Loves longer, than this bitch lives in the world 14

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Дневники вампира, Первородные (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Элайтрин/Elitherine, Кэтрин Пирс, Элайджа Майклсон
Рейтинг:
R
Размер:
Драббл, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Songfic Любовь/Ненависть ООС Пропущенная сцена Фэнтези

Награды от читателей:
 
«Шикарнейший шедевр)))» от Солнышко000
Описание:
Представим, что Надя, дочь Элайджи и Кэтрин. Чудо ребенок от первородного и укус оборотня для нее не страшен. Она умерла, а после ожила вновь и уехала. И спустя некоторое время, она вернула свою мать с помощью Хоуп (которая уже выросла). И вот, встреча после стольких лет разлуки. Многое поменялось, но поменялась ли их чувства друг к другу.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В общем, просто не судите за этот бред. Надеюсь хоть кто-либо оценит. И да, не в обиду всем поклонникам пары Элайли(Элайджа/Хейли)

Название с англ.- Любит дольше, чем эта сучка живет на свете.

One kiss away from killing

31 марта 2017, 22:54
Примечания:
Включаем: Bishop Briggs – River.

Жду отзывов и критики, если что не так.

Shut your mouth and run me like a river. Замолчи и заставь меня бурлить, как реку. How do you fall in love? Как ты влюбилась? Harder than a bullet could hit ya. Сильнее, чем удар пули. How do we fall apart? Как мы разошлись? Faster than a hair pin trigger. Быстрее, чем слабый курок. © Bishop Briggs – River

- Чем, обязана, Элайджа? Она догадывалась, что он придет. Ничего не предпринимала. Просто ждала. Это могло случиться сегодня или же завтра. Но он бы пришел. Вне сомнений. Чтобы узнать все ответы на свои вопросы. Чтобы просто увидеть ее. Майклсон закрыл двери и осмотрел комнату. Слегка поднял уголки губ. Все в стиле Кэтрин. Мрачно, дорого и изысканно. Красное вино, на туалетном столике стоят несколько зажженных ароматических свечей, которые распространяют по комнате запах корицы и ванили. Как же она предсказуема. Он уже и не надеялся почувствовать этот запах. Ванильная корица. - Разговором. - Нам не о чем разговаривать. Уходи. Резкие слова слетают с губ Пирс. Она недовольна. Взбешена. Это слышно по слегка учащенному стуку сердца, по тому, как она сжимает ножку бокала. Еще немного усилий и стекло под ее напором рассыплется на мелкие кусочки. - Может, ты хотя бы повернешься ко мне лицом? Она не оборачивается. Знает, что злит его своим поведением. Но он заслужил. Все ее действия вызваны его поступками. Но все же, слишком злить Элайджу не стоит. Он терпелив, но выходки Кэтрин всегда действовали как спусковой крючок. Фыркает, вставая со стула и оборачиваясь к нему лицом, откидывая шоколадные кудри на спину. Делает насколько шагов ему навстречу, а после облокачивается о косяк. Внимательно рассматривает и усмехается сама себе. Как всегда безупречен. Чертовски элегантен и сексуален. Костюм выглаженный до ниточки, налакированные ботинки, идеально завязанный галстук одним из миллионных способов, которые он знает. - Спасибо. Все тот же. Все такой же. Вежливый, манерный, благородный. Единственное что изменилось с их последней встречи, что изменилось за те 15 лет - легкая щетина на его лице, от которой он становился еще привлекательнее, и то, что он спутался с этой волчицей. От одной этой мысли, Пирс хочется запустить бокал в стену и выставить Майклсона за дверь, ведь он насквозь пропах запахом Хейли - для этого не нужно даже нюха оборотня. - Брось, Элайджа. - она сдерживает бурю внутри себя, проводя языком по нижней губе и усмехается.- Нам не о чем разговаривать. Наши отношения вновь закончились, и ты с Хейли. Точка. Какая нахрен точка? Он и Хейли? Абсурд. Что эта волчица может ему дать? Обычная потаскуха. Сначала прыгнула в постель к Клаусу, после вышла замуж, ведь это мать его, долг перед ее стаей. И плевать на то, что играла чувствами мужчины. Плевать. Ведь у нее долг. А Элайджа потерпит. Он все выдержит. Просто, лишь за эту выходку хочется вырвать ей все волосы. Знаешь же, что любит, зачем заставлять страдать? А после того, как муженек умер, сразу в постель к Элайдже. Он же всегда рядом. Он запасной вариант.

Дрянь.

- Я хотел поговорить о Наде. Ты не говорила, что у тебя есть дочь. Пропускает ее слова между ушей, зная, что она все еще таит на него обиду и злобу. Знает, что с ее языка слетит еще много яда в его сторону, так что зацикливаться не стоит. Так было всегда. - Это не твоя забота. - Хорошо. Спрошу прямо. Кто ее отец? - Это не твое дело. До свидания, Элайджа. Разворачивается, уходя опять на балкон. Довольно разговоров. Если он хочет поговорить о Наде, пусть идет туда, откуда пришел. Это не его дело. Он ей никто. Ни друг, ни любимый человек. Никто. (Все ложь.) И она не собирается обсуждать с ним такую личную тему, хоть и знает, что на комнату наложено заклинание тишины и все сказанное останется между ними. Просто нет желания. Просто он ей надоел. Только бокал коснулся журнального столика, Майклсон схватил ее за локоть, притягивая к себе, а после прижимая к стене, слегка сжимая горло рукой. Кэтрин не понимает по нормальному. Грубая сила на нее действует лучше, и Элайджа знает это как никто другой. Ведь как по иному он бы находился с ней в одной комнате больше 3 минут? - Катерина.

Don't you say, don't you say, don't say, Не говори, не говори, не говори, Don't you say it, one breath and it'll just break it, Ничего не говори, один вздох — и он всё разрушит, So shut your mouth and run me like a river. Так что замолчи и заставь меня бурлить, как реку.

Это имя слетает с его губ, и Пирс хочется закатить глаза. Она Кэтрин. Катерина умерла, сбегая от его брата. Катерина умерла, когда он вновь бросил ее. Катерина умерла. (Но только с ним она возрождается вновь.) - Не стоит быть такой грубой со мной. Это всего лишь вопрос. - Элайджа, - она нарочито выделяет его имя интонацией,- если ты забыл, то я немного странник и могу поджарить тебе мозги щелчком пальцев. Он посмотрел на нее. Заглянул в глаза. В эти темно-карие глаза, с золотистой искоркой вокруг зрачка, которые пылали огнем. Которые смотрели на него со скрытой злобой и обидой. Которые он так долго пытался забыть. В которые и не надеялся посмотреть вновь. - Ты не сделаешь этого. Уверенность в его голосе настолько бесила Кэтрин, что она просто из вредности хотела поджарить его мозги и вышвырнуть к чертовой матери из своей комнаты, ведь он стоял так близко, что чувствовался мускусный запах его тела, смешанный с дешевыми духами этой волчицы. Какая мерзость. Но больше всего хотелось дождаться завтра и уехать. Уехать к чертовой матери и желательно больше не видеть его лица. Ложь. Врет самой себе. Хотелось уехать подальше от этого дома и не видеть его с Хейли. Как она смотрит на него, словно увидела, мать его, 8 чудо света. Не видеть его взгляда: "я-тебя-люблю-но-мне-тебя-жаль" Не видеть их "случайные" касания. Просто не видеть их вместе. И она уже подняла руку, как та была перехвачена вампиром и прижата к стене около ее головы. - Почему ты так взбесилась, Катерина?- спросил он, вглядываясь в ее лицо.- Не хочешь говорить об этом? Это большой секрет? Или ты не хочешь, чтобы я знал? - И первое, и второе, и третье,- прошипела она, пытаясь освободиться, но ничего не выходило. Но еще больше ее бесило то, как он смотрел. Ей хорошо знаком этот взгляд. Как бы Элайджа не прятал свои чувства, свое желание он никогда не умел скрывать. Это видно по тому, как слегка участился его пульс, как быстрее обычного забилась жилка на шее. Это видно в его глазах. Кэтрин Пирс никогда не была ревнивицей. Мужчины всегда падали к ее ногам. А Элайджа всегда возвращался к ней, сколько бы женщин и так называемой "любви" у него не было. Но теперь эта Хейли. Просто невыносимо. Каждая клеточка ее тела вопила, что этот мужчина принадлежит только ей одной. И увидев их вместе, Кэтрин впервые испытала такое чувство как ревность.

Элайджа ее.

Так было спокон веков. С того времени как он любил Татию, потомком которой являлась Кэтрин. С 1495, когда она приехала в Англию и познакомилась с ним. Так было всегда и так и будет. Потому что, она его любит. Своей извращенной версией любви, как и он ее, сколько бы боли они друг другу не причинили. Но теперь он вбил себе в голову, а еще считает себя здравомыслящим, что у него любовь к Хейли. Какая там любовь! Эта девочка ничего не знает о любви! А его любовь к ней лишь иллюзия, построенная на разбитом сердце, после их расставания. И Кэтрин докажет ему это. Когда Кэтрин Пирс что-то задумывает, шестеренки в ее голове вертятся со скоростью света. Она заставит Элайджу забыть о Хейли. И ей не нужно прикладывать много усилий. Всего один поцелуй отделяет их от безумия. Пользуясь тем, что руки Майклсона заняты, Кэтрин подняла свободную руку и провела по его скуле, спускаясь ниже к подбородку. Эта нежность застала его врасплох. Как и последующие слова. - Элайджа... - шепчет она, проводя большим пальцем по его нижней губе.- Зачем ты пришел? На ее губах появляется ухмылка. Она словно змей-искуситель, медленно, шаг за шагом, словом за словом, затягивает Элайджу в свои сети. Приложив все свои силы, а так же его ослабленную бдительность, она поменяла их местами, прижимая его к стене.

Никто же не запрещал ей поиграть?

- Этот голод в твоих глазах. И я совсем не о жажде крови,- Проводит по его щеке ладонью, переходя на шею, а после сжимая руку на груди. Наклоняется ближе, чувствуя как все его тело каменеет, а лицо становится непроницаемым. Она поцокала языком, усмехаясь.- Ай, ай, ай. Как же можно не удовлетворять потребности своего мужчины?- с неискренним возмущением поинтересовалась Пирс, опуская руки ниже и хватаясь за пояс его брюк, притягивая его к себе. - Невыносима,- сквозь зубы выдыхает первородный. Кэтрин усмехается и касается его губ своими, зубами оттягивая нижнюю губу мужчины, ее ладони медленно поднимаются вверх по животу и груди, ложась на плечи и стягивая с него пиджак. - Скажи, - Пирс стягивает его галстук, выкидывая в сторону, - Хейли настолько плоха в постели,- лукаво смотрит в его глаза, дергая рубашку в обе стороны, и пуговицы с треском рассыпаются по полу. - Что ты пришел ко мне? Проводит по рельефной груди ногтями, оставляя красные полосы, которые тут же исчезают, а после касается губами места, где пульсирует жилка на шее. Провоцирует. Кэтрин усмехается, буквально слыша, как щелкает спусковой крючок в голове первородного. - Заткнись. Рык слетает с губ первородного, и вся его выдержка и терпение взрываются за секунду. Вплетает пальцы в кудри вампирши, вздергивая ее вверх и грубо целуя.

Can't change the way we are, Нашу суть не изменишь, One kiss away from killing. Один поцелуй отделяет нас от убийства.

На губах Пирс появляется усмешка, и она кусает его за губу, ощущая металлический вкус крови на языке, вплетая пальцы в волосы на затылке. Один поцелуй. Всего одно касание губ и все летит в тартарары. Но, всегда есть но. - Я не собираюсь быть способом забыться или твоей подстилкой, Элайджа. - шипит она, отрываясь от Майклсона и сжимая его волосы на затылке, заставляя смотреть на себя.- С этой ролью прекрасно справляется Хейли, и ты можешь идти к ней. Но я не она. Элайджа пристально смотрит ей в глаза. Какая к черту Хейли? Мысли о ней пропали, как только он оказался рядом с ней. Как только она прикоснулась к нему. Он не знает, как ей это удается, но рядом с ней он забывает все что можно.

Невероятная женщина.

Разворачивает к себе спиной, откидывая копну волос на одно плечо. Проводит пальцами по смуглой бархатной коже, оставляя поцелуй на шее. Конечно она не Хейли. - Катерина. Спускает лямки майки и лифчика, проводя дорожку поцелуев от ключиц по плечу. Пара секунд и майка тряпкой валяется по полу. Разворачивается лицом к Майклсону, снимая с него рубашку и выбрасывая ее в сторону, тут же проводя ладонями по прессу и груди, чувствуя, как сокращаются мышцы. Ее джинсы тоже оказываются в стороне. Элайджа прижимает ее к себе, целуя в шею и приподнимая, заставляя тем самым обхватить его талию ногами. Его руки опускаются на округлые бедра, сжимая до боли, а губами он исследует изящную шею и ключицы Пирс. Укладывает ее на кровать, избавляясь от брюк, а после оказывается на спине. Оседлав его, Кэтрин оставляет поцелуй на подбородке, а после кусает кожу над ключицами. Элайджа вздергивает ее за волосы вверх. - Зубки не распускай. Она усмехается, продолжая свою игру. Она знает, как доставить ему удовольствие. Она знает, что он любит. Потому что он был с ней дольше, чем эта Хейли живет на свете. Она сделает так, что он забудет о Хейли навсегда, и вернется к ней. Это не составит усилий и даже доставит удовольствие им обоим. Элайджа меняет их местами. Черная кружевная ткань лифа трещит по швам, а после оказывается на полу. Он груб и нетерпелив. Кэтрин понимает, что после стольких лет в гробу она его первая женщина. Она усмехается, сжимая волосы на его затылке, чувствуя поцелуи на ребрах и животе. Это дает ей преимущество, ведь эта волчица не успела оставить на нем свой след. Зато Кэтрин оставит свой. - С ней ты так же груб, как и со мной, Эл?- шепчет Пирс, слыша очередной треск ткани. Слегка приподнимаясь на локтях и слыша утробное рычание. Элайджа сжимает ее шею рукой, прижимая к постели. - Тебе нравится разговаривать о другой женщине в постели, Катерина?- шипит Майклсон ей на ухо, кусая за мочку.- Это тебя возбуждает? - Это дает мне уверенность, что ты думаешь только обо мне,- просто отвечает она, с прищуром глядя на него. - Когда я с тобой, Катерина, я только с тобой. Элайджа кладет ладонь на ее бедро, принуждая обхватить свою талию ногами, а после прижимает ее ладони по обеим сторонам от головы, переплетая пальцы. Вампирша откидывает голову назад, хватая ртом воздух. Этого она и добивалась. Грубый, необузданный, взбешенный Элайджа Майклсон, который не в силах сдерживать свои эмоции и чувства. Теперь она знает, что его мысли заняты лишь ею. Потому что с Хейли, с милой Хейли, он бы не был так груб. Ведь она столько всего пережила и должна быть в любви и гармонии. Хейли никогда не сможет быть с Элайджей по-настоящему. Слишком слабая для первородного вампира. Слишком слабая для Элайджи. Ему нужна та, которая сможет вытерпеть все его правила и принципы, все его чертовы поучения и морали. Та, которая сможет смириться с тем, что семья для него на первом месте, а после уже идут чувства к любимой женщине.

Поэтому он никогда не будет с ней по-настоящему. Поэтому вся его любовь к ней лишь иллюзия.

Кладет ладони на лопатки и впивается ногтями в кожу, проводя кровавые полосы, раздирая спину до крови, которая моментально заживает. Кэтрин знает, что Элайджа не любит всякие нежности. И что может завести его еще больше, ведь за столько лет она выучила все его прихоти, повадки, и желания. (Даже если они встречались один раз в несколько десятилетий.) Откидывает голову на подушку, закрывая глаза и чувствуя поцелуи на шее, а после как клыки первородного впиваются в ее кожу. Пить кровь другого вампира очень интимно, и она знает на миллион процентов, что такое он позволяет себе лишь с ней. Сказываются многолетние отношения. А так же, что Хейли такого не позволит. Но она не Хейли. И Элайджа это понимает. После всего этого он соберет все свои вещи, точнее все что от них осталось и переместиться в свою комнату. Пойдет в душ, чтобы смыть с себя запах Кэтрин, ведь волчица учует его и устроит скандал. Завтра он сожжет свой костюм, который пропах запахом корицы и ванили. А Кэтрин будет победно улыбаться, глядя на кровавые полосы на его спине, когда он будет покидать ее комнату поздно ночью.

Потому что она победила.

Она знала, что Элайджа все еще любит ее, как бы не морочил себе голову любовью к Хейли. И одна ночь многое поменяла для него. Кэтрин знает, что когда Хейли все же решится, он будет представлять под собой ее, а не волчицу, и это безусловная победа. Последний пункт ее мести за то, что он бросил ее в Пенсильвании, когда она призналась ему в любви. За то, что разбил ей сердце. Она уедет завтра, оставив ему прощальную записку, которая перевернет все для него. Она вновь сбежит от него и от своих чувств, как делала раньше. Бросит ему вызов, от которого он не сможет отказаться, ведь не будет знать, что стал участником очередной игры Кэтрин Пирс.

Вновь сбежит, предоставив ему выбор: догнать ее или навсегда остаться с Хейли.

И она знает, что он выберет. Знает выбор Элайджи, которого она любит. Знает, что он выберет ее. Он всегда выберет ее, ведь после неудачных романов, зализывать раны он приходил именно к Кэтрин. Он поймет, что Хейли не даст ему того, что даст его Катерина и вновь выберет ее.

Потому что, любит уже пятьсот лет. Любит дольше, чем эта сучка живет на свете.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.