Эрганы. Возвращение к величию 1964

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
м+м
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), Психология, Повседневность, Hurt/comfort, Мифические существа, Попаданцы, Соулмейты, Первый раз
Предупреждения:
Насилие, Смена пола (gender switch), Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Макси, 119 страниц, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Шикарно!!!» от kater
«Отличная работа!» от Krina54
Описание:
Мир магии и оборотней, шанс переиграть жизнь заново, разве не стоят того, чтобы умереть? К твоим услугам новое тело, удивительные возможности и титул аристократа. Жизнь прекрасна! А потом на твоём пути возник тот, кто вдруг стал не давать покоя в снах. Красивый, сильный, но такой нахальный и дерзкий! И даже не знаешь, чего же хочется больше: то ли прибить его, то ли полюбить, ведь он твоя истинная пара.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Эрган http://prntscr.com/ex4yrz
Аш и Куся: http://prntscr.com/f34wmh
Тари: http://prntscr.com/f34xfo
Эрайден: http://prntscr.com/f34y69

Глава 10.

16 апреля 2017, 17:02
             Я наплавалась в подземном озерце вволю и теперь, как довольная медуза, лежала на тёплых камнях. Как же хорошо вот так вот расслабиться, особенно после длительной прогулки по лесу да спасения наглых юных оборотней. Я шла сюда с намерением подумать, но после горячей воды мысли разбежались по углам. И собирать их в кучку совершенно не хотелось. Я повернулась на спину и подняла глаза к потолку пещеры. Там мерцали гирлянды хрусталя. Забавно вышло, мне до Мерлина как до Киева пеши, а свой Хрустальный Грот я уже нашла. По стенам разросся странный светящийся мох. Я о таком виде только в книгах про виртуальные игры читала, а он, оказывается, очень даже существует на самом деле. Если хорошо поискать во вселенной, наверное, можно найти даже синих летающих слонов. Раньше я немного боялась темноты, а сейчас это вообще не проблема. Да здравствует великолепное зрение эрганов.
             Я решила немного вздремнуть. Где-то у входа в пещеру о чём-то болтали и тихо посмеивались мои няньки. Сразу как подошли к пещере, парни вытащили паёк, собранный нам в дорогу. Зная, что наша компания может бродить долго, пухленькая кухарка-гнордка положила в сумку уйму всяких вкусностей: пирожки с мясом, с рыбой, запечённые в духовке колбаски и свежий хлеб. Во флягах у нас была всегда прохладная родниковая вода. Мы дружно перекусили и каждый занялся своим делом: я барахтаться в горячей водичке, а парни сторожить мою тушку в тенёчке. Я почти уснула, как вдруг услышала странный шум и в сердце ворвалась тревога. Повинуясь инстинктам, я подхватила штаны и начала натягивать их на себя. Успела пожалеть, что не взяла несколько уроков у Иртона и пользоваться оружием не умею. Тари неплохо орудовал парными клинками, но то он. Мне необходимо было самой взять в руки оружие и потренироваться, чтобы тело вспомнило, на что оно способно. Но… невзирая на моё пристрастие к холодному оружию, красотой и смертоносностью которого я всегда восхищалась, взять его в свои руки я так и не решилась. А вот теперь просто кожей чувствовала, что зря этого не сделала. Краем глаза я успела заметить стремительное движение и обернулась. Моё сердце пропустило удар, и я поняла, что ко мне в гости пришёл пушной северный зверёк. Кажется, эта зараза и в Валаре живёт. С довольными похабными улыбками меня окружали пятеро здоровенных парней. А вот шестым и главным среди них был, и сомневаться в этом не приходилось, был Эрунез Грисс собственной персоной.
             Я выругалась про себя, сразу же почувствовав, что страх и паника, испытанные в начале, начали сдавать свои позиции. В стрессовых ситуациях так происходило всегда. Словно все чувства отсекались, и оставалось спокойствие, сдобренное адреналином в крови. Потом приходил откат. Иногда это была полная апатия, иногда истерика в виде дикого ржача, но сейчас я была абсолютно спокойна. За пеленой спокойствия я поняла, что эти парни пришли сюда не чай пить. Двое вытирали платками кровь с мечей, и я мысленно попрощалась со своими няньками. От Эрунеза они подлости не ожидали и, вероятно, позволили подойти близко. В глазах этого подлеца я видела ненависть… и похоть вперемешку с желанием. А это значило только одно: запрет сексуального домогательства несовершеннолетних эрганов для него уже пустой звук. Для себя он всё решил. Эрунез хочет титул герцога получить любой ценой. Я ненавистная помеха и лакомый кусок в одном лице. Плохо. Если пришёл сюда, да ещё привёл верных дружков, значит решился на всё и всё продумал. Как бы подтверждая мои невесёлые размышления, он остановился напротив, поднял мою рубашку и поднёс к лицу. Демонстративно потянул носом и произнёс:
       ‒ Как вкусно пахнет наш малыш Тари. Правда, мой родственник красавчик?
       ‒ Симпатичная попка, ‒ загоготал один из его дружков. Он был чуть позади меня. Эта тварь хлопнула меня по заднице плашмя своим мечом. Я отскочила и зашипела.
       ‒ Эрунез, ты совсем страх потерял? Кажется, тебе запретили появляться на наших землях, ‒ процедила я сквозь зубы, пытаясь тем временем придумать, как вылезать из этой беды.
       ‒ Это мои земли, ‒ рявкнул мне в ответ Грисс. ‒ Я не знаю, почему ты вдруг пошёл на поправку, но я это исправлю. Только сначала получу сладкое, а потом убью тебя, наследничек.
       ‒ И как же ты объяснишь моё изнасилование и смерть? Думаешь, тебе кто-то поверит?
       ‒ А меня здесь нет, ‒ довольно произнёс Грисс. ‒ Это залётные бандиты. Мимо проходили и решили поживиться. А я болею у себя в поместье. Испортилось у меня здоровье от горя и несправедливости. Так меня обидели, так обидели. Мы опытные охотники, мальчишка. Если захотим, нас никто не сможет увидеть. Мы уже неделю за вами следили, а вы нас так и не заметили. Ты почти каждый день сюда приходишь, не так ли? Я даже однажды успел спрятаться здесь и насмотрелся на тебя, пока ты плескался, как рыбка. И решил, что негоже такому красавчику умереть девственником.
       ‒ Моя задница не для тебя, ущербный, ‒ страх потихоньку стал вновь поднимать свою мерзкую голову, а по обнажённой спине поползли мурашки. Как же я эту тварь не заметила? Совсем расслабилась, дура! Подумала ведь тогда, что он, наверняка, злобу затаил.
       ‒ Не дождётся тебя твой истинный, малыш Тари. Мы тебя раньше нашли, ‒ заржал стоящий рядом с Эрунезом рыжий парень. Самый молодой из всех, но такой же гнилой как и они. Грисс зыркнул на него, и у того смех застрял в горле. Опасен родственничек. Что же делать-то?
             Глядя на них, я поняла две вещи. Первая ‒ моральные уроды встречаются везде. И среди людей их полно, и среди эрганов, как я теперь убедилась. Идеальный мир есть только в сказках. Вторая ‒ я должна убить их, или они убьют меня, перед этим ещё и поглумиться успеют. Что я, даже в теле парня, безоружная могу сделать шестерым крупным опытным бойцам? Ничего! Значит, надо думать. Я с разгона вогнала себя в «погружение». Пещера расцвела силовыми линиями. Много потоков стихии воды, что неудивительно, подземное озеро-то рядом. Огненных линий нет совсем. Это тоже понятно. На стенах целая паутина каких-то бледно-зелёных плетений. На потоки силы жизни не похоже. Разбираться времени нет. Парни начали сужать круг, подбираясь ближе. Что делать? Вихрь? Он их только с ног собьёт. Убежать далеко вряд ли сумею. Догонят. Нужно бить наверняка. Мой торнадо? Только запустить его нужно вокруг себя. Я буду центром! Не сомневаясь больше ни мгновения, создала сразу три конструкта, впустила в них немного собственной силы из энергетического ядра. Они закружились вокруг меня. Нападавшие остановились. Испугались? Скорее удивились. Вихри не причиняли им вреда, лишь раздували волосы да одежды.
       ‒ Даже так? ‒ ухмыльнулся Грисс. ‒ Малыш Тари начал баловаться магией. И насколько же тебя хватит? Силёнок маловато, чтобы вред нам причинить. Хотя спасибо, на улице жарко, а твой ветерок прохладный.
             Я не стала ничего отвечать. К каждому вихрю подтянула тонкую нитку от потоков силы воздуха. Дальше я просто закрыла глаза и принялась ускорять вокруг себя воздушный хоровод. Судя по нарастающему гулу и удивлённым голосам, у меня начало получаться. Я потянула ещё больше сил. Потом ещё больше. Скорость кружения мгновенно взлетела и сквозь шум в ушах я услышала звуки ударов и первые стоны. Сердце дёрнулось, но я заставила себя продолжать. Ещё немного добавить сил, ещё чуть быстрее. Я приоткрыла глаза и увидела, как вокруг меня кружилась и пела свою песню воздушная стена. И только в центре, там, где стояла я, было спокойно. Даже ни один волосок на моей голове не шевелился. Центр урагана. Это было завораживающе… Смертельный танец для двоих. Я отпустила нити сил, и мои конструкты тут же опали. На землю вокруг меня посыпались камни и пыль. Пещера выглядела так, словно здесь пронёсся ураган. Да, впрочем, так и было. Даже в озерце валялись крупные камни. Я огляделась в поисках своих врагов и… Меня вывернуло. Тела валялись повсюду. Изломанные, как пластмассовые куклы. Повсюду кровь, мелкое крошево костей и обрывки одежды. Их невозможно опознать. Рвало меня знатно. С трудом поднявшись с колен, я подошла к воде и умылась. Шесть смертей для первого раза это перебор. Я ведь не боец. Я в прошлой жизни даже курицу самостоятельно на тот свет не отправила, а тут… Выбора не было, это я знаю. Но… как же паршиво на душе-то… Крадучись, как вор, и осторожно ступая босыми ступнями по грязному полу пещеры, я выбралась наружу. Оглянулась в поисках своих парней. Они были здесь, возле самого входа. Им перерезали горло, сзади. Как смело-то для опытных охотников. Трусливо убить со спины. Я упала на колени и закрыла глаза руками. Мне дико захотелось оказаться рядом с Фраем. Я так чётко представила себе его образ, что перед глазами он встал как живой. Мир вокруг засиял золотым светом, и у меня закружилась голова.
       ‒ Тари! ‒ Фрай. Его знакомые руки обняли меня. Его голос что-то шептал. Откуда он здесь? Я с трудом открыла глаза. Этого не может быть.
       ‒ Тари, ты нас слышишь? ‒ Эларил осторожно тряс меня за плечи. Я оглянулась, не веря своим глазам. Замок. Кабинет герцога. На меня с тревогой смотрят Фрай и Эларил. Рядом стоит встревоженный Иртон.
       ‒ В пещере, ‒ прошептала я, вдруг пересохшими губами. ‒ Там Эрунез и ещё пятеро его дружков… Они убили мою охрану… А я их…
       ‒ Как? ‒ это Эларил.
       ‒ Я размазала их вихрем по стенам, ‒ прошептала я, проваливаясь в пустоту. Единственное, что я чувствовала, это обнимающие меня руки отца.
             Мне снился странный сон. Я смотрела на себя словно через толстое стекло. Я стучала и рвалась к себе, но не могла пробиться. Точнее это была не я, это был Тари. И я понимала, чего он хочет. Полного единения. Все эти месяцы я сознательно блокировала некоторые воспоминания, а также знания и умения. Всё из-за глупой боязни потерять себя, Арину, которой на самом деле давно уже нет. Тело похоронено где-то там, на Земле. Вся прошлая жизнь осталась там, а я из чистого упрямства держалась за неё. Научилась говорить вслух о себе как о парне, а в глубине души всё ещё считала себя женщиной. Это едва не кончилось для меня плачевно. Группа отморозков чуть не отправила меня вновь к Привратнику. И что бы эта призрачная сущность мне сказала? Ничего хорошего. Я чуть не профукала свой второй шанс. Молодец, что ещё сказать. Я смотрела на пытающегося достучаться до меня Тари и понимала краем мозга, что это всего лишь сон. Но сны наше подсознание. И я сделала то, что должна была сделать давно. Я подняла руки и изо всех сил ударила по стеклу. Один раз, второй… Наши совместные усилия дали результат. Стекло пошло трещинами и осыпалось. Я обняла Тари и… проснулась. За окном всё ещё был день. Новый для меня день. Больше не было отдельно Арины и мальчика Тари. Был Этарин Драсс, наследник рода Гроссвенор. Единый во всех смыслах. Со знанием прошлого, с надеждой на отличное будущее.
             Потянувшись до хруста в косточках, я встал с постели и осмотрел себя. Видимо, меня перенесли из кабинета и положили на кровать. Судя по тому, что не раздели, наверное, боялись потревожить. Я прошёл в ванную комнату, снял с себя грязные штаны и ногой отшвырнул их подальше. От них несло пылью и кровью. Смертью. Я включил воду, чтобы наполнить ванну и прислушался к себе. Я был спокоен. Особых угрызений совести не чувствовал совсем. Первый шок от убийства прошёл, оставив после себя лишь горький осадок. Убивать всё-таки неприятно, но иногда необходимо. Особенно, когда встаёт вопрос: либо ты, либо тебя. Было ли мне жаль Грисса и компанию? Необходимо ответить себе честно. Нет. Не жаль. Я не могу считать эту шестёрку достойными жителями королевства. Они пришли не с миром. Они пришли поизмываться и убить. Да и убили. Двоих хороших, ещё совсем молодых эрганов. Убили подло, подкравшись со спины. А подлость нельзя считать достоинством. Жизнь суровая штука. В ней иногда приходится принимать трудные решения. Я мог остаться жертвой и позволить этим мерзавцам сделать то, зачем они пришли. Но я выбрал сопротивление. Я хочу быть сильным.
             Я искупался и оделся. К новомодной одежде так и не привык. Мне больше нравилась пусть и более простецкая, но намного более удобная одежда гнордов. Для меня сшили несколько комплектов одежды: ровные штаны из мягкой ткани и удобные рубахи. Эларил пошутил ещё тогда, что Архимаг ввёл моду на пышные несуразные одежды потому, что сам худ, как щепка. На нём раньше даже мантия болталась. А в таком ворохе тряпья даже его тощая фигура выглядела более величественно. Правда в голосе моего наставника так и сквозила ирония и неприязнь. Интересно, за что же он так не любит теневого правителя королевства? Мне лично больше пришлись по вкусу наряды эрганов, изображённых на рисунках в старинных книгах. Их стройные сильные тела одежда подчёркивала, а не скрывала. Сразу было видно, что это сильные воины, а не разряженные куклы. Эларил, служивший в столице сказал, заметив моё внимание к изображениям, что нынешний король, как и его отец, да и вся их гвардия предпочитают старую форму. А вот большая часть дворянства следует моде.
             Следовало узнать, что произошло после того, как я вырубился. Я поинтересовался у пробегающего мимо слуги, где герцог Эфрайн. Он ответил, что отец на кухне. Я удивился, но пошёл туда. Интересно, что герцогу делать на кухне? В замке хозяйственными вопросами рулила маменька Скью. Бойкая дамочка. Я вошёл на кухню и так и замер у дверей. Зрелище было феерическое и такое знакомое. У меня перехватило дыхание. Я хотел найти доказательства, что Фрай и есть новое воплощение моего отца? Это доказательство было передо мной. Вокруг большого стола сидели малыши-поварята и с восторженными мордашками смотрели за Фраем. Рукава его рубашки были закатаны выше локтей, а руки измазаны в масле. На сильных запястьях висели кружева из теста. Он ловко растягивал их, ударял об стол и снова растягивал. Полосочки золотистого теста становились всё тоньше, напоминая спагетти. В своё время мне всегда нравилось, как и этим малышам, наблюдать за процессом. Мои ноздри уловили запах мясного соуса с овощами и специями. Я подошёл к казану и помешал густое варево. Попробовал и чуть добавил соли.
       ‒ Пора воду заливать, ‒ произнёс я, глядя с улыбкой на отца. Он уже закончил с растягиванием и теперь нарезал длинные тонкие полоски.
       ‒ Заливай. Нужно ровно…
       ‒ Я знаю, ‒ отец удивлённо посмотрел на меня и поднял бровь. Старый Тари не умел готовить, а я умею. И знаю, что делает Фрай.
       ‒ Поставьте в духовку, ‒ дал он распоряжение поварятам и те с готовностью похватали дощечки с разложенными полосками теста. Их надо было немного подсушить. ‒ Не знал, что ты в курсе, как готовить одно из моих фирменных блюд. Оно ведь новое. Я придумал его несколько месяцев назад.
       ‒ Не такое уж новое. Ты всегда его готовил.
       ‒ Я? ‒ Фрай в это время смывал с рук масло. Он отвлёкся и посмотрел на меня. Я невозмутимо подливал в соус воду, аккуратно помешивая.
       ‒ Ты. Это воспоминание из прошлой жизни. Нашей общей с тобой жизни. Мы родственные души, если ты понимаешь, о чём я говорю.
       ‒ Я слышал об этом. Откуда тебе это известно? Привратник?
       ‒ Да, мне поведал Привратник. Я, ты и твоя истинная пара. Мы одна семья.
       ‒ Осталось только отыскать эту истинную пару, ‒ вздохнул Фрай, притянул мою голову к себе и поцеловал в лоб. ‒ Кстати, как блюдо-то называется? А то я название так и не придумал. Когда настроение плохое, тянет иногда приготовить чего-нибудь эдакое. Эларил уплетает за обе щеки и без названия.
       ‒ Это блюдо называется лагман. Домашняя лапша с соусом из мяса и овощей. И первое, и второе блюдо в одной тарелке. Мне в детстве ужасно нравилось. Мы с друзьями всегда шалили, когда ели. Кто громче и быстрее макаронину втянет в рот. Как поросята, честное слово. А ты всегда смеялся.
       ‒ Поварята тоже так шалят, ‒ усмехнулся Фрай. ‒ Как ты, дорогой мой мальчик?
       ‒ Шок прошёл, состояние нормальное, ‒ пожал я плечами. ‒ Что было после того, как я упал в обморок?
       ‒ Мы перенесли тебя в комнату. Тебе необходимо было отдохнуть. Эларил, Гвейн и Иртон, прихватив нескольких воинов, понеслись к пещере. Я немного беспокоюсь. Их нет около трёх часов.
       ‒ Что будет с телами? Отдадите родственникам? К сведению, Грисс сказал, что для всех он болеет в своём поместье. А что это значит? Скорее всего, его семейка в курсе, куда и зачем он поехал. Думаю, если он пропадёт с концами, они промолчат. Сокрытие, это тоже, что соучастие.
       ‒ Тела уничтожат. Это улики. А искать их никто не будет. Я уверен. Его компания давно достала всех в тех краях. Грисс был полноправным хозяином в своих землях, и творил, что забредало в голову. Через пару месяцев его родственники придумают байку о его смерти и поделят имущество. Волноваться особо нет причин. Это в любом случае была самооборона. К тому же ты несовершеннолетний. Единственно, почему выгодно скрыть гибель этой компании, это ненужный интерес Архимага. Вдруг его заинтересует странная гибель одного из своих прихвостней?
       ‒ Бережёного бог бережёт. Так на Земле говорят.
       ‒ Мудро.
             Мы успели приготовить вкусный ужин, когда вернулись Эларил и компания. Они искупались и переоделись, прежде, чем почтить нас своим присутствием и утолить наше любопытство. Их лица были такими загадочными и ужасно довольными. Как будто не похоронная команда, а банда удачливых кладоискателей. Когда голод был удовлетворён, я уже от нетерпения готов был посуду грызть. Эларил сыто откинулся на спинку стула и ухмыльнулся.
       ‒ Знаешь, ученик мой, что ты не только очень талантливый маг, но и крайне удачливый?
       ‒ Знаю, ‒ рявкнул я, вызвав смех Фрая и тихое фырканье Иртона. ‒ Эларил, наставник мой, не тяни кота за хвост!
       ‒ Ладно, не сердись, ‒ от улыбки Эларила можно было ослепнуть, такой сияющей она была. ‒ Благодаря твоей вакханалии в пещере, мы разгадали одну из тайн нашего Архимага.
       ‒ А он причём здесь? ‒ удивился я.
       ‒ Полторы сотни лет назад этот хитрец нашёл где-то удивительный камень. Он назвал его атрин. Этот камешек замечательно использовался в качестве накопителя. И ценность его была в том, что он многоразовый. Почти вечный. Но… Наш Архимаг никому не открыл секрет, где нашёл такое сокровище. Много денег он на этом поимел тогда и имеет до сих пор.
       ‒ И каким боком мы к этому атрину? ‒ спросил я.
       ‒ Я к этому и веду, мой торопящийся ученик. Лет сто назад Архимаг начал скупать земли, где находились горячие источники. Зачем ему это, никто не знал.
       ‒ За несколько месяцев до гибели, к моему мужу обращался представитель Архимага с предложением продать наши земли. Муж отказал тогда, ‒ вдруг припомнил Фрай.
       ‒ А вскоре неожиданно погиб, ‒ задумчиво произнёс Иртон.
       ‒ Скорее всего, просто совпадение, но через полгода после его смерти с таким же предложением обратились и ко мне. Затем ещё раз. А потом всё прекратилось.
       ‒ Зато к нам зачастил покойный Энурез, ‒ бросил реплику Гвейн, потягивая вино.
       ‒ Насколько я знаю, ‒ продолжил Эларил, ‒ кроме трёх известных источников, где-то внутри гор около разрушенного замка был ещё один водоём. И, возможно, в этих горах их много. В нашей части королевства их самое большое количество. И многие земли с источниками принадлежат лично Архимагу.
       ‒ Интерес Архимага к горячим источникам как-то связан с атрином? ‒ высказал я свою догадку.
       ‒ Твой магический удар сбил в пещере верхний слой со стен, а под ними оказались жилы атрина. Вся пещера была покрыта ими.
       ‒ Атрин случайно не бледно-зелёного цвета? В погружении я заметил, что пещера вся просто светилась бледно-зелёным.
       ‒ Да. Атрин имеет бледно-зелёный окрас, ‒ подтвердил Эларил. ‒ Теперь мы знаем, зачем Архимаг скупает земли с горячими источниками. Только что теперь делать с этим знанием?
       ‒ На атрин разве есть законная монополия у Архимага? ‒ поинтересовался я.
       ‒ По закону нет. Его может добывать кто угодно. Как и торговать им самим и изделиями из него. Но это официально. А неофициально… Архимагу это очень не понравится, ‒ ответил на мой вопрос отец.
       ‒ А торгует он только в нашем королевстве?
       ‒ Он торгует со всеми. Но атрины есть только на нашем материке и потому за них готовы выкладывать целые состояния.
       ‒ Значит, всё просто. Скаро выберет грамотных умельцев, и они будут добывать атрин. Пока мы будем его запасать в подвалах нашего замка, и искать пути сбыта за пределы королевства.
             Гнорд Скаро был не только мастером на все руки и отцом моего друга Скью, но и главой общины всех гнордов Гроссвенора. У меня в голове кружился целый вихрь из идей и планов, которые в будущем должны помочь герцогству вылезти из финансового болота. И гнордам, как умельцам во многих областях, отводилась в этих планах немалая роль. Необходимо вытрясти из Фрая с Эларилом всю необходимую мне информацию, и обдумать план на досуге. И только потом, когда сам разложу всё по полочкам, я посвящу в свои планы всех остальных. Мои размышления прервал стук в дверь. Вошёл слуга и сразу же обратился ко мне:
       ‒ Господин Этарин, там пришёл ворк и просит встречи с вами.
       ‒ Ворк? ‒ удивлённо воскликнул Эларил. ‒ Они же с нами говорить не хотят. Он что сам пришёл?
       ‒ Да, ‒ ответил сдержанно слуга. ‒ Пришёл к воротам и сказал, что хочет встретиться с Тари, с сыном герцога. Именно так и сказал.
       ‒ Хм, ‒ Иртон встал из-за стола и посмотрел заинтересованно на меня. ‒ Кажется, сегодня у нас ещё будут потрясения. Пойдём, Тари, посмотрим на твоего визитёра.