Они умирали вместе +22

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Сотня

Основные персонажи:
Беллами Блейк, Джон Мерфи, Кларк Гриффин (Ванхеда), Рэйвен Рейес
Пэйринг:
Bellarke
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Философия, Hurt/comfort, Постапокалиптика, Антиутопия, Дружба
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Но Блейк не ответит, потому что ответа нет. И они оба это знают. Ванхеда и экс-мятежник. Теперь они главные, как тогда, но иначе – якобы официально, ха! Им нести ответственность, им умирать с каждым погибшим и выживать с каждым спасённым. [Да что вы знаете о боли?]

Посвящение:
Саше
Мне жаль и больно
Прости

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Просто хочется выть, когда люди умирают.

09.04.2017
#29 в топе <Гет по жанру Антиутопия>
#39 в топе <Гет по жанру Постапокалипка>
7 апреля 2017, 22:49
И вдруг стало так больно – от осознания этого сухого «его больше нет». Не больно физически, не больно до скрипа в зубах, до желания крушить и ломать, драться и побеждать, нет. Совсем другое больно. Больно равно тошно, мерзко и паршиво. Больно так, что ты противен сам себе, ведь живёшь, сука, а его больше нет. Нет и никогда не будет. Не будет дурацких шуток, ухмылок, колких фраз, не будет ничего, что связано с ним, не будет этого человека. Нет и не будет ещё одного из Сотни.

– Кларк…

– Помнишь, как он сказал однажды? – в ответ молчание, конечно же, помнит. – Мол он – Джон Мёрфи и он выживает, – просто так, для протокола. Это должно быть сказано, наверное. Он бы хотел?

– Да, – на выдохе, и оно такое же прокажённое, почти отвратительное, как её собственные речи. Они в равной степени бессильны, больны. Сейчас и всегда. Пока ещё вместе.

– Так какого чёрта? Какого чёрта, Беллами? Почему он не… – «выжил» – второй раз произнести не выйдет, горько, опасно, смертельно, как эта планета. – Почему? Ведь он обещал, он хотел, готов был на всё, Белл, я...

Но Блейк не ответит, потому что ответа нет. И они оба это знают. Ванхеда и экс-мятежник. Теперь они главные, как тогда, но иначе – якобы официально, ха! Им нести ответственность, им умирать с каждым погибшим и выживать с каждым спасённым. [Да что вы знаете о боли?] Им приводить в чувства Рэйвен, у которой отказала левая часть тела – он погиб, сделав её такой на остаток жизни, это больно перенести. Им кормить детей пищей, которая пропитана радиацией – смотреть на их муки и смерть маленьких существ, не успевших повидать жизнь, а может и к лучшему? [Вопросительный знак в сознании каждого ставится с трудом.] Им двоим сейчас говорить, глядя в глаза Эмори, что они его погубили не спасли. И только им наблюдать за тем, как призрачный огонёк надежды потухает во взгляде каждого – землянина, небесного. [Как будто это имеет значение...]

– Нам не спастись? – спокойно, глядя куда-то вдаль. Они в импровизированном кабинете, она как будто за столом. Как тогда, со списком.

– Всё сложно, принцесса, – хрипло, спокойно. Садясь рядом с ней, на пол. Взгляд изучает противоположную стену, там есть выход? Нет. Его нет, наверное, нигде.

– Беллами… – начинает, но.

– Ты слышишь моё дыхание? – прерывает.

– Да, – честно.

– Какое оно? – тихо.

– Сбивчивое, тяжёлое слишком. Так дышат… – включился врач, это было бы даже забавно, но устрашает сейчас.

– … перед смертью, принцесса. Так что моё «Мы всё ещё дышим» летит в… – теперь её очередь прерывать.

– Тшшш, Беллами.

– Ты же Великая Ванхеда, Кларк, Командующая Смертью, а запрещаешь мне ругаться в последние минуты жизни, – его тон сухой, он слишком устал, чтобы выдавать какие-либо эмоции.

– Думаешь это я?

– Принцесса, послушай, – всхлип. – Пожалуйста, послушай своё дыхание.

– Нет, – слишком твёрдое, что ты делаешь, дурочка? На силу сейчас нет времени.

– Кларк, мы все умираем. Каждый.

– Думаешь это я? – снова. Ну что за дурацкий вопрос?

– Нет. Думаю, это мы все. Чёртово человечество много лет назад, очень много. Сами создали себе проблему, а теперь героически умираем, потому что сделать ничего не можем. Так всегда, так всегда… – срывается, бормочет, слишком тяжело дышать, слишком больно, слишком слишком.

– Я не хочу, чтобы ты… Мы же в-вместе? – полувопрос, дрожащим голосом.

– Как ты и мечтала, – это почти улыбка, правда.

– Беллами, - она хватает ртом воздух, но ничего не может сказать. У храброй принцессы больше нет сил жить, нет желания выживать. А ещё ей не хватает чего-то.

– Не переживай, милая, ты виновата не во всём, только в половине. А в остальной – я. Мы так устроены. Косячим по очереди, жаль только в этот раз в дерьме оба.

– Нас некому спасать? – наивно, прям как маленькая девочка. Великая Ванхеда! Мёрфи бы сейчас прошёлся…

– Неа. Мёрфи мёртв, Рэйвен парализована…

– А Октавия?

– Всё ещё меня ненавидит.

– Джаспер, Монти, Харпер?

– Ненавидят тебя.

Она спускается к нему на пол. Кладёт голову на такое родное плечо. И в общем-то умирать становится не так страшно. Романтическая ложь даже в почёте – ведь она больше не убийца романтики.

– Неужели мы такие плохие?

– Жизнь такая.

– И смерть?

– И смерть, принцесса. Но знаешь, ходят легенды, что задыхаться в обнимку легче.

А на утро другие найдут спасение, убежище, лекарство и чёрт знает что ещё. Но для них будет поздно, увы. И по Земле прокатится тихое и больное – «Их больше нет». А среди своих ещё робкое «Они умирали вместе». Рэйвен Рейес скончается, лишь на пару минут отстав от своих друзей. «Она по жизни не любила отставать», – может быть вспомнит кто-то. Кто-то другой – живой, а они мертвы. Так заведено, и не спасёт даже то, что ты – Джон Мёрфи.
Примечания:
Крик души, кажется, так это называется.
А вообще я не люблю убивать персонажей и драму в принципе.
Верится с трудом, да? Простите.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.