Наедине 53

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Amour sucre

Пэйринг и персонажи:
Кастиэль/Главная героиня, Кастиэль, Главная героиня
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Повседневность, POV, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Первый раз
Предупреждения:
Underage
Размер:
Мини, 20 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Время, проведённое наедине, бесценно. Когда хочется быть ещё ближе, чем вы уже есть, остаётся только избавиться от последней преграды - одежды.

Посвящение:
Кайле, которая сама того не подозревая вдохновила меня на то, чтобы я решилась написать эту работу.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Это начало цикла мини, в которых описывается первый раз ГГ и фаворита. Начинаю я со своего, но планирую продолжить со всеми и, возможно, даже не только фаворитами! Мини будут по большей части похожи один на другой своими событиями, как и в любом эпизоде игры, но будут отличаться только парнем, с которым роман. Также в каждом мини будет доступна одна иллюстрация именно с ВАШЕЙ героиней. Как его получить, узнаете по прочтении.
Прошу, поддержите меня в моей инициативе! Девочка ни разу не писала рейтинговый гет Т_Т
Также хочу предупредить, что в работе содержатся некоторые спойлеры к игре, а в частности к последним (30+) эпизодам. Хотя начинала я писать не под впечатлением от них, а просто по своим кое-каким мыслям.
Имя героини не упоминается.
14 декабря 2017, 00:12
Конечно, я знала, что между парнем и девушкой может происходить нечто большее, чем объятия и поцелуи. Знала, но... думала об этом только в перспективе. Наши отношения никогда не отличались однообразием, скукой, да и неловкость давно отошла на второй план. Конечно, я всё ещё продолжаю краснеть от его комплиментов и метких замечаний в мою сторону, но они уже стали привычными и родными, так что было бы сложно представить без них наше общение. Кроме того, жизнь не стоит на месте и богата на события, проверяющие крепость наших отношений. Скучать не приходится! Ведь, признаться честно, хоть я и стараюсь держаться увереннее, всё равно нет-нет да и смотрю на своего парня с восхищением: он выбрал меня! Среди всех прочих – меня! И не перестаю благодарить судьбу за это. Не сомневаюсь, что одна бы я всё равно не осталась, но его появление в моей жизни – определённо джекпот. Мы многое пережили вместе, и это только усилило нашу тягу друг к другу. Уверена, он чувствует то же самое.

И всё же, в один прекрасный момент, крепко прижимаясь к нему на прощание, я почувствовала, что мне мало. Мало наших поцелуев – каждого как первого, не похожего один на другой: то нежных, то страстных, иногда отчаянных, украденных в перерывах между уроками, или прощальных, рискованных, прямо рядом с домом; мало наших объятий – нежных приветственных, крепких поддерживающих, чувственных, когда он проводит по моей спине лишь кончиками пальцев, прижимает к себе за талию, когда совершенно нет сил и возможности отстраниться хотя бы на миллиметр, в моменты, когда мы совершенно одни; мало наших прикосновений – иногда мимолётных, если случайно проходим мимо друг друга, иногда невинных, если держимся за руки, прогуливаясь по улице, долгожданных, если не видимся все выходные – когда хочется прижать к себе и не отпускать, загнать под кожу, в самое сердце, слиться воедино...

Мы стояли в объятиях друг друга уже гораздо дольше, чем позволяли приличия, но со стороны это всё равно выглядело достаточно невинно. Сильные руки лежали на моей талии, и я крепко прижималась к широкой груди парня, чувствуя исходящее от него тепло, вдыхая родной запах, слушая его потяжелевшее дыхание и ощущая необычное волнение, зарождающееся где-то внутри. Тогда я не могла дать ему точное название. Влечение? Возбуждение?

Перед самым уходом в голове мелькнула мысль, что нужно сказать что-то особенное на прощание, чтобы он понял, о чём я думаю, но… Кастиэль уже отстранился, коснулся губами моего виска и прошептал: «До завтра, детка». И я поняла, что в голове пусто – пробормотала в ответ короткое «пока» и направилась в сторону дома.

Остаток дня прошёл сумбурно. Я не могла ни на чём сосредоточиться, всё время возвращаясь к своим недавним мыслям. Хотелось остаться с ним наедине, перейти последнюю грань между нами. Во мне теплилась уверенность, что это сблизит нас как никогда. Возможно, после этого от моих комплексов не останется и следа. Само собой, я осознавала, что это будет мой первый раз, и, наверное, нужно было обдумать всё более тщательно. Или даже обсудить с кем-нибудь: потому что без постороннего мнения мне всегда тяжело. В первую очередь я подумала о Розе, но сразу же отбросила эту мысль. Мнение подруги, пусть и очень близкой, основано только на собственном опыте отношений с любимым человеком, и здравым назвать его язык не поворачивался. Возможно, мне в кои-то веки нужно стоило побыть хорошей девочкой и поговорить об этом с мамой.

В первый раз, когда я об этом подумала, то покраснела до кончиков ушей и тут же открестилась от этой идеи, едва представила все самое страшное, что могла услышать в ответ. Но буквально через несколько минут, невольно возвращаясь к ней, поняла, что, если преподнести всё правильно, то и разговор получится не таким ужасным. В конце концов, раньше мы совершенно спокойно обсуждали парней из моей старой школы, которые мне нравились хотя бы немного. Да и лекцию о пестиках и тычинках я в своё время вполне стойко выдержала. С другой стороны, раньше всё не было настолько серьёзно...

Я поняла, что не могу усидеть на месте и должна начать делать хоть что-то прямо сейчас. Боясь передумать, я решительно отправилась к маме. Папа ещё не вернулся, так что сейчас был наиболее удобный момент, чтобы поговорить откровенно. Мама читала в своей комнате, поэтому я направилась к родительской спальне, но едва дойдя до закрытой двери, встала как вкопанная. Ну в самом деле, как это будет выглядеть? «Мама, я хочу заняться сексом со своим парнем, Кастиэлем, помнишь такого? Что бы ты могла мне посоветовать?» Даже в голове звучит бредом... «Заняться сексом» – от собственных мыслей мои щёки снова покрылись румянцем. А может быть, раз я всё ещё так этого стесняюсь, то мне ещё рано об этом думать? Может, я ещё не готова? Может, сами эти мысли уже говорят о том, что я не готова?

Едва я развернулась к собственной комнате, дверь в спальню родителей отворилась и на пороге показалась мама.

– Ох, дорогая, ты что-то хотела? Я собиралась заварить чай.

Ну всё, меня застали на месте преступления. Назад дороги нет.

– Да, мама... Мне хочется с тобой кое-что обсудить, но... – не зная, куда смотреть, я вздохнула и опустила взгляд. – Я... я совершенно не знаю, с чего начать, и стоит ли вообще.

Мама внимательно смерила меня взглядом, явно что-то подозревая.

– Идём. Ты выглядишь так, будто я собираюсь тебя съесть. Похоже, дело серьёзное. Выпьем чаю, может, тогда успокоишься.

Она тепло мне улыбнулась, и от сердца немного отлегло. Возможно, стоит больше доверять своим родителям. Хотя не представляю, как бы на подобный разговор отреагировал папа. Впрочем, с мамой я тоже ещё ни словом по делу не обмолвилась – возможно, что радуюсь рано.

– Хорошо, я заварю.

Мы вместе отправились на кухню. Я сделала два бутерброда с джемом, пока закипала вода, а затем налила нам две кружки.

– Ну, я тебя слушаю, – подбодрила меня мама, делая маленький глоток чая.

Всё, отступать некуда.

– Итак... А расскажи, как вы с папой решили встречаться, что-то смутно помню эту историю! – решила тянуть время я: в голове царил полный кавардак.

– О, это было... – начала было мама, но потом подозрительно уставилась на меня. – Что-то ты темнишь, дорогая. Я с удовольствием расскажу тебе про то время, но только если ты мне честно расскажешь, что тебя гложет.

– Ну хорошо... – поняв, что отмалчиваться смысла нет, я лихорадочно стала прикидывать, с чего начать. – Ты же помнишь... Кастиэля, которого... с которым я... В общем, мы, вроде как, с ним встречаемся.

– Вроде как? – мама смотрела насмешливо.

– Мы с ним встречаемся, – твёрдо ответила я.

– Конечно помню. Сложно забыть молодого человека, который вскружил голову нашей девочке, – мама совсем не выглядела злой или расстроенной: напротив, она, кажется, наслаждалась представлением. – Ведь ты из-за него совершенно потеряла приличия.

– Всё не так... Да, возможно, я вела себя недопустимо по отношению к вам с папой, но это было целиком и полностью моё решение, поэтому я не хочу, чтобы ты перекладывала на него хотя бы часть ответственности. Он ни в чём не повинен.

– Я знаю, солнышко. И понимаю – влюблённость выбивает ясные мысли из головы! Вот мы с твоим папой...

Признаюсь, у меня была мысль пустить разговор на самотёк и не прерывать её счастливые воспоминания, но в голове наконец прояснилось, и хоть румянец не желал сходить, я решительно её прервала.

– Знаю, что вы очень счастливы, но мне хотелось бы поговорить кое о чём очень важном для меня, – я вздохнула, набираясь смелости. – Я... понимаешь, мы уже довольно долгое время вместе; иногда кажется, что целую вечность, а впереди – ещё столько же… Хочется, чтобы так было всегда. Мы гуляем, обнимаемся, даже... – я нерешительно подняла взгляд на маму, но она не прерывала меня, внимательно слушая, – …целуемся.

Я зарделась окончательно и опустила голову. Как же сложно об этом говорить близкому человеку! Тем более маме. Розалии я бы наверняка выболтала всё не запинаясь.

– Я слушаю тебя, дорогая. Не торопись, – подбодрила меня мама.

– Я ни к кому ещё такого не чувствовала. Не стану утверждать, что он – прямо моя судьба, но мама... мне кажется, я готова попробовать с ним нечто большее... – сгорая от стыда, я уткнулась в сложенные на столе руки, едва не задев стакан с чаем. Воцарилась тишина.

– А ты что, сейчас моего разрешения спрашиваешь? – внезапно спросила мама. Голос её был ровным: лица я не видела, а потому не могла точно предположить, что она думает по этому поводу.

Я нерешительно подняла глаза. И, поверить не могу... она смеялась?

– Нет, – ничего не понимая, ответила я.

– В таком случае, ты так и не назвала главную причину, почему хотела со мной поговорить, – как ни в чём не бывало продолжила мама, спокойно попивая чай и заедая его бутербродом. Похоже, она наслаждалась ситуацией.

Совершенно дезориентированная, я выпалила всё, как есть:

– Я просто не могу решить, пора уже или ещё подождать.

С минуту казалось, что мама снова рассмеётся, но она просто задумчиво смотрела на меня с лёгкой улыбкой и продолжала пить чай.

– И всё-таки наша девочка уже такая взрослая, – нарушила молчание мама, мечтательно вздыхая. – Я благодарна тебе за то, что ты всё таки решила поделиться со мной своими переживаниями. Ты же знаешь, что я люблю тебя и всегда готова помочь.

Она положила свою ладонь поверх моей, подбадривая.

– Конечно, вряд ли какой родитель будет совершенно спокоен, когда речь идёт о чести их ребёнка, тем более девочки… Но я вижу тебя каждый день, замечаю все перемены, которые с тобой происходят, и, должна признать, отношения с твоим молодым человеком очень сильно повлияли на тебя, частично отдалив от нас с папой. Но я тебя понимаю. Не обо всём хочется рассказывать родителям, правда?

Я неуверенно кивнула, не понимая, к чему она ведёт.

– Интимные отношения – одна из составляющих счастливой пары, от этого редко куда денешься. Твой молодой человек уже как-то намекает на это?

Я поспешно замотала головой.

– Не совсем. Нет, мы достаточно близки и честны друг с другом, но напрямую разговора у нас не было, – похоже, я немного успокоилась.

– Значит, инициатива в первую очередь исходит от тебя? Тогда я спокойна. Твой парень очень галантен и терпелив. Я знаю, что мужской пол более падок на отношения подобного рода, поэтому немного боялась, что он захотел сам как можно быстрее склонить тебя к сексу.

– Мама! – когда это слово всё-таки прозвучало, всё моё долго культивируемое спокойствие рухнуло в тартарары.

– Называй вещи своими именами, дорогая. Я понимаю, ты смущена, но ты смогла обратиться ко мне, а это дорогого стоит. Знаешь, твой отец наверняка не обрадуется тому, что я тебе скажу, но если ты уверена в своих и его чувствах, то вполне допускаю возможность того, что стоит немного намекнуть о своих намерениях, – она осторожно сжала мою ладонь и тепло улыбнулась. – И я бы советовала глубоко задуматься, если он категорически тебе откажет!

Я не знала, что сказать. Разговор прошёл в таком ключе, который нельзя было вообразить. Так значит, она считает, что можно попробовать?

– Спасибо, мам. Я уверена, что мой первый раз должен произойти именно с ним. Он как никто мне близок!

– К тому же красавчик. И тот ещё бунтарь! Но хорошие девочки всегда западают на плохих мальчиков, так что я тебя не виню. Хороший выбор, – она подмигнула мне и встала из-за стола. – Не думаю, что стоит сообщать папе об этом разговоре, но, возможно, я смогу однажды поговорить с ним на эту тему и хотя бы узнать его мнение. Так что не переживай на этот счёт.

– Огромное спасибо! – я тоже поднялась. – Мама, ты самая лучшая!

Не удержавшись, я подошла к ней и обняла. Она весело потрепала меня по голове.

– Ну что ты. Надеюсь, твои сомнения развеются, когда ты поговоришь с ним.

– Да, – я крепче прижалась к маме, прежде чем отстраниться. – Я пойду к себе. Теперь я смогу сосредоточиться на занятиях.

Конечно, ничего подобного. Все мои мысли прочно занимал завтрашний день. Нужно было вытянуть Кастиэля на прогулку без посторонних глаз и серьёзно поговорить. Причём, желательно так, чтобы это не вызывало подозрений. Например, по дороге домой.

Покрутив свою последнюю мысль и так, и эдак, я не смогла найти в ней видимого изъяна и, наконец успокоившись, занялась важными делами.

***



На следующее утро я встала крайне взволнованная. Сегодня был на редкость ответственный день – почти как экзамен. Вот только результатом служила очередная ступень ко взрослой жизни. Не зная, как унять сердцебиение, я подошла к гардеробу. Нужно выглядеть сногсшибательно!

Я оделась, тщательно подбирая все детали моего внешнего вида. Чувство всеоружия прибавило уверенности. К этому моменту мама уже почти отчаялась позвать меня на завтрак. Сначала я даже хотела отказаться, потому что, честно говоря, не могла представить, как покажусь на глаза папе после всего, на что решилась и о чём говорила вчера, но, к моему постыдному облегчению, он уже ушёл на работу.

Мама отметила мой цветущий вид и с заговорщицким видом пожелала удачи. Как же смущает!

Я поспешила в школу, воспользовавшись автобусом. У самых ворот, словно всё это время поджидая меня, тут же появилась Розалия.

– Ах, привет! Ты выглядишь такой решительной, приятно посмотреть!

– Привет, Роза, я тоже рада тебя видеть, – она, как всегда, в своём репертуаре.

– Я, конечно, тоже, но ты увиливаешь. Признайся, ты что-то задумала?

– Возможно, но я пока не готова об этом говорить. Ты ведь простишь меня?

– Надеюсь, в этом нет ничего противозаконного? – подозрительно посмотрела на меня Розалия, приподняв бровь.

– Конечно нет! – я засмеялась. – Не более противозаконно, чем встречаться с самым горячим парнем нашей школы!

– Ну, насчёт самого горячего парня я бы поспорила, – она вернула мне улыбку. – Но, с другой стороны, Лей не из нашей школы, так что, возможно, в твоих словах есть истина!

Улыбаясь, мы вместе зашли в школу. Уроки должны были вот-вот начаться: поэтому стоило поспешить в класс. К счастью, Кастиэль уже был там и сидел совершенно один – поэтому я подсела к нему.

К слову, в тот момент, когда о наших отношениях узнали, не все восприняли это ровно. Но во мне всё ещё теплилась надежда, что мы сможем однажды помириться и желательно до того, как окончим школу. Не хочется уходить с тяжёлым сердцем.

Но, в конце концов, они все уже взрослые люди и должны сами обдумать ситуацию и смириться уже с тем, что я люблю Кастиэля. Поэтому с привычной уже улыбкой я села рядом с ним и почувствовала тёплую ладонь на своей. Парень улыбнулся мне в ответ, беззастенчиво рассматривая.

– Когда-нибудь я просто наброшусь на тебя и съем, если ты не перестанешь так провокационно одеваться, детка.

– Может, я только этого и жду, – я потянулась к нему и поцеловала в щёку, а в следующий момент увидела, как его глаза полыхнули знакомой мне страстью.

– Ты точно нарываешься, – он явно был доволен моим ответом.

– Определённо, – вдохновлённо проворковала я. Его взгляд меня зачаровывал, не оставляя места сомнению. Теперь я знала, что говорить. – И у тебя даже будет возможность воздать мне по заслугам.

Он удивлённо улыбнулся.

– Я прямо чувствую, что ты хочешь что-то мне сказать. Только не уверен, что это должен услышать кто-то ещё.

– Ты совершенно прав. Так что, может быть, прогуляемся после школы?

– Конечно.

Через несколько минут прозвенел звонок и учитель Фарэз, наконец, показался в классе. Но прежде чем вникнуть в новую тему урока, Кас наклонился к моему уху и прошептал:

– Я так хочу тебя поцеловать.

Сегодня мне точно было невозможно сосредоточиться на занятиях.

***



Уроки, казалось, тянулись целую вечность, но в целом прошли спокойно. Мы вышли из школы вместе с Кастиэлем и отправились бродить по городу, разговаривая на отвлечённые темы, пока не завернули в парк – в самую его достаточно уединённую часть, где нас уже никто не видел. Парень быстро огляделся, будто проверяя, не подслушивают ли нас, и в предвкушении повернулся ко мне, притягивая ближе за талию.

– Итак, я готов услышать твой страшный секрет, – его глаза сияли неподдельным любопытством, и это почему-то успокоило меня.

– Да... – я поймала его взгляд, наслаждаясь теплом лёгких объятий. Сейчас мне было как никогда просто говорить. – Я хотела бы немного разнообразить наше время, проведённое наедине.

Кас с недоумением поднял бровь.

– Это как же?.. – я пристально посмотрела ему в глаза, не отрываясь. Он замолчал, внимательно изучая меня.

Возможно, формулировка получилась не самой изящной, но уверена – он понял правильно. Надеюсь, что не придётся, в самом деле, выражаться прямо. Это даже в мыслях звучало смущающе. Неловко улыбаясь, я ещё сильнее приблизилась к нему, буквально не оставляя между нами ни сантиметра.

В следующую секунду Кас притиснул меня к дереву, страстно целуя. На какой-то момент мне показалось, что парень сделает это прямо сейчас – особенно когда сжал и приподнял моё бедро, закидывая себе на талию. Он был настолько близко, что не хватало воздуха, а тот, что остался, обжигал лёгкие огнём. Но я, заражённая этим пылом, не отстранилась и обняла возлюбленного за шею. Через несколько быстротечных минут он отстранился сам. Мы оба тяжело дышали, пьяным взглядом скользя друг по другу.

– Если бы ты только знала, как действуешь на меня… – Кас торопливо погладил меня по предплечьям. – Я почти с ума схожу.

– Ты ведь тоже хочешь этого, правда? – мой голос прозвучал очень хрипло: я всё ещё тяжело дышала, а низ живота наполнился приятным теплом и истомой. Так хорошо мне бывает только с ним. Не с одной же мной это происходило?

Кас ещё раз прижался к моим губам, но на этот раз быстро, тут же отстраняясь. Он посмотрел так, будто всё ещё не до конца верил в происходящее. А после я увидела его привычную довольную ухмылку.

– Ты обыграла меня. Поверить не могу, что ты сделала меня в моей же собственной игре в провокацию, – парень совсем не выглядел недовольным своим проигрышем и снова торопливо поцеловал меня. Губы уже горели, но не сказать, что это сколько-то меня беспокоило. – Конечно, я хочу тебя. Но не был уверен, что ты к этому готова.

– Я и сама сначала не была до конца уверена. Но теперь точно знаю, что это должен быть именно ты.

Кастиэль смотрел на меня так, будто впервые видел. Но, похоже, ему всё более чем нравилось, потому что в следующий момент в его взгляде мелькнула ласка, и он притянул меня в нежные объятия. Градус похоти между нами значительно снизился, и я прижалась к нему, уже привычно вдыхая родной запах и впитывая тепло.

– Если хочешь, можешь остаться у меня в эти выходные. Я позабочусь о том, чтобы нас никто не побеспокоил, – прошептал он на самом уровне слышимости.

По телу прошла дрожь, но я медленно кивнула и уткнулась ему в грудь, пряча глаза.

– Проводишь меня до дома?

– Могла бы и не спрашивать.

Мы медленно отстранились друг от друга и побрели к воротам, держась за руки. У дома мы простояли ещё несколько минут целуясь и ни на кого не обращая внимания.

Уже в доме, лениво перебирая ногами до своей комнаты, я неосознанно трогала свои распухшие губы и улыбалась.

***



Выходные грозились свалиться как снег на голову, поэтому следовало как можно скорее предупредить родителей, а скорее – убедить отпустить меня, и не просто к кому-то, а к мальчику на ночь.

Мысль звучала ужасно даже в голове, и казалось, что я не смогу ничего сделать. Какой папа спокойно отпустит свою дочь ночевать к парню? Почему-то именно об этом врать не хотелось. Конечно, мама обещала помочь, но нужно быть честной хотя бы перед самой собой – она всё равно прислушивается к нему почти всегда. И потом, даже если она поддержала меня в моих отношениях, это не означало, что ей не удастся обнаружить лазейку в собственных словах. Может быть, она имела в виду не ближайшее время, а просто вероятность, что я могу лишиться девственности именно с ним, когда-нибудь там, через миллион лет, после нашей свадьбы?

Сегодняшнее утро совершенно выбило меня из сил, так как я не переставая думала о множестве вещей, которые могут непременно пойти не так, в итоге чего у нас с Кастиэлем ничего не получится, меня не отпустят, он не договорится с родителями, мы поругаемся, расстанемся, а Амбэр будет счастлива. Блин, я настолько себя накрутила, что почти уже решилась сказаться больной и остаться дома, чтобы не наделать делов в школе. Но мама пришла в мою комнату аккурат в тот момент, когда я с несчастным видом стояла у гардероба.

– Дорогая, если ты не поторопишься, то не успеешь позавтракать перед школой.

Я потерянно посмотрела на неё, едва не плача. Заметив это, она поспешила заключить меня в объятия и стала гладить по голове.

– Что такое, солнышко? Джинсы не сходятся? Или юбка не того цвета? А может на любимом платье дырка?

У меня ушло около минуты, чтобы сообразить, что она издевается. Выпутавшись из её объятий я возмущённо посмотрела на неё.

– Мама, ну что ты говоришь?

– А что я ещё могла подумать? Ты стоишь у открытого шкафа и едва не плачешь.

Я представила себя со стороны и невольно усмехнулась.

– Твоя правда. Но на самом деле я просто не знаю, что мне делать. Понимаешь... я призналась Кастиэлю в своих желаниях, и он... – я покраснела, вспомнив, что за этим последовало. – Он пригласил меня к себе на выходные. Вы с папой меня отпустите?

Я выжидающе подняла взгляд. Похоже, мама выглядела удивлённой и задумчиво кусала нижнюю губу.

– Как-то всё это слишком быстро, но не сказать, что неожиданно, – наконец ответила она. – Вот что. Быстрее собирайся и идём завтракать, а я постараюсь уговорить твоего отца до завтра. У меня есть одна идейка на этот счёт.

Я была по-настоящему удивлена. Она действительно на моей стороне! В порыве чувств я повисла у неё на шее.

– Спасибо! Спасибо!

– Ну-ну, не радуйся раньше времени. Я предполагала, что у меня будет больше времени, а не до выходных. Но я вижу, что с тобой происходит, и это кажется для тебя важным.

– Спасибо, мама! Я люблю тебя!

Она улыбнулась и потрепала меня по волосам, прежде чем поторопить меня и выйти из комнаты. С плеч словно гора упала. Если мама на моей стороне, то есть все шансы, что меня отпустят!

Успокоенная, я оделась и спустилась завтракать, а затем в приподнятом настроении ушла в школу. Конечно, Касу не сказала, что меня отпустили, но намекнула, что на это есть все шансы. С его стороны он уверил, что нам точно никто не помешает, а Демон достаточно со мной дружелюбен и обещал не пугать. Да, прямо так и сказал.

Я определённо знаю, за что он мне так понравился.

***



Когда я пришла домой после школы, то застала что-то обсуждающих родителей посреди гостиной.

– Здравствуй, дочка, – поприветствовал меня папа. Я тоже с ним поздоровалась, напряжённо ожидая, пока он осмотрит меня с ног до головы. Похоже, мама всё же начала свою наступательную операцию.

– Хорошо, что ты вернулась! Твой папа наконец согласился отпустить тебя к твоему молодому человеку на выходные! Правда, замечательно? – мама довольно обняла папу за плечи, в то время как он не выглядел полностью убеждённым, но, похоже, смирился.

Я неверяще замерла. Вау! Неужели правда?

– Папа! Спасибо, ты самый лучший! – окрылённая, я накинулась на него с объятиями. – Просто не верю!

– Ну, твоя мама привела некоторые неоспоримые аргументы, и я подумал... – начал было папа, но я уже его не слушала, прыгая на воображаемой радуге сидя верхом на единороге.

– Спасибо, что воспринимаешь меня уже взрослой! Я обещаю, что мы вдвоём будем очень...

– Стоп, что?! – выкрик отца остановил мои ликования. – Вы там будете вдвоём?

Я растерялась, непонимающе смотря на маму. Та сделала большие глаза и замотала головой, но папа это увидел.

– Ну да... – всё ещё растерянная, ответила я. Отцу этот ответ очень не понравился.

– Так вот что, дорогая, – разозлённый, он повернулся к маме. – Вы меня обе обмануть решили, так? Ты никуда не пойдёшь! А ты! – он ткнул пальцем сначала на меня, потом на маму. – С тобой мы ещё поговорим! Но я зол на вас обеих!

Он круто развернулся и быстро ушёл в свой кабинет, оставляя нас с мамой посреди коридора.

– Но... что происходит? – пробормотала я, сжав предплечье и невидяще смотря на маму. Та вздохнула и подошла ко мне, приобняв за плечи.

– Ох, я напортачила, – тихо призналась она. – Пойдём на кухню.

Мама приготовила мне какао, в то время как я продолжала смотреть куда-то вперёд, ничего не понимая. Почему же папа так разозлился?

Поставив передо мной стакан, она начала:

– Я приврала ему немного. Боялась, что на правду он отреагирует совсем неадекватно, и уговорить его, тем более так быстро, совсем не получится... Зато теперь он совсем вспылил.

Я отпила немного горячего напитка и в голове слегка прояснилось. Вот оно как.

– А что... что ты ему сказала?

– Что ты пойдёшь знакомиться с родителями мальчика, с которым встречаешься, а потом останешься у него переночевать. Естественно, упомянув, что вы наверняка будете спать раздельно, тем более его родители там будут. Короче, напортачила...

– Ясно... – я неловко повела плечами, не решаясь посмотреть на маму. Её было не в чем винить. Мы обе знаем, каким категоричным бывает папа.

– Я поговорю с ним и успокою, не волнуйся. Но не думаю, что он остынет так быстро. Врать я ему больше не буду, но у меня есть мысли, как его задобрить. Не злись на меня, дорогая.

– Я не злюсь, мне просто немного грустно. Но это же наш папа, правда? – я расстроенно улыбнулась, отпивая ещё какао. – Я пойду к себе, мне ещё уроки делать.

Мама кивнула, а я рассеянно поплелась в свою комнату, переодела и, наконец, расслабленно плюхнулась на кровать. Нужно сообщить Касу, что планы откладываются до неопределённого момента. А ведь уже завтра я надеялась заснуть в его объятиях.

Всё ещё пребывая в расстроенных чувствах, я отправила ему смс.

«Папа вспылил. Я никуда не иду».

Ответ пришёл довольно быстро.

«Не расстраивайся, детка. Я и сам поторопился отнимать тебя у твоего отца. Но я уверен, мы что-нибудь придумаем».

Поторопился, ха? Должна признать, мы действительно очень быстро решились. Но всё же я мысленно уже настроилась... Эх, как обидно! Я сказала ему об этом в следующем сообщении, и он тут же перешёл на шутливый тон и назвал меня нетерпеливой. Сначала хотелось обидеться, но через некоторое время нашей переписки я поняла, что он просто хочет поднять мне настроение. У него это вполне получилось. Наш лёгкий флирт увлёк меня достаточно, чтобы я забыла о своей меланхолии до конца дня.

Выходные прошли напряжённо. Папа не желал с нами разговаривать, сердито готовя на кухне, но под конец воскресенья испёк брауни и перестал хмуриться, так что можно было смело заявить, что скоро всё придёт в норму. Он даже поинтересовался, как дела у нас с моим молодым человеком, на что я растерянно пролепетала, что полный порядок. Похоже, этот ответ его устроил. Мама лишь ободряюще мне улыбнулась.

***



В понедельник я, всё ещё немного расстроенная сорвавшимися планами, достала из шкафа свой лучший комплект чёрного кружевного нижнего белья и удовлетворённо надела. В зеркале отражалась моя фигура, и я с сожалением обвела её взглядом. Вот чего папа лишил Каса! Эх... стоит обрамить это тело во что-то сексуальное, может, хоть так лучше станет?

Я спустилась к завтраку. Надеюсь, папа ничего не скажет по поводу моего внешнего вида...

Однако, говорить было некому. Я заметила копошения в комнате родителей. Похоже, они куда-то быстро собирались и совершенно не обратили на меня внимание. Что же, тем лучше. Я быстро поела и убежала, коротко попрощавшись с мамой и папой.

Едва переступив порог дома, я увидела вдалеке знакомый силуэт. Кастиэль уже ждал меня. Все выходные мы переписывались, поэтому было такое чувство, что он и не уходил никуда, но теперь, когда он рядом, мне стало намного лучше. Живое общение ничто не может заменить. Я быстро подошла к нему.

– Привет, детка, – он заключил меня в объятия и поцеловал в шею, долго не отрывая от неё губ.

– Привет, – ответила я, ближе прижимаясь к его тёплому телу. За эти выходные я успела немного придумать то, как произойдёт наша встреча, что скажу, а также что могло бы произойти... но реальность всегда оказывалась совершенно другой. И не скажу, что мне совсем уж это не нравилось. – Ты ждал меня сегодня?

Он отстранился и лукаво посмотрел на меня.

– Да, хотел поймать тебя перед уроками и поговорить с глазу на глаз. Все выходные не мог выкинуть из головы то, чего лишился, и думал, как бы исправить ситуацию.

Я взяла его за локоть и повела в сторону школы.

– И что же ты придумал, Мистер Гениальность? Мой папа всё ещё безмерно суров.

– Я подумал, что мы не с того начали. И нужно поближе познакомиться с твоими родителями. Может тогда тебя не побоятся отправить со мной в логово страшного серого волка, м?

Я удивлённо посмотрела на него.

– Ты серьёзно? Хочешь как пай-мальчик познакомиться сначала с моими родителями?

В его глазах плясали чертята, но он, похоже, был совершенно серьёзен.

– Да, я хочу дать им понять, что могу взять некоторую ответственность за тебя, прежде чем просто взять.

Я покраснела от стыда, надеясь, что никто вокруг нас не слышал. Но мне было безмерно приятно, что он настолько серьёзно относится к нашим отношениям. И, пожалуй, я была также польщена, что он хоть и в шутливой форме, но выразил желание нести за меня ответственность. Я практически потеряла разум, позволив себе подумать о чём-то большем, чем просто школьный роман.

– Это очень неожиданная идея, но мне она по душе. Надеюсь, папа не вспылит на пустом месте.

– Мы поговорим по-мужски, не волнуйся.

Я приникла к его руке, наслаждаясь нашей близостью. И всю дорогу до школы провела где-то в облаках. Не скажу, что на уроках я часто оттуда спускалась.

***



Обратная дорога слегка поумерила мой пыл. Кастиэль был как никогда целеустремлён и уверен в себе, поэтому шёл очень быстро, а я неуверенно тащилась следом.

– А тебе не нужно собаку выгуливать или ещё что-то? – робко поинтересовалась я, чтобы хоть как-то отсрочить неизбежное.

– Я попросил родителей присмотреть за Демоном, потому что рассчитываю задержаться. А что, ты уже не хочешь меня пускать? – видя мой потерянный вид, спросил Кас и притянул к себе ближе.

– Не в этом дело. Я просто боюсь, что отец вспылит или ещё что-нибудь. Если он кинется на тебя с кулаками, я этого не переживу.

– Эй, детка, я могу постоять за себя, не волнуйся. К тому же, если мне что-то нужно, то я умею разговаривать со взрослыми, не волнуйся. Твои родители не устоят передо мной. Тем более, мы уже немного знакомы. Проблем не будет.

Немного успокоенная его словами, я уже спокойнее шла к дому.

– Подожди меня здесь, я предупрежу родителей.

Я оставила Кастиэля на улице, а сама вошла домой. Входная дверь была закрыта плотнее обычного, значит, дома никого не было. Я зашла и осмотрелась, убедившись в этом. Стояла абсолютная тишина. Для надёжности я даже позвала родителей, но мне так никто и не ответил. Растерянная, я вернулась к Касу.

– Заходи, дома никого нет.

– Какое соблазнительное предложение, – незамедлительно ответил он и зашёл в дом.

– Располагайся пока здесь, мне нужно позвонить родителям.

Кастиэль присел на диване в гостиной и с улыбкой смотрел, как я суетливо ношусь туда-сюда. Мне было немного не по себе, так как мы находились в моём доме одни, и чего ожидать дальше – не было ни малейшего понятия. Наконец, я сообразила достать телефон и позвонить маме.

– Алло, доченька?

– Да, мама, привет! Где вы?

– Ах, дорогая, не хотела тебя отвлекать сегодня с утра. Тётя Агата совершенно внезапно осчастливила нас с папой трёхдневными путёвками в санаторий, и мы очень быстро собрались и поехали! Пришлось очень много звонить и договариваться, чтобы нас отпустили, но это же такая отличная возможность твоему папе отдохнуть и больше не злиться! К тому же я ему всё объяснила как могла, он уже на тебя давно не злится, а вот мне ещё предстоит искупить перед ним свою вину. Так что на ближайшие три дня дом твой. И мы ни за что, слышишь, ни за что не приедем раньше!

Я слышала в её реплике какой-то намёк, но до меня до сих пор слабо доходило, что происходит... Как так они посередине недели уехали в санаторий?

– Но... это точно ничего? Папа не против, что я тут одна? – на последнем вопросе я невольно посмотрела на Кастиэля, который явно слышал наш разговор.

– Это его способ искупить свою вину перед тобой, ведь он разозлился на тебя по ошибке. Но ты же его знаешь, он никогда не скажет этого вслух. Так что наслаждайся своими свободными днями и не пропускай школу! Иначе повод злиться всё таки будет, и ещё какой.
– Да, конечно, не волнуйся, мама, я вас не подведу. Отдохните хорошенько и ни о чём не волнуйтесь! На крайний случай поеду к тёте, чтобы она меня накормила, – я всё ещё была дезориентирована, но отвечала вполне уверенно, стараясь не выдать внутреннего тремора.

– Ну вот и отлично! И не забывай звонить почаще, чтобы папа не волновался. До скорого! И... – мама понизила голос, – передавай привет своему парню. И не забудьте предохраняться!

В трубке раздались гудки, а я всё ещё в ступоре стояла посреди гостиной с поднятой рукой, пока не почувствовала нежные ладони, которые потянули меня к дивану. Я всё ещё была напряжена и ничего не понимала, будто со стороны наблюдая, как Кастиэль забирает у меня телефон и отключает его, убирая в сторону.

– Эй, я не могу понять по твоему состоянию, хорошо всё или плохо.

Меня бросило в жар, когда я встретилась с ним взглядом. Голова шла кругом.

– Мама передаёт тебе привет, – выдавила я, краснея до кончиков ушей.

Он притянул меня к себе на колени и нежно улыбнулся.

– Могу ли я воспринимать это как одобрение своих действий?

Я немного расслабилась в его объятиях и положила голову ему на плечо, слегла касаясь обнажённой кожи на шее губами.

– Поверить не могу, что тебе нужно благословение моей мамы, но если тебе будет спокойнее, то она заверила, что их не будет дома три дня.

Руки на моей талии сжались сильнее. Я не видела выражение его лица, но почувствовала, как участилось его сердцебиение.

– Если имеешь дело с тобой, то благословение твоих родителей не повредит, знаешь ли.

– Понимаю, – я вдохнула его запах и медленно отстранилась, чтобы снова смотреть ему в глаза, когда скажу то, что пришло мне в голову. – Я тут подумала... знаю, нам завтра на занятия, и всё такое, но... может быть, ты сегодня останешься? В любом случае, если вдруг родители нагрянут, сможешь поближе познакомиться с моим шкафом...

Кастиэль на удивление серьёзно посмотрел на меня в ответ.

– Ты ведь знаешь, к чему это приведёт. Ты уверена?

– Уверена.

Я затянула его в страстный поцелуй, будто боясь передумать, и не дала перехватить инициативу. Кастиэль нисколько не возражал и лишь притянул меня ближе: для удобства пришлось оседлать его колени. Мы были так близко, и у меня так стучало сердце, что я даже представить не могла, что будет, когда между нами не останется одежды. Стремясь проверить это, я забралась рукой ему под футболку и едва с ума не сошла, когда почувствовала, как сильно стала давить мне между ног его ширинка.

Кастиэль чуть отстранился, перехватывая мои руки и с шальной улыбкой заглядывая в покрывшиеся поволокой глаза, а потом медленно, смакуя каждый момент, стянул с меня верхнюю часть одежды. Это глупо, но именно сейчас мне хотелось сказать тысячу «спасибо» Розалии за то, что приучила меня к красивому нижнему белью. Хотя не уверена, что Кастиэля сейчас интересовало именно оно. Он как заворожённый поедал глазами каждый сантиметр открытого участка моего тела, из-за чего меня бросило в нестерпимый жар. Ещё немного, и одежда просто расплавится на мне. Не желая оставаться единственной полуголой здесь, я попыталась стянуть с него куртку, но он быстрее расправился с этим сам, а затем, будто о чём-то задумавшись, встал с дивана вместе со мной под мой удивлённый вскрик.

– Что такое?

– Я помню, какая мягкая у тебя кровать. Не хочу упускать возможность.

Я зарделась и покрепче обхватила его руками и ногами, когда он двинулся к моей комнате. Похоже, ему нисколько не составляло труда нести меня. Я чувствовала себя принцессой, пусть и довольно развратной.

Он занёс меня в комнату и осторожно опустил на кровать, нависая сверху и ловя губами очередной поцелуй. Стало невыносимо жарко в остатках моей одежды, поэтому я попыталась аккуратно стянуть с себя хотя бы низ.

– О... – вдруг вспомнила я и резко села на кровати. Кастиэль каким-то чудом успел отстраниться и не врезаться со мной лоб в лоб. – У тебя есть?.. Ну, знаешь...

Конечно знает, но у него же просто язык отсохнет, если он не поиздевается надо мной.

– Что есть? Как ты могла догадаться, все необходимые атрибуты при мне, – ожидаемо ответил Кас и стянул через голову футболку. Конечно же, я отвлеклась на его обнажившееся тело и не смогла придумать ничего внятного в ответ.

– Ты прекрасно меня понял. А если нет, то я пожалуюсь мадам Деланэ, что ты плохо усвоил её урок.

Кастиэль заразительно захохотал в ответ, на что я тоже невольно улыбнулась.

– Поверь, девочка, мои штаны таят несметные сокровища.

– Господи, ты ужасен! – не понимая, шутит он или серьёзно, я кинула в него подушку, а он хохоча поймал её, отбросил в сторону, а затем жестом фокусника извлёк из кармана штанов презерватив в серебристой оболочке. Дурак!

– Скоро будет твоя очередь показывать, насколько ты усвоила урок Деланэ, – улыбнулся он, а затем потянул штаны вниз. Как только можно оставаться таким самоуверенным? Я скоро со стыда сгорю.

В тот момент, когда Кастиэль, совершенно не стесняясь, встал обнажённый посреди моей комнаты, а вечерние сумерки окончательно накрыли комнату, я поняла, что это всё – по-настоящему. И наша скинутая одежда, и отброшенная подушка, и блестящий квадратик презерватива у меня в ногах, и он. Улыбающийся Кастиэль, который медленно подошёл к моей кровати, так же медленно на неё забрался и, не прерывая зрительного контакта, навис надо мной. (***) Его пристальный взгляд унёс меня куда-то в космос, а поцелуй, который он подарил мне в следующую секунду, взорвал во мне сверхновую. По телу разлилось приятное тепло, я притянула его ближе, обхватила руками и ногами. Между нами всё ещё моё нижнее бельё, и я мечтала, чтобы оно испарилось как можно быстрее. Он будто услышал мои мысли, потому что я почувствовала его руки на моей спине. Они нежно скользили по моей коже, не сразу находя застёжку, но вскоре неприятное натяжения от бюстгальтера пропало. Сосков коснулся холодный воздух, но они и так были напряжены до предела. Кастиэль оторвался от моих губ, провёл языком по шее и ниже, чуть помедлил, а затем поцеловал и на пробу лизнул мою грудь, вырывая у меня удивлённый вдох. Одной рукой он всё ещё придерживал меня за спину, а второй гладил по талии, будто случайно зацепил трусы и медленно потянул вниз. КМомент, когда наши совершенно обнажённые тела коснулись друг друга, я пропустила, невидящим взглядом обводя потолок и с каким-то непонятным отчаянием вцепившись Кастиэлю в плечи. Стыдно признаться, но я так возбудилась, что, кажется, испачкала покрывало.

– Эй, – Кастиэль поднял на меня взгляд и попытался поймать мой. Его лицо расплывалось, тяжёлое дыхание смешивалось с моим. – Готова сдать экзамен?

Дезориентированная, я приподнялась на постели, чем, вероятно, запачкала её ещё больше, но к чёрту всё. Прямо сейчас парень, о котором я так давно мечтала, отдавал себя в мои руки, и я просто обязана была сделать всё как надо.

Мы поменялись местами, и теперь уже я нависала над ним, но он всё равно незримо держал контроль, оглаживая чуть подрагивающими руками мою спину и бёдра, удерживал мой расфокусированный взгляд. Презерватив лежал там же, где его оставили. Конечно, мне было страшно, но этот же страх толкал меня дальше. Разорванная упаковка с шелестом упала где-то рядом с кроватью, а я, наконец, опустила взгляд вниз, туда, где к моему бедру прижимался его налитый кровью член. Мысли путались, но я старалась быть хорошей ученицей.

Кастиэль всё так же пристально на меня смотрел и нисколько не постеснялся протяжно и низко застонать, когда я всё-таки аккуратно, двумя руками раскатала презерватив.

– Я могу собой гордиться, – прошептала я, сама не веря в то, что делаю.

– Ты молодец, моя девочка.

Кастиэль прижал меня к себе, снова так глубоко и страстно целуя, что я растеряла последние силы и буквально повисла на нём, обхватив руками. Он осторожно опустил меня спиной на кровать и сел между моих разведённых ног. От первого прикосновения я испуганно дёрнулась и застонала прямо в поцелуй.

– Тише, это мои пальцы, – услышала я его хриплый шёпот. Я чувствовала бедром его скользкий от смазки член, а прямо между ног, опасно близко от самого сокровенного, кружили его нежные пальцы. – Не буду врать, не знаю, насколько это больно, но буду настолько нежен, насколько смогу. Потому что я хочу тебя очень сильно, хочу, чтобы тебе понравилось, и хочу, чтобы ты прямо сейчас стала моей, не пожалев об этом.

Его шёпот отвлекал меня, и я нетерпеливо ёрзала по покрывалу. Нужно будет потом всё здесь убрать, но сейчас не до того. Я чувствовала его пальцы внутри: как осторожно они скользили, не причиняя вреда. Мне было так хорошо, что даже страшно.

– Детка, смотри на меня, – Кас чуть отстранился от меня, смотря мне в глаза и заставляя нехотя отстраниться на ничтожное, но вместе с тем невыносимое расстояние. Пальцы выскользнули, а парень медленно провёл рукой по своему члену. Услышав скользящее движение, я невольно опустила взгляд. – Смотри на меня.

Он поднял мою голову за подбородок, снова ловя взгляд, и я немного потерялась. Возможно, мне кажется, но ему тоже немного страшно. А в следующий момент его член неторопливо, но настойчиво распирал стенки слизистой. Мои глаза расширились, я судорожно вцепилась в его бёдра, наверняка оставляя на них ногтями борозды, но Кас даже не поморщился, продолжая удерживать мой подбородок. Каждые мои следующие выдохи сопровождались короткими вскриками. Подавить их не получалось – получалось лишь сильнее впиться в его бёдра. Он полностью вошёл и просто ждал, неизвестно откуда черпая силы, чтобы я, наконец, успокоилась и приняла его.

Стоит это признать, мне действительно было больно и всё ещё страшно. Его член распирал меня изнутри, пульсировал, а кожу, соприкасающуюся с моей, обдавало жаром. Но я ещё никогда не чувствовала себя такой живой.

– Как ты? – почувствовав, что я расслабляюсь, он осмелился заговорить. Губы высохли от частого тяжёлого дыхания, во рту пустыня, но я всё равно постаралась ответить.

– Всё хорошо... – я сглотнула вязкую слюну. – Мне хорошо.

Он едва ли поверил, но я притянула его к себе для нежного поцелуя.

– Сделай меня своей, как обещал.

Похоже, Касу этого хватило. Он улыбнулся уголком рта, опустился ниже, целуя меня в шею, и медленно подался назад и снова толкнулся. А затем снова и снова. В какую-то секунду я поняла, что дискомфорта больше не чувствуется, только тянущее чувство, на которое не обратила внимание – особенно когда снова встретилась с Кастиэлем взглядом. В моих стонах больше не было боли, и он почувствовал это, поэтому рискнул выйти совсем, ловя губами мой недовольный вздох, перевернул меня на бок и лёг сзади. Спину опалило жаром его тела, а член снова проник в меня. Так между нами практически не осталось свободного места. Мне даже не пришло в голову сдержать голос – хотелось кричать. Изнутри распирало тёплой волной, низ живота сладко тянуло возбуждением, а Кастиэль продолжал в этой совершенно идеальной позе с пошлыми шлепками вбиваться в моё покорившееся тело. Одну его руку я поймала на груди и сжала, а второй позволила ласкать себя между ног, почти там, где мы сливались в единое целое, и сходила от этого с ума. Мне было так хорошо, как никогда раньше. Он был нежен так, что пальцы на ногах поджимались, но настойчив, будто знал, что мне не может не понравиться. Я дёрнулась, уходя от прикосновения, тем самым только сильнее насаживаясь на него – Кас уловил это движение и только быстрее задвигал рукой. Хорошо, так хорошо… Хотелось ему об этом сказать, и, возможно, в моих бессвязных стонах и криках это слышалось – не знаю. Но я извивалась в крепких объятиях, пыталась избежать слишком чувственных прикосновений, но парень прижимал только крепче, входил глубже и, кажется, что-то шептал на грани слышимости.

В какой-то момент земля и небо поменялись местами: я тонко и протяжно застонала, почувствовав слабый разряд, пронзивший меня с головы до ног. Кастиэль замер глубоко во мне, продолжая нежно поглаживать и удерживать в плену сладких судорог. Мне было хорошо, я почти расслабилась, только ощущала пульсацию там, где ещё находился его член, всё такой же твёрдый. Хотелось спросить, что происходит, но Кастиэль вдруг сделал ещё два мощных движения, вырвав из меня хриплые крики, а затем протяжно застонал и снова замер.

Совершенно вымотанная, я перекатилась на живот. Спине стало холодно, и я надеялась, что когда Кастиэль стянет с себя презерватив, то вернётся ко мне. Но он внезапно встал и обошёл кровать с другой стороны, чтобы быть ближе к моему лицу.

– Как ты? – тихо спросил он, присаживаясь на пол у кровати.

– Хорошо, просто волшебно, – нехотя протянула я. – Было бы ещё лучше, если бы ты сейчас прижался ко мне. Холодно.

Он тихо засмеялся.

– Нельзя оставлять этот кавардак. Давай, детка, позволь мне немного прибраться, и я буду весь твой до самого утра.

Во мне не было совершенно никаких сил, а ещё я была вся покрыта потом. Но раз он не требовал от меня никаких действий, то пусть делает всё, что ему хочется.

– Хорошо, только возвращайся ко мне побыстрее.

– Постараюсь. Где у тебя полотенце?

Он хочет помыться? Мысли ворочались в голове настолько лениво, что я даже не сразу ответила на вопрос. Немного обидно, что он собрался в душ, в то время как я сама даже рукой пошевелить не могу. Кас тем временем успел натянуть на себя нижнее бельё. Я кивнула в сторону шкафа, позволяя ему справиться с поисками самостоятельно.

Шум воды продлился на удивление недолго, и Кастиэль вернулся в комнату с всё тем же полотенцем, только уже мокрым. Довольно жмурясь и вытягиваясь на кровати, я позволила ему стереть с меня подсыхающий пот и секрецию.

– Давай, не ленись и залезай под одеяло, а то простынешь, – прошептал он и попытался вытянуть из-под меня покрывало. Повинуясь его рукам, я укуталась с ног до головы, оставив одни глаза, и пристально следила за его дальнейшими действиями. – Нужно закинуть всё это в стирку.

Покрывало и полотенце он забрал с собой, уточняя только где стиральная машина и порошок. Мне было немного стыдно, что он всё это сделал сам, но в то же время так приятно. Под гул машинки он забрался ко мне под одеяло и прижался к спине. Теперь стало тепло.

– Кто бы только мог подумать, какой ты хозяйственный, – не удержалась от ехидства я.

– Прошу заметить, я живу один и у меня есть собака. Я знаю, как ухаживать за питомцами, – не остался без ответа Кастиэль.

– Эй, я не питомец!

– Ещё какой!

Мы закопошились и попытались покусать друг друга, доказывая, что совершенно далеки от животных в том или ином их проявлении. Конечно, это было так глупо! Но мы отлично повеселились, а напряжение, сковавшее после нашего первого занятия любовью, постепенно рассеялось. Мы бы, наверное, так и остались в кровати, если бы не разрушивший нашу идиллию стон умирающего кита, раздавшийся из моего желудка.

– Если я всё-таки твой питомец, то хозяин из тебя так себе.

– А если всё-таки нет, и я просто твой гость, то хозяйка так себе уже из тебя.

Я надулась. Почему он не может быть милым?

Кажется, он заметил что-то в моём выражении лица.

– Ещё не очень поздно, я могу поухаживать за тобой и сходить в магазин.

Оставаться одной не хотелось, даже ненадолго.

– Или мы можем что-нибудь сами приготовить, а потом посмотреть за поздним ужином какой-нибудь фильм, что скажешь?

Кажется, он немного удивился, но явно был не против. Я осторожно выбралась из кровати, всё ещё не вполне доверяя своим ногам, но держалась на удивление прямо. Кастиэль следил, как я переодеваюсь в пижаму, и до последнего оставался лежать, а затем быстро встал и натянул штаны.

На кухне, как обычно, я скорее мешалась, чем помогала, но мы каким-то чудом смастерили какую-то пасту под каким-то соусом и вдвоём завалились с одной огромной тарелкой на диван перед телевизором, попеременно то кормя друг друга, то дурачась, то целуясь. Не совсем помню, что там шло, но на сытый желудок меня вскоре разморило, и краем сознания я отметила, как Кастиэль подхватил меня на руки и снова понёс в комнату.

Этой ночью я заснула в его объятиях, совершенно счастливая.
Примечания:
(***) Спасибо всем, кто прочитал до этого места! Спешу сообщить, что именно ваша героиня может быть запечатлена на иллюстрации, показывающей указанный значками момент с Кастиэлем! Для того, чтобы получить иллюстрацию, оставьте свой отзыв, каким бы он ни был, выразите в нём ваше отношение к фанфику, а затем ждите, когда я напишу вам в ЛС с вопросом о том, как выглядит ваша героиня. Иллюстрация гарантирована! Не бойтесь писать все свои мысли, даже если фанфик вам не понравился. Я первый раз пишу гет и хочу получить полную картину своего падения. Также открываю в комментариях небольшой опрос: кто будет следующим? С кем из мальчиков Главной героине предстоит испытать радость первого раза? Мой собственный выбор очевиден, так как у меня есть, скажем так, "второй фаворит", но ваш выбор для меня тоже важен.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.