Кукла +23

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Камша Вера «Отблески Этерны»

Пэйринг и персонажи:
Айрис Окделл, Девочки Окделл
Рейтинг:
G
Жанры:
Дружба
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Написано на Фикатон Летнего Излома 2017 для Enco de Krev по заявке «что-нибудь теплое и жизнеутверждающее про Надор и Окделлов»

Посвящение:
Несравненной Энко

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
3 июля 2017, 17:16
Кормилица принесла маленькую Эдит в комнату, села вместе с ней на краешек скамьи, покачивая на руках. Айрис подошла – тихонько, чтобы не разбудить. Нэн переодевала Дейдри, тихо напевая. Кормилица улыбнулась, протянула свёрток.

- Вы уже совсем большая девочка, эрэа Айрис. Желаете сестрёнку подержать?

Айрис охотно обхватила кокон из пелёнок и одеял. Приходилось крепко держать обеими руками, чуть отклонившись назад. Было немного тяжело, но зато личико Эдит можно было рассмотреть совсем близко, как она причмокивает крохотным ротиком во сне, а ресницы красивые: длинные и тёмные, не то, что у неё. Матушка сердилась, когда она пыталась поднять сестрёнок, говорила, что Айрис может заболеть. Но ведь они такие маленькие, как кукла, которую привёз ей дядя Эйвон давным-давно.

Иногда Айрис воображала, что кукла родилась вместе с ней. А иногда вспоминала, что она была такой же, как Дейдри сейчас, и дядя Эйвон привёз ей к Зимнему Излому подарок. Дикону тоже привёз, это был очень красивый ножик, но Дикон не разрешал его брать, говорил, что она порежется. Наверное, он был прав, потому что ему самому разрешали брать ножик только при отце, хоть это и был подарок для Дикона.

А куклу ей брать разрешали. Только велели строго-настрого не испортить. Но Айрис и не собиралась. Кукла была очень красивая. Голубые глаза, розовый круглый ротик, белокурые локоны, а ещё платье, роскошное платье винного цвета с нижними юбками из батиста, чулочками, кожаными башмачками и чепцом с длинными лентами. Настоящая эрэа! Айрис сажала её утром на свою кровать, чтобы кукла смотрела, как она одевается. Мечтала, что сама когда-нибудь станет такая же красивая. Один раз Айрис взяла её вниз, в трапезную, но Дикон едва не опрокинул на бедную куклу разбавленное вино, а делать такое было никак нельзя, наряд бы испортился. Поэтому кукла теперь ела в спальне. Айрис рисовала для неё разные яства – отец улыбался и разрешал взять маленький кусочек бумаги, даже оттирал потом пальцы Айрис от чернил. Никак нельзя было трогать куклу грязными руками!

Потом Айрис стала большая, начала учиться читать вместе с Диконом. Он, конечно, читал лучше. Ведь он был старше! Но она тоже очень старалась. Отец Маттео даже иногда её хвалил. И никогда не запрещал приносить куклу с собой. Айрис сажала её на скамеечку, и кукла вела себя хорошо, не озорничала. Наверняка тоже читала бы, если бы умела говорить. Айрис никому не рассказывала, но иногда она во время молитвы просила Создателя, чтобы Он научил её куклу говорить. Только, наверное, у Создателя были дела поважнее, Он никак не успевал. А может, она плохо себя вела и не заслужила.

Брать куклу в часовню матушка не разрешала.

Может быть, поэтому Создатель её не оживлял?

Но кукла всё равно была замечательная. Айрис боялась давать её Дейдри играть, ведь Дейдри была совсем малышка, а вдруг она бы играла неправильно! Но Дейдри больше нравились лошадки Дикона. Лошадки были и впрямь как настоящие, капитан Рут по вечерам вырезал их из деревяшек, кончиком ножа процарапывал волнистые гривы, раскрашивал – углём, луковой шелухой, свекольным соком… Иногда Айри брала куклу и садилась смотреть, как ловко движутся его пальцы: раз, раз, раз – и готова лошадка, совсем как живая, только маленькая. Дейдри крепко сжимала сразу несколько в кулачках, раскладывала на кровати, они прыгали у неё через подушку.

Эдит зашевелилась, открыла ротик, захныкала. Айрис отдала её кормилице – держать было уже тяжело. Кормилица сильная, она может поднять не только Эдит, но и саму Айрис! Даже теперь, когда она совсем большая и почти умеет читать. Недавно она бежала, поскользнулась и ушибла коленку. Не плакала, нет – ведь она совсем большая! Но кормилица подняла её на руки, обняла и сказала, что скоро всё заживёт.

- Эрэа Айрис! – позвала её Нэн. – Пора надевать платье для Изломного ужина.

Дейдри сидела у её ног и играла с лошадкой. Айрис подошла, на ходу развязывая тесёмки рукавов, повернулась к Нэн спиной, чтобы та расшнуровала ей платье.

- Ты видела, Нэн, какая Эдит красавица?

- Конечно, красавица, - сказала Нэн, - не хуже вас и эрэа Дейдри. Целый цветник у эра Эгмонта, лишь бы приданое нашлось.

Приданое – это было серьёзно. Айрис твёрдо знала, что невеста должна приехать в дом жениха с сундуками разного добра, хоть и не понимала, зачем. Неужели у жениха своего добра дома нет? Но раз так надо, делать нечего. Она – старшая сестра, должна что-то придумать! Найти что-нибудь драгоценное, чтобы жених сразу понял: эта невеста хороша.

- Нэн, - решительно призналась она, - я найду приданое для Эдит. Давай, положим в её сундук мою куклу?