Все девушки на это ведутся... +18

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Mass Effect

Основные персонажи:
Гаррус Вакариан (Архангел)
Пэйринг:
Гаррус Вакариан/ф!Шепард
Рейтинг:
G
Жанры:
Фантастика, Пропущенная сцена
Предупреждения:
ОМП, ОЖП
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Танец любви. Танец соблазна. Танец, который будет красноречивей любых слов. Первая на Цитадели школа танго приглашает вас украсить свою жизнь невероятными эмоциями и обрести новую страсть.

Посвящение:
Чудесным людям, которые терпят моих надоедливых пташек. Спасибо вам за поддержку и пинки!
И отдельное спасибо самой замечательной на свете бете! С меня конфетки ^_^

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
28 июля 2017, 13:16
Искусственный свет Президиума казался непривычно холодным и мутным. Неужели он всегда был таким? Или электрики перепутали лампы, помогающие имитировать небо, с едва работающими светильниками в доках? Странное, неоправданное чувство отчуждения. Наверное, после яркого солнца родной планеты всё будет недостаточным, фальшивым. Пусть искусно выполненным, но всё же мертвым.

Гаррус смотрел в «небо». Глянцевые аэрокары мелькали на лазурном фоне как юркие рыбёшки. Некоторые двигались, поддавшись течению, другие торопились вперёд, маневрируя в потоке, едва не цепляясь за вершины Президиума. Интересно всё же, какой вид открывается оттуда?

Тихо хмыкнув, Вакариан медленно поплёлся по дороге сквозь парк. Впереди целая неделя простоя. Новоиспечённому эксперту-консультанту по Жнецам предстоящие дни казались вечностью. Нужно было двигаться дальше. Делать всё, что в его силах. Но, похоже, только он воспринимал свою работу всерьёз. Заминки с документами вылились в цепочку задержек, и теперь, чтобы получить оборудование для усиления узлов связи, придётся ждать гораздо дольше запланированного. Весь график сбился к чёрту. Попытки Вакариана ускорить процесс затягивали всё глубже в бюрократическую трясину. Его слова о необходимости действовать быстрее, что Жнецы не будут ждать, пока он свяжется с необходимыми инстанциями и каждому лично даст пинка, встречали лишь косые взгляды и надменные смешки. Скорее всего, за глаза его уже считают городским сумасшедшим. Одним из тех, что в рванье бегают по улицам и хватают за рукава прохожих, крича о грядущем апокалипсисе. В какой-то степени так и есть. Наплевать. Даже если отряд и должность – лишь попытка заткнуть его. Он будет продолжать колотить в закрытые двери. Может, благодаря этому удастся выиграть немного времени. Успеть стиснуть зубы и взять в руки оружие, а не встретить смерть со спущенными штанами.

Страшно представить, каково сейчас Шепард. Она лучше всех знает об угрозе, нависшей над ними, но вынуждена бездействовать. Сидеть взаперти. Надеяться, что поверили хотя бы малой доли отчетов и стали принимать меры. С её привычкой держать всё под личным контролем, подобный исход - невероятное испытание.

Интересно, чем она убивает образовавшуюся прорву свободного времени? Представить Шепард за вышиванием или рисованием получалось едва ли. Скорее, она раздела догола всех охранников, играя в покер. Перебирая варианты развлечений, доступных человеку под домашним арестом, Гаррус на секунду напрягся, когда чехарда мыслей показала ему один из вариантов. Он помотал головой, прогоняя неприятное, бессмысленное чувство. В конце концов, они же ничего друг другу не обещали.

Их последний разговор был немного неловким и смазанным. Пара привычных подколов, короткий поцелуй, лёгкая улыбка и быстрое прощание. Вяжущее послевкусие невысказанности ещё долго преследовало Гарруса по дороге на Палавен.

Несколько раз он хотел написать, но закрывал пустое письмо. Что он мог сказать? Сообщить о своем назначении? Обменяться дежурными фразами или спросить о погоде? Поинтересоваться хобби?.. Просто сказать, что скучает?.. Пришлось перерыть весь Экстранет в поисках ответа, но каждый сайт твердил своё и противоречивая информация ещё больше запутала. Оставалось только подкармливать надежду, что они когда-то увидятся вновь. Даже нашел пару видео, касающихся принятых у человечества норм поведения при встрече с бывшими любовниками.

Огромный рекламный щит бесцеремонно отвлек от размышлений. Отреагировав на прохожего, он, мерцая и переливаясь, выполнил свою главную функцию – заставил обратить на себя внимание.

«Танец любви. Танец соблазна. Танец, который будет красноречивей любых слов. Первая на Цитадели школа танго приглашает вас украсить свою жизнь невероятными эмоциями и обрести новую страсть».

Картинка угасла, оставив чёрный фон. Вакариану показалась, что на этом реклама закончилась, и хотел уже двинуться дальше, но из динамиков стали слышны пронзительные, прерывистые звуки какого-то неизвестного ему инструмента. На экране прожектор осветил пять пар. Азари, турианцы, представители человечества и даже один саларианец синхронно двигались под медленную музыку.

«Подходит для любых рас и возрастов! Какая бы у вас ни была подготовка, наши опытные педагоги помогут вам раскрыться и всегда держать себя уверенно на танцполе! Зародившись на Земле, танго распространился по всему миру, затягивая в свой чувственный водоворот и не оставляя равнодушных».

Центральная пара отделилась от остальных. Остался лишь один прожектор, ярким лучом освещавший их посреди кромешной тьмы. Янтарный паркет лоснился тёплым, даже интимным светом. Танцоры застыли, прижавшись друг к другу, словно фарфоровая фигурка на золотистой подставке. Турианец возвышался за спиной стройной человеческой девушки. Одна её рука была закинута ему на шею, а вторая лежала поверх трехпалой ладони, крепко поддерживающей её под грудью. Танцор уткнулся носом ей в ухо, немного нарочито оскалившись. Девушка слегка запрокинула назад голову и замерла на вдохе, казалось, вовсе не дыша. На ней было бирюзовое платье, под цвет татуировок её партнёра. Оно доходило немного ниже колен, но разрез на бедре поднимался чуть ли не до пояса. Гаррус даже не заметил, как мысль увидеть Шепард в подобном ловко проскочила к нему в голову и разбила лагерь в каком-то дальнем углу сознания.

Музыка постепенно нарастала и пара ожила. Девушка плавно спустила руку с шеи своего партнёра, ухватив её за запястье, турианец одним рывком заставил её прокрутиться на носочках и развернуться к нему лицом. Обхватив одной рукой за талию, он притянул её к себе. Девушка мягко положила голову ему на плечо, вложив вторую руку в его ладонь.
Мерная цепочка шагов унесла их в сторону. Едва не убегая из-под света прожектора, турианец сосредоточенно смотрел вперёд, контролируя их расположение. Она же следовала за ним вслепую. Так и не открыв глаза, танцовщица полностью поддалась его ритму. В каждом движении чувствовалось, как он направляет её шаг, поворот, даже мах ногой выходил от заданного им импульса. Отведённые назад плечи, напряжение в каждом мускуле вытягивали его по струнке, зрительно делая на фут выше. Военная выправка явно сыграла на пользу и невероятно шла к общей картине. А палка в заднице, которую большинству турианцев выдавали ещё в детстве, помогла сохранить идеально ровную осанку, даже когда нога партнёрши оказалась у него на бедре и он нагнулся вперед так низко, что её волосы коснулись пола.

Когда очень плавно, растягивая каждый момент, турианец вернул девушку в вертикальное положение, она открыла глаза. На столь разных лицах появилось на удивление похожее выражение. Казалось черти, пляшущие в глубине их душ, были одной крови. Тьма вокруг вспыхнула алыми языками пламени, играя мерцающими тенями на танцорах. Девушка вытянула ногу в сторону и, вычертив в воздухе идеальный полукруг, вернула на землю. За её дальнейшими движениями становилось все труднее уследить. Бёдра кружились из стороны в сторону, а каблуки туфель отчеканивали всё нарастающий ритм. Быстрая пробежка, идеально попавшая в ритм, унесла танцоров назад. Едва не войдя в ров из искусственного огня, девушка вырвалась из рук своего партнёра и взмахнула ногой вверх, резко закинув лодыжку ему на плечо, словно пытаясь заставить его присесть. Ухватившись за его воротник, она с дерзостью вздёрнула подбородок. Турианец провел тыльной стороной ладони по её икре, смахнул с плеча и, подхватив партнёршу под колено, пятясь, вытащил на середину зала. Их перемещения становились всё порывистей, а ноги лишь каким-то чудом не заплетались в узел. В его руках девушка казалась невесомой. Он легко поднимал её, почти ронял и вновь подхватывал у самого пола. Махом руки он заставлял её, кружась, отбежать от себя, но тут же, потянув назад, возвращал в свои объятия. Иногда их лица оказывались в каких-то миллиметрах друг от друга. Они замедлялись, будто смакуя пьянящее чувство предвкушения поцелуя и тут же расходились, передавая накопленный накал эмоций каждому жесту.

Мелодия постепенно затухала, близилась к концу. Ещё несколько махов и изящных, мелких движений, тонко подстроенные под угасающую музыку. Турианец остановил ноги партнёрши, преградив путь. Она аккуратно поводила ступней по паркету, будто прося разрешения продолжить. Выждав паузу, он отступил, давая девушке возможность обойти себя вокруг. Когда она вернулась, турианец прижал её к себе, закидывая её колено себе на бедро. Он приподнял партнёршу, сделав корпусом пол-оборота, стал плавно спускать её вниз. Нависая над ней и отводя руку, держащую её ладонь, назад, турианец сокращал дистанцию между ними, пока они не соприкоснулись лбами. Прожектор погас.

Гаррус продолжал смотреть в экран, где крупными буквами мерцали контакты школы. Перед глазами всё ещё стаяла картинка танцующей пары. Не столько движения, а энергия, исходившая от них. Первый раз он видел что-то подобное. Несмотря на открытый сексуальный подтекст танца, в нём не было ни грамма пошлости. Страсть в одном из самых красивых своих проявлений.

***



На следующий день, поднимаясь по лестнице, Гарруса не покидала мысль, что это была плохая идея. Самое подходящее время танцам учиться, ага. Ну а с другой стороны, если не сейчас, то когда? С каждой минутой армия непобедимых машин неумолимо движется к ним на встречу. Ещё столько всего нужно успеть… А он идёт учиться танцам. Да. Всё же плохая была идея.

Не обращая внимание на подобные мысли, Гаррус продолжал лязгать ботинками по ступенькам. Не явиться, когда он, пусть и под впечатлением, договорился о встрече, ему не позволяло воспитание.

Обычно занятия проходили два раза в неделю. Одно он уже пропустил. Администратор посоветовала ему взять несколько индивидуальных уроков, чтобы он успел хоть чему-то научится в его сжатые сроки. Ладно. Пускай эта затея плоха, зато поможет отвлечься. Занять голову чем-то кроме Жнецов и долбанной бюрократии. Маленькая альтернатива калибровке.

Зайдя в зал, Гаррус увидел того турианца, с рекламы. Он что-то пролистывал на планшете, оперевшись на стол. Заметив посетителя, бодро преодолел расстояние между ними и протянул Гаррусу руку.

– Актор.

– Гаррус.

– Надеюсь, у тебя в сумке сменная одежда, а не винтовка… – сказал Актор, оглядывая броню своего собеседника.

– Предпочитаю всегда быть во всеоружии. Но да, одежда у меня с собой.

– Тогда вперёд. Переодевайся и начнём.

Быстро сменив одежду на максимально подходящую из того, что у него нашлась, Вакариан вернулся в зал, где уже играла знакомая ему мелодия.

– Начнем с основных движений. Майя подойдёт чуть позже.

Актор выставил одну руку вперёд, будто приобнял стаявшую перед ним партнёршу, а вторую согнул в локте и отставил в сторону, в исходной позиции.

– С левой ноги два шага вперёд. Стоп. Покачался. Дальше, назад правой. Левой в сторону, правой замкнуть, – продемонстрировав простейшие основы, Актор посмотрел на Гарруса. – Понятно? Тогда поехали.

Время шло, а Актор заставлял его повторять одно и то же. Периодически подправляя его локоть и останавливая, если Гаррус сбивался с ритма. С каждым словом это все больше походило на муштру в военном лагере.

Шаг от бедра. Расслабь колени. Нельзя всё время смотреть вниз. Подними подбородок. Собьёшься – отдавишь партнёрше ноги.

– Медленно, быстро, быстро, медленно; медленно, быстро, быстро, медленно, – громко чеканилось под каждый шаг.

Процесс и правда не оставлял равнодушным и каждым новым разученным движением затягивал всё сильнее. Основы давались всё легче, и вскоре Актор стал добавлять пробежки и более сложные повороты. Он явно пытался сделать всё возможное, чтобы сгладить отсутствие партнёрши, но с каждой минутой ему всё хуже удавалось скрыть своё раздражение.

– Сделаем небольшой перерыв… – почти прорычал он, направляясь к выходу и включая свой омни-инструмент.

Гаррус уселся на скамейку. Несмотря на хорошую физическую подготовку, он порядком вымотался. Но – да. Даже если не представится возможности использовать это на практике, способ отвлечься был идеальный. В голове были только собственные ноги, шаги и «медленно, быстро, быстро, медленно».

– Пунктуальность – явно не сильная сторона человечества, – заходя, сказал Актор и сел рядом. – А ты крепкий парень. Из тех, кого я учил, не все выдерживают такие темпы. Чем занимаешься?

– Много чем… Обороной, консультацией, биением головой об стену… – сказал Гаррус, толком не соображая, зачем говорит подобное незнакомцу.

– Главное чтобы стена поддалась, а не размозжила тебе череп. Я в своё время пытался бодаться, а потом решил отойти в сторону. Оно того не стоило. – Актор немного помрачнел, но быстро смахнул с себя эту тень и сменил тему. – Как впечатления от первых часов?

– Положительные, – кивнул Вакариан. – Пока всё кажется не таким и сложным.

– Это временно. Когда придет Майя, тебе ещё захочется вернуться к танцам в обнимку с воздухом. То, что мы сейчас учили, только базовые движения. Танго – танец-импровизация. Если он не для шоу, невозможно угадать, куда он унесет. Тут в основном всего-то: шаг, поворот, остановка и украшение, но последнее в большинстве своем – женские штучки. Не столь важно, что ты будешь делать, а как ты при этом себя подашь. Этот танец обладает какой-то магией. Так что даже после нескольких занятий сможешь покорить любую девушку.

– Даже ту, что абсолютно не умеет танцевать?

– Ну… Если у вас совпадают темпераменты и намерения, то ей и не обязательно. Вытащил на танец – ответственность на тебе. Не отступай, держи себя уверенно, и у неё не будет выбора – подстроится. – Актор довольно щёлкнул мандибулами. – Считай это самой уникальной и необычной прелюдией. Сделаешь всё как надо – и горячая ночь тебе гарантирована. Все девушки на это ведутся.

Из коридора послышался быстрый стук каблуков. В раскрывшиеся двери вошла девушка, потягивая какой-то напиток из трубочки. Вид у неё был ещё тот… Ничего общего с той изящной танцовщицей с рекламы. Вьющиеся волосы торчали в разные стороны, словно копна запутавшейся пряжи. Шорты, которые едва ли можно было назвать шортами, и растянутая футболка, горловина которой сваливалась с плеча. Гаррус мог поклясться, что на её щеке всё ещё виден след от подушки.

– Майя!..

– Не пыхти. Я и так в такси переодевалась.

Девушка бросила на скамейку сумку. Втянув свой напиток, так что щёки провалились вовнутрь, а музыку разрезало хлюпанье соломинки, старательно собирающей капельки со дня стакана. Довольно выдохнув, она кинула стакан в мусор, но промахнувшись, даже не обратила на это внимание. У Актора раздражённо подёргивались жвалы.

– Говоришь, у нас тут ускоренный курс, но время сидеть и болтать нашёл, – девушка подобрала волосы и завязала их в кривоватый пучок. – Опять даёшь советы «Маэстро Пикапа»? Да я ещё часок могла поспать…

Выйдя на центр зала, девушка набрала команду на омни-инструменте. Из динамиков послышалась более резкая, подвижная музыка. В ней чётко слышался ритм танго, но обработка была не совсем классической, больше современной и электронной. Прикрыв ненадолго глаза, Майя покачала головой, явно наслаждаясь мелодией.

– Посмотрим, чем вы тут занимались без меня, – сказала она и с вызовом посмотрела на Гарруса.

Её лицо невероятно ожило, развеяв заспанный вид. Немного приподнятый подбородок, едва заметная, ехидная улыбка и вздёрнутая наверх бровь. Майя выставила одну ногу вперёд, слегка согнув колени, она призывно покачивала бедрами. Резко вскинула одну руку вверх, а второй очертила свою фигуру и поманила Гарруса пальцем.

– Любишь приходить на всё готовое, – вздохнул Актор и подтолкнул Вакариана к ней.

– Эй, здоровяк. – Майя подошла к нему и бесцеремонно закинула его правую руку себе на талию и придала правильное положение левой. – Каждый раз, смотря в пол, будешь получать подзатыльник.

Не дав даже секунды опомниться, она потянула Гарруса на себя, заставляя сделать первый шаг.

Стараясь не отставать, Вакариан как мантру повторял про себя ритм. Пытался воспроизвести то, что совсем недавно так ловко получалось, но всё равно пару раз чуть не уронил свою партнершу. Не обращая на это внимания, Майя таскала его по танцполу, закидывала ногу, используя его шпору как подставку, и полностью управляла процессом. Вскоре Гаррус немного сориентировался, ближе к середине даже перестал наступать ей на ноги. А получив несколько шлепков под гребнем, перестал смотреть вниз.

Мелодия закончилась. Гаррус стоял, немного опешив, пытаясь прокрутить в голове произошедшее и немного отдышаться.

– Что же. Весьма неплохо для первого раза, но с тебя новые туфли. – Майя оживленно улыбнулась и сдула с лица прядки, выбившиеся из пучка. – Ты не такой деревянный как большинство турианцев. Пока Актор разжует косяки, у меня есть время хоть в порядок себя привести.

– Она просто невыносима,– сказал Актор, глядя в след убегающей девушке.– Но духи, в танго ей нет равных, и эти бесконечные ноги... Так. Ладно. Вернемся к делу. Всё было неплохо, только вела тебя она.

– Я заметил… Но она лучше знает, что делать. – Гаррус медленно почесал отшлёпанную шею, всё ещё пребывая в лёгком шоке от бесцеремонности своего педагога.

– Не повод брать на себя женскую роль. Можешь только топтаться треугольником, значит, и её должен держать в этом же треугольнике. Будь она тебя опытней, старше, да хоть твоим командиром или мамой друга. В танго всегда ведёт мужчина. Девушка может крутить попой, делать махи или закидывать на тебя ногу, но то, в какую сторону она будет крутить попой, решаешь ты. В случае Майи придется нелегко. Дай ей волю, и она будет использовать партнера как стул для поддержек. Зато после таких тренировок даже крогана удержишь. И да, не думай про туфли. Она всегда так говорит.

Актор поставил руки Гарруса в основную позицию. Зашёл со спины, дёрнув назад его плечи, заставив максимально выпрямиться. Потряс за локти, пока Гаррус не напряг руки до такой степени, что у Актора не получалось их сдвинуть.

– Объяснил? – прикрикнула Майя, шагая с другого конца зала. – Так и быть, пару раз поддамся, но дальше пощады не жди.

– С каких пор ты поддаёшься? – поинтересовался Актор.

– Может, меня привлекают бравые вояки? – смеясь, сказала Майя и встала напротив Гарруса. – Расслабься. А то напряжение вокруг тебя можно топором рубить. Отнесись к этому проще, а не как к заданию, которое нужно выполнить без потерь. Выдохни и просто повеселись.