Кусочек из жизни парней или инструкция по соблазнению 5 +2210

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
м/м
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Фэнтези, Стёб, Омегаверс, Учебные заведения
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Скоти - навеки мой герой! » от Агафья Веселова
«Отлично!» от DiAlina
Описание:
Как Тимур отбил омежку у сына (шутка), маленькая история взаимоотношений нашей парочки.

Посвящение:
Любимым читателям!!!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Меня шантажировали! В личке! Не буду указывать пальцем. Вот, выкладываю. Но эта часть последняя! Жду ответного продолжения полюбившегося ориджа)))
5 февраля 2013, 16:53
Не уверена, что получилось хорошо, но сильно на это надеюсь. Спасибо всем, кто меня поддерживает, оставляет отзывы и не бросает! НЦ здесь не уместна, так что простите.

Так вот, с момента нашего героического спасения из лап викингов прошло полтора месяца. Свадьбу решили назначить через год, когда мы окончим школу. Но была и еще одна замечательная новость: папа Олег снова ждал ребенка! Скоро у меня появится братик, которого я уже сейчас люблю.

Всегда спокойный Мишка теперь превратился в какое-то животное! Он злобно зыркал на всех альф, которые пытались ко мне подойти. И, клянусь, я даже слышал рычание из его уст! Меня ненавязчиво уводили в сторону, подпихивая в спину. Собственник, блин! Но мне это нравилось.

Скоти истерил, заявляя, что с нами спокойной жизни не будет. Все рожаем и рожаем. У него уже памперсов не осталось, да и детская ложечка трещинами покрылась от моих зубов. А еще моя свадьба очень рано - он фрак не успеет подготовить! Вот зачем хомяку фрак? На этот вопрос меня ласково посылали… к Мише… за разъяснениями. Я и шел… за *вырезано цензурой*, так как любой наш разговор наедине заканчивался одним и тем же… Постелью, столом, диваном, полом.

Дядя Тимур посмеивался и всегда уходил из дома, когда в нем появлялся я. Понятливый, блин!

В школе ко мне относились с опаской. Еще бы! Компанию отца Влада одновременно навестили: налоговая, отдел по борьбе с терроризмом, отдел по борьбе с наркотиками, ВКХ, СЭС… Грин Пис тоже примазывался, заявляя, что мыши очень любят плодиться рядом с запчастями для машин, но это уже было слишком… Хотя, когда СЭС заявила, что тля выгрызла дырки в подшипниках, а мухи отложили яйца в шинах, ржали все. Ну, а ВКХ вообще выделились: в туалетах не обнаружили фонтанов с золотыми рыбками, благодаря которым сотрудники должны были отвлечься от работы и помедитировать… Правда, тамошняя бухгалтерия пыталась организовать фонтаны самостоятельно… за что их загребли сотрудники отдела по борьбе с терроризмом. Как объяснили за попытку «газовой атаки»...

В общем, завод прикрыли. А нечего меня любимого обижать!

Кстати, Влада кастрировали. Не я. Очередной любовник, пытаясь примазаться к нашей славе, откусил ему кончик в самом начале процесса. Теперь тот лежит в психиатрической клинике (Влад, не кончик) и заявляет, что видел чертей!

Каюсь, немного перестарались. Перемазались в саже, нацепили накладные ногти и ночью заявились с Мишкой к нему в больницу. Его добил Скоти, который выполз из-за плеча черта - один глаз скрывала черная повязка, а в лапах была зажата вилка - со словами:

- Молилась ли ты на ночь, Дездемона?

В общем, Влад потерян для общества…

Скоти еще долго бегал кругами, заявляя, что лучше бы он Олега послал на дело! Заводик был бы наш!

Сегодня наш классный руководитель, очень мелочный и завистливый бета, объявил, что будем ставить спектакль. Принцессой будет Эдвард, тихий и скромный омежка, который всегда украдкой смотрел на Мишу, а принцем будет… Миша!

Как я ругался. И грозил всеми карами учителю, и уговаривал, даже обещал больше не добавлять в его чай слабительного… Но он был непреклонен!

Наблюдаю как этот самый Эдвард трется рядом с моим мужем, будущим, и зверею! Куда он ручки тянет? Тааак, а почему он на кровати? Это задумка такая? Я им покажу задумку! На всю жизнь забудут, что извилина на заднице не единственная…

Завтра спектакль. Голова болит, рычу на Мишку, который пытается обнять меня за талию. Настроение ни к черту! Хочется плакать.

- Сень, ну, ты чего? Это же понарошку.

- Да?! А если я с Федькой понарошку на кровати полежу? – что хочу сказать - Федя это очень симпатичный альфа, который давно пытается меня отбить у Мишки.

- Я тебе полижу!

- Ничего я лизать не собираюсь! Хотя…

У меня возник в голове план. А посему быстренько выгнал неудовлетворенного Мишку из дома и приступил к его обдумыванию.

На следующий день прибежал в школу пораньше, даже машину ждать не стал. Приблизился к шкафчику Эдварда, Скоти покопался в его замке и открыл.

- А что ты собрался делать? – поинтересовался хомяк. – Нет, я за любой кипиш, но мне же любопытно.

Пыхчу, высыпая порошок из пакетика на пустую полку.

- Это что? Экспериментальный образец Олега? Для временной потери речи и расслабления языка? Плюс побочные эффекты…

В конце коридора появляется Михаил. Быстренько захлопываю шкафчик, едва не прищемив Скоти лапку, которой он сцапал улику - чуть не оставили пакетик внутри, и поспешно оборачиваюсь к жениху. Но меня опередили. Эдвард выскочил откуда-то сбоку, запрыгнул с ногами на Мишку и впился ему в шею. Судя по загоревшимся глазам альф, стоящим по бокам от него, у омеги началась течка. Сука! Это мой муж!

Подбегаю к этой парочке и толкаю. В голове шум, руки трясутся, в горле ком…

Миша ошарашено на меня смотрит, делает шаг назад и падает. Он стоял на краю лестницы. Два тела распластались под ногами дяди Тимура. Пелена рассеивается перед глазами и я понимаю, что же натворил.

- Я не хотел, - шепчу я, слезы текут из глаз, но я их не замечаю.

В гробовой тишине раздается стон, затем еще один. Глаза дяди Тимура сужаются, ноздри резко втягивают запах. Рычание, и вот уже тушку стонущего Эдварда прижимают к груди и куда-то тащат. Смутно догадываюсь, что у Мишки появилась мама...

- Стойте, куда? – кричит Вячеслав Борзович, наш классный руководитель. – У нас же сегодня спектакль…

- Ой, как неудобно получилось, - прикладываю ладошку к губам и наблюдаю, как Мишка встает, но тут же дергается и начинает заваливаться.

Я мгновенно слетел с лестницы и оказался рядом.

- Миш, прости, я не хотел, правда, - целую его в шею, губы, лоб… Последнее было лишним.

-Похоже, вывих. Как я играть буду?

Вячек начинает рвать на себе волосы, прыгая на месте. Вдруг резко останавливается и злобно смотрит на меня. Сует папку с бумагами в руки и орет.

- Ты будешь принцессой!

- Да?! А ничего, что я текста не знаю?

- Кто-то будет лежать под кроватью! А Федор заменит Михаила.

- Полностью? – интересуется стоящий недалеко альфа. Его черные волосы волной спадают на плечи, янтарные глаза горят предвкушением…

- Еще слово… - рычит Мишка, обнимая меня за талию и морщась от боли.

В общем, позволил себя надушить, нарумянить, наманикюрить, нацепить блондинистый парик. Ну и… из зеркала на меня глянула перепуганная лань с огромными глазами, шикарными (до пола) волосами и сногсшибательным телом, затянутым в корсет. Голова чешется, дышать не могу – корсет мешает, каблуки превысили все допустимые нормы. Шпильки острые… такой наступишь – пробьешь и ногу, и сапог, и доски пола. Гарантия вечная, блин. Заточка наша.

- Ты не волнуйся, - говорит Борис, бета, которая заведует костюмами. – Смотри на этого бога сквозь щелочку между пальцами.

Это он о Федоре говорит?

- Как рубашку расстегнет – зажмурься, а то там такое тело, весь текст забудешь! – да я его и так не помню…

- И… когда поцелует… - он меня и целовать будет? – То запомни… как оно. Потом расскажешь!

- И покажешь, - простонали слева.

Ошарашено кошусь на Тошку, сидящего на стуле и тискающего подушку. Через этого омегу прошло много альф, надолго не задерживаясь. Я ему… покажу? Ага. Бегу и падаю!

Короче, сижу на кровати, которая стоит на сцене, занавес еще опущен и тишина… Пытаюсь ногтями поддеть застежки корсета на спине. Навернулся с ложа слишком резко дернув за завязку. Больно…

Блин, а чегой-то принц не торопится? Стоит у двери и ждет то ли когда засну, то ли когда задохнусь. Стою коленями на кровати, судорожно глотаю маленькими порциями воздух, цепляясь за ее спинку.

- Сем, ты чего так судорожно дышишь? - интересуются из под кровати. Дергаюсь и снова с нее падаю. Поворачиваю лицо, сталкиваясь глазами с Мишкой и Скоти.

- Вы… что… здесь делаете?

- Лежим, - отвечает Скоти. – Мы эти – суфлеры!

- А ты почему синий?

- Корсет… душит… не могу.

- Вот, черт! – Мишка вылез из под кровати, зашел мне за спину и попросил не шевелиться. Киваю, упираясь руками в пол и радуясь, что эта пытка скоро закончится. Что-то щелкнуло, треснуло и эта жуть рухнула вниз, освободив мои сплющенные ребра и легкие.

Стою на четвереньках, тяжело дышу, захлебываясь. Мишка начинает также тяжело дышать.

- Эй, кролики, не хочу никого отвлекать, но занавес поднимается, - Мишка быстро заползает под кровать, откуда раздается сдавленный писк, видимо, Скоти придавили что-то жизненно важное.

Подхватываю корсет, прижимаю к груди и заваливаюсь на кровать, принимая соблазнительную позу.

Народу в зале полно. Сидят, смотрят. Раздается скрип двери, которая стоит на сцене, и она медленно открывается.
В комнату входит принц. Под глазом заштукатуренный синяк, губа разбита… Орел, короче.

- Ты спишь? – его шепот меня позабавил.

Ответил Мишка, устроившийся под кроватью.

- Нет! – натужным шепотом.

- Гм. – принц застыл, теряясь. – А что делаешь?

Хрюкаю, стараясь делать это в подушку.

- Жду тебя, - удивленно ответили из-под кровати.

- А. Ну да.

Еще шаг вперед.

- Ну, короче… я за тобой!

- Ага. Я вся горю! Возьми меня! – а это уже Скоти.

Принц затормозил, пугаясь моего хриплого голоса. Что-то как-то странно он реагирует, по сценарию разве так нужно?
Хотя, я его даже не читал - мне его впарили насильно, а лень родилась раньше меня…

- Ты хочешь… быть со мной?

- Горю! – надрывается Скоти. – Иди сюда и познай разврат и ужас!

Принц кашлянул в кулак, продолжая мяться у стенки.

- А почему ужас?

- Я до ужаса хочу быть твоей! И прямо сейчас, с разбегу, запрыгивай в кровать и поцелуй меня, пока я еще сдерживаюсь.

Глаза Феди расширились. Походу, он прочитал сценарий, и такого там точно не было!

Я четко слышу, как под кроватью кого-то душат.

- Я слышал, что если я тебя поцелую, ты превратишься в прекрасного лебедя! – а я что, сейчас страшный? Зоофил, бля…
Принц начал движение вдоль сцены в обход кровати. Лежу, наблюдаю, жалею, что нет попкорна.

- А я могу превратить тебя в жабу! – выдаю на автомате. – Ты любишь жаб?

- Нет, - с ужасом.

- Я тоже. Тараканы… они как-то милее… домашние такие.

Движение вдоль стены теперь шло в обратном направлении. Принц продвигался обратно к двери. Не понял? Я же пошутил!

- Куда же ты?! – орет Мишка. – А ночь любви?! Ласки, стоны, а ужас моей страсти?!

Скоти уже не может говорить, попискивая от хохота, катаясь по полу, рядом с кроватью.

- А почему у тебя голос изменился? – остановился принц.

- От страсти, - выдохнул Скоти, заползая обратно под кровать.

Принц приближается к кровати и присаживается на краешек. Видимо не теряет надежды на то, что я вспомню сценарий.

- А ты когда–нибудь целовалась?

- Много раз! – гордо из под кровати. – С быками, коровами, овцами… Я, кстати, на ферме выросла…

- А… - немного ошарашено.

- Потом перешла на мужчин. Ты, кстати, знаешь, что такое «французский поцелуй»? Меня один бык научил – страшная вещь! Один поцелуй – и ты мой, навеки!

Федор покраснел так, что даже мне стыдно стало. А вдруг у него удар случится?

- Эээ… ну, и… как?

- Подходишь. Взгляд в упор. Смотри в глаза, словно это последнее, что ты видишь! – это уже я не выдержал.

- С ужасом? – а голос-то какой несчастный.

- Почему с ужасом? – растерялись внизу.

- Ну, перед смертью-то…

Под кроватью грязно выругались.

- Смотри с нежностью, - интересно, а Вячек, который сейчас хватается за голову сбоку от нас, загремит в психушку к Владу или таки нет?

- И презрительно улыбаешься! – Скоти внес свою лепту.

- Ага, смотрю с нежностью, улыбаюсь презрительно… - бормочет принц. Он что, запоминает алгоритм?

- Хватаешь за талию!

- А ты не убежишь?

- Куда?

- Ну, мест много…

- Крепче держи, ты же альфа!

- Платье порву.

Судя по звукам – Мишка бьется лбом об пол.

- Итак. Смотришь на меня, я – на тебя, медленно наклоняешь меня назад…

- Насколько?

- Чего «насколько»? Насколько медленно? Ну… километр в час!

Все, больше не могу. Откидываюсь на подушку и разжимаю руки, судорожно вцепившиеся в корсет. Тот соскальзывает, обнажая мою голую грудь. Федор судорожно сглатывает и начинает ко мне наклоняться. Отползаю, пытаясь прикрыться одеялом.

В зале аплодируют стоя. Занавес падает, раздается протестующий стон, Мишка выбирается из под кровати и бьет принца в лоб. Тот падает, раскидывая ноги.

- Уже готов! – орет Скоти. – Никто не хочет поиметь альфу?

А у меня меркнет перед глазами. Но я быстро прихожу в себя - на кровати в том же зале, Скоти разлегся у меня на животе и задумчиво бормочет:

- Что-то мне это напоминает! Постоянно меняющееся настроение, капризы, обморок… Мишка, я тебя убью, сволочь! Я теперь буду дядей для двоих детей?!

Рядом опускается тело моего жениха с блаженной улыбкой идиота. Машу перед его глазами ладонью. Реакции нет.

- Н-да, что-то жених у тебя больно слабый. Марк, когда узнал о таком, полез на кровать закреплять результат! Ладно, вы тут разбирайтесь, а мне пора… баню заказывать…