Самый лучший друг на свете 95

QueenTeam автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Хор (Лузеры)

Пэйринг и персонажи:
Себастиан Смайт, Хантер Кларингтон, Хантбастиан
Рейтинг:
R
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU ER Повседневность

Награды от читателей:
 
Описание:
Они живут вместе уже несколько месяцев, спят и проводят время вместе уже больше полугода, и все это время Себастиан упорно представляет себя всем как его "самого лучшего друга на свете".

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
5 июня 2017, 20:45
Себастиан любит шоколадные йогурты и кексы с кокосовой стружкой. Хантер ненавидит то, сколько места в холодильнике занимают дурацкие баночки, и ревностно защищает свою еду от дурацких безвкусных ошмётков кокоса. Себастиан занимает место в его квартире своими вещами с такой скоростью, что Хантер и сам не замечает, как начинает покупать его любимый гель для душа с запахом этого гребаного кокоса, меняет зубную пасту с привычной своей на дорогую и профессиональную, и позволяет Себастиану по своему желанию забивать холодильник всем, чем ему только в голову придёт. А это обычно всем, что ни один из них не умеет готовить. — Думаешь, если ты в третий раз купишь улитки и вино, то они рано или поздно сдадутся и сами превратятся в улиток в винном соусе? — миролюбиво уточняет Хантер, на что Себастиан только показывает язык и начинает гуглить, можно ли заморозить улиток до момента, когда его навык кулинарии повысится в десять-пятнадцать раз. Так происходит почти со всеми продуктами, исключая полуфабрикаты и то, что готовится простым бросанием в воду. Они живут вместе уже несколько месяцев, спят и проводят время вместе уже больше полугода, и все это время Себастиан упорно представляет себя всем как его «самого лучшего друга на свете». Шепчет ему в губы, как сильно любит его, сжимая внутри его член, а потом широко улыбается одногруппникам и хлопает Хантера по плечу со смехом и громким «братан». Слизывает с уголка губ Хантера остатки шоколадного йогурта (потому что вишневый закончился!), а после уверенно заявляет, что без такого друга, как Хантер, он бы не выдержал безумный ритм Нью-Йорка и цены на квартиры. Да конечно, посиделки в самых дорогих барах, где за ночь он может потратить половину арендной платы, его кошелёк выдерживает, а цены на квартиры нет. Хантера это почему-то ужасно бесит, просто из себя выводит. Как так вышло, что Себастиан получил ключ от его квартиры раньше, чем сам Хантер получил звание его бойфренда? И как так вышло, что Себастиан рассказал матери о своей ориентации ещё в четырнадцать, но Хантера упорно скрывает? — Нет, мам, я не поеду к тебе во Францию, — тянет Себастиан, теребя провод наушников, и закатывает глаза. Хантер сидит в кресле напротив в одном полотенце и ждёт — миссис Смайт позвонила в исключительно неподходящее время. — Именно. Я не собираюсь бросать своего лучшего друга на целое лето. Братаны так не поступают. Себастиан смеётся и, потянувшись босой ногой, проводит ступней по лодыжке Хантера, словно намекая, что это вот он про него. Надо же, ещё и издевается. — Ладно, мам. Мне правда пора, — Себастиан щебечет ещё что-то на французском, но Хантер не слышит в этом никакой формы своего имени, так что даже не пытается вслушиваться в его слова. Захлопнув крышку ноутбука, Себастиан сбрасывает с плеч шерстяной плед и с облегчением выдыхает, снова оставаясь обнаженным. Да, конец мая выдался настолько же неприлично жарким, насколько неприлично возбужденным был Себастиан, когда отвечал на звонок матери. — Извини. Моя болтливость от неё, — усмехается он и возвращается обратно на колени Хантера буквально за доли секунд. — К тому же, она то и дело спрашивает о тебе. А я… ну, люблю о тебе рассказывать. И о том, какой ты чертовски сексуальный и бесконечно привлекательный. — Только обо мне так отзываешься или обо всех своих друзьях? — уточняет Хантер, проводя ладонями по его груди. — Может, о Курте ты тоже так говоришь? — Ну, вот ещё, — Себастиан морщится. — Курт мне как брат. Тем более он просто мой лучший друг, а ты — самый лучший друг на свете. Он смеётся, а Хантеру хочется дать ему подзатыльник. Что в этом вообще забавного? Они живут вместе, занимались сексом на каждой поверхности этой квартиры, Хантер не раз выхаживал Себастиана после слишком жёстких пьянок, а Себастиан сидел у его постели, когда Хантер подхватил простуду. Разве это друзья? Или это и есть друзья в двадцать первом веке? Хантер окончательно запутывается и решает просто спросить прямо. Он же не баба, в конце концов, чтобы ходить вокруг да около. — А почему не бойфренд? Себастиан, до этого бездумно водящий пальцами по его прессу, растерянно моргает и уставляется на Хантера с искренним удивлением. — В каком смысле? — Почему ты считаешь меня своим другом, — Хантер хмыкает, — простите, лучшим на свете другом, а не своим парнем? — Детка, конечно, ты мой парень, — улыбается Себастиан, видимо, до сих пор не понимая, в чем проблема. — А я твой. Ты о чем? — Тогда почему никто об этом не знает, кроме, собственно, нас двоих? — Эээм, — Себастиан, не привыкший говорить о чувствах, моментально теряет настрой на горячий секс после душа и слезает с его колен обратно на диван, чтобы снова укутаться в жаркий плед. — Ну, я не хотел на тебя давить. Насколько я помню, ты с трудом смог признать даже то, что хочешь меня поцеловать. И я думал, что с признанием чего-то серьезного будет ещё больше проблем. Так что… ну, я решил дать тебе фору или типа того. И мне казалось, что это было не зря: ты ведь никогда меня не исправлял. Хантер удивлённо смотрит на него и чувствует себя немного идиотом, потому что даже не думал о таком варианте. А ещё потому что и впрямь никогда его не исправлял. — Ты идиот, — грубовато (как и всегда, когда речь заходит о чувствах) выдаёт Хантер. — Мы живем вместе. Я покупаю эти мерзкие кексы с кокосом, даже несмотря на то, что иногда стружка остаётся на моих пальцах. А ещё я делаю вид, что не замечаю, что ты используешь мой одеколон. И я позволяю тебе спать в моих футболках, обнимая меня своими бесконечно длинными конечностями. А еще я делаю тебе минет, а презервативы и смазка в нашей тележке чаще, чем молоко. Конечно, я уже признал, что мы в отношениях, как ты мог не догадаться! Себастиан фыркает и закатывает глаза. — Я очень редко беру твой одеколон. — Ага, всего лишь девять раз из десяти, — соглашается Хантер и тянет его за ноги на себя, снова избавляя от пледа. — Иди сюда. Завтра всем расскажешь, что мы встречаемся. Потому что, готов спорить, что Андерсон на тебя глаз положил и только и ждёт, чтобы я отвернулся. — Хантер, Блейн и Курт уже вечность женаты, — Себастиан гладит его по щеке и прикасается к сухим губам коротким поцелуем. — И думаю, что все и без того догадываются, что мы вместе. — Женаты, женаты. Курт на меня так смотрит, что кольцо ему явно не помеха, — подначивает Хантер и тут же уворачивается от шутливого удара. — Расскажем ему первым? — Думаю, выколоть его прекрасные голубые глаза будет более подходящим вариантом. — Злобный Себастиан меня чертовски заводит, поэтому иди сюда наконец, самый лучший друг на свете……
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: