появилось некоторое понимание ситуации. Ангел был одет в темную форму, такую же, как его собственная, но с серебряной окантовкой. И с нашивками капитана.
Снэйки с трудом сдержал себя, чтобы не сделать тяжелый вздох. Так значит, это существо было человеком. Капитаном. И это определенно было концом для него самого.
Он сжал левую руку в кулак, что есть мочи, пытаясь привести трепыхающиеся мысли в порядок. И тогда, когда, наконец, ему это удалось, снова поднял глаза.
— Мэтью Рэд, — медленно произнес темноволосый воин, будто бы пробуя имя на вкус. Снэйки вытянулся, вспоминая кое-что из армейской дисциплины.
— Да, капитан, — официально ответил он.
— Не помню, чтобы давал разрешение докторам выпустить вас из больницы, рекрут, — глаза командира были холоднее льда.
Невольно Мэтт вспомнил обжигающее стекло под своими пальцами. Неужели перед ним действительно стоял человек?
Он опустил голову.
«Ты был 10-м палачом! – крикнул ему разум, в то время как подбородок Мэтта опускался все ниже и ниже. – Эти капитаны стояли десятками перед тобой, ожидая приказа! И сейчас ты боишься одного?»
В то мгновение он был ближе всего к тому, чтобы потерять себя. Но воля оказалось сильнее. Рэд поднял голову и вперился глазами в глаза несостоявшегося ангела смерти.
— Я неожиданно почувствовал себя значительно лучше, капитан, — не отрывая взгляда, ответил он.
Капитан готов был отпрянуть. В глазах Мэтта танцевали чертики.
Темноволосый капитан видел многих рекрутов за свою жизнь. Зазнайки и идиоты, храбрецы и весельчаки, многие стояли перед ним так же. Но одно оставалось неизменным – стоило ему посмотреть на рекрута, тот сразу отводил взгляд, признавая поражение. Никто не мог противостоять натиску льдисто-голубых глаз.
Этот парень был другим. Он стоял твердо навытяжку, с далеко не идеальной фигурой, явно привыкший больше сидеть в кресле дома, чем быть на поле битвы. Он был немного пониже его ростом, самую малость, коротко стрижен, с пухлыми щеками, выдающими весельчака.
Но глаза были другими. Светло-зеленые, они на удивление гармонично подходили рыжим волосам, а взгляд был пронизывающим. Глубоким. Нет, даже бездонным. В этих глазах капитан увидел отражение самого себя и еще…чего-то, что он не мог понять.
И случилось странное – темноволосый воин первым отвел глаза, не в состоянии противостоять натиску. Слишком сильным у рыжего был взгляд. Слишком… слишком пронзительным. Не таким холодным, как его собственный, а скорее просто ослепляющим. Он не мог понять, почему, но ему не хотелось больше смотреть в эти глаза.
— Это мне решать, Рэд, — услышал он свой собственный голос будто бы откуда-то издалека.
— Я в состоянии тренироваться, капитан, — возразил рыжий.
На мгновение капитану захотелось поставить его на место, отхлестать, как нашкодившего ребенка, чтобы знал свое место. Но этот рекрут был ранен. Он пережил нападение снежного тигра. Тигра нашли мертвым, прямо рядом с ним, заколотым ножом. А это говорило, что перед ним не мальчик, которому нужна порка. Он устроит ее потом, при желании.
— Хорошо, тренируйся, — кивнул он. – Попытайся догнать остальных, но не переусердствуй. И продолжай появляться в больнице для осмотров.
— Да, капитан, — только и сказал Мэтт. На мгновение ему показалось, что капитан сцепится с ним, но тот поступил иначе. Мэтью вздрогнул, понимая: перед ним был тактик, боец, которому не нужно было что-то кому-то доказывать, он уже это сделал давным-давно. И он понял еще одно – с капитаном не стоило связываться, если он не хотел смерти. Перед ним стоял воин, на настоящий момент превосходящий его в силе и который не поколеблется ни на мгновение, чтобы уничтожить его. А он не хотел умирать.
Поэтому Рэд тихо опустил глаза и продолжил упражнение.
***
Капитан вышел из комнаты, и к нему моментально подскочил беловолосый воин поменьше его ростом.
— Задание выполнено, кэп, — отсалютовал он ему и улыбнулся.
Командир молча кивнул и махнул рукой в сторону коридора – пошли, мол. Белобрысый повиновался.
— Зачистили территорию, — продолжал он. – Без потерь, — отвечая на немой вопрос капитана.
— Отлично, — темноволосый позволил себе улыбнуться, самую малость.
— А у тебя как? – спросил беловолосый воин.
Старший пожал плечами.
— Да все так же, учатся понемногу. Хотя есть среди них один…
— Один кто? – переспросил воин.
— Помнишь рекрута, которого нашли на южной равнине две недели назад?
— Конечно, — кивнул белобрысый.
— Сегодня он пришел на тренировку, — капитан повернул в другую сторону, его напарник последовал за ним.
— Быть не может, — высказался он. – Док же сказал, что он, скорее, не жилец.
— Похоже, Эд ошибся, — мягко сказал командир. – Этот мертвец выглядел вполне здоровым и жаждущим тренироваться.
— Ты его отправил?
Капитан покачал головой.
— Пусть попробует. Если станет тяжело, он сам прекратит. Не маленький — сам должен рассчитывать силы. Иначе ему здесь не выжить.
— И каков твой вердикт? – спросил светловолосый.
Некоторое время капитан просто шел по коридору, не отвечая ни слова.
— Не лучше и не хуже других, — наконец ответил он. – Много ошибок, неровные движения, чувствуется, что его еще беспокоит рана на груди. Но…
— Но что? — напарник остановился, с любопытством изучая капитана. Показалось ли ему, или в словах старшего сквозили какие-то эмоции, интерес?
— Да не знаю даже, Рик, — капитан неожиданно выдохнул, на мгновение превращаясь в мальчишку, которого светловолосый помнил по военной академии, когда тот еще не был таким строгим и непререкаемым. — Просто иногда бывает у меня такое чувство, предчувствие. Смотрю на человека и понимаю: что-то с ним не так.
— Хочешь, я прослежу за ним, — предложил тот, кого назвали Риком. – Если это шпион темноликих, он свое получит.
Старший покачал головой.
— Пока рано. Если он шпион, то мы спугнем его. Мы должны знать наверняка. Я сам присмотрю за ним.
— Да, капитан, — кивнул Рик, становясь в момент серьезнее некуда. Ему эта идея совсем не нравилась.
***
Рекруты с хохотом и гвалтом ввалились в столовую, требуя еды – тренировка вымотала всех. Снэйки аккуратно шел сзади них, стараясь никого не задеть – ему не нужны были проблемы. Он взял еду и направился к дальнему столику, но его остановили.
— Эй, — кто-то хлопнул ему по плечу, и он увидел улыбающегося до ушей Зака. – Пошли к нам, — предложил он, махнув в сторону большого стола. Снэйки улыбнулся в ответ и последовал за ним. Все же бывший палач любил большие компании, а одиночество и пустынные коридоры успели ему порядком надоесть.
Ребята за столом пристально уставились на него, в то время как Зак подтолкнул рыжеволосого вперед.
— Это Мэтью Рэд, — представил он его всем. – Знаменитый победитель снежного тигра и завсегдатай больницы.
— Привет! – улыбнулся здоровяк, сидящий по правую сторону стола, протягивая Мэтту руку. Снэйки узнал в нем рекрута, который тренировался недалеко от него. – Видел, как ты с кэпом разговаривал. – Ну у тебя и нервы, брат. Никто не может ему в глаза посмотреть, а ты его заставил взгляд отвести. Такая победа дорогого стоит. Я — Джордж.
— Я — Сэм, — пискнул парень, полная противоположность здоровяку Джорджу. – Рад, что ты выбрался, а то тут говорили всякое…
— Мне повезло, — улыбнулся Мэтт, садясь рядом с Заком.
— Ну, по части везения обращайся ко мне, я большой специалист, — подмигнул ему худой высокий парень с пепельного цвета волосами. – Я — Тик, специалист по всяким оккультным действам, маг и волшебник…
— Не слушай его, он фокусник обычный, — твердо сказал еще один сидящий за столом. – Магов у нас нет, слава богу. Я — Ноэл.
— Не смотри на хмурый вид, — широко улыбнулся Зак. – Ноэл большой весельчак, особенно после пары бутылок. Они с Тиком живут в соседних комнатах, а наш несостоявшийся маг ему своими фокусами спать мешает, отсюда и недовольство.
Мэтью кивнул и улыбнулся всем.
— Рад познакомиться, — сказал он. – А кто откуда?
Тут начались долгие рассказы, биографии и байки. Ребята оказались чуть ли не с противоположных концов королевства. Для кого-то это была первая служба, для кого – вторая, но в целом никто из них не принимал участия в серьезных битвах.
— А вот говорят, кэп – ветеран срединных войн, — заговорщицки сообщил Сэм, раскачиваясь на стуле.
— Точно-точно, — подтвердил Зак, допивая сок. – У него есть второе имя, а это кое-что, вам не кажется?
— Правда? – вытаращился Тик. – И какое же?
— Сейчас он тебе, расскажет, как же, — хмыкнул Ноэл. – Только Стрейм один не боится этих старых поверий, а кэп – из нового поколения, думаю, только коммандер Рик знает его.
— Коммандер Рик? – переспросил Снэйки, внимательно прислушиваясь к разговору.
— Ага, — подтвердил Зак. – Наш вице-капитан. В отличие от кэпа, с ним можно договориться. Может он не столь титулованный, чтобы иметь второе имя, но хотя бы на человека похож. А кэпу косу дать – и смерть будет во плоти.
Снэйки хохотнул. Не у него одного, значит, возникли такие ассоциации.
— Ну, на сегодня вроде все, — вздохнул Зак. – А завтра опять занятия, тренировки.
— А дежурства? – удивился Мэтт.
— И они есть, — подтвердил Ноэл. – Но их пока мало, мы еще желторотые, всего несколько месяцев как здесь. Вот Зак дежурит уже вовсю. Особенно часто в больнице ему наряды попадают.
Снэйки еле удержался от того, чтобы не хмыкнуть.
— Ну, до завтра, — попрощался он с остальными и пошел в сторону казарм. Тренировка сильно утомила его, а рана ныла, и единственное, что он хотел – это завалиться спать.
Ребята проводили его внимательными взглядами.
— Он не новичок, — сделал свое заключение Ноэл. – Ему уже приходилось убивать. У него глаза…другие, не как у любого из нас.
— И тигра он убил, — протянул Зак. – Думаешь, инспектор из центра?
— Да нет, не тянет, — покачал головой Джордж. – Может, и участвовал в паре мелких битв.
— А может, я…того, колдану? – предложил Тик.
— Нет, только не это, — закатил глаза Ноэл. – Опять у тебя вся комната будет в дыму, и спасать тебя придется!
— Да нет, я и картами могу обойтись, — предложил Тик. Но никто его не поддержал.
— Поживем-увидим, кто он, — предложил Зак. – Парень вроде неплохой. Может, со временем сам все расскажет.
Остальные согласно кивнули.
***
Похоже, дела начинали налаживаться. Рыжеволосый рекрут медленно шел по коридору, анализируя события дня. Что ж, все могло бы закончиться куда хуже. Тигр достал бы его, и он бы сейчас бы уже лежал на шести футах ниже уровня земли. И в этот раз судьба его простила.
— Дрэг, — из полусжатых губ вырвался стон, в то время как мысли Мэтта вернулись к темноволосому королю. Дрэг не связался с ним, не прислал никого из своих людей, не прибежал сам. Это значило одно: на нем не было никаких следящих заклятий. А ведь король мог бы наложить его так, что он, десятый палач, ни за что бы не заметил. Мэтью шмыгнул носом. Король доверял ему, уважал его право выбора. Еще один признак того, что он стал другим человеком после встречи с Флэймом.
Рыжеволосый сделал еще один шаг и закусил губы, когда другая, менее приятная мысль пришла ему в голову. Это просто означало то, что королю было все равно, выживет он, или умрет.
— Я всегда это знал, — прошептал Мэтт. – Надеялся, хотел лгать себе, что это неправда, но в глубине души всегда это знал. Боги, и почему только этот тигр не достал меня!
И правда что, почему он так уцепился за свою жизнь? Почему не смирился с концом, когда ощутил смрадное дыхание на своей коже? Почему продолжал бороться до конца? Почему хотел выжить, если знал, что впереди его ждет жизнь без любви? Быть может, он верил, что что-то изменится?
Мэтт покачал головой. Не верил, ни на толику не верил. Но факт оставался фактом: он не захотел умирать.
«А ведь тут интересное место, — Снэйки попытался перевести свои мысли в более светлое русло. — Взять хотя бы Зака и дока… Хотел бы я знать, как далеко у них все зашло. И знает ли кто-то… точно не капитан».
Он практически хрюкнул от смеха, представляя себе лицо командира базы, который бы узнал о пристрастиях своего доктора.
«Капитан… — при мысли о нем черты его снова стали серьезными. И как на Эйзе только рождались такие люди? Он являл собой просто совершенство красоты…идеальные пропорции…как ледяной кристалл. А ведь капитан был не просто воином, он был воином с именем! И как только могло получиться, что это лицо прошло мимо его глаз в столице! Невозможно!»
«Было бы интересно посмотреть на его лицо, объятое чувством страсти, — подумал бывший палач. — Чтобы в льдисто-голубых глазах вспыхнуло пламя, чтобы плотно сжатые губы приоткрылись, произнося имя…»
Снэйки потряс головой, пытаясь избавиться от образа, вставшего перед его глазами.
— Нет, — он сжал руки в кулаки и закусил губы что есть мочи. Боль постепенно вернула его с небес на землю. Мэтью тяжело дышал, будто бы пробежал целую милю. – Больше нет! – повторил он снова.
Нет, в его жизни больше не должно быть невозможной любви. Он и так слишком много страдал. Уж лучше не любить вовсе, чем любить так. Когда твое сердце разрывается от боли, когда понимаешь, что даже если соберешь все свои силы, то скорее сдвинешь земной шар, чем познаешь радость взаимности. Лучше жить без сердца, без чувств, пустой куклой скользя по жизненному пути.
Медленно, но верно Рэд успокоился. Каблуки быстро застучали, меряя путь мимо дверей коридора. Одна дверь закрыта, другая открыта, третья чуть-чуть открыта… Глаза поймали табличку, висящую над дверью. Зал для тренировок. Надо бы запомнить.
Снэйки уже был готов пройти мимо, но движение, пойманное уголком глаз, остановило его на месте. В тренировочном зале занимался капитан. Темные волосы метались по его плечам как испуганная лань. Снэйки подошел к двери и застыл на пороге, потерявшийся в красоте движений. Они были подобны свету и тьме, будто бы вода и огонь переплетались, образуя удивительную гармонию. Рыжеволосый рекрут видел многих воинов за свою жизнь, множество тренировок и битв, но никогда не видел ничего прекрасней этого. Здесь, перед ним, на полу тренировочного зала скользила молния. Движения то замедлялись, то убыстрялись снова, это было необыкновенно. Снэйки никогда бы не подумал, что человеческое тело может так двигаться. Он видел тренировки короля – Дрэг парил над землей как дракон, сметая противников со своего пути, это тоже было прекрасно, где-то в другой градации, но было несравнимо с этим. Картина, скульптура, произведение искусства – только так он мог описать то, что видел перед собой.
Взгляд Снэйки поднялся на глаза командира базы – и тут бывший палач вздрогнул. Нет, этого определенно не могло быть. Даже сейчас, в пылу тренировки, когда капитан должен был пылать эмоциями, его глаза оставались холодными как лед.
— Не человек, — прошептал Мэтт неизвестно кому. – Он кто угодно, только не человек. Человек не может быть подобен кристаллу льда.
Он не помнил, как дошел до комнаты. Эти глаза все еще стояли перед его взором, и когда Мэтью залез в душ, и когда, стуча зубами от холода, пытался согреться под шерстяным одеялом. Ночи на северном форпосте были очень холодными, а этот ледяной взор лишь прибавлял дрожи. Даже бездонные колодцы – глаза Дрэга – показались ему гораздо теплее этих.
Мысль о короле будто бы согрела его. Снэйки вспомнил, как они, хохоча, валялись под теплым июньским солнцем у подножья гор. Когда все только начиналось. Когда он еще верил в то, что это будет раз и навсегда. Когда он еще верил в любовь.
Волны грусти, убаюкивая его, уносили все дальше и дальше, в страну сновидений, где не было ни печали, ни боли. И если бы кто-то увидел рыжеволосого рекрута спящим, то не узнал бы – на его губах застыла настоящая, теплая, потрясающе красивая улыбка.