Друг, который никогда не предаст +55

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Трансформеры

Основные персонажи:
Мегатрон, Саундвейв
Пэйринг:
Мегатрон/fem!Саундвейв
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Флафф, Фантастика, Повседневность, Hurt/comfort, AU, Занавесочная история
Предупреждения:
OOC, Смена пола (gender switch)
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Когда команда Прайма и Мегатрон пошли беседовать с Юникроном, память отшибло не Оптимусу, а Мегатрону... и Оптимус воспользовался ситуацией. По заявке, в которой просили написать фик по комиксу - http://cs5698.vk.me/u59286477/126882070/w_45bea766.jpg.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Возможно, квир!Саундвейв (мужской род потому, что я сомневаюсь, что в кибертронском языке есть формы женского рода, фемок слишком мало; но Саундвейв явно не считает себя фем).

Работа написана по заявке:
27 июня 2017, 00:30
Зависнув на антигравах над Мегатроном, раскинувшимся по платформе, Саундвейв неспешно скользил лапками выносных манипуляторов вдоль его корпуса. Сегодня они долго летали вдвоем, потом была серия тренировочных боев, занявших в общей сложности около трех грунов… Активно регенерирующая нейросеть Мегатрона нуждалась в особенной заботе, и потому Саундвейв посылал слабые разряды, заставляя сервоприводы напрягаться и расслабляться.

— Хватит тратить энергию, у нас и так ее мало.

Схваченный за талию, Саундвейв едва успел расплести ноги, поджатые под себя в классической позе медитации, — и все равно уселся на Мегатрона не верхом, а как-то боком. Если бы для массажа приходилось использовать руки, такая поза оказалась бы неудобной, но благодаря манипуляторам Саундвейв спокойно продолжил. Мегатрон ожидаемо неуверенно провел когтями по его броне, задев левое крыло Лазербик, и попытался погладить по бедру. Саундвейв ощущал, как поднялась температура чужого корпуса — теперь, когда невозможно было скрыть собственное электромагнитное поле, оно постепенно входило в резонанс с полем Мегатрона, синхронизируясь. Даже при длительных отношениях это не было мгновенным процессом, несмотря на таланты Саундвейва в имитации энергетических сигнатур и умение читать эмоции окружающих по колебаниям их фона…

— Саундвейв, мы… мы были парой? Ох, прости, — Мегатрон раздраженно стукнул кулаком по глухо загудевшей платформе и излишне напряг правое плечо. — Прости. Я, наверное, уже спрашивал, и не один раз?

«Ты болен. Мне не за что на тебя сердиться», — ответил он коротким сообщением.

Саундвейв так и не смог разобраться, что именно произошло при встрече с Юникроном. Впрочем, после нескольких декациклов незнания, жив ли Мегатрон вообще, истинные причины его травмы Саундвейва не слишком интересовали. Гораздо важнее были последствия. Полностью выжженные участки мозгового модуля, отвечавшие за кратковременную память — и за большую часть долговременной. Сохранились только довоенные воспоминания, и теперь Мегатрон считал себя Мегатронусом, а из окружающих узнавал только Ориона Пакса, Рэтчета и самого Саундвейва. С остальными Мегатрону каждый цикл приходилось знакомиться заново. Возможно, и чаще раза в цикл — до того, как Саундвейв выяснил его местонахождение и перебрался к автоботам.

Несомненно, Лазербик или ее аналог — Саундвейв собрал их не меньше шести тысяч и не сомневался в них, в отличие от Рэтчета, — могла бы заменить поврежденный неокортекс, точно так же, как предоставляла Саундвейву дополнительные жесткие диски и оперативную память для бэкапов и ускорения мыслительных процессов. Но было ли разумно делать Мегатрона пожизненно зависимым от внешнего устройства, если он и сейчас неплохо справлялся? Саундвейв решил выждать. Медленно, но верно неокортекс Мегатрона выстраивал новые нейронные связи, обучаясь функционировать, не прибегая к мертвым участкам.

Почувствовав второе, уже более сильное прикусывание манипулятора, Саундвейв разжал лапки на плечевом выступе Мегатрона и легонько цапнул его за фейсплейт, оставляя едва заметные царапины на активном покрытии. Антиграв, запущенный на полную мощность, надрывно загудел, растопыренные пальцы Саундвейва уперлись в честплейт Мегатрона, скользя по гладкой, покрытой конденсатом броне. Заряда в аккумуляторах хватало, чтобы отправить Мегатрона в стазис сильным разрядом, но Саундвейв только слегка увеличил мощность, теперь непрерывно шаря лапками по огромному корпусу под собой и посылая уколы электричества в доступные ему сенсорные узлы. Не больно, но все же достаточно ощутимо.

— Щекотно! — Мегатрон скалился совершенно по-спарковски, и на какую-то долю наноклика показалось, что это и правда прошлое.

Прошлое, которого не было, потому что в те времена Саундвейв никогда не позволил бы себе даже приблизиться к чемпиону Каонских ям. Последние циклы его все чаще посещала мысль, что зря он боялся тогда. Но кто мог знать, что в юности Мегатрон был таким…

— Позволь мне оказать ответную любезность, — прогудел Мегатрон, надавливая на спину и прижимая Саундвейва к честплейту, горячему, почти обжигающему.

Он немного помедлил перед отключением антиграва, наслаждаясь объятиями, из которых не хотелось выбираться. Из которых не удалось бы выбраться, даже если бы очень хотелось.

Вот только Мегатрон не отличался терпением даже во взрослом возрасте, не говоря уже о более юной версии. А может, ему просто не нравилось, что нижняя часть корпуса Саундвейва все же левитирует, из-за чего давление на честплейт растет… хотя сколько там того давления? Сперва Мегатрон попытался обхватить его за бедра правой ногой — а потом, когда Саундвейв не на шутку встревожился, что сейчас они оба рухнут на пол, Мегатрон навалился сверху, ловя гибкие манипуляторы.

«Ты же не умеешь делать массаж».

— Не умею, — согласился Мегатрон. — Но я буду очень, очень стараться.

Судя по тому, что Мегатрон уже сносно ориентировался в файлах автоботских баз данных и даже что-то подсказывал Рэтчету, сохранилась либо способность к обучению, либо навыки, обретенные во время войны. А может, Саундвейв просто не все знал о Мегатронусе, шахтере и гладиаторе.

Пусть тот и не обладал способностью выпускать крохотные разряды ладонями — зато умел концентрировать на них электромагнитное поле, чувствительно давя им на стыки брони и покалывающими прикосновениями лаская плоскости крыльев. К счастью, у Саундвейва они располагались не на спине, поэтому он мог разглядывать фейсплейт Мегатрона — и гладить его корпус лапками манипуляторов.

Мегатрон на мгновение замер, вглядываясь в собственное отражение в гладком бронепластике маски, несмело провел кончиками когтей по ее окантовке и шепнул:

— Саундвейв, я всегда…

Резко оборвав фразу, Мегатрон отвернулся, и Саундвейв успел разглядеть гримасу смущения — но почти сразу же Мегатрон спрятал фейсплейт, сползая ниже и прикусывая крылья Лазербик. Сама она, будучи дроидом, не чувствовала ничего, но вот разъемы, к которым она подсоединялась, в открытом состоянии остро реагировали даже на горячий воздух из чужих вентсистем. А настойчивые прикосновения глоссы, пожалуй, могли бы вырвать из вокалайзера Саундвейва трещащий статикой вскрик… если бы он не держал динамики отключенными.

Отпустив Лазербик и любуясь через ее оптосенсоры на Мегатрона, улегшегося на его ноги и упоенно ласкающего корпус, Саундвейв наконец решился отправить ободряющее сообщение:

«Ты начинаешь вспоминать».

— Да ничего я не вспомнил! — сердито пробурчал Мегатрон. — Просто подумал, что если ты все время носишь маску, наверное, тебе не слишком приятно то, что под ней… и тем более — когда я спрашиваю об этом каждый фрагов цикл!

«В том, что у нас каждый раз — как первый, есть свои преимущества».

Много, много ворн Саундвейв не позволял себе даже мечтать о Мегатроне. Сначала — потому что видел в нем соперника, после — потому что никогда, никогда не дал бы никому обходиться с собой так, как Мегатрон вел себя со Старскримом. Но с Саундвейвом Мегатрон обращался так бережно, как будто все время боялся что-то испортить неаккуратным движением или глупыми словами… и за прошедшие декациклы Саундвейв до сих пор к этому не привык.

***

Автоботы выделили Саундвейву отдельный отсек — но он все равно проводил большую часть времени с Мегатроном, и в гибернацию они уходили на одной платформе. В каком-то смысле это было ново и приятно, потому что Саундвейв никогда прежде не заводил столь тесных отношений. Минусом стоило счесть то, что из-под многотонного корпуса было не так просто выбраться, особенно если это требовалось сделать быстро.

Тщательно рассчитав портал под собой так, чтобы Мегатрон туда не провалился, Саундвейв неловко выпрыгнул на пол общей мойки. Лазербик осталась висеть на стене в отсеке, охраняя покой Мегатрона, и потому Саундвейву нужно было зеркало. Он потратил около клика на то, чтобы привести себя в порядок, и открыл еще один портал — на этот раз в главный зал автоботской базы.

— Саундвейв! — взвизгнул Старскрим, сгорбившийся под прицелом сразу нескольких пушек и нервно сверкающий линзами. — Ты должен за меня поручиться! Я не хочу, не хочу возвращаться на «Немезис», пока там командует эта бешеная тварь! И я принес важную информацию… почему, почему вы, автоботы, проявляете милосердие даже к Мегатрону, но продолжаете ненавидеть меня?! Людишки отобрали у меня ти-ког, меня чуть не загрызли шлаковы инсектиконы Эйрахнид…

— Помолчи. Я читаю, — протрещал Саундвейв, рассматривая опись имущества и функционирующих систем «Предвестника».

— С-саундвейв? Ты… ты фем?!

Он взмахнул манипулятором прежде, чем успел оценить ситуацию, и остановил сияющие от электроразрядов лапки достаточно близко от горла Старскрима, чтобы заставить того трансформироваться и начать летать в непредназначенном для этого помещении. Но Старскрим почему-то лишь попятился; возможно, он и не врал про ти-ког?

Автоботы фонили тревогой, и Саундвейв отдал мысленный приказ, придавая маске максимальную прозрачность. Это был самый простой способ внести ясность, не смущая публику. Только он понадеялся, что Мегатрон перестанет удивляться каждый раз, как теперь…

— Моя гендерная идентификация тебя не касается, — проскрипев это, Саундвейв вновь спрятал свой искалеченный фейсплейт, лишенный левой оптики и практически всей нижней части.

— Во имя Всеискры! — невпопад ответил Старскрим. — Э-э… то есть конечно, как скажешь! Саундвейв, так что, я могу надеяться…

— От меня одно условие, — голос хрипел, скрипел и трещал статикой сильнее обычного, но с тех пор, как Оптимус Прайм посмел выразить недовольство по этому поводу, Саундвейв из принципа разговаривал с автоботами вслух. Разумеется, в отсутствие Мегатрона, как и обещал. — Спокойствие Мегатронуса имеет высший приоритет, поэтому ты не будешь говорить ничего, что может напомнить ему о временах после начала войны.

— Может, мне вообще вокодер себе выдрать?!

— Это было бы наилучшим вариантом, — ответил Саундвейв на его возмущение. — Прайм, я хотел бы поговорить с тобой.

Дождавшись кивка, Саундвейв пошел вперед, в мрачный коридор. Те несколько шагов, что создавали иллюзию уединения, он потратил на дистанционное подключение к Лазербик. Мегатрон все еще был в оффлайне. Хорошо. Регулярные перезагрузки чистили кэш, помогая мозговому модулю работать на пределе возможностей; длительная гибернация тоже способствовала быстрому выздоровлению. Оставалось только уберечь Мегатрона от лишних потрясений — и если ради этого приходится сотрудничать с автоботами, Саундвейв будет сотрудничать. В конце концов, они действительно старались принимать его таким, какой он есть, и уже почти все перестали кривить фейсплейты при звуках его голоса. Не всем повезло так, как Бамблби!

— Передаю информацию, принесенную Старскримом, — разворачиваясь, Саундвейв переслал архив файлов о «Предвестнике». — Кроме того, Нокаут и Дредвинг тоже потенциально способны перейти на сторону автоботов. Передаю характеристики. Сложность решения в том, что Нокаут намерен перетащить сюда запасы запчастей, энергона и прочих расходных с «Немезиса», а Дредвинг покинул «Немезис» и пока не выходил на связь. Есть вероятность, что он намерен мстить тебе за Скайквейка…

Рев ракеты, донесшийся со стороны общего зала, чуть не вызвал у Саундвейва коллапс искры. Додумывал, как обеспечить безопасность Мегатрона на «Предвестнике», Саундвейв уже в процессе телепортации — и еще до того, как ступил на твердый пол, выпустил манипуляторы и как следует шарахнул ими о пол перед Арси и Бамблби, сбивая им оптосенсоры безопасными для нейросети, но ослепительно яркими разрядами. Не хватало только, чтобы и автоботы начали стрелять на своей же базе!

Еще горячие и бьющиеся статикой лапки крепко схватили Старскрима и толкнули его к стене. Тот скорчил жалобный фейсплейт и попытался что-то пискнуть, но Саундвейв был начеку и вовремя пустил слабый разряд в его вокодер.

— Еще одна подобная глупость — и я тебе его вырву! Я знаю их и тебя больше миллиона ворн, и я не поверю, что это они все начали! — он запоздало вспомнил, что Старскрим недавно едва не уничтожил ти-ког Бамблби… но почему-то Бамблби не бросался на Мегатрона, желая реванша за утраченный голос?

— Ш-шлак, — прохрипел Старскрим, пятясь, скрежеща крыльями и шаря когтями по стене за собой. — От одной бешеной фемки к другой… к двум другим! Вот же шлак!

— Саундвейв, — негромко позвал Оптимус откуда-то сзади, и только тогда до Саундвейва дошло, что он опять стиснул шею Старскрима, на этот раз обоими манипуляторами.

Фемки, несмотря на маленький размер — а может, как раз благодаря ему? — славились повышенной агрессивностью и полным отсутствием тормозов в критических ситуациях. Благо, их было мало, и в старые времена на Кибертроне они почитались, как хранительницы сакральных знаний Праймуса… но в гладиаторские ямы фемку никто не пустил бы. Это был бы просто невообразимый скандал, особенно если выяснилось бы, что фемка неоднократно побеждала каонских чемпионов, и мысль об этом порой согревала самолюбие Саундвейва. Но теперь, когда он решил стать искренним — ради Мегатрона, — реакция окружающих просто выводила из равновесия! Саундвейв не сталкивался с этим с самого спаркства, и… Он мигнул, принимая сигнал от Лазербик, и отпустил хрипящего и дергающегося Старскрима. Мегатрон вышел онлайн и скоро должен был прийти сюда, так что следовало поторопиться.

— Сейчас ты пойдешь и приведешь себя в порядок, потому что на тебя смотреть противно. Пусть у тебя нет ти-ког, ты не смеешь позорить авиацию своим видом, понял меня? — сбросив координаты мойки и собственного отсека, Саундвейв присмотрелся к выражению фейсплейта Старскрима и сердито провентилировал. Не хотелось говорить это вслух, но Старскрима следовало убрать отсюда до прихода Мегатрона, а беспроводную передачу автоботы бы засекли: — В сложившейся ситуации я старше по званию, и ты будешь подчиняться моим приказам.

Слава Всеискре, догадался наконец. Правда, при этом так заулыбался, что автоботы явно заподозрили неладное.

«Пусть лучше он думает, что мы тут на разведывательной миссии. Командовать авиацией без ти-ког он не может все равно. Тебе решать, оставить его здесь или выгнать на „Предвестник”, но я бы рекомендовал держать его под присмотром», — написал Саундвейв Оптимусу Прайму, пока шел к терминалу, экран которого оказался прострелен ракетой.

— Привет всем, — прогудел Мегатрон, наконец добравшийся до зала. — По пути я встретил какого-то джета, который от меня шарахнулся. Никто не объяснит мне, кто это был?

«Я всего лишь дал ему понять, что порча чужого оборудования не допустима, — написал Саундвейв, автоматическими движениями отключая терминал от сети. — Хочешь помочь мне с ремонтом?»

В теории, Мегатрон мог справиться с ремонтом терминала даже в одиночку, и, глядя на его уверенные движения, Саундвейв надеялся, что регенерация неокортекса действительно проходит успешно. Специалистов по мозговым модулям давно уже не было ни с десептиконской, ни с автоботской стороны, последним погиб Шоквейв, и оставалось только верить в удачу Мегатрона.

Уже когда все вывалившиеся платы были поставлены на место и наступила очередь Саундвейва проверять, насколько терминал функционален, к ним решился обратиться самый маленький из людей:

— Парни, извините, если отвлекаю… но можно я посмотрю поближе?

— Раф? — будто сам себя спросил Мегатрон, и Саундвейв на долю наноклика остановился, фиксируя тот факт, что кратковременная память восстанавливается. — Раф, тебя подсадить? Саундвейв, можно поставить тебе человека на консоль? Саундвейв?

Он пошарил пальцами по задней кромке экрана — с той стороны, где тот еще был целым. На ощупь сначала показалось, что это крепление для емкости с энергоном, но когда оно выщелкнулось, стало ясно, что это подставка для датапада. Тем лучше.

Человек ощущался странно мягким и хрупким, нежнее даже кибербабочек, которыми Саундвейв когда-то выбирался любоваться в специальный сад глубоко под Каоном. Последние циклы он все чаще вспоминал далекое-далекое прошлое, и это удивительным образом успокаивало. Впервые за долгое время Саундвейву было некогда грустить и скучать. Казалось бы, и раньше важные задания сыпались на него одно за другим — но почему-то только сейчас он почувствовал в себе силы справиться со всеми вызовами судьбы.

Он вылечит Мегатрона. Переманит к себе Нокаута и Дредвинга, вместе с их знаниями и умениями. Вместе с Оптимусом расшифрует базу данных Иаконского архива и отыщет артефакты, способные возродить Кибертрон. Эйрахнид с ее прирученным роем — не настолько серьезная противница, и в кои-то ворны Саундвейв мог направить свое внимание на вещи, далекие от военных действий! Впрочем, «Немезис» он тоже планировал рано или поздно вернуть себе.

Не особо вслушиваясь в то, как Мегатрон объясняет Рафу нюансы кибертронских программных кодов, больше наслаждаясь звуками голоса, в котором не было ни злости, ни раздражения, ни усталого отчаяния, как последние много квартексов… Саундвейв который раз ловил себя на крамольной мысли, что если бы он знал, как все обернется, то спалил бы Мегатрону половину неокортекса еще давным-давно. Сколько времени они потеряли!