Танцуй-танцуй заварушка

Ranma 1/2, Shantae (кроссовер)
Джен
PG-13
В процессе
27
ChebMaster автор
Реклама:
Размер:
планируется Макси, написано 177 страниц, 14 частей
Описание:
[НА ПАУЗЕ: НА РАБОТЕ ЗАВАЛ]Наша любимая полуджинни встречается с нашей любимой девушкой на полставки в Тендо додзё. Столкновение двух разновидностей хаоса приводит к многим сражениям, кончающимся дружбой, тёплыми чувствами и культурным шоком. Душа нараспашку, остроухая гостья всегда рада помочь другим и самой научиться секретам этой незнакомой страны, Нэримы. Но благие желания и неопытные джинни-самоучки с избытком рвения сочетаются чуть лучше, чем никак. И что там Риски замышляла тем временем?
Примечания автора:
(отметил как мега-кроссовер временно, пока модераторы не поправят на единый фэндом на всю серию)
На 9 апреля 2020: глава 17 дописана. Но вам я её не покажу!
На 3 февраля 2020: глава 17 пишется хорошо, ходко. 15-я?.. Не, не слышали.
На 30 января 2020: провёл неделю, насилуя мозг чтобы сложить воедино сюжет глав 15..17. Это было всё равно, как одновременно крутить кубик Рубика и решать задачку про Рёгу, козу и капусту... Тьфу! Однако, музу пропёрло на 17-ю главу, последнюю из блока, когда в 15-й и 16-й - конь не валялся. Опять задом наперёд пишу :/

Временная титульняа картинка: http://chebmaster.com/_share/ddr_title.png Потом заменю полноценной: или сам потренирую свой ржааавый скилл рисования, либо художнику закажу.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
27 Нравится 67 Отзывы 9 В сборник Скачать

13. Банный день

4 июня 2019, 22:54
Настройки текста
Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, Мэтт Бозон, Эрин Белл Бозон, творческие команды Kitty Films и WayForward.

* * *

Вернувшись в мастерскую дяди Мимика - застали там Ранму, успевшего обзавестись жилеткой на голое тело и потерять Рёгу. Печатей пока было собрано две, Риски не показывалась. Должно быть, пять минут уделила разгрому Гипно-барона, а всё остальное время - плела злодейские планы, как мрачно предположила Шантэй. Скай и Укё где-то пропадали по своим делам. Мимик торжественно вручил племяннице отремонтированный топик. Та стремительно переоделась с видимым облегчением, укрывшись за какой-то здоровенной техно-хреновиной в углу. Причём, Аканэ пришлось помогать ей стягивать прилипшую от пота Ранмину рубашку. Мимик попытался вытянуть из благодарной Шантэй подробности о будущем, о сражениях с Владыкой Пиратов и тому подобное. Казалось бы - теперь, в спокойной обстановке, остроухой не отвертеться от подробного рассказа о приключениях. Но оголодавшая после подвигов молодёжь дружно вспомнила про спасённый от босса квестовый предмет. «Вкусный обед» умяли в момент, поделённое на семерых огромное блюдо плова внезапно оказалось таким маленьким. Отправились продолжать в харчевню, где наели на четырнадцать медяков и полушку - больше, чем целый «драгоценный», который, как выяснилось, был равен неметрическим двенадцати медякам. Набики нахмурилась, вспомнив, что месячный доход Шантэй был восемьдесять этих самых «драгоценных». Нэримская тусовка грозила щедрую хозяйку такими темпами довести до нищеты, после чего плохо станет всем. Полуджинни легкомысленно отмахнулась, хотя её кошель уже сильно отощал. После сытного ужина - солнце уже клонилось к закату, очерчивая силуэт султанского дворца на далёком мысу - отправились в магазин. Ранма и Набики, попавшие туда в первый раз, с интересом изучали ряды всякой всячины, раскинувшиеся под подвешенным к потолку скелетом какого-то динозавра. Шантэй и бровастый продавец увлечённо торговались, в результате все собранные за сегодняшнее приключение камушки принесли восемь медяков дохода. А потом - опять траты, Шантэй подорвалась накупить зубных щёток, полотенец, мыла и прочего на шестерых попаданцев. Ранма с трудом убедил её Рёгу не считать, потому что неизвестно, когда вернётся. Накупила на пятерых, опять целый драгоценный долой - а потом начала прицениваться к одежде, поскольку «мы же в баню идём!». При виде цен на одежду, даже Набики дрогнула, а Аканэ - так вовсе пришла в ужас. О таких вещах, как промышленное производство, в этом мире явно не слышали. Простейшие шорты и топики стоили от шести драгоценных, а что-то более сложное - шилось на заказ. Попутно выяснилось, что пара шёлковых штанов, в каких бегает Шантэй, стоит больше ста драгоценных. Не разорилась боевитая девица только благодаря тому, что все формы магического исцеления чинят заодно и одежду. У Ранмы при этой новости появился такой хитрый блеск в глазах, что Аканэ сразу начала на него коситься подозрительно. Пришлось бойцу с косичкой признаться: хотел время от времени одалживать полуджинни свои шёлковые штаны ради халявной починки. И тут же съехал с темы, предложив всем пошить одежду, раз готовая так дорога! Шантэй идею одобрила. Аканэ насупилась, грызомая чувством неполноценности. Сямпунь намекающе поинтересовалась, когда он будет снимать мерки, что вызвало трения в команде. Нервно косясь на сердито сопящую Аканэ, Ранма предложил сначала нашить чего-нибудь безразмерного, вроде наряда Скай. Всё равно климат-то жаркий, чо? Стали покупать отрез ткани. Поскандалили немного на тему цвета, быстро увяли, когда выяснилось, что любые цвета, кроме сереньких и песочных стоят почти вдвое дороже. Шантэй, пользуясь привилегией постоянного клиента, выбила залежавшийся тёмно-красный отрез со скидкой, не намного дороже сереньких. Но всё равно, двенадцать драгоценных как не бывало! Попутно выяснилось, что у Шантэй был ещё один кошель, с серебряными монетами номиналом в пять драгоценных. Который и до того был тощий, а теперь совсем превратился в доходягу. Набики пробормотала: мол теперь понятно, как у учителя до пяти тысяч долларов в месяц улетает. Деньги считать полуджинни не просто не любила, а словно считала такое занятие оскорбительным для своего ветреного и свободного образа жизни. Двинулись в баню, расположенную там же, возле круглого пруда. Навстречу уже хромала Укё, чем-то довольная. Обрадовалась, начала вешаться на Ранму - и ведь не откажешь же. Аканэ и Сямпунь не сговариваясь признали, что карту «я - инвалид, лапка болит» окономиячница разыграла по всем правилам. Так и дошла до бани, поддерживаемая бойцом с косичкой. Внутри баня - где Сямпунь уже успела побывать - начиналась с небольшой комнаты с мирно дрыхнущим стражником, стерегущим полки для ботинок и оружия. Оттуда, уже босиком - попали в главный зал с большим бассейном, где отмокали, оживлённо болтая, самые разные горожане обоих полов, замотанные в что-то вроде простыней. Выдаваемых баней на время посещения, как объяснила Шантэй, прежде, чем наброситься на банщицу, с которой завела оживлённый торг. Незнакомые с этим местом огляделись. Свет в полутёмный зал проникал через крохотные окошки высоко под куполом. По углам - кадки с кустами. Бассейн питал искусственный водопадик - тёплая вода струиась по скале, словно вырастающей из стены. Из путаного разговора полуджинни с черноволосой женщиной в голубом бикини с юбкой-парео, нэримцам стало ясно, что одно посещение бани - шесть медяков, это если со своим полотенцем. Но такие обдирательские цены - только для путешественников, для своих же полагался абонемент, те же шесть медяков на целый месяц. И вот Шантэй живописала в красках, а банщица склонна была согласиться, что нэримцы - свои, участвовали в обороне города и вообще замечательные ребята. Абонементы на шесть попаданцев - на Рёгину долю тоже - и щедрая принимающая сторона обеднела ещё на три драгоценных. Рассматривая свою карточку абонемента - пластиковую карточку - Набики заметила, что та подозрительно похожа размером и формой на кредитную карту. Остальные поверили на слово, как эксперту, поскольку такой экзотической роскоши сами никогда не видали (*прим. 1). Позаботившись об оплате, разошлись в собственно банные помещения, мальчики - налево, девочки - направо.

* * *

Испытав великое облегчение от того, что мыться можно было тёплой водой - не горячей, но и недостаточно холодной для срабатывания проклятия - Ранма заодно порадовался возможности устроить постирушки на месте - только мыло своё трать - и поэтому не сразу заметил мелкого пакостника, провертевшего дырку в стене. Настоящий титан-извращуга: она же каменная! И чья там подозрительно знакомая синяя шевелюра рядом маячит?.. Боло, как ты мог, вопросил грозно воздвигшийся за спиной Ранма. А ещё друг называется!.. Как чей? Шантэй же. Опешив на мгновение от ответа «ну это ж Шантэй!» - похоже, этот слюнопускатель на все объекты женского пола её вообще как девушку не воспринимал - Ранма напомнил, что вообще-то, на той стороне и его невеста. Уронив скупую мужскую слезу, Боло смирился, наступил на горло собственной песне, дал мелкому подзатыльник и заткнул дырку подвернувшимся обмылком.

* * *

Девушки предвкушали, как узнают секрет, как Шантэй эту штуку снимает, которая волосы поддерживает. Но пока прикидывали, где угол для постирушек, пока глазели на Набики, у которой под нарядом киношного археолога оказалось совершенно доисторического вида бельё - глядь, а полуджинни уже сидит с распущенными волосами, намыливается. Облом. — Надеюсь, это можно подвергать ручной стирке, — хмурясь, пробормотала Набики, нащупывая за спиной застёжку монументального закрытого бюстгальтера, поддерживаемого понизу широкой лентой-бандажом. — Неужели в тридцатые ещё такое носили?.. А ну дай сюда! Углядев краем глаза, как младшая примеривается постирать своё бельё, Набики цапнула предметы гардероба, практически выдернув у той из рук: — Стирать буду я. И не возражай, потом сочтёмся! Обиженная и заметно устрашённая, Аканэ развернулась помогать намыливать гриву Шантэй. У Сямпунь и Укё были свои гривы, Набики ковырялась методом проб и ошибок, стирая первый раз в жизни - возились долго. Благо, вода была тёплая. Потом стали сами намываться, предвкушая уже, как будут отмокать. Сямпунь управилась в момент, подошла чуть не вприпрыжку, вся из себя вызывающе-упругая. Но Аканэ таким было не пронять. Сев на колени рядом с ничего не подозревающей полуджинни, амазонка вдруг обхватила ту - и намылила так стремительно, что её руки размылись, а Шантэй пошла на мгновение рябью, словно желе. Только мыльные пузыри и хлопья пены летели. Полуджини довольно ахнула от неожиданности. — Эй! — вскинулась в тревоге Аканэ, тут же вспомнив амазонский приём промывки мозгов. — Всего лишь дружеская рука помощи. — Сямпунь уже отступала, держа руки обезоруживающе разведёнными. — Для подруги племени и всё такое. Достаточно уже, что над нами висит задолженный поединок, экая неловкость, и не откажешься теперь: слово воина. — Это я завсегда! — с энтузиазмом подтвердила Шантэй. — Как только мир спасём - так сразу и смахнёмся! Аканэ осталось сумрачно сверлить взглядом самодовольную Сямпунь и гадать, что это сейчас было. Отмокать остались на женской половине, поленившись заматываться в полотенца. Даже искушение полюбоваться полуголым Ранмой не сподвигло. А может - именно из-за этого. Атмосфера тут была на диво благостная и умиротворяющая, даже трепаться ни о чём не хотелось. Долго ли, коротко ли - потянулись на выход. Шантэй подала пример, натянув хорошо отжатые пляжные трусы и обмотавшись полотенцем. Укё надела бикини и повязала полотенце на манер юбки. Набики накинула своё на манер плаща, поскольку её винтажный бюстгальтер и почти мужские трусы на пляжное ну никак не тянули. Аканэ просто надела нестиранную борцовку. Ну, а Сямпунь довольствовалась всё той же комбинацией драных шортиков и повязки из полотенца на голое тело. Закат уже угасал, ночь вступала в свои права. В домах, окружающих круглый пруд, зажигали лампы и свечи, освещённые окна отражались в водной глади. Из тьмы парка раздавалось хоровое сверчание цикад. Оглянулись на шедшую последней Шантэй - а влажные волосы той уже оказались собраны в традиционный хвост. Загадка как она эту штуку надевает, уже зудела неутолённым любопытством. Не сговариваясь, решили глаз от полуджинни не отрывать, когда будет ложиться спать. Дождавшись Ранму - который, оказывается, уже давно отмылся и успел сходить в мастерскую к Мимику - неспешно направились к маяку. Сначала - вглубь парка, потом - мимо пляжа налево. Тёплый ветер тянул с холмов, принося запахи трав. Сямпунь с удивлением обнаружила, что Аканэ продолжает подозрительно коситься на неё. Но дразниться было лень. — Ты что с ней сделала? — не сдержалась в конце концов разрушительница кухонь. — С Шантэй? Сямпунь поначалу опешила - виду не подала, конечно - но потом вспомнила, как дразнила косорукую днём. Она что, всерьёз подумала?.. И правда, подумала. И вот тут удержаться не было ну никаких сил. — Есть специальная амазонская техника, — загадочным тоном «объяснила» Сямпунь. — Наследие тысячелетних традиций племени. Дозволенная только между девушками! Техника массажа, естественно - но стоило эту незначительную подробность опустить... Три... Два... Один... Глядя, как на лице Аканэ расплывается гримаса отвращения, Сямпунь чуть силу воли не вывихнула, удерживаясь от того, чтобы заржать, как конь. А что? Заодно тренировка на выдержку получилась, каждое лыко в строку. Младшая Тендо теперь держалась напряжённо, норовя взять Шантэй под руку, оттирая от неё Сямпунь. Ранма трения в тусовке учуял, и постарался спешно разрядить обстановку, пока урожай шишек не созрел и не выпал ему на загривок: — А там вон, случаем, не кокосы? — он указал на вершину ближайшей пальмы. — Как получилось, что тут нигде кокосами не торгуют? — Да кому они нужны? — удивилась Шантэй таким тоном, словно речь шла о надоевшем мусоре. — Как-то не похожи они на кокосы, — с сомнением заметила Аканэ, продолжая одним глазом следить за Сямпунь. — Светлые слишком... Как будто огромные яблоки. Определить цвет в сумерках было затруднительно - но это явно был не коричневый. — Потому что в магазинах продают уже чищеные от мякоти, — снисходительно объяснил Ранма. — Косточку, проще говоря. А большинство народу наивно думает, что они так чищеные на пальмах и растут. — Он воровато огляделся. — Никто не возбухтит, если я сорву парочку? — Да хоть все отрывай, — отмахнулась Шантэй, — только пальму не сверни. В парке и на пляже по любому приходится обдирать, чтобы никого созревшим не прибило. Они же круглый год плодоносят! — Значит, аналогия с Средиземноморьем оказалась неточной, — отметила Набики. — Интересно. Ранма взлетел на пальму, упёрся ногами... И приземлился кульбитом, обнимая гроздь зеленовато-жёлтых плодов в с пол-себя размером. Пока тащили до маяка - выхлебали половину. Ранма, красуясь, пробивал скорлупу мизинцем. Сямпунь, фыркнув, повторила за ним - хоть мизинец потом и баюкала украдкой. Шантэй одолжила Аканэ свой кинжал а потом и сама не отказалась от кокосового молока, вопреки своему на словах неприятию. Ещё парочку раздали детям, радостно убежавшим с подарками. Потом, уже основательно, кололи пополам, выедали слой ореха внутри - и наелись до состояния сытых удавов, разлёгшихся на траве вокруг маяка под звёздным небом. — Ни одного знакомого созвездия, — заметила Набики. — Интересно, это-то какое отношение имеет к археологии? Я раньше только Орион и знала. Вдоль набережной и в окнах горели масляные фонари - по яркости с Токио и близко не стояло, но жизнь всё равно чувствовалась. Откуда-то доносились еле слышимые обрывки мелодии. — Я очень извиняюсь, — Аканэ неловко замялась, потом прошептала что-то Шантэй на ухо. — О! — та подорвалась, засуетилась, исчезла в доме, откуда вынырнула с керосиновой лампой. — Вот! — Хлестнула волосами по крыльцу. Ступеньки со скрипом откинулись вверх, явив крутой спуск в затхлую сырость подвала. — У тебя и подвал есть? — заинтересовалась Укё. — Хранить там ничего нельзя, — пожала плечами Шантэй. — Сгниёт в момент, слишком близко к морю. Аканэ нырнула в лаз с лампой и радушная хозяйка захлопнула за ней ступени, отсекая доступ любопытствующим. — Ага, — удовлетворённо заключила Набики. — Значит, полноценная цивилизация. Ну, пусть в лесу этим медведь занимается. Шантэй нахмурилась, прикидывая что-то в уме: — Ммм, воды надо! Для умывания, для готовки, постирушек и так далее. На себя я пару кувшинов притащу - и хватает, но нас теперь - много! За водой вызвался Ранма, во избежание. Невестам только дай - превратят в состязание на хлипких подвесных мостах, перетопят кувшины, а то и Аканэ заодно. Поэтому он спешно схватил первое подходящее - огромный казан с кухни - и мухой метнулся к источнику. Вернулся, балансируя на раскачивающихся мостиках с казаном над головой, не расплескав и не превратившись, самодовольный от этого донельзя. Шантэй начала хлопотать, устраивая всех на ночь, Укё с Сямпунь начали оценивающе коситься на Ранму, напрягая Аканэ. Косоносец отбрехался так поспешно, что слов было не разобрать - и моментально слинял. Только казан с водой остался. — Обидно, но совершенно ожидаемо, — пожала плечами Сямпунь. — Да не носись ты так. Я тут на травке переночую. — Нельзя снаружи, — предупредила полуджинни, вытаскивая откуда-то очередное покрывало. — Если не съедят - то русалки спать не дадут точно. Это днём тут мирно и по домашнему, а ночь - время монстров. В море под скалой бултыхнуло что-то крупное, невидимое в темноте. — Лааадно, пока не изучу местный бестиарий - идея действительно не лучшая, — протянула амазонка. — И ещё надо постиранное где-то развесить, — Набики подняла с травы мокрый куль своего костюма. Залезли впятером на второй этаж по канату. Шантэй вошла последней, закрыла дверь на засов. Шёлковые штаны заняли привычное место на перекладине потолка. Штаны и рубаха Набики - рядом с ними... капали. Плотная, тяжёлая ткань ещё не оттекла. И проблему это представляло серьёзную: в крохотной комнатке еле хватало места разложить всех так, чтобы друг на дружке не лежали. Пришлось гостеприимной хозяйке брать бельевую верёвку, открывать окно и лезть на выступающую крышу - чуть не сорвалась, болтаясь какой-то момент на руках. — Интересно, — Набики пригнулась, поднырнув под развесистую конструкцию из безделушек на ниточках, чтобы приблизиться к одинокой полке с книгами. — Да, я могу это читать. По крайней мере, заглавия. — Можешь? - Аканэ подошла, заглянула ей через плечо. — Нет, для меня - по прежнему закорючки. Сямпунь с Укё живо заинтересовались - но и для них корешки книг пестрели нераспознаваемыми загогулинами. — Моё желание несколько отличалось от ваших, — напомнила средняя Тендо. — Я вообще удивляюсь, что приземлилась вместе со всеми - а не где-нибудь в джунглях Амазонки в тридцатые годы. Снизу застучали: Шантэй, очевидно, спрыгнула на землю, позабыв, что не может сейчас превращаться. Аканэ спешно скользнула вниз, отпереть ей. — От флюгера до макушки пальмы натянула, — довольно сообщила хозяйка, бодро залезая по канату. — Там не достанут! — и начала доставать из ки-кармана толстые покрывала, расстилая на полу. Набики взяла книжку с полки, пролистнула... — Хмм, манга... И почти один экшен. Понимать всякие хрясь-бац особого умения не надо. — Она взяла другую книгу, потом ещё... — Одна манга?.. Почему-то меня это совершенно не удивляет. Ага!.. — Она вытащила из промежду книг тетрадочку из подшитых листков. — Доброе утро, дядя! Скай наконец-то одолжила мне одну из своих птиц-почтальонов. Пожалуйста, держи окна открытыми... Это личное? — Она бросила вопросительный взгляд на Шантэй. — Ничего, читай, — легкомысленно отмахнулась та, не оборачиваясь. — Это подшивка писем дяде с моего первого былинного приключения! — Ну, ладно. Твит? О чём там этот птиц расщебетался? Может носить только письма не длиннее ста сорока знаков? Я же не кракеновыми чернилами пишу! Шантэй пожала плечами: мол, у птиц Скай свои заморочки. Набики перелистнула страницу: — Если приглядеться - мой маяк ужасно обветшалый. Зато какой вид из окна! А личный обрыв для ныряния я точно не променяю ни за что на свете! — И ещё одну. — Только что вернулась с купания. Кто-то умыкнул мою одежду! А ключ от дома был в кармане! Не могу сходить за подмогой, надеть совсем нечего. Набики посмотрела, приподняв бровь, на смущённо ёрзающую Шантэй: — Учитывая местные нравы, это «совсем нечего»... Ты купалась, случаем, не голышом? Полуджинни пискнула, наливаясь краской. Уши уже были одного цвета с нарядом. — Хмм... — Набики перелистнула ещё страницу. — Ааа, что за день! Так и торчу на улице без одежды, уже и волосы высохли. P.S. Я тут подумала, некоторые русалки носят морские звёзды... Может, оставим это? — Нет, нет! — нетерпеливо вклинилась Сямпунь. — Читай дальше! — Захватывающие приключения! — добавила с нездоровым энтузиазмом Укё. Аканэ постепенно начинала сопеть и краснеть - без сомнения, дав волю своему переразвитому воображению. — Шантэй? — попробовала достучаться Набики. — Нет уж, читай, — выдавила та. — Там дальше про настоящие приключения. Как у меня тот случай из головы вылетел... — Больше не купаешься, в чём мать родила? — поддразнила Сямпунь. — Ни за что! — ответила Шантэй. — У меня в загашнике... в смысле, Ки-кармане, теперь всегда купальный костюм… То есть, сейчас нету, я оба Ранме с Укё раздала, но обычно - есть. На случай, если вдруг внезапно поплавать захочется. — Так... — Набики продолжила чтение. — Ну, я перепробовала самых разных морских гадов. Без толку, только оказалась вся изранена... — Все присутствующие сочувственно скривились. — Найду, кто забрал мою одежду - живым не уйдёт! Аканэ одобрительно кивнула. — Как некстати тебя нет дома. Надоело уже загорать. Не вижу другого выхода, как выбить дверь волосами. Но ведь чинить потом! Какая засада. Было уже очевидно, что распущенные волосы для Шантэй - не оружие, поэтому все уставились на эту её флейтовидную штуку, собирающую их в хвост, гадая, как же полуджинни её надевает, и почему она не была вместе с одеждой. Фиолетоволосая заморгала озадаченно, потом догадалась: — А! Ну, я волосы только в бане распускаю, ну, и на ночь. Гостьи начали предвкушать, как узнают, наконец, секрет. — Загадка разрешилась. — продолжила чтение Набики. — Приходил Боло, увидел кучу моей одежды, подумал, что я растаяла, и похоронил её. Он сейчас в хирургии. На Шантэй опять уставились. Та смущённо зачесала в затылке. И лишь Аканэ одобрительно гукнула: мол, такую дурость так и надо лечить. — Вы с сестрёнкой ещё больше похожи, чем я думала, — констатировала Набики. Чтение продолжилось. Дальше следовало нападение Риски Бутс на город. Шантэй ударилась в воспоминания, дополняя скупые строчки дневника. Как сражалась с заполонившими всё ордами тинкербатов - причём, из магии тогда знала только Штормовое облачко, так давно дело было. Как тинкербаты разорили дядину мастерскую и утащили его изобретение - паровую машину... — Паровая... — Набики прервала монолог хозяйки. — Тот корабль, с которым мы сражались - он же был самодвижущийся, с паровым двигателем? — Именно! — закивала полуджинни. — С него всё и началось! Пока Риски не украла эту штуку - она плавала на обычном пиратском корабле, парусном, с пушками по бокам. А после - как с цепи сорвалась. Гигантский танк-робот, паровая лоханка, улитка эта, как её, К.А.К.А Т.У.Т.У.?.. — Кака... Туту?.. — ошарашенно переспросила Аканэ. — Ну, аббревиатура такая получилась, — пояснила Шантэй. — Как её там... Корабль-Аммонит, Колоссальная Атакующая Тактическая Универсальная Техно-Улитка?.. Такое чувство, что Риски Бутс специально название подбирала, чтобы аббревиатура получилась дурацкая, чтобы потом со вкусом ругаться на тех, кто это вслух произнесёт... (*прим.2) Обсудив странные предпочтения пиратки в наименовании своих творений - продолжили чтение с воспоминаниями. Как Шантэй добралась до корабля, сразилась с тинкербатами на палубе, уворачиваясь от регулярных ядер из пушки. Аканэ стало не по себе, как от мысленной картины, где чугунное ядро летит ей в живот, так и от той легкомысленности, с какой подруга рассказывала об этом. — А потом они открыли железную дверь, чтобы на меня броситься, — беззаботно продолжала Шантэй. — Но я их живо раскидала. Потом гляжу - там прямо под пушкой - какая-то техно-машинерия. Ну, я и хлестнула. Откуда мне было знать, что оно взорвётся?.. Жахнуло так, что нас с Риски с корабля выбросило. Я, конечно, попыталась обратно забраться, вылезла на сваю, у конца пирса из воды торчавшую - но тинкербаты эти, как их, люки в боку корабля открыли... — Пушечные порты, — уточнила Набики. — Вот, они эти порты открыли - и начали на меня бочонками взрывчатыми замахиваться. Я их, конечно, прямо в руках у них повзрывала, где - волосами, где - Штормовым Облачком. Одни дырки от портов этих остались. Но пока они меня задерживали - корабль весь мимо и проплыл. Я глядь - а уже бок кончился, передо мной - одна Риски Бутс по цепи залезающая. Такая вся из себя - хо-хо-хо, в следующий раз приду под парами, только держись... Ну, и уплыла. Дальше последовал сумбурный рассказ о путешествии в Водоград в надежде догнать пиратку. Набики окончательно заключила, что добыть из Шантэй последовательное, логичное описание событий, без перескакивания вперёд и назад - задача для былинного летописца легендарного уровня. Только подшивка писем служила хоть какой-то основой, позволяя не запутаться окончательно. В Водограде в то время жил Боло, с помощью которого полуджинни зачем-то полезла в какой-то «фонтан капели». Ну, тут, хотя бы, быстро удалось понять, что это - название подземелья. Сражаясь с загадочными «мокряками», уворачиваясь от выпрыгивающих медуз и решая хитрые головоломки, Шантэй продвигалась всё глубже, пока не встретила девушку в клетке: — Это я сейчас понимаю, что она была духом танца - не знаю точно, какое отношение они имеют к джиннам, но кажется, что родственное. Но тогда-то я ещё этого не знала! И представляете, сидит в железной клетке голая девушка, с причёской, как у меня. Я каких только ужасов не подумала!.. Нет, погоди, не перебивай. Духи танца принимают облик той, что приходит к ним. За вычетом такой тривиальности, как одежда. Это я теперь это знаю. Всё равно, что в зеркало смотреться. Если бы тогда смотрела внимательно - заметила бы, что у неё уши такие же, как у меня, острые. Ну, вот... Она в благодарность за освобождение научила меня танцу превращения. И я смогла превратиться в обезьянку! До сих пор не могу забыть, как это было круто и потрясающе! — Погоди, — прервала её Аканэ. — Ты, получается, не всегда умела превращаться? — Ну да. Только, ммм... Года два, теперь уже три, как умею?.. Всё чувствовала, что чего-то не хватает, только не могла понять - чего. А она, дух танца то есть, говорит: «я ощущаю беспокойную энергию глубоко внутри тебя» - и просто показала танец. Мой первый танец превращения! Дальше Шантэй полезла обезьянкой вверх по ходам и лабиринтам. На самом верху подземелья нашла Камень капели и Риски Бутс, собиравшуюся умыкнуть его. Но тут внезапно выплыл щупальцатор - и пиратку просто смыло. — Кто-кто выплыл?.. — с содроганием переспросила Аканэ. — Ну, монстр с щупальцами, — пояснила Шантэй. — Огромный и слизистый - фу, гадость. Не бойся! Я тоже слышала эти истории, поэтому от щупалец держалась как можно дальше! Они у него в середине свисали, когда он из воды взлетал и в воздухе плавал. А я вокруг носилась, как угорелая, пытаясь не дать этой твари меня коснуться. Потому что бе!.. Ну, и волосами его в глаз лупила, когда оказия подворачивалась. Он то и дело обратно в воду нырял, такую волну поднимая, что меня точно к нему в воду смыло бы, если бы не танец обезьянки - и кто знает, чем дело закончилось бы! Но я всегда успевала превратиться и на стену залезть... Ну, ему в конце концов надоело, или глаз уже сильно болел, но он убрался восвояси и больше не вылезал а мне достался Камень капели... — Она зевнула во всю ширь. — Давайте спать, а? Я вам завтра остальное приключение расскажу! Зевок оказался заразительным, скоро зевали все девушки, кроме Набики, державшей лицо. Для наблюдательного взора у неё происходило вроде спазма челюсти. Начали укладываться. Шантэй быстро переоделась в хлопковую ночнушку, состоявшую из коротенькой маечки и просторных панталон до колена. И никто - даже Набики - не успел заметить, как она эту штуку снимает. Вот только что была с высоким хвостом, раз - и уже распущенные волосы мирно свисают до пят. Разочарованные, Сямпунь и Укё устроились на покрывалах вдоль стен, Набики, что-то бурча, устроилась под окном. Осталось одно место на полу и гамак. Казалось бы - чего проще. Но Шантэй вбила себе в голову устроиться на полу, уступив гамак Аканэ. Та моментально упёрлась: во первых, это же неправильно! Она и так гостеприимство нарушила, позволив Шантэй спать у себя в спальне на коврике. Во вторых, сказанное Сямпунь её сильно задело: она опасалась за добродетель подруги, если та будет спать на одном полу с «этой гнилой девчонкой» (амазонка язвительно фыркнула). Спорили так долго, что Укё и Набики начали недовольно ворчать: мол, ложитесь уже. В результате гамак оказался пустым, обе улеглись на полу на одно покрывало. Младшая Тендо своим телом ограждала подругу от тлетворных влияний. В сон провалились, как отрубленные.

* * *

Прим.авт. 1. Восьмидесятые - такие восьмидесятые. Всё уже было, но было фантастически редким. Это в более поздних мангах Румико Такахаси присутствуют такие сюжетные двигатели, как банковская карта с накарябанным на ней пин-кодом или зеваки со смартфонами. 2. В английском оригинале четвёртой игры - P.O.O.P. T.O.O.T., Part Omni-Organic, Partially Titanic, Ocean-Optional Tinkerslug. 3. (Авторский произвол) по курсу на весну 2019-го: один пузырёк целебного зелья (три игровых дозы) - 38 тысяч рублей (т. е. более 12 тысяч рублей, ~ 200 долларорв за дозу), самые дорогие игровые баффы и заклинания - 330 тысяч рублей, месячная зарплата Шантэй после уплаты налогов и аренды жилья - 88 тысяч рублей, но она такую сумму спускает на ветер как нечего делать, а потом вынуждена подрабатывать танцами или рыскать по подземельям. 4. Вторая игра (Risky's Revenge) несовершенна, явно доделывалась впопыхах и имеет только три танца превращения. Разрабы тянули её на голом энтузиазме, годами безуспешно пытаясь найти издателя (а это означало каждый раз перепиливать на новую консоль!). Чёртовы мракобесы из Нинтендо: «никто не будет играть женщиной-протагонистом» мою задницу! Насколько мне известно, WayForward сделали несколько полузавершённых версий с 2005-го по 2010-й. В интернете болтается несколько низкокачественных видео с демками, включающими такие никуда не вошедшие геймплейные механики, как ныряние с обрыва и подвал маяка, открываемый хлестанием по крыльцу. Скала с маяком тоже должна была быть гораздо выше, чем в вышедших играх. Фонтан капели https://youtu.be/xHLYbv8AGGM?t=1490 (и нет, в это нельзя поиграть под виндовс - разве что, эмулятор геймбоя и пиратский образ где-то добудете)
Реклама:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: