"Красная шапочка" на галлифрейский лад +27

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Доктор Кто

Пэйринг или персонажи:
Джек Харкнесс, Боруса, Мастер, Рассилон, Доктор, Роза, Марта, Донна, Сара Джейн, К9.
Рейтинг:
R
Жанры:
Даркфик, Стёб
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Рассилон-Рассилон, ты же помер, почему ты сидишь в гробнице?..
- Рассилон-Рассилон, а почему у тебя кольцо с чёрным камнем, когда должно быть с красным?..

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фик написан в соавторстве с akari-mouse.
4 февраля 2013, 15:30
Далеко ли, близко, высоко ли, низко жил да был Боруса. Очень любил Боруса учить людей да командовать ими, потому и дорос от учителя до президента, но наша сказка не о том.
Был у Борусы ученик, Мастером звался. И носил тот Мастер красную… нет, не шапочку, а футболку под толстовкой.
Послал как-то Боруса Мастера в Мёртвую зону на Галлифрее – Рассилона проведать, узнать, жив ли он, а если нет – то помародёрствовать и снять с тела кольцо.
И пошёл Мастер по Мёртвой зоне да к башне высокой. Долго ли, коротко ли – бежит к Мастеру человек чудной да в шинели серой. Подбежал он, встал, запыхавшись, и спрашивает:
- Куда путь держишь, добрый молодец? Какая судьбинушка завела тебя в это место глухое да гибельное? Не встречал ли ты на пути своем героя, Доктором рекомого?
- Путь я держу к башне высокой да к Рассилону великому, узнать, жив ли он, здрав ли, а ежели худо ему, то взять его кольцо знаменитое да передать Борусе, да не уступит он в величии Рассилону, да продлятся дни его вечно, да будет воля его непоколебима, а решения его исполнены вековой мудрости, а голова…
- Понял-понял. Так что там с Доктором?
- Не видал я Доктора окаянного. Путь мне предстоит ещё долгий, да пребудет с тобой сила!
И пошёл Мастер своей дорогою дальше, а Джек побежал дорогою короткой, ибо возжелал он кольцо Рассилоново, чтобы затем приманить на него Доктора.
Прибегает Джек к башне, взлетает по лестнице крутой на самый верх и видит Рассилона всемогущего, но, к сожалению, уже покойного. Хотел он снять кольцо славное с пальца хладного, да остановила его мысль занятная. Вытащил он тело Рассилона покойного из его гробницы и спрятал в нишу за третьей статуей на пятом этаже; сам же лёг на ложе Рассилоново, да на палец надел кольцо другое, верной женой – Джоном Хартом – подаренное, и стал ждать, ибо решил, что на Мастера приманить Доктора будет проще.
Тем временем пришёл к башне Мастер, присел у подножья отдохнуть, толстовку снял, красной футболкой пот со лба утёр. Отдохнул – и начал подниматься. Неблизок путь, первый этаж, второй, пятый – и тень подозрительная в нише за статуей, но Мастер её не заметил и прошёл мимо.
Вошёл Мастер в покои Рассилоновы. Видит – лежит в гробнице тело в галлифрейских одеждах, лицо погребальной маской закрыто, на пальце – кольцо, камнем тёмное. Решил Мастер кольцо с пальца снять, а труп как сядет, как схватит его за руку и говорит из-под маски загробным голосом: «Контрольное захоронение!».
Закричал Мастер голосом нечеловеческим, и разнёсся крик его над алыми травами под оранжевым небом Галлифрея.
В то время гостил на Галлифрее Доктор со спутницами своими: юной и нежной Розой, многоопытной и мудрой Сарой Джейн, смелой и упрямой Мартой и дерзкой и своенравной Донной. Услыхал он крик столь отчаянный, что у спутниц волосы стали дыбом, а жестяная собака Сары Джейн хвост поджала, ощетинилась и завыла не менее страшным воем. Достал Доктор гениальный отвёртку свою звуковую, засёк координаты крика отчаянного и направился со спутницами отважными да к башне великой спросить – аль помощь кому нужна, али рука крепкая.
Добрались Доктор со спутницами и собакой жестяной до точки, координатами обозначенной, поднялись на башню мимо всех статуй каменных, только на пятом этаже поотстала Марта, тень в нише заметив.
- Что такое, Марта? – крикнул Доктор.
- Тут человеку помощь нужна, - присмотрелась Марта повнимательнее. – Или не человеку. Идите без меня дальше, я вас прикрою.
Пошли Доктор с Розой, Донной, Сарой Джейн и жестяной собакой дальше. Видят – дверь в покои Рассилоновы выбита.
- Непорядок, хозяин! – говорит собака жестяная. – Я починю дверь. Идите без меня дальше, я вас прикрою.
- А я присмотрю за ним, - сказала Сара Джейн. – Как он без меня? Идите дальше, мы вас догоним.
Вошли Доктор с Розой и Донной в покои. Видят – сидит в гробнице покойник в маске погребальной, цепко держит за руку Мастера. Онемел Мастер от ужаса, не шевелится, дышит через раз. Решил хитроумный Доктор издалека начать:
- Рассилон-Рассилон, ты же помер, почему ты сидишь в гробнице?
- Мне так удобнее, - буркнул лже-Рассилон из-под маски.
- Рассилон-Рассилон, а почему у тебя кольцо с чёрным камнем, когда должно быть с красным?
- Почернел камень от времени и от горя.
- Рассилон-Рассилон, а почему ты Мастера за руку держишь и не отпускаешь?
- Потому что знал бы ты, Доктор, как я устал тебя ждать, - вздохнул Джек, снимая маску и впиваясь в сладкие уста Мастера безвольного.
- Это что ещё такое? - возмутился Доктор обалдевший и вытянул Мастера безвольного из рук Джека обнаглевшего. Пришёл в себя Мастер, стал сыпать проклятьями страшными на Джека бессмертного, чтобы жил он на одну зарплату архивариуса кардиффского с тем самым архивариусом, и чтоб поразил его недуг страшный, импотенцией называемый. А с Джека всё как с гуся вода, вылез он из гробницы Рассилоновой, подошёл к Доктору так, что Мастер в сторону шарахнулся, и говорит ему игриво:
- Я серый волк, зубами щёлк!
Вышла из-за спины Доктора Роза и говорит:
- Это кто ещё тут злой волк? Не высовывайся, мальчик! И вообще – я тебя породила, тебя и убью, если что!
- Пустой расход генетического материала, - заявила Донна с умным видом.
Посмотрели все удивлённо на Донну премудрую.
- А что я? Это всё метакризис, - пожала плечами она. – Отдайте лучше его мне, он мне ещё пригодится!
- Не-е-ет! – вскричал Джек опечаленный, выпрыгнул в окно башни, то, что под самой крышей было, и разбился о камни острые. Но не прошло и минуты земной, как затянулись раны смертельные, как сделал он вдох глубокий, и вскрик короткий разнёсся над пустошью. Вскочил Джек и побежал возвращаться в «Торчвуд» к любимому архивариусу кардиффскому, ибо осознал, что не светит ему быть обласканным Доктором. Оттуда и пошла поговорка галлифрейская «Сколько Рассилоном не прикидывайся – насильно мил не будешь», и другая поговорка «Встречают Волка по серой шинели, а провожают в окно под комментарии Злой Волчицы», и ещё присказка «Злой Волк будет злым, хоть в шинель его наряди, хоть в футболку с британикой».
Тем временем Сара Джейн с собакой жестяной поставили на место дверь в покои Рассилоновы, а Марта упрямая откачала-таки Рассилона.
- Что ты наделала? – укоризненно спросил Доктор. – Как же я его теперь в гробницу уложу, живого-то?
- Предоставьте это дело мне! – воскликнул Мастер и с маху надел Рассилону на голову барабан. А потом второй, третий и четвёртый. Рассилон окочурился вторично, и вся компания честная торжественно водворила его в гробницу. Потянулся было Мастер кольцо Рассилоново снять да забрать, но Доктор шлёпнул его по пальцам:
- Убери руки, расхититель социалистической собственности!
Тем временем Донна премудрая извлекла откуда-то листок и ручку и сделала пометку:
- Акт инвентаризации: башня – одна штука, гробница – одна штука, Рассилон покойный – один экземпляр, кольцо Рассилоново – один экземпляр, всё на месте, - Донна ловко подмахнула лист, передала его на подпись Доктору и остальным. Наконец Доктор запечатал лист в конверт белоснежный и протянул Мастеру удивлённому:
- Что стоишь? Неси отчёт Борусе великому, раз он тебя сюда послал.
- Ну уж нет, - воскликнул Мастер, первым выбежал из башни и угнал у Доктора и спутниц ТАРДИС, но это уже совсем другая история, хотя в память о том знаменательном событии осталась на Галлифрее ещё одна полная великой мудрости поговорка: «Кто в ТАРДИС – тот и хозяин».

Вот и сказочке конец, а кто прочитал это всё… Мне жаль, мне очень жаль, но Ваш мозг захвачен в плен красной галлифрейской.