Обещание. 15

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Dragon Age

Пэйринг и персонажи:
ж!Хоук/Фенрис, ж!Хоук, Фенрис
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Элементы гета
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Потеряв очередного близкого человека, Мариан Хоук бродит по ночному Киркволлу. Куда же принесут ее ноги и щемящая боль в сердце?

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
12 июля 2017, 20:56
Ночь опустилась на Киркволл. Воздух Нижнего города стал чище и прозрачнее. С улиц исчезли назойливые торговцы и попрошайки. Ветер уносил вонь, идущую из Клоаки в сторону моря. Стояла звенящая тишина. Она окутывала с ног до головы и могла бы успокоить сердце каждого, но только не сердце Мариан Хоук. Она шла, поигрывая ножиком в руках, перемещая его между пальцами, ее белые, почти седые волосы слегка закудрявились от влаги, оставшейся в воздухе после дождя. Сегодня ночью она хотела напиться, но ноги вели ее прочь от Висельника. Она решила не препятствовать воле своего её тела и идти за непонятным щемящим ощущением в сердце.

«Кого еще мне предстоит потерять? – думала она. – Бетани уже никогда не ужаснется моим шуткам, отец больше не похвалит за хорошее заклинание, а теперь и мама не скажет мне слов поддержки…». От воспоминаний о матери в ее голове словно произошел взрыв. Она никак не могла забыть ее лицо… Затянутые белой пеленой глаза, в которых не будет больше того тепла и света, согревающего Мариан в самые тяжелые времена ее жизни.

Тонкая корка льда пошла по кончикам ее пальцев, воздух вокруг Хоук стал холоднее. Отец всегда говорил ей, что ее эмоции не дают ей контролировать магию.
Магия… Да будь она проклята, эта магия! Зачем Создатель дал ей эту ужасную силу? Зачем он принес в это мир такое проклятие на головы своих созданий?

За то время, что Мариан жила в Киркволле, этом проклятом городе цепей, она насмотрелась на самую разную грязь. Встретить тут малефикара было проще, чем наткнуться на дерьмо на улице. Словно сама земля Рваного берега порождала этих нечестивых тварей. Хоук ненавидела магию крови. В ее глазах это была главная причина, по которой магов держат взаперти, изолированно от всего остального общества. И теперь малефикар изуродовал и убил ее мать. Надругался над самой сутью женщины, которая дала жизнь Мариан, Бетани и Карверу. Карвер… Что же он скажет ей, когда узнает, что она не смогла уберечь мать?
Хоук сама не змаетила, как дошла до верхнего города. Вот уже виднеется дверь ее особняка. Как рада была мама, когда смогла вернуться в дом своих родителей! И что теперь толку от этих шикарных стен, если в них больше не будет звучать ее смех над очередной проделкой Сэндала? Сможет ли Мариан снова войти в этот дом или хотя бы просто посмотреть на него?

В небе поднялась огромная луна, осветив ближайшую подворотню. Двое разбойников уже приготовились напасть на девушку, как их тут же сковало ледяным заклинанием. Хоук даже не посмотрела на них. Ноги несли ее к церкви.

«Можно было бы пойти и выговорится Ваэлю, – думала она, – но с ним не получится напиться. Все, что он может мне сказать, это процитировать Песнь Света. А у меня нет настроя строить из себя верующую». Пару минут она стояла в раздумьях, смотря сквозь величественное здание, затем, приняв какое-то решение, повернула в сторону особняков. Что-то подсказывало ей, что только он сможет ее понять сегодня.

Фенрис сидел у камина лицом к двери. Едва Хоук вошла, как он медленно встал и подошел к ней, своей импульсивной походкой.
– Я знал, что ты придешь, – сказал он.
– Правда? – она попыталась улыбнуться. – Я настолько предсказуема?
– Хоук, я в жизни не встречал кого-то более непредсказуемого, чем ты, – он улыбнулся в ответ.
– Фенрис, у тебя осталось то шикарное вино? – ее голос слегка дрогнул. – Мне надо напиться. Обещаю, что не буду приставать.

Эльф кинул на девушку недовольный взгляд и жестом предложил ей присесть. Мариан опустилась на кресло, казалось, что силы вот-вот покинут ее. Вскоре он вернулся с двумя пыльными бутылками. Кинув одну из них девушке, он присел на пол напротив ее кресла. Она ловко поймала бутыль и тут же приложилась к горлышку. Прохладная и приятная жидкость заполнила гортань теплом, с каждым глотком оно словно шло дальше по ее телу, достигая кончиков пальцев. Она оторвалась, чтобы сделать вдох, и снова приникла к бутылке.
– Ты никогда не умела пить, – заметил Фенрис, – Скажи, почему ты пришла ко мне?
– Чтобы напиться, – сказала Мариан и сама удивилась тому, как безэмоционально и глухо прозвучал ее голос.
– Но почему именно со мной? – не унимался эльф. – Мне казалось, что после того, что между нами было, ты не захочешь меня больше видеть.
– Ты конечно козел и урод, – процедила сквозь зубы она, – но собутыльник просто отличный. Ты не станешь цитировать мне священное писание, не будешь утешать и сочувствовать, и после всего произошедшего, вряд ли будешь пытаться меня трахнуть.
– Если тебе не нужно сочувствие, то что тебе нужно?
– Тишина и вино.

Бутылки в их руках медленно пустели. Фенрису пришлось еще дважды ходить в подвал за пополнением. Наконец, глаза Хоук стали медленно, но верно закрываться. Он вздохнул и, взяв ее на руки, понес в спальню. Когда он уложил магессу на кровать, она открыла глаза.
– Фенрис, – тихо позвала Мариан.
– Хоук?
– Ты был прав насчет магов. Рано или поздно магия причиняет вред. Однажды и я стану монстром, опьяненным собственной силой. Малышке Бет повезло, что она не дожила до такого.
– Не говори ерунды, ты не съедешь с катушек, – эльф присел на кровать, и девушка положила ему голову на колени.
– Этот урод, который убил маму, тоже не всегда был малефикаром, – возразила она. – Он потерял жену и съехал с катушек. Я потеряла всю свою семью, много ли мне еще надо, чтобы перейти черту?
– Ты не станешь такой как он, – Фенрис старался говорить спокойно, а в душе проклинал каждое свое дурное слово о магии, сказанное в ее присутствии, – ты совсем другая. Бываешь форменной стервой и язвой, но у тебя доброе сердце. Ты стремишься помогать окружающим, менять их жизнь к лучшему, хоть и притворяешься эгоисткой. Таким, как этот малефикар, не понять этого. А тебе не понять таких, как они.

Девушка снова закрыла глаза. Эльф аккуратно переложил ее голову со своих колен на подушку и направился к двери. Не успел он до нее дойти, как она едва слышно сказала:
– Пообещай, что убьешь меня, если я стану такой, как он.
– Хоук...
– Обещай мне, Фенрис. Я никого больше не могу попросить о таком.
– Обещаю.

Она вздохнула и через мгновение он мог расслышать ее мерное дыхание. Эльф тихо подошел к ней и осторожно поцеловал ее губы. «Если таково твое желание, – подумал он, – я это сделаю».

Фенрис ненавидел магов. Но он любил Мариан.
Примечания:
Пробило меня сегодня на душевные переживания. Как всегда жду ваших комментариев.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.