Эрганы. Возвращение к величию 1980

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
м+м
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), Психология, Повседневность, Hurt/comfort, Мифические существа, Попаданцы, Соулмейты, Первый раз
Предупреждения:
Насилие, Смена пола (gender switch), Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Макси, 119 страниц, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Шикарно!!!» от kater
«Отличная работа!» от Krina54
Описание:
Мир магии и оборотней, шанс переиграть жизнь заново, разве не стоят того, чтобы умереть? К твоим услугам новое тело, удивительные возможности и титул аристократа. Жизнь прекрасна! А потом на твоём пути возник тот, кто вдруг стал не давать покоя в снах. Красивый, сильный, но такой нахальный и дерзкий! И даже не знаешь, чего же хочется больше: то ли прибить его, то ли полюбить, ведь он твоя истинная пара.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Эрган http://prntscr.com/ex4yrz
Аш и Куся: http://prntscr.com/f34wmh
Тари: http://prntscr.com/f34xfo
Эрайден: http://prntscr.com/f34y69

Глава 12.

16 апреля 2017, 17:13
Отступление первое. Однажды зимним вечером.

             Эларил еле дождался, когда за хитро ухмыляющимся Тари закроется дверь. Он даже не сомневался, что его взвинченное и возбуждённое состояние дело рук этого… этого милого мальчика. Что же он им всем подлил в грай? Если бы не собственное состояние, Эларил с удовольствием поржал бы с того, как всегда степенный и важный комендант, только что вылетел из столовой, чуть не выпрыгивая по пути из собственных штанов, и плотоядно глядя на своего более молодого супруга. Что-то подсказывало Эларилу, целоваться эти двое начали ещё в коридоре. Интересно, до спальни они добрались или нет? Мысли об этой парочке только усугубили положение, ведь в паху и так уже разгорался нешуточный пожар. Эларил повернул голову в сторону окна, где стоял Фрай, и у него перехватило дыхание. Мужчина, по которому он столько долгих мучительных лет сходил с ума смотрел на него с таким огнём в глазах, что Эларил почти наяву почувствовал, как в его жилах начала вскипать кровь. Невозможный взгляд. Таким Фрай смотрел на него только в его собственных мечтах. Упрямец Фрай. Даже после того как Эларил рассказал ему, что они истинная пара, он всё равно не спешил сделать шаг навстречу. Как же с ним было сложно. Слишком много ответственности он тянул на себе, слишком заботился о других. А может просто не смог поверить, что их счастье настолько близко. Стоит только протянуть руку и вот оно…
             Фрай смотрел на него, не отрывая янтарных глаз. Кончик языка скользнул между притягательных губ, оставил влажный след и спрятался. Эларил хищно улыбнулся. Он понял, что неистовый огонь страсти сжигает не его одного. С невозмутимого герцога Гроссвернор вот-вот должны были слететь его вечные оковы сдержанности. Фрай тряхнул головой и потянул ворот на шелковой рубашке. Накидку он уже успел сбросить. Было заметно, что ему жарко и душно. Эларил решился и стремительно, не теряя больше не секунды, ринулся к желанной цели. Кто знает, сколько времени будет длиться эффект. Он запустил руки в отросшие и не остриженные, по просьбе Тари, волнистые волосы своего любимого упрямца и впился поцелуем в губы Фрая. Лишь мгновение, длившееся почти вечность, эти губы оставались безучастными, а затем с облегчённым вздохом, словно сдаваясь на милость победителя, раскрылись в ответном поцелуе. Жар, влажность и безумная сладость бросили Эларила в пучину наслаждения. Порывистыми, несдержанными движениями он стал избавлять их с герцогом от одежд. Фрай не сопротивлялся, позволяя себя раздевать. Его глаза мерцали в полумраке столовой. Проказник Тари перед уходом успел уменьшить свечение магических светильников. Правильно сделал, они с Фраем не в том состоянии, чтобы думать о такой мелочи. Эларил вообще никого и ничего не видел вокруг, только гладкую кожу любимого, открывающуюся его глазам. Её хотелось потрогать, погладить, попробовать на вкус. Когда последняя деталь туалета была небрежно отброшена куда-то в неведомую даль, мужчина со стоном припал к горячей чуть смуглой коже. Ответом было подрагивание тугих мышц под ладонями и участившееся биение жилки на шее. Эларил не смог удержаться и поцеловал её. Фрай вздрогнул и втянул громко воздух. Эларил улыбнулся и повторил, чуть прикусив нежную кожу. Фрай потянул его рубашку из штанов. Удерживаемая широким поясом она не пожелала сдаться.
       ‒ Какое счастье, что ты не носишь аристократические шмотки, ‒ пробормотал Фрай, ловко расстёгивая пояс и стаскивая, наконец, упрямую рубашку. Прикосновение кожи к коже было настолько приятным, что застонал уже сам Эларил. ‒ Я почти забыл, как же это прекрасно… чувствовать кого-то вот так… обнимать…
       ‒ Кто же тебе виноват, упрямец, ‒ между поцелуями, которые уже спустились на грудь, тихо спросил Эларил, продолжая своё увлекательное исследование. ‒ Неужели не понимал, что я давно схожу по тебе с ума?
       ‒ Замечал. Только не до нас мне было, уж прости, ‒ прошептал Фрай, упираясь спиной в прохладную стену. Губы Эларила прокладывали горячую дорожку по груди вниз, а сам он уже опустился на колени и подбирался пальцами к достоинству Фрая. Оно явно намекало, что не против ласк и нежности.
       ‒ Даже когда Тари, да и я тоже, рассказал тебе о том, что мы пара, ты всё равно не сдался и ко мне в постель не прибежал.
       ‒ Мне по рангу не положено бегать к магам-артефакторам, да ещё и в постель, ‒ ехидно отозвался Фрай и тут же судорожно вздохнул, ибо один маг-артефактор в отместку сходу втянул в рот его естество. Ощущение горячего рта и нежного сильного языка выбило все колкие слова, оставив только наслаждение. Фрай откинул голову, быстро задышал. Его руки заблудились в коротких волосах Эларила. Он выгнул спину, подаваясь вперёд. Навстречу движениям головы, неистовым ласкам и хитрым пальцам. Эти нарушители, проникнув между немного разведённых ног, добрались до расщелины между ягодицами и подкрадывались туда, где уже пару лет никто не хозяйничал. Они ласково и нежно покружились вокруг сжатого кольца мышц, и осторожно нырнули внутрь. Эти пронырливые разведчики были влажными, гладкими, сильными. Эларил как путник, что после долгих дней в пустыне нашёл, наконец, источник свежести и прохлады, не мог насытиться тем, кого так долго ждал. Но его собственное возбуждение плескалось через край, намекая, что ещё немного, ещё чуть-чуть и оргазм настигнет его, не спросив разрешения. С трудом и сожалением выпустив член изо рта, он поднялся на ноги. Несколько быстрых движений и вот он, уже полностью обнажённый смотрел в полуприкрытые веками глаза Фрая. Там плескалось наслаждение и ожидание. Эларил подхватил его под крепкие ягодицы и приподнял. Фрай тут же опутал его талию длинными ногами и… Момент первого проникновения навсегда отпечатался в мозгу Эларила. Запрокинутая голова Фрая, его протяжный стон и горячая жгучая теснота. Они быстро нашли свой ритм, казалось, он совпал с биением их сердец. Эларил двигался, Фрай отвечал. Один танец на двоих, одно дыхание на двоих. Яркий неистовый оргазм настиг двоих мужчин, накрыл волной, выбил дух из тел и нежным зверем вернулся обратно, оставив после себя томную негу.
             Они пришли в себя лёжа на пушистом ковре. Фрай повернулся на спину и удобно устроился на плече своего истинного. Да, он пока не мог увидеть сам алую нить, о которой ему столько говорили, но спутать ощущение единства нельзя ни с чем. Эларил был тем, кого он столько ждал. Когда он впервые его увидел, в сердце загорелась искра, но… Фрай никогда не смог бы изменить мужу. К моменту их встречи уже родился Тари и развод был невозможен. Да и не бросил бы Фрай сына никогда. Это не приветствовалось среди эрганов. С Эларилом всегда было безумно интересно, уютно и, что самое странное, надёжно как ни с кем, и никогда. А причина была проста и естественна. Они истинные.
       ‒ О чём думаешь? ‒ прозвучал хриплый голос Эларила. «Кто-то слишком рычал от страсти», ‒ усмехнулся в мыслях Фрай.
       ‒ Да вот пытаюсь понять, с чего это нас такая неудержимая страсть охватила?
       ‒ Это надо у твоего сына спросить, ‒ даже в голосе Эларила прозвучала довольная улыбка проделкой ученика.
       ‒ Он что-то подлил в грай? То-то я почувствовал странный привкус, и почти сразу же стало сердце биться сильнее и в голове замутилось.
       ‒ О да. Потом так возбуждением резко накрыло. Заметил, с какой скоростью Иртон с мужем сбежали? Бугор в штанах нашего доблестного коменданта был виден невооружённым глазом.
       ‒ Мои глаза тянулись только к твоему богатству в штанах, и это было ужасно неудобно, ‒ проворчал Фрай, как бы невзначай коснувшись рукой этого самого богатства. Оно тут же подняло голову, а Эларил поёрзал и довольно вздохнул.
       ‒ Наказывать сына будешь?
       ‒ Наказывать? ‒ задумчиво повторил Фрай, а его пальцы пробежались по стволу лежащего рядом мужчины. ‒ Нет, не буду. За такие подарки наказывать нельзя.
       ‒ Я даже знаю, что подарю ему на день рождения. Отдам дневники последнего творца.
       ‒ Решил распотрошить свой заветный сундучок? Думаешь, сумеет разобраться?
       ‒ Уверен. Я недавно видел, как Тари переводил для тебя рецепт со своего языка и понял, что дневники Элира написаны похожими знаками. Есть шанс. Другого способа помочь нашему мальчику освоить умения творца я не знаю. Здесь я не помощник.
       ‒ Он у нас смышлёный, разберётся. А я разберусь с тобой, ‒ одно резкое движение и вот уже Эларил лежит на животе, а в его ягодицы упирается член Фрая. ‒ Надеюсь, мой дорогой, ты не думаешь, что всегда будешь сверху?
       Ответом ему был счастливый смех и пошире, явно приглашающе, раздвинутые ноги.


             «Нет, ну что за день такой сегодня, а? С утра Краш гонял как сидоровых коз, теперь вот Иртон последние соки выжал. Аш ругаясь, уполз в свою комнату, и даже к Ламирелю идти передумал. А так утречком хорошо было: тепло, свежо, птички поют…» ‒ ворчал я, еле таща ноги в свои покои. Аш, вредина такая, сколько его не уговаривал переселиться на мой этаж, ни в какую не соглашается. Обжил комнату на первом этаже и теперь жутко доволен. И я его понимаю. Он раз-два и дома, а мне ещё брести и брести по ступенькам и коридорам. Иртон садист и деспот. Вот возьму и пожалуюсь папенькам, как раз мимо кабинета плетусь. Кстати, я их с самого утра не видел. Постучать, или не надо?
             Оказалось, что способ, которым я ретировался из своего грота, присущ только творцам. Что-то вроде личного телепорта. Могу свободно перемещаться в любое знакомое место, или просто к нужному человеку. Главное, очень сильно этого захотеть. Иногда теперь пугаю своим внезапным появлением домочадцев. Правда в данном случае лучше постучать, а то ненароком застану в пикантном положении. Настойка Ламиреля сотворила чудо. На эрганов валериана действует лучше, чем на земных котов. Те только пьянеют, а эти дуреют. Причем, только в сексуальном плане. Моим подопытным кроликам так понравилось, что пришлось поделиться, благо много её у меня. Хитрый друлл сделал мне большую бутылку этой настойки, да ещё и всяких ароматных травок туда добавил. Запах божественный, а последствия крышесносные. Надо бы нам с ним запатентовать это средство. Оно заводит эрганов с полуоборота, так что спрос точно обеспечен. Я сам поразился эффекту всего нескольких капель, подлитых мной в чайничек с граем. Я ещё подросток, на меня не подействовало, а вот все остальные… Да! От того огня, что загорелся в их глазах можно было прикуривать, если бы в Валаре рос табак. К счастью такой гадости тут не растёт. С момента моего удачного эксперимента теперь в двери стучать надо, а то увижу ещё такое, что травмирует мою детскую психику. Эх, не видели местные жители Камасутру, всякую земную порнуху и домашнее видео. Боюсь пришлось бы либо отпаивать успокоительным, или писать инструкции.
       ‒ Привет, родители! ‒ засунул я голову в приоткрытую дверь, после того, как мне как-то поспешно ответили. Ну, понятно. Эл стоит позади кресла отца, наклонившись над его плечом, одна рука упирается в столешницу, а другая где? Где-то за спиной у отца. И наклонился-то так низко-низко. Интересно, у него спина не болит так стоять? Имя Эларилу я сократил для удобства, а наставник не сильно и возражал. Он с зимы вообще на меня не ругается, ходит с улыбкой обожравшегося сливками кота. А по поводу «кармического отцовства», это я так назвал нашу связь, обрадовал их сразу после истории с Энурезом. Довольны были оба.
       ‒ Здравствуй, сын, ‒ улыбнулся мне Фрай. А румянец ему идёт. ‒ Тренировку у Иртона закончили?
       ‒ Ага. Я пожаловаться заглянул. Иртон нас загонял.
       ‒ Сам же говорил, что в здоровом теле должен быть здоровый дух, ‒ сказал Эл и поменял положение. Он упёрся локтем на стол и, соответственно склонился ещё ниже, а отец покраснел ещё сильнее.
       ‒ Мы с Ашем этот дух чуть совсем не испустили. Может, устроите нам каникулы на пару деньков? Мы на большое лесное озеро съездим? ‒ я состроил несчастную мордашку и попытался надавить на жалость.
       ‒ Я подумаю, ‒ ответил отец и вдруг прикусил нижнюю губу.
       ‒ Тогда я к себе. И Эл, ‒ я обратился к наставнику. Он сделал вид, что внимательно меня слушает, ‒ я, конечно понимаю, что отвлекаю от важных дел, но не мог бы ты в следующий раз вытащить руку из штанов отца, а то мне как-то неудобно с ним разговаривать, когда ты там шурудишь. Мысли непристойные в голову лезут, знаешь ли.
       ‒ Тари, ‒ простонал отец и уткнулся головой в стол. Его плечи затряслись, но могу поклясться, что не от рыданий. Лицо Эла стало пунцовым, а из глаз сейчас прям искры полетят. Я широко улыбнулся, и… дал дёру, пока не прилетело. Даже силы непонятно откуда взялись для скоростного бегства. Напоследок услышал из кабинета рык Эла, а потом довольный смех отца.
             После водных процедур, как заново родился. Достал из шкафа подарок Эларила: пять довольно увесистых тетрадей в кожаной обложке. Старых, потёртых, сразу видно, что их часто использовали. Когда дарил, Эл признался, что это принадлежало отцу его друга, тому самому последнему творцу. И какого же было моё удивление, когда открыв одну из тетрадей, я увидел знакомые буквы. Язык был немного непривычен, староват, но всё же понятен. Начав читать первый взятый наугад дневник, я пришёл к выводу, что это скорее заметки, чем дневник в полном смысле. Здесь было намешано всё, начиная с разных по важности событий, до набросков всяких амулетов и магических плетений. Мне было безумно интересно. Я чувствовал себя археологом, нашедшим рукопись как минимум Аристотеля. Я впитывал как губка всё, до чего мог добраться. Хозяин дневников был очень необычной личностью. Пролистав все тетради, мне удалось восстановить хронологический порядок, и я с удовольствием погрузился в чтение.
             Элир Тейросс, так звали его в этом мире, прожил на Земле долгую и интересную жизнь. Что совершенно неудивительно, ведь он родился и жил в эпоху Петра Великого. Сын богатого купца он поехал с другими такими же юнцами за границу учиться. Это так ему понравилось, что в родные пенаты он вернулся не скоро. Голландия, Франция, Италия, даже до Индии добраться сумел. Путешествовал с разными экспедициями, многое знал и умел. Дожил до пятидесяти с лишним лет и погиб во время шторма, возвращаясь домой. Пришёл в себя в теле четырнадцатилетнего юного эргана, сына двух выдающихся магов королевства. Они провели обряд вовремя, как только заметили начало затухания. Элиру в отличие от меня повезло больше, так как его учителем был творец. Тот, кто в расцвете своих лет построил великолепный королевский дворец. Я видел его только на картинке в атласе королевства, и это действительно чудо. Большое озеро, посередине высокий каменный остров и на нём, словно паря в облаках, украшенный множеством острых башен бело-голубой дворец. Эффект облаков создавал пар, исходящий из отверстий в самом острове. Внутри него находится горячий источник. Надеюсь, когда-нибудь мне посчастливится побывать в столице, и быть может даже в королевском дворце. Несовершеннолетние эрганы могут попасть в королевский дворец только по личному приглашению короля и в сопровождении родственника. Строго у них с подростками. Как говорится, пока не подрастёшь, сиди на попе ровно и слушайся родителей. Так вот, хоть до шестнадцати лет магические силы и не были подвластны Элиру, но теорию он знал достаточно хорошо. Творец был уже достаточно стар, чтобы дожидаться, когда Элир дорастёт, и потому вызвался сам обучать сына своих старых друзей. А потом, через несколько лет грянула Великая Война, и многие планы пошли прахом. Родители Элира погибли в сражении, и он остался под опекой старшего брата, которому только исполнилось двадцать лет.
             Я ещё более удивился, когда прочёл, что Элир видел то самое сражение, когда решилась судьба королевства собственными глазами. Ему тогда едва исполнилось восемнадцать лет, и он тайком увязался за родителями и братом. Парень был весьма изобретательным и его присутствие обнаружили не сразу. Естественно, родные не обрадовались присутствию ребёнка на войне. В ставке короля ему опасность почти не грозила, но всё же сразу после сражения он должен был отправиться домой под конвоем брата. Его родители отвечали за проверку боевых амулетов и тех самых амулетов-щитов, которые ашрами удалось потом отключить. Рано утром Элир решил заглянуть в шатёр, где работали родители. Но они уже закончили проверку, и у входа стояли охранники. И вот тогда случилось кое-что, к чему впоследствии Элир не раз возвращался, вспоминая. Рабочий шатёр родителей стоял чуть в стороне от основного лагеря и Элир, расстроенный тем, что не смог увидеть боевых амулетов, отошёл немного в лес и присел под деревом. В тот же миг он, краем глаза, увидел еле заметное движение у шатра. Задняя стенка приподнялась, и оттуда вышел помощник родителей, магистр Сларр. Осторожно ступая, он поднял руку, поправил ткань шатра и провёл по ней еле светящимся амулетом. А затем ушёл в сторону лагеря. Почему магистр не вышел через обычный вход? Из-за стражей? Когда Элир тихонько подошёл к тому месту, где появился магистр и присмотрелся, то заметил, что ткань была цела. Долгие годы Элира мучили сомнения. Он не был уверен в том, что видел. Быть может, магистр и вовсе не выходил таким странным образом из шатра, а просто был рядом и Элиру просто показалось? Лично мне, живущему спустя триста лет после описанных событий, Архимаг Удгар Сларр доверия не внушал. Слишком хитёр, слишком честолюбив, слишком жаден. Такой, как говорят земляне, маму родную продаст, если достаточно предложат. В истории эрганов был уже прецедент, когда предали свои же. Но доказательств у меня нет, только вот это воспоминание юного Элира Тейросса и моя собственная неприязнь. Ладно, пусть политика остаётся политикам, а я займусь магией.
             В первой тетради, кроме воспоминаний о войне, было много впечатлений и размышлений о том, чему учил Элира его наставник. Как и говорил Эл, сила творцов в их разуме. Они воздействовали на материальный предмет, будь то камень или дерево, силой мысли. Для этого необходима в первую очередь буйная фантазия, развитое пространственное мышление и упорство, замешанное на силе воли. Первое и второе было мне присуще всегда, а вот третье расцвело на полную силу только здесь. Без силы воли я бы сдох на первой же тренировке с Иртоном. Это на Земле жалость к себе прокатывала и цвела буйным цветом, а тут никак нет. Хочешь чем-то овладеть, занимайся. Через пот, кровь, синяки и сбитые костяшки пальцев. Даже потёртости от седла на моей заднице при овладении верховой ездой пошли на пользу. Через почти полгода после попадания в Валар, я понял, что не так уж слаб духовно и физически, как предполагал ранее. Просто Арина жалела себя, как многие женщины. Комфорт и безопасность расслабляют. А здесь другие условия. Если хочешь благополучно жить, научись быть сильным. Я этот урок усвоил, надеюсь на «отлично».