"Успокой меня" +674

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Аватар: Легенда об Аанге (Последний маг воздуха)

Пэйринг или персонажи:
Зуко / Катара
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Психология, Повседневность, ER (Established Relationship)
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Беременность - это не всегда великая радость...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
3 сентября 2011, 02:21
Это было немного страшно – все эти плавные полудвижения, закрытые глаза и округлость… всего: живота, поворота головы, характера, ранее такого многогранного и многоугольного – впрочем, свою неожиданность он ничуть не потерял…
Это было немного страшно – резкие перепады настроения, истерики и покорная слабость, капризы и кроткое равнодушие, вихрь эмоций и флегматичная лень…
Это было немного страшно – преследующий их всюду призрак кого-то рядом с ними, но ещё пока не живого. Как вездесущий призрак прежнего Лорда Огня, величественно смотрящего с портретов на собственного сына, который выглядит перед своим нарисованным отцом таким юным и неловким в этот момент.
Лорд Огня, а боится, как мальчишка.
— Зуко, всё будет хорошо, — тепло говорит ему Катара, обнимая нежно-нежно; он слабо улыбается и боится тронуть её – а вдруг поранит, повредит, вдруг что-то будет не так?
И такое вызывало не столько нежность, сколько бессилие и раздражение.
Оказывается, делить любимую женщину очень сложно даже с собственным ребёнком, которого вроде и ждёшь, но боишься его появления, невероятно, неудержимо боишься.
— Расслабься, принц Зуко, — советует дядюшка Айро, по привычке называя племянника «принцем», — отпусти свой страх и помни, что всё будет так, как должно быть.
— А если Катара умрёт? – мрачно отвечает Зуко, не смотря на улыбающегося дядю. – А если…
— Если, если, — Айро улыбается в два раза шире. – Я не умею предсказывать будущее, Зуко. И никто из нас не умеет. Чего бояться неизвестности, Зуко? Ведь с ней всегда можно договориться, если ждать лучшего.
На это Зуко слабо улыбнулся, выдавив короткое «Посмотрим».
Он с балкона смотрел в окно своей спальни: императрица Катара лежала на кровати, гладила себя по животу, общаясь с будущим принцем (принцессой?) и тихонько смеялась себе под нос, пальцем рисуя по животу невидимые смешные рожицы. И тихонько пела про себя – Зуко этой песни не знал и ни разу не слышал, только разве что от неё:

Не плыви, дорогой, к побережью реки,
и не слушай морскую правду.
Где-то там, далеко, всем морям вопреки,
есть народ без желания жажды.
Ты туда, мой родной, не ходи, не ходи –
ведь туда заплывали однажды…

Катара медленно пела, и Зуко переполняли самые противоречивые из всех его чувств. Катара при нём никогда не пела – она не знала песен народа Огня, а любому слову предпочитала язык жестов или танец – она и разговаривать-то не очень любила, что только грело не болтливого Зуко. А ещё он никогда не слышал песен южных народов Воды – интересно, и о чём говорится в этой колыбельной? придумана ли она тогда, когда весь мир был под диктатурой его отца, Озая, или же она рассказывает о каких-то событиях до рождения нынешнего Аватара? зачем «туда» заплывали эти корабли?...
Катара увидела мужа, улыбнулась и вышла на балкон. Зуко прерывисто вздохнул: он всегда был собранным человеком, не дающим волю эмоциям, но почему-то именно с ней терялся, зажимался и вёл себя как последний мальчишка, испытывающий муки первой любви. Катаре же, наверное, это нравилось: «ты сильный, Зуко, — говорила она, — но такой смешной!»…
Сейчас же это было раза в два острее.
Когда он спустился к ней в спальню, Катара – вот ненормальная, только же с утра пилила его за всякую мелочь! – подошла к нему и обняла; Зуко доверчиво прижался к ней, позволяя ей перебирать у себя волосы на голове и превращать их в некое подобие гнезда для птиц.
— Я очень люблю тебя, — внезапно заговорил он: Катара ничего не ответила и лишь прижала голову мужа покрепче к себе. – И очень, очень, очень боюсь.
Катара посмотрела на него, и Зуко подумал, что, наверное, действительно не зря вода лечит любые раны, душевные в том числе; ему стало намного легче, и Катара, запустив тонкие смуглые пальцы в волосы любимого, сказала:
— Всё будет хорошо. Слышишь? Я уверена, что всё будет нормально, не бойся.
И Зуко не боялся.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.