Дар, запрет, проклятие +2

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Изумрудный город

Пэйринг или персонажи:
Дочь Волшебника
Рейтинг:
G
Жанры:
Драма, Фэнтези, AU
Предупреждения:
ОЖП
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Ей суждено было стать эталоном и живым воплощением политики своего отца, но наростающая дрожь в кистях говорит об обратном.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это может когда-нибудь стать полноценным фанфиком, если я найду в себе силы расписать так, как надо. А может и не стать. Но мне просто очень захотелось вытащить эту зарисовку из закромов на свет.
Я не претендую на особое принятие в этом случае, так как знаю, что ОЖП, в основном, не любят. Могу лишь сказать, что решись я в дальнейшем развить эту историю, я бы попыталась доказать, что оригинальные персонажи - не всегда завуалированные Мэри-Сью, и вполне могут органично вписаться в сюжет, если их как следует продумать.
Фамилия исполнительницы роли Дороти в сериале - Архона - показалась мне настолько в стиле Оз, что другого имени больше и в голову не приходит.
9 июня 2017, 16:15
      Когда пальцы рук начинают наростающе дрожать, а грудную клетку распирает изнутри, мешая дышать, Архона знает - скоро приступ. Это значит, что нужно как можно быстрее сбежать, спрятаться в водовороте улиц или лабиринте колонн, под любым предлогом удалиться даже с самого важного приема, закрыться на семь замков. То, что произойдет потом, никому не понравится. Она знает, как будет выглядеть. Сотрясающееся создание со вздутыми венами на висках и красной сосудистой сеткой вокруг тускло-зеленой радужки. Это давление будет мучить ее, кружить ей голову, заставляя запутаться, где потолок, а где стены. Оно спустится по рукам горячим потоком и будет ждать выхода. И лучше, чтобы он произошел как можно незаметнее, раз уж отменить или взять под контроль свое состояние она не может. Хотя незаметность - не для этой силы.
      Ее можно вытеснить в воздух, и тогда распахнутся окна, слетят со столов вазоны, погаснут все свечи. Можно - в каменную стену, и по ней поползут глубокие трещины. По возможности Архона выбирает воду. Она сначала обвивается вокруг предплечья, будто виноградная лоза, а потом рассыпается множеством капель. По воде можно понять, насколько сильным приступ был в этот раз. Но в последнее время они не слабеют.
      В этой стране магии больше нет, ее убили. А те, кто осмелится доказать обратное, тотчас отправится прямиком в Темницу презренных. Потому что это подрывает авторитет нового правителя. Он не позволяет кому-то выставлять себя беспомощным и слабым. Никакого колдовства, если хочешь сохранить прежнюю жизнь.
      Поэтому каждый раз, когда в голове начинает шуметь, а по телу пробегает дрожь, Архона спешит уединиться со своими пороками. Особенных нет, и ей, как и кому угодно другому, этого не простят. Тем более ей. Она должна демонстрировать образец послушания, а не вероломства. Она - дочь Волшебника страны Оз. И в ее венах течет запрещенная магия.