Последствия

Гет
R
Завершён
5
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 7 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Бласт-винтовка, судя по виду, помнившая еще Руусанское сражение, могла быть опасной еще и сейчас. Смотря для кого. Уж точно не для возникшего из глубины разорванного лазерными вспышками неба транспорта сепаратистов. Одна из пушек десантного транспорта, похожего на порождение наркотического бреда, неспешно повернулась на турельной установке и залила огненным дождем всю скопившуюся на площади вооруженную массу. Горожане-ополченцы, падаваны Ордена, активисты КОСОР - все испарилось за какую-то долю секунды. То, что испариться не успело, стало неаппетитно пахнущей массой, спекшейся во что-то отталкивающее. Произвести высадку не удалось. Одна из турболазерных батарей, установленных еще в начале войны, когда казалось, что дело решится без лишней крови, ограничится "значительными жертвами в мирах Среднего и Внешнего Колец", нащупала транспорт за пеленой низко стелившегося над столицей Галактики траурного дыма. Энергетический залп слегка задел корабль. Этого оказалось достаточно. Сквозь дымную тьму взрыв был виден как распустившийся на мгновение ослепительный белый цветок. Он погас, но мальчишка со старой винтовкой этого уже не увидел: боль милосердно лишила его сознания, когда обугленная рука стала одним целым с расплавившимся в ней оружием. Обломки сепаратистского транспорта врезались в дымящуюся площадь, издав странный шмякающий звук. Вывернув из-под слипшейся человеческой и нечеловеческой плоти камни мостовой, куда более древней, чем упокоившаяся винтовка, они завершили свой полет. Человек в белых доспехах всмотрелся в скрюченное тело под тлеющим одеянием - что оно ранее из себя представляло, трудно было понять. Солдата это не интересовало. - Паренек подходящий! Только рука - метнулся, значит, в нужную сторону. Нам такой сгодится. Работай, жестянка! - хлопнул он по корпусу подоспевшего медицинского дроида. - Чтоб был как новенький! Солдат привычно огляделся. Пожелал бы чего-то и остальным, но желать было нечего. Вздыбившуюся каменными клыками, зиявшую воронками площадь почти ровным слоем покрывало то, что еще недавно было вооруженной толпой. Запах, исходивший от этой хрустящей корки, постепенно развеивал ветерок. С ароматом плавленого металла, камня и пластика.

***

- Добро пожаловать, адмирал. Безжизненный и почти неслышный шорох створок двери, сдвинувшихся за спиной, растворился в этом не менее бездушном ледяном голосе. Путь к отступлению был отрезан задолго до этого. К тому же вошедший в комнату человек не привык отступать. Фигура в черном, расположившаяся сейчас в знаменитом на всю Галактику кресле, так и не пошевелилась за все то время, пока он приближался к ней и преклонял колени перед ее троном - стандартная приветственная церемония. Только когда она разрешила ему встать, ледяной голос раздался вновь. Он почти в упор смотрел в надменно прищуренные яркие глаза. Странный дефект. Один из них был кроваво-алого цвета, другой - кристально голубым. - Можете встать. Ваше странное поведение, адмирал, в сочетании с некоторыми имеющимися у меня данными позволяет задать вам ряд вопросов. От ответа на которые зависит все ваше дальнейшее существование.

***

Стерильно бесцветные, светящиеся бесцветностью панели. Стерильно бесцветные запахи. Идеально отфильтрованный воздух и дезинфицированное освещение. - У вас было поражено 54,628 процента кожного покрова. Вероятность вашего выздоровления была достаточно мала - не более... - безжизненно, но в то же время с некой укоризной в синтетическом голосе прожурчал дроид. - Да, брось ты, железяка, жив и ладно, - запустить в него чем-то, что ли? Дроид продолжал свое бормотание, и паренек поднял было руку, чтобы осуществить свое намерение. И опешил - рука оказалась металлическим протезом. Ощущения потери не было. Точнее, оно присутствовало и даже нарастало, но к протезу это не имело никакого отношения. - Что это? - Верхнюю правую конечность не удалось восстановить. Верховный канцлер распорядился оказать всем жертвам нападения сепаратистов всю необходимую медицинскую помощь за счет республики. Болтливая жестянка. Но и не спрашивая словоохотливого дроида, он был уверен, что то место, которое он привык считать своим домом, не пострадало во время неприятельского рейда. Но откуда тогда это чувство невосполнимой утраты? Когда дверь перед выкатывающимся дроидом раздвинулась, послышался громкий хорошо поставленный голос. Знакомый и незнакомый одновременно. - Граждане цивилизованной Галактики! В наши тяжелейшие времена мы с честью преодолели все испытания...

***

- Так значит, ты действительно считал, что мне угрожает опасность? - Ваше величество, я вполне отдаю себе отчет в том, что мои действия были реакцией на несуществующую угрозу и подвергли вас настоящей опасности. Пламенно-ледяной взгляд собеседницы прожег его насквозь. - Если ты еще раз обратишься ко мне на "вы", твое существование навсегда перестанет меня беспокоить. Он промолчал, лишь слегка пожав крепкими плечами. В этом драпированном фиолетово-алыми полотнищами огромном зале обычные формы дворцового этикета если когда и были уместны, то явно не сейчас и не с этой женщиной. - Конечно же, теперь ты это понимаешь. Но тогда ты подверг себя двойной опасности. Во-первых, только обладающий определенными способностями человек, "чувствительный к Силе", по вашей терминологии, мог ощутить присутствие этого существа. Во-вторых, только в одной организации учили воспринимать таких существ как "Тьму" и "Зло". Поэтому спасать меня от "порождения зла Темной стороны" было равносильно самоубийству. Почему же ты не подумал об этом? Ты знаешь, что я не люблю глупцов, особенно тех, которые могут быть опасны. Например, могут узнать слишком много. Что ты можешь сказать в свое оправдание?

***

Мир был неизмерим. Он чувствовал себя его частью, но в то же время был всем: пространством и временем, и прочим, чему нет названия в его языке. В этом состоянии слова были не нужны. Только помешали бы. Сейчас он был всепронизывающим, сопричастным всему, что когда-либо происходило и будет происходить. Его окружало множество странных сущностей (определить их как "существ" почем-то не получалось), подобно ему сопричастных цельности мироздания, но в то же время непонятным образом автономных. Некоторые из них были чем-то похожи на него самого - вот например, одна из них, черная, и одновременно всех цветов спектра. Пытаясь понять, что же это такое, он вдруг почувствовал необъяснимое желание полностью раствориться в космическом потоке, частью которого он в какой-то степени уже был, стряхнуть с себя остатки того, что называлось личностью. Бездонная боль, пронзившая его, моментально стерла все.

***

- Тебе действительно было настолько больно? Странная интонация окрасила ее голос, до того напоминавший переливы бликов на дюрастиловой броне. - Да, Исэнн. - Если уж ей хочется такого обращения, пусть так. - Было хуже, чем тогда, когда я ощутил гибель своей семьи. Которую я никогда не видел и теперь уже не увижу. Тогда это ощущение было слабее и нарастало постепенно. - Разумеется. Тогда состояние твоего организма было нормальным. А в последнем случае та часть мозга, которая отвечает за так называемую "связь с Силой" работала, форсированном режиме, насколько здесь уместно такое выражение. Твоя догадка верна - кое-кто этому поспособствовал. Такие шутки были в его духе, когда он был еще человеком. Человеком в социальном смысле слова. Я достаточно хорошо разбираюсь в людях, но я так и не смогла понять, что он такое. Не было нужды догадываться, о ком идет речь. Его присутствие до сих пор ощущалось в этом месте. - Следует признать, что смерть твоих родственников кое в чем тебе помогла. Благодаря ей ты стал тем, кем всегда хотел стать. Не частью Ордена, а просто человеком Делаком Креннелом. Делак не стал спорить. - Я и есть Делак Креннел. - Просто ответил он. - Разумеется, - Исэнн элегантно кивнула. - Поскольку твои родители терпеть не могли джедаев, они постарались вычеркнуть из памяти отобранного у них ребенка. Они назвали Делаком своего младшего сына, родившегося через полтора года после того, как тебя забрали в Храм. Они никогда не вспоминали о тебе, потому что это напоминало бы им о собственном бессилии. Они были не последними людьми на своей планетке, но им нечего было и думать противиться могущественному Ордену. Который запросто мог отнять у них что угодно и кого угодно. От ее опытного взгляда трудно было что-либо скрыть. Не укрылось и то, что адмирал сейчас был далеко не так спокоен, как хотел показать. И все же выдержка ему не изменила - сказалось воспитание. - Не суди их строго, госпожа Айсард. Айсард не разгневалась на слишком официальное обращение. - Слишком долго пестуемая ксенофобия нередко приводит к утрате чувства реальности. Твои родители жили в придуманном ими идеальном мирке, где не было места сыну-джедаю. Орден замкнулся в коконе собственных идеалистических представлений, не считаясь с реальным миром. Люди, подобные твоей семье, в эти представления совершенно не вписывались. - Я знал, кто мои родители. Я хотел быть с ними. В детстве мне этого было достаточно. Она усмехнулась уголком рта. - Да, ты был шустрым пареньком. Этого у тебя не отнять. Хотя эта информация никогда не была секретной. - Просто находясь в Храме, до нее трудновато было добраться. - А к тому времени, когда воспитанники Ордена достигали совершеннолетия, из них вытравливалось всякое желание узнавать о своей семье. Но ты узнал. - Естественное стремление, Исэнн. Они видели, что не сумели воспитать меня по-своему. И один из них решил схитрить. - Схитрить? - Да, они там заврались до того, что сказать правду - для них было просто еще одной уловкой. - Делак, он поступил неквалифицированно, но теоретически это был очень грамотный ход. Правда действует эффективнее любой хитрости. Если ее уметь использовать. Магистра подвело свойственное джедаям доктринерство. - Магистр Йода дал мне понять, что моя семья джедаям в подметки не годилась. Заявил, что главным счастьем в моей жизни было мое изъятие из дома. Что вне ордена для меня все пути закрыты, и вообще за стенами Храма жизни нет. - Успокойся, Делак. - Приказала Снежная королева. - С точки зрения джедаев, это святая правда. - Я для него был кусок сырья, с которым можно делать что угодно. - Начиная воспитывать детей с годовалого возраста, они позволили себе забыть о том, что каждый человек сам выбирает свою судьбу, хочет он этого или нет. - Я выбрал. - Они тоже. Их судьба тебе известна. Креннел кивнул и вновь с вызовом взглянул на правительницу Империи. В отличие от глаз Айсард, его глаза были одинаково голубого цвета. И сейчас в них, как и почти всегда, светились вызов и упрямство. - Где же были ваши инквизиторы? Уж я-то знаю вашу организацию. Ее "заботу" о бывших джедаях. Исэнн рассмеялась. По всем законам жанра от такого смеха по спине должны были побежать мурашки, но Делак поймал себя на мысли о каком-то ином совершенно непривычном ощущении. В данной ситуации никак не уместном. - Нашу организацию? - услышав ледяной голос правительницы, адмирал круто обернулся. Голос донесся отнюдь не со стороны трона. У входной двери, створки которой как раз схлопывались, стояла женщина. Высокого роста и отменного сложения. Мундир цвета артериальной крови и ярко-черные волосы подчеркивали бледное, со скульптурными чертами лицо. Делак почти не удивился, во второй раз встретившись с вулканически-льдистым взглядом из-под красиво нахмуренных бровей. Белые пряди симметрично располагались над высоким лбом, исчезая во тьме пышной шевелюры. Впервые за время этой странной беседы, которая теперь обещала стать еще более странной, Креннел почувствовал, что природная твердость характера ему изменяет. - Такое "всезнание" характерно для Ордена. - Назидательно произнесла его недавняя собеседница. - Так и есть, - согласилась вновь прибывшая. - Используй-ка Силу, юный мой падаван. Даром вас, что ли, в Храме кормили? Серебристое ледяное пламя, пронизывавшее тронный зал, странным образом излучало тепло. Оно принесло ему непривычное и кристально ясное спокойствие - такое состояние он испытывал крайне редко, только в тех случаях, когда... Осознать это чувство до конца он не успел, потому что пламя сконцентрировалось полупрозрачный стилет, прикосновение к которому не принесло ни боли, ни ужаса, а только все то же тепло, растворяющее в своем потоке. - Отставить! Хлесткий приказ вернул к реальности лучше всякого удара. - Ты слишком чувствителен. Это опасно. - Так точно. Для окружающих. - Делак, не паясничай! - от гнева, вспыхнувшего в глазах женщины на троне Креннелу раньше стало бы не по себе, но сейчас он не обратил на это внимания. - Ты понял, что я - не обычное существо. - Льдисто-пламенно щурясь, произнесла женщина в алом. Хотя она как раз приблизилась к нему своей неспешной походкой, он так и не нашел в этой грациозной леди ни малейшего отличия от Императрицы. - Почувствовал. - Адмиралу пришлось сжать зубы покрепче. Ситуация слишком далеко вышла за рамки его представлений о здравом смысле. - Поскольку мне пришлось принять императорский титул, возникли определенного рода затруднения, - пояснила Императрица. Мне не хватало времени на руководство военной разведкой. Поэтому я решила прибегнуть к методу, который он в свое время подсказал мне. Не было никакой нужды уточнять, кто такой этот самый "он". - В Силе я чувствовал вас как одного человека, но... не просто человека. - Это правда. Поэтому я приказываю тебе и далее обращаться ко мне на "ты". В единственном числе. Потому что ты разговариваешь с одним человеком. Со мной. - Кто ты такая? - Исэнн Айсард, правительница Галактической Империи, обожаемая подданными. - Исэнн Айсард, глава Имперской службы разведки, называемая также Снежной королевой. Креннел содрогнулся. Ни в тембре голосов, ни в интонации не было ни малейшего различия. - Я одна и та же Исэнн, но для удобства исполнения служебных обязанностей у меня два тела. Ничего сложного в этом нет. Тебя же учили, что все во вселенной связано неким энергетическим полем? - Учили - не то слово. - Всю голову продолбили этим в Храме, - саркастически рассмеялась Айсард в унисон самой себе. - Мне достаточно было создать идентичного клона, ввести в него необходимую информацию. А затем связать оба своих физических воплощения при помощи Силы. Точнее, при помощи специалиста из числа твоих бывших наставников. Тебе излишне знать, которого именно. - Мне абсолютно не положено знать ничего из того, что сейчас узнал. - Положено, - очень тихо и серьезно сказала Императрица. - Там, в аллее, ты почувствовал, что мне грозит опасность. - Все это было сплошным идиотизмом, - с неохотой согласился Делак. - Ты не виноват, что в тебя это вбивали с младенчества. Ты почувствовал присутствие существа, которое у джедаев ассоциировалось исключительно со смертельной опасностью. Ты не мог знать, что мне ничто не угрожает. Но тебе было известно, что выдав свою принадлежность к организации, все члены которой давно приговорены к смерти, ты подвергаешь смертельной опасности себя? Это был не совсем вопрос, скорее, утверждение с вопросительным оттенком. Но Креннела удивило отнюдь не это. Удивила странная интонация. Она появлялась в голосе правительницы уже во второй раз за время аудиенции, но он никак не мог определить, что же это такое. - Естественная реакция, - Делак пытался говорить невозмутимо, но что-то не очень получалось. - На опасность, грозящую женщине. - Как говорят в таких случаях у вас во флоте, не грузи мне вакуум, - долго отмалчивавшаяся глава военной разведки улыбнулась с блестящим ехидством виброклинка. - Ты знал, что это именно я. - Я не мог не ощутить этого. Признание адмирала было проигнорировано. - Так значит, это именно страх потерять меня вызвал у тебя ощущения, которое твое сознание интерпретировало как болевые? - Да. - Скрывать это было бесполезно. Хотя до этого момента Делак скрывал сей факт даже от себя. - Если бы ты поддался на е г о провокацию и пожелал стать единым с Силой, так бы оно и случилось. Что у джедаев называется единением с Силой? - Обычно так называли смерть. - Правильно. Ты не умеешь сохранять свою личность в таком единении. В Храме этому никак не могли научить. Поэтому для тебя оно и стало бы смертью. - Императрица насмешливо покачала головой. - Хорош бы ты был, покончив с собой у меня на глазах столь оригинальным способом. Тогда мне пришлось бы испытать то же, что тогда оглушило тебя. Ведь это было больнее, чем ощущение после гибели твоей семьи, которую ты так никогда и не увидел? Тогда, после атаки сепаратистов, когда ты очнулся в госпитале? - Да. Тебе придется смириться с этим чувством. Слишком много я уже знаю. Смущенная улыбка. В двух экземплярах. Этого уже достаточно, чтобы спокойно умереть, как-то отрешенно подумал Креннел. - Для простого адмирала - конечно. Но никак не для человека, которого настолько беспокоит моя судьба, что ради меня он готов рискнуть и жизнью, и бессмертием. Ты же не знал, что это бессмертие - иллюзорно? Адмирал едва не выругался. Ну и история. Видимо, придется еще пожить. Вот на это - не рассчитывал. - Тебе придется ответить. - "Подсказала" директор Службы разведки. - Откуда мне было знать? Привык решать быстро, не задумываясь. Я считал, что ты в опасности, потому другого выбора не было. - Выбор был. Со времени гибели твоих близких ты бессознательно стремился к смерти. Ты почти достиг своего. Еще немного, и ушел бы в Силу. Твои наставники из Храма наверняка одобрили бы это. Но ты решил иначе.

***

На такой высоте крайне проблематично было бы находиться - ветер просто смел бы с плоской поверхности все, что не было достаточно прочно закреплено. Но поскольку эта поверхность венчала одно из важнейших сооружений столицы, она была надежно защищена силовым полем. Лишь легкий ветерок шевелили серебрившиеся в темноте ветви усеивавших ее растений. Одна из трех неясных в темноте фигур, непонятно как оказавшихся здесь, ответила на то, что долго мучило их: - Ты все-таки выбрал жизнь. Хотя не ожидал от меня ничего доброго. И в этом ты тоже ошибся. Голос был мягким, как снег, некогда покрывавший вершины уничтоженных гор Центра Империи. И таким же ясно-свежим. Стоявшая рядом, в сумраке неотличимая от первой, привычно промолчала. Над не знающим покоя городом планетой зеркально блестела пирамидальная феерия Императорского дворца. В туманно-фиолетово отсвечивающем над этим великолепием небе черным полумесяцем зияла некая атмосферная аномалия, что-то вроде исполинской безгубой улыбки. Еле заметные звезды над ней хитро подмигивали. Словно золотистые глаза, глядящие из-под капюшона.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Звездные Войны"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.