Грязная работа

Гет
G
Завершён
8
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
17 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 18 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
- Он собирается... Алое пламя ослепительным морем затопило все звезды, видимые перед тем с мостика, поэтому коммодор Герант не успел договорить - подбитый перехватчик красно-серебристой кометой врезался в командную рубку. Пламя вскоре исчезло - от А-крылого истребителя-перехватчика осталось одно воспоминание. И шикарные веера мельчайших осколков. - Опять стеклышки мне поцарапали, - вздохнул адмирал Пайтт и покачал головой, заметив в собственном голосе тоскливую скаредность небогатого провинциала. К счастью, повреждения незначительны. А-крылый все-таки один из самых легких истребителей противника. Могло быть серьезнее. До чего все-таки человек предсказуем - ведь то наверняка был опытный пилот-повстанец, решивший пожертвовать жизнью во имя победы демократии, или во что они там верят? И не нашел ничего лучшего, кроме как въехать в обзорные окна, так заманчиво расположенные рядком в верхней части командной рубки. Нет, недаром их там располагают. В бою обостряются рефлексы, но за счет этого притупляются аналитические способности, которых у пилота-истребителя и так негусто. И если даже пилот знает, что это чистой воды бутафория (знает же, повстанцам об этом давным-давно известно), за которой ничего особенного нет, в горячке сражения, да еще перед лицом неминуемой смерти у него не может не возникнуть желания протаранить именно этот фальшивый центральный пост, хотя имеются более достойные цели. И мало кто способен такому желанию противиться. Воспоминания вечно лезут в голову не в самый подходящий момент...

***

Очистив голову от посторонних мыслей, адмирал Пайтт решительно вышел из своей каюты и направился в центральный пост управления - разумеется, в настоящий, расположенный в безопасной глубине флагмана "Эскадры смерти". Снова непонятно к чему вспомнился тот разговор незадолго до отлета. В кабинете Гранд-адмирала царил идеальный порядок. Поддерживать его было исключительно нетрудно, поскольку в отличие от большинства высокопоставленных военных Империи, Гранд-адмирал обходился минимумом удобств - кроме стола и кресла здесь просто ничего не было. - Без чинов, Фирмус. Не на публике. Ровным металлическим голосом хозяин кабинета предотвратил уставные словоизлияния Пайтта. Гранд-адмирал неторопливо, как всегда, без единого лишнего движения прохаживался по комнате. Разговор предстоял серьезный. Пайтт мягко, но уверенно предположил: - Насколько я понимаю, Освальд, нам предстоит прогулка в Хэйпанское скопление. Пайтту показалось, что красный имплант весело подмигнул ему. Зеленый живой глаз Гранд-адмирала остался стеклянно-неподвижным. Должно быть мигание кибернетического глаза было бликом света при повороте головы. - Понимаешь. Твои информаторы в разведке тоже понимают? - Если бы были - понимали бы. Дураков не держу, - улыбнулся Пайтт. "Освальд язвит – значит, разговор с его старыми друзьями предстоит более чем серьезный". Но вслух, понятно, сказал другое: - Сейчас особенно удобный момент для нападения. Они не ожидали, что их осторожные подельники из Союза Восстания начнут систематически совать голову в петлю и так облегчат нам работу. И у нас уже сейчас высвободятся крупные силы для продолжения беседы. Высокая фигура в белом мундире вновь пересекла залитое ярким светом помещение почти неслышной походкой. Учитывая массу его киборгитизированного корпуса, Гранд-адмирал передвигался на удивление тихо. - Интеллектуальные способности хэйпанцев не ниже ваших, Фирмус. Их матриарх отправила в Центр Империи дипломатическую делегацию для переговоров о дружбе, сотрудничестве и взаимовыгодной торговле. Имеется информация о производстве на космоверфях Хэйпского Консорциума "Империалов" - по технологии, добытой их разведкой в Империи. Первые же экземпляры они продемонстрировали эмиссарам повстанцев. Пайтту многое стало ясно: - В качестве трофеев, захваченных у нас доблестными воительницами. То-то повстанцы в последнее время так осмелели. - "Но почему тогда Консорциум не поддержал их? Какую игру их королева ведет с повстанцами?" - хотел было спросить он, но осекся. Всему свое время. - Ваша эскадра должна достичь скопления Хэйпс раньше, чем их делегация прибудет в Центр. Для усыпления вероятных подозрений переговоры с ними будет вести лично Гранд-визирь. А когда высокомерие послов достигнет необходимого уровня, вам дадут знать об этом. Вы немедленно приведете план в действие. Стоя на мостике "Экзекутора", наблюдая за открывавшейся оттуда панорамой мироздания, адмирал Пайтт снова перебирал в уме детали того плана, сущность которого была изложена ему там, в кабинете с белыми, словно мундир его хозяина, стенами. Простота и коварство предстоящей операции недвусмысленно указывали на ее инициатора. Живое сверкание кибернетического глаза и мертвенное поблескивание левого, органического, странным образом сочетавшихся на неестественно спокойном бородатом лице, металлический смешок Гранд-адмирала Тешика сквозили во всех ее деталях. Условный сигнал получен - Пайтт знал об этом еще перед докладом Геранта. Обостренная годами боевой практики интуиция не подвела. Пора действовать.

***

В Центре Империи воздух был каким-то странным, дышалось вроде бы и легко, но не так непринужденно, как на родине. Впрочем, на этой планете все было не так для пришельцев - чудовищная планета, сверхурбанизация которой давно достигла ста процентов, сама по себе производила на них угнетающее впечатление, а осознание того, что они попали в самый центр чудовищной паутины власти, опутывающей всю Галактику своими тонкими, но чертовскими прочными нитями, отнюдь не добавлял им хорошего настроения. Даже пышная растительность Имперского города и, в особенности, фантастических дворцовых садов, которые здесь именовали не иначе как Сады Палпатина, не смягчали пугающего эффекта, производимого фосфоресцирующим ночным небом, казалось, готовым расколоться от пронзающих его небоскребов. Секкиа сразу поняла, что дело плохо. И кто бы не понял? На этот раз главную роль на переговорах играл отнюдь не вежливо-корректный Сэйт Пестэйдж ("Ах, прошу прощения, ваше высочество, его величество Галактический Император велел с прискорбием сообщить, что в силу пошатнувшегося здоровья он не в состоянии лично вести с вами переговоры..."). Сейчас Гранд-визирь был похож на вырезанную из дюрастила статую. От прежней медоточивости не осталось и следа. - Ваше высочество, недавний инцидент поставил переговоры под угрозу срыва, - с прекрасно наигранным возмущением процедил Пестэйдж. - В нарушение всех договоров наша эскадра была атакована силами хэйпанского флота, - впервые за время переговоров утробное дыхание из под черной маски-респиратора сменилось знаменитым рокочущим басом. - Вам стоит задуматься о судьбе вашего народа. Мы не намерены терпеть выходки Консорциума. - Конечно, ваш флот тоже понес некоторые потери, - почему-то из всех Гранд-адмиралов на сей раз присутствовал только этот. Стальной оскал живо напомнил Секкии сверкание брони "Империалов", а наполовину металлическое лицо заставило ее поморщиться от ужаса и отвращения. - Но следует помнить - флот-адмирал Пайтт несет ответственность за вверенную ему эскадру. Он не мог реагировать иначе. К тому же там были не только хэйпанские боевые корабли. Черный бронированный кулак оставил сеть легких трещинок на ослепительно белой металлической поверхности стола. - Итак, - проревел из своего сияющего тьмой шлема Военный попечитель, - что вы можете сказать в оправдание?

***

Что ни говори, а на мостике всегда думается лучше. Картина открытого космоса успокаивает, даже если точно знаешь, что корабль находится в гиперпространстве, а звезды на экранах, имитирующих окна - подделка. Айрэн сейчас должно быть не по себе. Ничего не поделаешь, кому-то всегда приходится выступать в столь сомнительной роли. В роли отнюдь небеззащитной жертвы, которая впоследствии будет выдана за беззащитную. Не очень-то хорошее положение для солдата. Стоп, мысленно сказал себе Пайтт, привычно окидывая взглядом центральный пост управления, - почему я назвал ее по имени? Герант и остальные были заняты делом, на адмирала словно бы никто не обращал внимания, хотя его присутствие оказывало на всех надлежащее воздействие. Всем было отлично известно: неважно, где в данный момент находится командующий эскадрой - адмирал всегда в курсе всех важных дел и в случае чего реакция Пайтта не заставит себя ждать. "Что она для меня? Я давно усвоил: в боевой обстановке ни о ком не думать, как о человеке, о живом существе, здесь мы все - боевые единицы, которыми следует рационально пользоваться, при необходимости принося в жертву". Итак, план должен быть приведен в действие именно сейчас, сказал себе адмирал. Пайтту еще никто ничего не докладывал, но он чувствовал, что подходящий момент наступает. Вероятно, чувствуют это и пилоты, дежурящие сейчас в своих тяжеловесных бомбардировщиках, в кокпитах увешанных торпедами истребителей.

***

Старый корабль неспешно материализовался, словно бы даже покряхтывая, и неспешно направился к захолустной планетке на окраине пограничной системы. Но интересовала его совсем не она. К ней, надувшись, с важностью почетного гостя подплывал каламарский лайнер. "Свобода" МС80", - выдал компьютер. И без него было ясно, что никакой это не лайнер. - Крейсер МС80 в сопровождении легкого крейсера МС40а, четыре эскадрильи Т-65 - жратва тут как тут, слюнки уже текут... Господин флот-адмирал, - поскучнев, добавил командир "Секиры". Вспомнил, что говорит не со старым однокашником Фирмусом, а с командиром "Эскадры смерти" в присутствии представителей высшего командного состава. Пайтт еще курсантом привык к манере общения Хайры Эраса (или, по-рилотски - Хайр'Аэраса), поэтому обернулся к коллегам. Голограммы господ офицеров располагались подле него мерцающим полукругом. Хоть и по-разному, высказали они все одно и то же. - Мы ожидали чего-то посолиднее, - пробурчал Каббра. Своим сверхрасчетливым хаттским умом начальник штаба уже давно просчитал мыслимые и немыслимые комбинации, загоняв подчиненных этими бесконечными расчетами-анализами. Нынешняя ситуация представлялась ему довольно-таки тривиальной. В ней был свой риск, но кому здесь привыкать к риску? - Порвем, - фыркнул дуг, мраморные разводы на коже которого несколько оживляли черноту мундира Истребительного корпуса. Единственное яркое пятно - генеральский знак отличия. Теранкс, родившийся в рабстве на Мэластэйре, и ставший генералом на этой треклятой войне, получил свою разноцветную побрякушку отнюдь не даром. Сам лучший ас-бомбардировщик Империи, он дрессировал своих пилотов так, что за ними прочно закрепилась репутация снайперов-виртуозов и фанатиков своего дела. "Порвем", - так говорил Теранкс в то время, когда они с Пайттом были курсантами на Кариде. Будущий генерал, пристрастившийся, подобно большинству дугов, к азартным играм, не любил платить долги, почему расплачивался с победителем крепкими тумаками. Естественно, Теранкс был завсегдатаем каридской гауптвахты, где нередко сиживал вместе с Хайрой - тви'лек то и дело умудрялся подраться из-за очередной шлюхи. (С азартными играми и проституцией руководство Каридской академии боролось давным-давно и, естественно, безуспешно.) Генерал Вирс смотрел непонятно куда. Было видно, что он присутствует здесь больше для проформы и словно бы спит с открытыми глазами - ценнейшее в военной среде умение, которое каждый усваивает с младых ногтей, или когтей, или щупалец, или что там есть. - Если возникнет необходимость высадки десанта, мы готовы, - небрежно бросил он наконец. Генерал Боу только кивнул. На нем профессия также оставила неизгладимый отпечаток - даже выражение лица напоминало лицевую бронепластину шлема. Может, он уже и не тот лихой штурмовик, что прежде, но Пайтт не сомневался: его ребятишки выпотрошат любую лоханку, если дело дойдет до абордажа, да и Вирс только рад будет иметь такую поддержку. - Приступайте, - невысокий Пайтт, смотревшийся в этой колоритной компании как переодетый в адмиральскую форму школьный учитель, повернулся к голограмме Хайры. - Есть! - смертельно-белое вытянутое лицо коммодора осклабилось, став еще больше похожим на череп с картинки в детской книжке. Правда, не из всякого черепа растут лекку. На экране было довольно четко видно, как из ангара старого крейсера типа "Нейтронная звезда" сверкающей драгоценной пылью рассыпались истребители. Пайтт поймал себя на мысли, что ищет взглядом один из них, пытаясь угадать... нет, об этом лучше не думать. - Ими командует графиня Риад? - встрял опять Вирс. - Так точно, господин генерал. Пайтт почувствовал, как холодеет лицо, по которому вот-вот разольется зеленоватая бледность. Это за ним смолоду водилось. "Все красотки на Рилоте будут твои!" - говаривал в таких случаях этот самый Хайра. У тви'леков белый цвет кожи с зеленоватым оттенком считается очень красивым, но для человека... Только огромным усилием воли удалось себя сдержать, помогла опять же каридская муштра: "Смирно, смотреть вперед, глаза тупые!" - все, как там учили. Кое-как справился. Но было плохо. Даже мысль о том, что Айрэн управляется с истребителем любой модели как мало кто в Галактике, слабо утешала. Черт, так и свихнуться можно. Кто она мне такая, что я о ней постоянно думаю? Пайтт еще раз восстановил в памяти ее образ: мягкое, несмотря даже на упрямство подбородка лицо с тонкими чертами, бледно-смуглое, словно бы чуть загорелое (хотя на самом деле это его естественный цвет). Гладкие черные волосы придают ее облику какую-то трогательную строгость, компенсирующую мягкость очертаний лица и шеи, но с приятной округлостью фигуры ничего не может поделать даже черная форма пилота-истребителя. А о добрых, с лукавой искоркой черно-бархатистых глазах, сияющих из под прямых, словно нарисованных небрежным росчерком туши бровей - лучше даже и не думать. Интересно, приходит ли в голову вражеским пилотам, что у их верной смерти такие нежные глаза?

***

- Что, покойнички, полетаем? - прозвучало в наушниках довольное хихиканье коммодора Аэраса. Запуская двигатели, обладательница черных волос и нежных глаз криво усмехнулась. По слухам, повстанческие командиры в таких случаях смеются: "Пора на разбой!" - вероятно, название знаменитой "Разбойной эскадрильи" произошло именно отсюда. У них вроде еще и свистеть в ответ принято - в имперском флоте это дурная примета. Досвистятся же господа повстанцы... А вот и бесконечная тьма пространства, - она пронзает всякого, кто смотрит в нее, сияющими пиками звезд. Все необходимые данные передаются компьютером прямо в шлем и отображаются в его обзорных линзах, это создает чувство призрачности кабины, реально сейчас то, что происходит вне ее, в пространстве. Так, что у нас тут? Правильно: как и было обещано, каламарская лоханка - куда больше любого крейсера, но вооружена слабее. Ей займутся бомберы, цель как раз для них. Неподалеку еще одна разновидность летающей посуды, но поскромнее, в чине легкого крейсера - отметим как второстепенную цель. А вот и наши главные клиенты: "кресты", целых четыре эскадрильи. Причем крейсера из своих ангаров вполне могут добавить к ним пятую. Несомненно, повстанцы уже кое о чем догадались - трудно не заподозрить неладное, когда из безобидного с виду грузовика тебе навстречу вываливается пара эскадрилий СИД-истребителей. И точно - пространство между "Секирой" и обоими кораблями противника было мгновенно разорвано огнем турболазеров. Господа мятежники решили сорвать чистый сабакк - поразить и корабль-носитель, и истребители, еще не успевшие удалиться от него. Не на тех напали. Сверкая отражением лазерных вспышек, СИД-истребитель проделал серию великолепных маневров уклонения и вышел из зоны огня - противник наверняка не будет тратить энергию, нащупывая их в космосе, у него другая забота - уничтожить корабль-носитель, после чего не имеющие гипердвигателей истребители будут обречены. Тем более, что попытки сбить истребитель из тяжелой лазерной артиллерии на таком расстоянии крайне редко бывают успешны. В такие моменты Айрэн почему-то всегда приходило в голову, что блики, играющие на титановом корпусе, очень напоминают злорадный оскал, а блистер кабины словно бы подмигивает повстанцам, обещая знатное развлечение. И хотя противник не видит озорного подмигивания, предстоящего концерта это не отменяет.

***

Крейсер класса "Нейтронная звезда" - отличный кораблик, думал Пайтт, отслеживая лихие маневры "Секиры". Зря он в свое время обижался на судьбу, когда его назначили командовать этой самой крошкой. "Секира" помнит еще Войну Клонов, зато и пираты сектора Кьютрик наверняка хорошо помнят этот кораблик. То есть помнят, конечно, те, кому посчастливилось уцелеть, а таких негусто наберется. Вот и теперь - нет никаких сомнений, что такая безобидная с виду рухлядь расправится с парочкой каламарских лоханок, это вопрос времени, не более. А когда к лоханкам подоспеет подкрепление, повстанцев и их союзников ждет большой сюрприз. Итак, пока "Секира" разбирается с артиллерией вражеских крейсеров, эскадрилья СИД-бомбардировщиков атакует МС80 под прикрытием двух эскадрилий СИД-истребителей. Правда, одна из этих двух чуть задержится, уничтожая направлявшуюся к "Секире" эскадрилью повстанцев - те думали поразвлечься, расстреливая торпедами подвернувшийся имперский транспорт, а оно вон как вышло... Айрэн справится быстро, опыта у ее чертей хоть отбавляй, а никаких элитных подразделений у повстанцев здесь нет, как нет и оснований не доверять последним разведданным.

***

Шлем СИД-пилота скрывает довольную мягкую улыбку нежно-розовых губ. Вот они, родные. Все-таки не струсили, и, поняв, что "Секира" им не по зубам, решили отыграться на нас. Мы не против. "Крест" несется во весь опор, порядком обогнав товарищей - пареньку явно не терпится стать первым сбитым. Сам он, конечно, думает иначе, но кому какое дело до его мнения? Лобовая атака, их излюбленный прием. Ну, а мы чуть уклонимся, поднырнем снизу. В шлемофоне Айрэн раздается залихватское: - Ну что, имп, поиграем? У меня дефлектор, у тебя - ни ши... Судя по голосу, до совершеннолетия бедняга не дожил. В воображении Айрэн мелькнули разлетевшиеся в разные стороны крылья старенького Т-65 - такому сопляку наверняка сунули самую разболтанную и побитую машину, а он, которому, должно быть, в первый раз дали полетать, так и не успел понять, что дефлектор, шесть торпед и четыре лазерные пушки далеко не гарантируют победы. И научиться вовремя переключать энергию с двигателей на дефлекторы - тоже не успел. Вот взрыв этих самых изношенных двигателей и привел к тому, что частицы, из которых состоял горе-ас, теперь разлетелись в радиусе, многократно превышавшем его самоуверенность. Ладно, о сбитых либо хорошо, либо не будем. Вот кое-кому не терпится рассчитаться за товарища. Посмотрим, что ты умеешь. Новоявленному мстителю повезло: ловко используя свой дефлектор, помогавший ему выгадать какую-то секунду для того, чтобы вывернуться из-под огня пушек СИД-истребителя, он сумел прожить почти полминуты. Повстанца погубила интуиция, которой Айрэн давно уже научилась доверять, нажимая на гашетку. Выстрел не поразил "крест" противника, но угодил в торпеду, которую тот как раз успел выпустить. У имперских пилотов такое считалось нечистой игрой - торпеды полагалось беречь для крупной дичи, а в бою с истребителями противника полагаться на пушки. Даже во время виртуальных тренировок курсант, прибегнувший к такому запретному средству, получал выговор от начальства и по шее от товарищей. Но мятежников некому было учить хорошим воинским манерам. И, как доказывала ослепительно белая вспышка, поглотившая невежу-противника, совершенно зря. Вспышка была отнюдь не единственной. В добавление к потокам энергии, извергаемым мощными корабельными орудиями, вечная космическая ночь украсилась целым букетом взрывов, таявших словно хрупкие ледяные цветы на ярком солнце. Боезапас, предназначавшийся лже-транспорту, сорванцы решили ухлопать на нас. Заодно и злость сорвать. Сорвали, спору нет. Только в бою злость - плохой помощник. Противник уничтожен. Теперь можно приступить к выполнению основной задачи.

***

Геометрически правильные очертания центрального поста гармонировали с открывавшейся за окнами картиной равнодушной бесконечности. Диссонанс вносило освещение - мягкое, рассеянное, позволяющее отчетливо видеть, но не режущее глаз. Совсем не такое, как свет небесных тел. Хватит, сказал себе адмирал Пайтт, делая над собой усилие, чтобы не сжать кулаки. "Она принадлежит к совсем другому миру, у которого ее не отнять. Не ставшему для тебя в последние годы привычным миру мягкого света и взвешенных решений, но миру безмолвного всепожирающего огня, вечной ледяной тишины и безукоризненных рефлексов, куда более ценных, чем любой, даже мощнейший интеллект. Где безоглядная храбрость, способность точно чувствовать и следовать своему чувству ценится не в пример выше дисциплины, аккуратности и спокойного анализирования - того, что для тебя всегда было превыше всего на свете. Наконец, ты всегда был сереньким неприметным человечком, а она личность яркая". Вот это зря. Такие неординарные типы как Грифф и Вейдер были о нем несколько иного мнения, иначе бы не способствовали столь быстрому продвижению по служебной лестнице молодого офицера с окраинной планеты. И Тешик его поддерживает не зря - а уж этого-то и подавно не назовешь бесцветным. Даже дуг Теранкс и тви'лек Хайра, для которых все люди должны быть на одно лицо, не считали его таким, как все. Правда, бока им пришлось намять перед тем как следует. Адмирал ухмыльнулся. "Для хиловатых гуманоидов вы совсем неплохо деретесь", - прорычал тогда Теранкс. "Особенно ты - с виду-то такой образцовый курсантик", - ощерился дуг. Хайра только хохотнул: "Фирмус у нас отличник, даже на гауптвахте никогда не был, зато теперь ему тут сиживать придется часто, с нами за компанию". Посидеть потом и вправду пришлось, хотя и нечасто. Противник стал соображать, что добыча ему явно не по зубам. По крайней мере, повстанцы что-то заподозрили - оба вражеских крейсера попытались выйти из боя. Но и тут их ждал неприятный сюрприз - медлительный с виду грузовичок оказался не только не грузовичком, но и отнюдь не медлительным. Тяжелые лазерные пушки "Секиры" продолжали наносить все более тяжелый урон ее жертвам, не столь давно и не подозревавшим, что им придется выступать в столь постыдной для них роли. Пайтт попытался представить себе ход мыслей их командиров: ситуация явно вышла из-под контроля, но драпать от какого-то там старенького кораблика, да еще на своей, то есть контролируемой союзниками из Консорциума территории, им очень уж не хотелось. Ничего, скоро Хайра убедит их в обратном, но уйти не даст. Раскурочит ровно в ту минуту, когда они уже достаточно разгонятся, чтобы исчезнуть в гиперпространстве, это его любимый прием. Так в свое время парочка перебравших активистов КОСНОП думала, что им дадут уйти из кантины своим ходом. Как же. Те здоровяки алдераанцы - уроженцы Алдераана, как известно, считают себя покровителями экзотов, потому и ведут себя с ними не в меру покровительственно, - решили маленько позадирать задремавшего после тяжелой тренировки и обильной выпивки Теранкса. Спасая их кости, которые очнувшийся дуг им несомненно, с удовольствием переломал бы, Пайтт немножко научил их вежливому обращению, заодно намяв бока и подправив физиономии. А когда те, бормоча невнятные угрозы, уже собирались свалить за подкреплением, сбоку выдвинулся тщедушный тви'лек, на которого эти амбалы не обращали внимания, совсем как до того - на невзрачного Фирмуса. "По кроваткам торопитесь? Спатки хотите? Я вам помогу", - скалился Хайра. Стукнув лбами незадачливых поборников Высокой Человеческой Культуры (в КОСНОП еще проповедуют подобные идейки - болезненная отрыжка Войны Клонов, ничего не поделаешь), веселый тви'лек стряхнул их в руки подоспевшего патруля. Патрульные, явные провинциалы и вдобавок будущие офицеры-штурмовики, сволокли их куда следует, не забыв с удовольствием наподдать под зад. (Пайтт замечал, что алдераанцев почему-то нигде не любят, хотя сам против них ничего не имел и относился вполне уважительно.) Вот и сейчас Хайра наверняка потирает руки, готовя что-то в своем вкусе.

***

"Прямое попадание", - известил компьютер. Айрэн и сама видела, что все двенадцать торпед, выпущенных ее эскадрильей, не пропали даром. Золотистые протуберанцы взрывов, выросшие в одночасье из корпуса вражеского корабля, говорили о том, что из его развороченных ангаров уже вряд ли что-то вылетит. СИД-истребители не очень-то часто используются в качестве штурмовиков-бомбардировщиков, но на сей раз они с их маневренностью оказались весьма кстати. К тому же использование наиболее стандартных и, как считалось, наименее опасных СИД-аппаратов еще на некоторое время усыпит бдительность противника. Теперь, когда с истребительным прикрытием практически покончено, настала очередь любимцев генерала Теранкса. Неуклюжие с виду СИД-бомбардировщики способны порядком потрепать противника или даже лишить его возможности бежать. Тяжеловесное воплощение целеустремленности и хирургической точности. А это что у нас? Никак повстанцы решили отыграться на капитане Шедбранне и его ребятах. Они почему-то считают СИД-бомбардировщики легкой добычей, даром что их не раз убеждали в обратном. Ничего, на сей раз мы избавим Шедбранна от необходимости вести разъяснительную работу. Сколько там осталось этих повстанцев? И одной эскадрильи не наберется - хотя первоначально их было четыре, и пятая потом таки добавилась. Решили любой ценой сорвать атаку бомбардировщиков, знают, чем она может обернуться для крейсера. Храбрые, сволочи, этого у них не отнимешь. Айрэн с некоторым разочарованием поймала в прицел особо наглый Т-65. Парень так увлекся преследованием бомбардировщика, что казалось, все остальное перестало для него существовать. Понятно, хочется отплатить за свой недавний позор, но смотреть по сторонам тоже не мешало бы. Или они думают, что мы оставили Шедбранна без прикрытия, а сами полетели заниматься чем поинтересней? Правда, у повстанцев не принято выжидать удобного момента для атаки, они обычно атакуют, едва завидев противника. Одно из слабых мест всех "борцов за идею". Профессиональных пилотов-истребителей у них мало. Вот и этот. Классическая лобовая атака, для такой "крест" и предназначен. Если, конечно, его кто-то прикрывает, или когда они атакуют внезапно. Переключить лобовые дефлекторы на максимальную мощность, - и вперед. Беда ваша в том, что вас давно ждут, какая уж внезапность. И прикрытия никакого, в отличие от Шедбранна, которого прикрывает эскадрилья СИД-истребителей, а ту, в свою очередь, страхует еще одна. Потоки ярких вспышек вырываются из пушек и сдвоенной струей устремляются к противнику. Так и есть, не успел. Уже неизвестно, что он собирался делать, стрелять по бомбардировщику из пушек или выпускать в него торпеды. Возможно, было и то, и другое, но теперь он будет вечно лететь в одном направлении, в качестве мертвого куска металла, с которым спеклись останки пилота. Повстанцы - они, конечно, храбрые, только бы их еще кто-нибудь летать научил. О чем им при обучении рассказывают? Неужели только о прелестях Старой Республики? Судя по их манере воевать, да. У остальных тоже все сложилось как нельзя лучше. Только один повстанец умудрился вовремя перекачать энергию в кормовой дефлектор. И, наверняка обозлившись, что ему сорвали весь праздник отмщения, пилот Т-65 выпустил торпеды, предназначавшиеся бомбардировщику, в атаковавший его СИД-истребитель. Но благодаря внезапному маневру несостоявшейся жертвы торпеды пропали зря, а вот повстанец уйти не успел. Огонь лазерных пушек словно скальпелем срезал кабину "креста", оставив обезглавленный истребитель катиться в вечность нелепым асимметричным колесом. На мгновение Айрэн показалось, что в системе вспыхнула еще одна звезда. Внезапно возникший океан белого пламени объяснялся куда проще. Кувыркаясь, проделывая немыслимые кульбиты под заградительным огнем противника, СИД-бомбардировщики успешно провели атаку, и один из них на удивление удачно выбрал позицию и время для выстрела. Айрэн почти не сомневалась, что знает этого снайпера. - "Рэнкор-лидер", что у вас? - Осмелюсь доложить, пирог слегка подгорел, - ответил жизнерадостный голос с агамарским акцентом. Капитан Фрайт Шедбранн, командир эскадрильи "Рэнкор", сегодня явно был в ударе.

***

Очень уж прочно строили разумные каламарские амфибии эти свои лайнеры, можно сказать, душу свою земноводную вкладывали. Взрыв одного из маршевых двигателей, вслед за которым вышло из строя еще несколько, основательно покалечил повстанческий крейсер. Тем не менее, у него оставался немалый шанс спастись.

***

- Может быть, теперь они перестанут называть бомбардировщики "лохами"? - выдал сакраментальную флотскую остроту Герант. - Поздравляю, генерал. Ваши сорванцы снова на высоте. - Отличный выстрел! - заухал дуг. - Только Хайра теперь заскучает. Теранкс прав, согласился Пайтт. Добивать разбитую повстанческую лоханку - интересного мало. Голографическое лицо тви'лека скривилось: - Подам я рапорт на ваших мальчиков, генерал. Я хотел красиво сделать работу, а они... - Ничего, поработаешь так, - Пайтт неумело спародировал стиль публичных выступлений Лейи Органы: - Имперские убийцы не знают жалости и милосердия!.. К тому же сейчас подтянутся их союзнички из Консорциума. У них там наблюдается некое подозрительное шевеление. Конечно, несчастный бывший лайнер, а ныне крейсер МС80, вовсе не был обречен. Если бы его экипаж действовал более грамотно, а главное, хладнокровно, он мог бы попытаться уйти. Но повстанцы академий не кончали, а фанатизм имеет скверное свойство оборачиваться то неуместной бравадой, то шапкозакидательством, то паникерством. От крейсера во все стороны роями брызнули спасательные капсулы, а сам он, похоже, полностью потерял управление. Работа артиллеристов "Секиры" напоминала тонкие, но мастерские штрихи смертоносной кисти: сначала превратились в сверкающий жидкий металл отделившиеся от крейсера капсулы, затем - еще не отделившиеся, ну а после, не обращая внимания на умолкающую вражескую артиллерию, можно заняться реактором. - Отваливаем, он сейчас сдохнет! - приказала Айрэн пилотам своей эскадрильи. Правда, на таком расстоянии и более мощный взрыв не слишком опасен, но лучше быть от греха подальше. Заодно и от огня "Секиры", на всякий случай. Коммодор Аэрас знает дело: вскоре, сквозь схлопывающиеся дефлекторы и беспощадно кромсаемый корпус счетверенные лазерные установки дотянулись до сердца неуправляемого корабля. Хотя СИД-истребитель Айрэн был развернут в другую сторону, за блистером кабины на мгновение стало нестерпимо светло. Крейсер МС80 исчез с радаров; его товарищ по несчастью, легкий крейсер МС40а, стремительно драпал под защиту хэйпанских друзей, но, насколько Пайтт знал командира "Секиры", далеко злосчастное повстанческое корыто не убежит. Массированный прицельный огонь имперского крейсера подтвердил правоту адмирала. В тот самый момент, когда отчаявшиеся повстанцы уже готовы были перейти в гиперпространственный режим, плюнув на союзников, которые что-то не слишком торопились к ним на помощь, каламарский крейсер лопнул, разлетевшись огненными клочьями. МС40а постигла участь его более крупного собрата.

***

"Три хэйпанских крейсера "Новая звезда" против одной нашей "Нейтронной звезды"? Символично", - подумала Айрэн. Вдобавок целое крыло истребителей - не повстанческих колымаг, а скоростных и маневренных машин флота Консорциума. Наша задача - прикрыть отход "Рэнкоров" и уйти самим. Против целого крыла две эскадрильи мало что смогут сделать, а подгребающий вслед за крейсерами "боевой дракон" наверняка выпустит еще одно. Но он, скорее всего, не успеет. Однако проверка на прочность обещает быть веселой. Как всегда перед встречей с сильным противником Айрэн испытывала какое-то необычное удовлетворение. Прямо как в детстве - перед поеданием чего-то вкусного. Потрепанный истребитель исполнил крутой вираж, устремляясь навстречу новому противнику. Блистер кабины игриво подмигнул отблесками лазерных вспышек.

***

- Просили настоящего дела, коммодор? Вот оно. - Так точно, вижу, господин флот-адмирал, - осклабился Хайра. - Выпивка все крепче, девочки все слаще! Пайтт не сомневался: "Секира" и ее экипаж покажут себя. С этим суденышком, получившим свое название неизвестно откуда (среди флотских давно прижилась легенда, что "Секира" - это прозвище пилота-истребителя, погибшего в Войну Клонов по глупости одного из командиров-джедаев) Пайтту слишком многое пришлось испытать на своей шкуре и на корпусе крейсера. А его товарищ-тви'лек - один лучших командиров, давно заслуживший повышение, но постоянно отказывавшийся от него. - О "драконе" вам не придется долго заботиться. Но все же он может успеть вам подгадить. Хайра не ответил, но положение его лекку красноречиво говорило: учи ученого!

***

Айрэн пришлось отдать должное пилотам Консорциума. Интересно, в пилотах у них тоже исключительно женщины? - насколько известно, у них матриархальное общество, так что среди офицеров-хэйпанцев мужчин должно быть очень мало, если их вообще допускают до офицерского звания. Но все же поучиться кое-чему им не мешало бы. Например, неплохо бы помнить, что этот чудной серо-черненький аппаратик с шестигранными крылышками, состоящий главным образом из кокпита, напоминающего выпученный глаз, чертовски маневрен. И слишком разгонятся, преследуя его, не стоит. Лихо развернув СИД-истребитель, сверкнувший при повороте на сто восемьдесят градусов крыльями-батареями, Айрэн всадила лазерную очередь из обеих пушек прямо "в лоб" не успевшему отвернуть на такой скорости хэйпанцу. Вражеский истребитель успел выстрелить в ответ, но маневренность спасла и на этот раз - ответный выстрел прошел чуть ниже юркого имперского "пучеглазика". Второй противник, учтя ошибку погибшего, спешит сбросить скорость, это позволяет уклоняться от выстрелов Айрэн, но не слишком долго: сбить истребитель можно, только успев поймать его в прицел раньше, чем он сам тебя поймает, и выстрелив прежде, чем он из этого прицела исчезнет. СИД-истребитель мишень крайне неудобная, так как уходит из прицела, не "отпуская" противника. У хэйпанцев дефлекторы получше повстанческих, но им тоже скоро приходит конец. Взрываются они ярко, веселой радужной вспышкой. Прощайте, девочки, с вами интересно было летать.

***

О потерях пока не сообщали, но что толку? Когда сообщат, будет поздно. Она не раз выкручивалась, выкрутится и сейчас. Лучше не думать о ней, пока все это не закончится. Как там дела у нашей приманки? Дела как нельзя лучше: двое из крейсеров противника уходят для капитального ремонта, третий вынужден принимать огонь на себя, прикрывая отход. Хайра наверняка не упустит случая сорвать на нем злость. Под прикрытие надвигающихся "боевых драконов", которых, кстати, уже двое, противник уйти не успеет.

***

Коронный номер: крейсер типа "Нейтронная звезда" проделывает головокружительный маневр, которого от такой крупной, да еще и старой посудины никто не ожидает, и - залпы доброй половины имперских пушек фокусируются на дюзах хэйпанца. То, что было жутковато-изящной "Новой звездой", медленно, но верно разваливается на три части - взрывом дюз раскололо корму и оторвало боковые надстройки. Теперь артиллеристы "Секиры" могут отдохнуть, лениво наблюдая все три части вражеского крейсера, расплывающиеся в разные стороны. Отдыхать им недолго. Оба "боевых дракона" уже вышли на дистанцию прицельного огня. Но - не судьба. Один из "драконов" тут же получает чудовищного энергетического пинка, который выдерживают разве только планетарные генераторы защитного поля. Лишь один класс кораблей способен на такое. Природа новых действующих лиц несомненна. Серовато-белые, серебрящиеся громады, изрыгающие прицельные залпы концентрированной энергии. Неподалеку (по космическим меркам) от "Секиры" появляется из гиперпространства грациозный силуэт цвета сумеречного неба, более всего похожий на распоровший пространство кинжал, направленный сюда чьей-то невероятной рукой. Теперь у хэйпанцев нет выбора: нападение на случайно заблудившийся имперский транспорт обернулось более чем серьезным конфликтом, так как произошло совсем неподалеку от случайно подвернувшейся элитной имперской эскадры. Голозапись всего происходивших событий наверняка уже отправлена в Центр Империи. Кто-то на месте хэйпанцев струсил бы, начал оправдываться и вилять, но руководство одной из мощнейших межзвездных корпораций, игравших (пусть и сугубо закулисно) важную роль в галактической политике во времена Республики, решило сыграть ва-банк. - Все силы хэйпанского флота в этой системе уже брошены против нас. Вызваны подкрепления из других систем. - Будет жарко, - кивнул адмирал Пайтт. Еще бы, это одна из наиболее стратегически важных систем Хэйпанского скопления. - Повстанцы? - Не менее десяти крейсеров мон-каламарской постройки, - подтвердил Герант. А кому еще каламарские производители будут спихивать залежавшуюся продукцию? После серии варварских повстанческих рейдов с участием вооруженных каламарских лайнеров, по любому кораблю каламарской постройки на мало-мальски цивилизованных планетах без предупреждения открывали массированный огонь. Чтобы кое-как сводить концы с концами, земноводным приходилось по бросовой цене продавать их всяким повстанцам, чтобы замедлить экономический спад. Заодно каламарские власти стали сговорчивее. Поначалу столь независимые, они едва не валялись в ногах у Императора, умоляя поскорее покончить с мятежниками. - Начинаем, - скромно пожал плечами флот-адмирал.

***

Интересно, было ли время, когда она видела что-то другое, кроме разноцветных клякс и вспышек всех оттенков? Раньше она видела что-то еще... К тому же тогда она испытывала некое странное ощущение, кажется, это называлось болью. Вскоре разноцветная абсурдистская мозаика стала бледнеть и распадаться, вытесняемая слепящим золотистым свечением. Она словно бы всплывала из радужного океана к чему-то невыносимо сияющему. Она не знала, что с ней происходит, но почему-то интуитивно чувствовала, что этот всепроникающий золотистый свет отнимет у нее все чувства, какие еще остались. И тогда она исчезнет совсем. Но свет не уничтожил ее, а внезапно исчез сам, уступив место бездонной тьме с мириадами сияющих точек. Причудливое сочетание тьмы и света принесло ей новое чувство: какую-то безгранично спокойную, невозмутимую легкость.

***

- Потери? - Двадцать процентов, господин флот-адмирал. - Не думал, что мы так легко отделаемся. Противник наголову разгромлен, их потери - никак не меньше шестидесяти пяти процентов. А ведь это - около четверти всего хэйпанского королевского флота. Наконец-то эти своенравные дамочки начнут понимать, с кем имеют дело. Коммодор Аэрас выглядел почти таким же потрепанным, как и его корабль. К облегчению примешивалась некоторая озабоченность. - Давненько мы так не огребали, все-таки есть у этих гадов кой-какая хватка. Хорошо хоть Ниида вовремя прикрыл, а не то... Получается, я должен ему хорошую выпивку. - Повреждения? - В пределах нормы. Единственная неприятность: вышли из строя тракционно-лучевые проекторы. Истребителям пришлось садиться самостоятельно, вот одному особо потрепанному и не повезло - что-то там отказало при посадке. Ладно хоть не взорвался, взрыв ионных двигателей в ангаре мне нужен, как джедаю совесть. Извлекли ее вроде как успешно, а уж там как знать, вдруг выживет. - Кого это - "ее"? Джедайскую совесть что ли? Давно доказано, что такой штуки в природе не существует, - усмехнулся Пайтт, с трудом сдерживая сводящую скулы горечь. Вот и дождался. - Майор Айрэн Риад, "Алая звезда-лидер". Вот так, везет-везет кому-нибудь, а потом... Последних слов Пайтт уже не слышал. В душе растекалось что-то черное и вязко-мерзкое. Он не приветствовал использование женщин в боевых действиях. Тем более таких, как Айрэн. Он знал, что можно видеть тысячи смертей, но одна-единственная гибель человека, иногда почти или вовсе незнакомого, может опасно сказаться на психике. Ладно, кажется, переживем. Не показывать же такие чувства при подчиненных, даже если перед тобой - твой старинный друг. И тот в виде голограммы, а больше в адмиральском салоне флагмана никого нет… - Гранд-адмирал Тешик на связи, господин флот-адмирал. Этого еще не хватало. В другое время Пайтт был бы рад такому обстоятельству, но только не сейчас. - Здравия желаю, Фирмус, ты отменно потрудился! - загремела внушительных размеров голограмма киборга в белоснежном мундире. - Мы вовремя получили твою информацию. Я был в тебе уверен и не ошибся. Сэйт советовал подождать, пока ты тут все утрясешь, но Вейдер решил иначе, и я его поддержал. Хэйпанцы о твоей эскадре и ее послужном списке знают кое-что. Ее высочество уже решила, что всему их Консорциуму кирдык, а уж ее мы точно живой не отпустим. Должен признать, у нее были все основания так думать: сестра-королева наверняка считает ее своей главной конкуренткой в борьбе за власть и сплавила к нам на всякий случай - авось придушим! Вейдер с ней подшутил, что мне уж казалось, что еще чуть-чуть, и под ее высочеством придется вытирать лужу. Кончилось, правда, все мирно, им пришлось согласиться на национализацию большей части имущества Консорциума. Кое-что им останется, вплоть до личных яйцерезов и горлохватов, чтоб быстрее сами себя добивали - поводов для разборок у королевы с ее семейством теперь в изобилии до конца жизни. Которая вряд ли будет долгой... Такого облома сестрички никому не простят, а уж тем более друг дружке. - Прошу прощения, Освальд, но как я понял, на завершающем этапе переговоров ведущую роль сыграл лорд Вейдер? Для него это не вполне характерно, не мастер он у нас в дипломатии. Полупрозрачный Тешик едко хохотнул: - Вспомнил, вспомнил наш Эничка суровое свое джедайское детство записянное. Позабавило, как он хэйпской принцессе горлышко чуть сдавливал и, нравоучительно подняв палец, разглагольствовал через свою пыхтелку про то, как плохо обижать маленьких наивных мальчиков, всего лишь стремящихся к военной славе. Никогда бы не подумал, что он к тебе так покровительственно относится. Рада она была с нами расстаться, редко кто так радовался. Классические "агрессивные переговоры", хорошо Вейдера выучил тот самый, как его? Уебан, что ли? - Насколько мне известно, его звали Оби-Ван, - фамилии не помню, но, судя по лорду Вейдеру, тот еще воспитатель, - хмыкнул Пайтт. Голографический Гранд-адмирал фыркнул: - Ладно, пошутили, и хватит. Умеешь ты два дела зараз делать - и Консорциум мы к рукам прибрали, и для тебя теперь вакансия освободится. Хитро подмигнув, голограмма испарилась. Отпустившая было тяжесть вновь придавила свинцовым комом. Что мне за дело до того, будет она жить или нет? Драгоценные россыпи звезд, сиявшие с экранов центрального поста "Экзекутора", впервые в жизни перестали быть для адмирала завораживающе прекрасным зрелищем.

***

К счастью, компьютер - создание послушное, безэмоциональное и нерассуждающее. Можно поинтересоваться любой информацией без лишних вопросов и подозрений. Если, конечно, у вас есть допуск. Получив все необходимые данные, Пайтт почувствовал примерно то же, что чувствовал когда-то при виде взрывающегося корабля противника. Значит, она все-таки будет жить. И не в качестве киборга. Возможно, Айрэн не уступит Освальду в жизнерадостности и силе духа, но все же приятно осознавать, что она не станет отчасти машиной, даже на время. "Теперь и гранд-адмиральский мундир можно примерять с чистой совестью", - подумал Пайтт, которому почему-то вспомнилось выражение Тешика: "Надо же, за такую грязную работу - и такой белый мундир?"

***

После очередного празднества в честь очередной победы Центр Империи затих. Нет, конечно, извечные шум и суета продолжались, но в том-то и дело, что - обычные, без праздничного надрыва, патриотических речей, рева маршей (начиная со старинного "Vode an"), стройно пролетавшей над городом-планетой военной техники и такого прочего. - Вы знаете, как об этом отозвался Гранд-адмирал Тешик? После своего возведения в ранг Гранд-адмирала Освальд сказал просто: "То, что мы делаем - самая грязная и мерзкая работа на свете. Тех, кто делает ее лучше всего, недаром облачают в белые мундиры - контраст этого цвета с тем, чем мы занимаемся, должен напоминать нам о том, что даже самые прекрасные цветы вырастают из навоза, в том числе того самого кровавого дерьма, которое мы вынуждены месить". - Пайтт вздохнул, покосившись на белизну собственного одеяния, к которой он как-то еще не успел привыкнуть. - Надо же, среди нашей военной элиты попадаются еще и эстеты-мыслители. Впрочем, кадровая политика его величества в последние годы недвусмысленно указывает на его нелюбовь к идиотам в мундирах, которых он раньше вынужден был терпеть из политических соображений. Твоя история здесь особенно примечательна. - Конечно, ты еще напомни, что это под моим руководством доблестный имперский флот принудил к окончательной капитуляции дерзких хэйпанцев, осмеливавшихся чуть ли не в открытую сотрудничать с мятежниками, предоставлять им свои военные базы для рейдов на нашу территорию. И именно падение Консорциума позволило снизить влияние соответствующих политических сил, финансировавшихся хэйпанцами, настолько, что Император мог свободно заявить их ставленнику, что вопли о Высокой Человеческой Культуре и прогрессирующий алкоголизм сами по себе еще не дают права на высочайшее воинское звание в Империи. - Старик в очередной раз блеснул своей убийственной иронией. Но все же, согласись, это далеко не плохо, что ты занял место этого... (тут собеседница тактично пропустила не самое приличное выражение) Ил-Раза. Заодно и курсантам полегче будет - без такого клоуна и своры его прихлебателей КОСНОП будет куда более эффективно действующей организацией, уже не увлекающейся идеологическими штампами времен догнивания Республики. - Про недочеловеков-экзотов и я наслушался в свое время. Но если б знать, во что тебе обойдется... - Подумаешь, одну возомнившую о себе графиню с трудом отскребали от рваного корпуса, где она оказалась вперемешку с клочьями титана и транспарастила. Хватит, Фирмус, не дуйся, пожалуйста. Все равно я почти не почувствовала боли, только сильный удар - и все. При посадке меня интересовало только то, как бы не взорвались двигатели. Воздух Центра Империи сгущался, приобретая таинственный фиолетовый оттенок. Пайтт довольно часто бывал в столице, но до сих пор не мог привыкнуть к этому постепенному завораживающему превращению огромных серебристых зданий в некое подобие огромных лиловых призраков, сквозь которые, казалось, можно пройти насквозь. - А что было потом, я и не помню: радужные пятна, золотистый свет и звезды. - Мне все это время смотреть на звезды как-то не хотелось. - Мучился мыслью, что, вероятно, никогда больше меня не увидишь? - Там, откуда я родом... считается, что посылать женщин в бой... несколько неэтично. Представляешь, как я себя чувствовал, оставаясь в полной безопасности на корабле, в то время как тебе приходилось рисковать жизнью? - Убить нас совсем не так просто, как кажется. Это мой выбор, следовательно, я сама несу за него ответственность. А еще говорят, что Эксайла - оплот рационализма. Правда, как я слышала, повстанческих агитаторов у вас сразу сдавали в психолечебницы? - А куда же иначе? Ведь каждому понятно, что «разделение ветвей власти», «неограниченная свобода предпринимательства» или «невидимая рука рынка» в принципе невозможны; если человек во что-то такое верит, это явно больной человек. - Как раз в одном из таких заведений сейчас обживается твой, так сказать, предшественник. Ему страшно повезло, что здесь, в Центре, повстанцев обычно отправляют совсем по другому адресу, и бывшему Гранд-адмиралу не светит оказаться с ними в одной камере, - прошу прощения, в одной палате. К сожалению, безумность идеек "неограниченной свободы" в этой Галактике осознают далеко не все. Новоиспеченный Гранд-адмирал загадочно улыбнулся. (Надо же, он умеет еще и так улыбаться, а не только с видом холодного солдафонского превосходства, подумала она.) - Если говорить с чисто эгоистической точки зрения, то я жалел лишь о том, что много не успею о тебе узнать. Не зря нашу работу называют самой грязной - мне тоже хотелось узнать, а что у тебя скрывается там, под этой коркой грязи и крови? По моему скромному опыту, там может быть практически все, что угодно. Графиня Риад, она же "Алая звезда-лидер", она же (особенно в данный момент) просто Айрэн, аккуратно поправила свои гладкие черные, слишком длинные для пилота-истребителя волосы, после чего мелодично и как-то смущенно рассмеялась: - Через одного из моих коллег по эскадрилье, совсем неплохо разбирающегося в технике и любопытства ради отследившего все запросы, касавшиеся моей нескромной персоны, мне не составило большого труда выяснить, что во время моего легкого недомогания после того самого круиза в Хэйпанское скопление, моим самочувствием интересовался всего один человек, не имевший ко мне прямого отношения. Так что теперь, с чисто эгоистической точки зрения, мне тоже хотелось бы многое о нем узнать. В частности, почему он до сих пор не имеет ко мне прямого отношения?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Звездные Войны"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.