the long, hot summer 15

дэлиен автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
My Chemical Romance, Frank Iero, Gerard Way (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Джерард Уэй/Фрэнк Айеро, Джерард Артур Уэй, Фрэнк Энтони Томас Айеро-младший
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Underage Исторические эпохи Нецензурная лексика ООС Смерть основных персонажей Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Джерарду стоило благодарить Судьбу и Природу за подарок в виде такого очаровательного и необычного парня, пока они имели возможность держаться за руки и кутаться в сотканное из звезд одеяло на глазах у всего мира, пока смотрели сквозь тела друг друга и вплетали в волосы полевые цветы.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
2 августа 2017, 23:17
Примечания:
Jefferson Airplane — White Rabbit
The Bobby Fuller Four — I Fought The Law
Jefferson Airplane — Somebody To Love
The Mamas and The Papas — California Dreamin'
Wallace Collection — Daydream
      они встретились в странный период для всего мира. война всегда показывала несдержанность, злость, подлость. никакой славы, никакого сочувствия. ничего, что могло бы служить поводом для гордости. ничего, чем можно было бы оправдать жестокость. достижение мира путем войны, убийств, разрухи? тому, кто говорит подобное, самому не кажется это абсурдным?       они встретились абсолютно случайно. они встретились наперекор судьбе и, возможно, она попытается это исправить.

***

      Джерард выглядел разбитым. он зашел в свою квартирку, которую даже стыдно назвать полноценным жильем, и бросил на диван бутылку дерьмового пива. его стоило считать разбитым хотя бы потому, что он покупает эту дешевку. он вынужден. он никогда не задавался вопросом о том, _почему_ он вынужден. может быть, кто-либо приказывает ему брать это чертово пиво, держа на мушке? может быть, он не может связать и пары слов перед навязчивым продавцом, который из раза в раз тычет ему в руки это самое пиво? а может быть, он просто неудачник, заранее смирившийся со всей хуйней, которая случится в его жизни. которой суждено случиться. хотя он должен быть благодарен богу за то, что продолжает учебу, а не проливает кровь во Вьетнаме вместе со своими ровесниками. он просто предпочитает держаться поодаль от всего. он как гребаная улитка в своем домике, которая прячется от любого шороха, который непременно кажется ей опасным.       Фрэнк выглядел великолепно. ему было всего шестнадцать с четвертью лет от роду. он вплетал в свои волосы цветы, напевая «i’ve got you babe» себе под нос, и мог просидеть в позе лотоса три часа, наблюдая за тем, как с ночного неба срываются звезды, даже не открывая глаз. он сочинял бредовые и веселые песенки, чередуя их с серьезными монологами об устройстве вселенной в своем дневнике. он не расчесывал свои волосы уже больше недели, давая им отрасти по самые плечи, давая лепесткам цветов, что покоились в его локонах, сплестись с его телом воедино, стать одним целым. он мечтал стать таким же совершенным, как природа – не имеющим ничего лишнего или не проработанного, не имеющим ни малейшего изъяна, будучи любимым и имея возможность любить всех вокруг. он старался быть ближе к своей мечте. парень желал стать как можно ближе к природе. он терзал свою бедную голову, выжидая момент, когда все же сможет почувствовать себя чуточку ближе к совершенству. он с нетерпением ждал, пока этот момент наступит.

***

Айеро приводит себя в порядок с наступлением июня, вытерпев больше трех недель цветы в своих спутанных волосах. он моет голову и расчесывается, с предельной аккуратностью убрав все лепестки, приютом которых были его локоны. он собирается сплести венок из полевых цветов, которые соберет, когда выйдет из дома.

они встретились в странное для всей планеты время.

      Уэй сидит на водительском месте своей развалюхи, впиваясь пальцами в руль и с недовольством думая о том, что ему придется объезжать пол города из-за чертовых хиппи. разумеется, он не сказал бы, что эти ребята полные уроды, но в данный момент ему нет дела ни до кого, кроме себя. он только продолжает причитать о том, что теперь ему нужно не вляпаться в кишащий этими чудаками Хейт-Эшбери. а еще ему очень интересно, перестанут ли ему на каждом шагу попадаться «дети цветов», если он уедет за пределы Сан-Франциско.       молодой человек даже не знает, почему решил остановиться, увидев хрупкую фигуру на обочине. с более близкого расстояния он смог разглядеть, что это очередной парнишка с цветочным венком на голове, обрадовавшийся тому, что кто-то наконец откликнулся. еще один автостопщик, думает Джерард, пока это цветочное создание не наклоняется к окну у водительского места. он вопросительно приподнимает бровь, ожидая от мальчишки хотя бы слова о том, куда ему нужно добраться. — Аппер Хейт, — наконец звонко заявляет он, улыбаясь и заправляя за уши выбившиеся и непослушные мягкие пряди. кто бы сомневался, только и заключает водитель.       Фрэнк выглядит уязвимым. он выглядит так, словно мама только отпустила его из семейного гнездышка, только позволила своему птенчику расправить крылья. эти крылья рискуют вот-вот обломиться, стоит только за что-то зацепиться. даже за что-то незначительное. шатен занимает пассажирское кресло впереди, благодарно улыбаясь водителю, довольно прелестному парню лет двадцати двух на вид, который точно был бы куда милее, перестань он недовольно морщит нос и что-то бормотать. — «лето любви», да? ты веришь в то, что бесплатной дурью и свободными отношениями можно изменить мир к лучшему? — неожиданно для самого себя старший подает голос, позволяя себе на мгновение отвлечься от дороги и посмотреть на непонимающе уставившегося на него юношу. он сглатывает ком в горле и возвращается взглядом к трассе. — я верю в то, что людям не были бы нужны войны, если бы они обрели гармонию с природой, — его попутчик находится, что ответить, снимая венок и осторожно касаясь кончиками пальцев нежных лепестков, — они смогли бы брать от природы все, что им потребуется, и природа бы смогла это дать. не было бы нужды в войнах, завоеваниях и грабежах, природа бы не обделила никого. к сожалению, мало кто понимает это. почему ты берешься утвержать, что культура, в которой я состою, заключает в себе только наркотики и свободную любовь? некоторым требуется помощь, чтобы разглядеть невероятное вокруг, а некоторые видят все краски вокруг себя и без помощи наркотиков. а любовь, это ли не право каждого? чувства неподвластны человеку, и ты не можешь никого судить. — мы на "ты"? — язвительно интересуется парень, впрочем-то, будучи согласным с большинством из того, что говорит подросток. — в таком случае, мне нужно знать хотя бы твое имя. — Фрэнк. ты не намного старше меня, а на "вы" я обращаюсь к старикам и пожилым дамам, или к людям, к кому я испытываю уважение. ты не уважаешь мой взгляд на мир, тогда почему я должен уважать тебя? Уэй чертовски близок к тому, чтобы выкинуть этого наглого мальчугана из своей машины. он говорит об отсутствии уважения, сидя при этом в чужом автомобиле, и не прекращает спорить, рискуя вот-вот встретиться носом с асфальтом трассы, если его действительно выпихнут наружу. да кем он себя вообще возомнил? — Джерард. и я могу запросто выкинуть тебя за борт моего прекрасного круизного лайнера, если ты не уважаешь капитана, — блондин усмехается, а спустя секунду слышит звонкий смех нового знакомого и, все-таки, извинения, пусть больше представлявшие из себя сплошное хихиканье.

***

— ты не можешь судить о чем-то, если не видел этого воочию, Джи. — я видел, видел так пиздецки много, и я думаю, что могу. — нет, ты не видел, но можешь увидеть. ты должен увидеть все изнутри хотя бы раз. я приглашаю тебя с собой. — вот черт, и мне теперь никак не отвертеться? — никак.

***

      Джерард пересматривает свое отношение к парням и девушкам с цветами в волосах, которые не перестают танцевать весь день. он пересматривает свое отношение к своему недавнему попутчику, шестнадцатилетнему цветочному мальчику Фрэнку, который с таким восторгом рассказывает о своих медитациях и делится мыслями о том, как по его мнению можно было бы избежать войн и прочих конфликтов. Айеро кажется ему милым, хрупким и совершенно особенным юношей с его заразительной улыбкой и нелепым смехом после выкуренного косяка, с его идиотскими песенками и непрекращающимися запутанными монологами, с его восхищением и радостью в глазах, когда он в который раз осознает, что попал на это чертово «лето любви». он мог просто объехать этот дурдом, он мог не остановиться, увидев на обочине автостопщика, он мог бы просто подвезти его и сразу уехать, не заводя разговора в пути. но они остаются вместе среди этого хипповского безумия, наполненного песнями и стихами, рисунками и танцами. парень даже присоединяется к тому, что раньше считал непонятным бредом, рисуя несколько забавных граффити вместе с другими молодыми людьми. он даже умудряется получить блокнот для рисования от милой девушки Дженни. он вновь возвращается к рисованию, которое давно забросил, и у него открывается второе дыхание. он начинает жить творчеством, забывая о вечном ворчании и ночуя в тесной палатке со знакомым ему всего неделю парнем. ему кажется, что они знают друг друга больше столетия, ведь им известно друг о друге практически все.

***

      Фрэнки мечтал услышать «Jefferson Airplane» вживую, и когда они прибывают в Монтерей, он буквально светится от счастья, а Уэю кажется, что он вот-вот ослепнет от такого яркого и чистого цвета. он остается рядом с парнем, восхищаясь его эмоциями и, конечно же, музыкой. лично ему из выступавших больше по душе приходится Джими Хендрикс, и он с открытым ртом наблюдает за его игрой на гитаре, едва отвлекаясь на комментарии Айеро, и без того почти что не слышные из-за гула вокруг и из-за оглушающей музыки. он приходит в себя, когда младший тащит его сквозь толпу в более спокойное место, немного подальше от сцены. им обоим до одури нравится в Монтерее. я хотел бы здесь жить, в какой-то момент думает Джерард. но он не позволяет мысли о том, с кем жить, занять слишком много пространства в своем мозгу. они остаются в этом небольшом городке и по окончании фестиваля, ночуя все в той же обшарпанной палатке на одного человека вдвоем.

***

— мне хочется верить, что человек все-таки воссоединится с природой. это только пойдет на пользу прогрессу во всех сферах! просто, я думаю, стоит быть осмотрительнее с ресурсами нашей планеты, пока мы толком не можем их восстанавливать. нужно брать в разумных количествах, а не забирать все, что только получится. мы истощаем природу и она не благосклонна к нам. нам необходимо примириться между собой, а после войти в гармонию с природой, — шатен вновь плел венок, сидя на траве под ослепляющим светом луны и многочисленных звезд. им повезло, ведь сегодня небо чистое, и они могут видеть миллиарды ярких точек на темной шелковой ткани над головами. — как ты думаешь? Уэй не открывает глаз, продолжая неподвижно сидеть в позе лотоса, как учил его Фрэнки. он только привычно морщит нос в раздумиях, чем вызывает у юноши рядом улыбку, прежде чем он вернется к своему прежнему занятию. — я думаю, что никогда не смогу приблизиться к гармонии с природой, если ты будешь отвлекать меня, — бурчит он и не сдерживает улыбки в качестве ответа на смешки, — нет, серьезно, я хочу сосредоточиться, а ты мне не даешь. он фыркает и все же открывает глаза, чувствуя, как к нему на голову опускается только что сплетенный младшим цветочный венок. Уэй не может злиться, так что мгновенно смягчается, шепча благодарности и поправляя новое украшение. — тебе нужно было немного подождать. я думаю, с венком тебе будет проще, потому что мне было, — парнишка пожимает плечами и прикусывает нижнюю губу, скептически рассматривая свое творение, а после с улыбкой заключая, — тебе идут цветы в волосах. завтра утром я вплету тебе несколько в пряди. а теперь попробуй сосредоточиться. блондин закрывает глаза и чуть запрокидывает голову, расслабляя плечи и глубоко дыша. он хочет почувствовать природу вокруг и увидеть те волшебные вещи, о которых рассказывал Фрэнк. и о, чудо, ему удается расслабиться полностью, но потом он чувствует на своих губах чужие.

***

— свободная любовь – это право любить того, кого ты любишь, и не быть за это осужденным другими. я влюбился в тебя, это мое право, но я больше не хочу свободной любви. я хочу, чтобы ты был только моим.

***

      их губы сталкиваются снова, поначалу все так же неумело, но в этот раз Джерард соображает немного быстрее и отвечает практически сразу. он вжимает юношу в стенку телефонной будки, откуда тот изначально собирался звонить матери, но счел куда более необходимым схватить старшего за ворот рубашки и потянуть на себя, требуя от него ласки. — привет, мам. да, все отлично, я познакомился с Джерардом, он клевый, и сейчас он целует мою шею мы выдвигаемся обратно в Сан-Франциско. я позвоню тебе, когда мы доберемся. он никогда не звонит, добравшись. он звонит через месяц, зная, что Линде не остается ничего, кроме как дождаться звонка.

***

      Уэй не может избавиться от кома в горле, чувствуя, как потолок над его головой опускается, и он сильнее цепляется за руль, вдавливая педаль газа в пол, ощущая, как она впивается в подошву его обуви. им чертовски тесно в этой мелкой машине, разваливающейся на части точно так же, как и вся мебель в квартире старшего. он не выдерживает и жмет на тормоз, прижимаясь к обочине, и наклоняется к Фрэнку, хватая его за плечи и вторгаясь в его пространство, не оставляя ни миллиметра между их телами и задыхаясь от раскаленного воздуха вокруг.

***

      они добираются до Сан-Франциско, вымотанные, зверски голодные и грязные. их одежду неплохо бы выстирать, а им самим – помыться, так что младший без раздумий соглашается на небольшую передышку дома у Джерарда. молодой человек пропускает попутчика в квартиру и закрывает двери, с усталыми вздохами стягивая кеды, пока гость невольно приподнимает брови, разглядывая скромную обитель своего близкого знакомого. он пожимает плечами в ответ на насмешливое "ну как?", неуверенно бормоча "нормально". в следующую минуту он снимает с головы венок и избавляется от футболки, не без смущения выдавая просьбу показать ему, где находится ванная. Джерард показывает санузел и мягко пихает паренька в спину, ухмыльнувшись. он сам стягивает грязную рубашку и бросает ее в корзину с грязным бельем, откладывая стирку на потом. он обещает поделиться с Фрэнком одеждой, так что тому не придется ходить голым в ожидании того, пока высохнут его шмотки. если честно, Уэй не отказался бы от такого зрелища. он принимает душ сразу после юноши, едва дав ему выйти из ванной комнаты. они какое-то время пихаются в дверном проеме, не давая пройти друг другу, и в конце-концов расходятся, не переставая гоготать и обмениваться любезностями.

***

      после ужина блондин разбивает один из стаканов, столкнув его со стола, пока прижимается губами к ключицам Фрэнка. его футболка оказалась младшему немного большой, что позволяло хозяину вещи таращиться на выпирающие косточки юноши весь вечер. теперь на ковре в его гостиной красуется липкое пятно от апельсинового сока, но никто не собирается его оттирать. возможно, они займутся этим позже, когда не будут так заняты друг другом.

***

      Айеро усаживается на бедрах парня, наклоняясь к нему за поцелуем и вздрагивая от пробирающихся под футболку ледяных пальцев. он не сдерживает тихого стона, чувствуя подушечки чужих пальцев у себя на груди. он не может перестать думать о шероховатых ладонях на своей коже, пока с громким чмоканьем не отстраняется от старшего и не запрокидывает голову, пытаясь скрыть проклятый румянец. где же твой невинный взгляд сейчас, малыш? возможно, ты никогда и не был стеснительным хрупким созданием, мечтающим приблизиться к природе?       пожалуй, парню не хватает только сесть за решетку за растление малолетнего. он не думал об этом прежде, утыкаясь носом в изгиб шеи Фрэнка и слыша его сбивчивое дыхание, он не думал об этом, подминая мальчишку под себя в салоне автомобиля и желая почувствовать его губы на своем члене. он думает об этом только сейчас, впервые опуская руки на задницу младшего и понимая, что он хочет трахнуть его. — нет, боже, блять, притормози немного, — ему не хватает воздуха и он забывает, как дышать, когда просит парня отстраниться. он смещает руки на его талию, видя недоумение в его глазах и шумно выдыхая. — ты понимаешь, что мы сделаем сейчас? это весьма серьезное дерьмо, и я не хочу впутывать тебя во что-либо, если ты вдруг не до конца осведомлен. ты готов к тому, что мы собираемся сделать? младший поджимает губы, сжимая пальцы на предплечьях Джерарда, и спустя пару секунд уверенно кивает, так же рвано и громко выталкивая из легких оставшийся воздух. старший кивает, поглаживая юношу по спине, и сглатывает: — отлично. значит я могу сказать, что люблю тебя?

***

      верхний действует как можно аккуратнее, наконец стягивая с парня футболку и бросая ее на пол рядом с кроватью. он позволяет поступить со своей одеждой точно так же, и вскоре остается по пояс голым, будучи открытым перед своим партнером равно, как и он перед ним. избавляясь от оставшихся вещей, он немного тормозит, не в силах сразу оторваться от нежной и достаточно смуглой кожи Айеро. он покрывает тело младшего влажными поцелуями, наклоняя его к себе и обнимая за талию. последний издает все новые шаткие стоны, окончательно обмякая в уверенных руках и ощущая, как кожа на шее пылает. маленькому птенчику стоило остаться дома, если он не хотел бы попасть в руки какому-то извращенцу, но он, пожалуй, наоборот, слишком хотел этого. Фрэнки вскрикивает, когда они резко меняют положение и он оказывается под парнем. он тяжело дышит, обвивая руками шею того и размыкая губы, чтобы впустить в свой ротик юркий горячий язык. они сплетаются воедино, толком не соображая, где чье тело заканчивается, и продолжают донимать друг друга, сходя с ума, но не торопясь предпринять хоть что-то для своего спасения. нижний принимает ласки, отзываясь всхлипами и скулежом в ответ на каждый новый мазок языком. он чувствует влажное тепло на своем животе, прежде чем содрогнуться от прикосновения к своему члену. его глаза распахиваются, равно как и рот, и Джерард не в силах терпеть это зрелище, торопливо проглатывая льющиеся из глотки парня звуки, до того невероятные, что они оба на несколько мгновений выпадают из реальности. когда они приходят в себя, то решают, что им жизненно необходимо двигаться дальше, иначе они попросту умрут, задохнувшись друг другом. блондин в который раз припадает к шее юноши, беспардонно заталкивая ему в рот три пальца левой руки и продолжая водить правой по его ноющей эрекции. младший неразборчиво мямлит и мычит, обхватывая пальцы влажными губами и обводя их еще более влажным и теплым языком. он старательно смачивает пальцы партнера слюной, все еще издавая непонятные звуки, приглушаемые его рукой, и то и дело прикрывая глаза от наслаждения. Уэй прикусывает нижнюю губу, помогая нижнему удобно расставить ноги, и подносит мокрые пальцы к его напряженному сфинктеру, чуть раздвинув ягодицы. он шепчет о том, что парню придется потерпеть, ведь процедура явно болезненная поначалу. стараясь действовать осторожно, верхний приставляет пальцы к сморщенному колечку мышц, начиная мягко его массировать, и следит за тем, как Фрэнки постепенно расслабляется, а его грудь вздымается не так рвано и быстро, как прежде. он проталкивает внутрь парнишки один палец, сразу ловя его скулеж в поцелуе, и стимулирует его член, отвлекая от дискомфорта в заднице. шатен просто чувствует гребаный палец у себя в заднем проходе и ему кажется, что это немного странно. это совсем не то, чего он ожидал от своего первого секса. он не думал, что будет настолько непривычно и больно. старший все шепчет успокаивающий бред на ухо молодому человеку, целуя его скулу и спускаясь к челюсти, пока аккуратно и медленно вводит в него второй палец. скулеж и всхлипы начинают резать слух, так что они полностью останавливаются на несколько последующих минут, чтобы Айеро мог немного привыкнуть к раздирающей его боли. — черт возьми, дай мне еще немного времени, я словно горю, и это нереально больно, — он хнычет, жалуясь на дискомфорт, но решается двинуть тазом и позволить парню начать разрабатывать его дальше. в какой-то момент последний задевает в нем такую точку, от соприкосновения с которой младшего буквально подбрасывает на кровати. он сипло стонет, подаваясь бедрами навстречу пальцам и все еще поскуливая от отошедшей на задний план боли, и Джерард планирует ввести третий палец, уверенный, что парень готов принять больше. — еще совсем немного, Фрэнки, послушай меня, — его голос перекрывает жалобные всхлипы нижнего, так что он продолжает, — ты очень сильный, так что ты можешь справиться с этим. я обещаю доставить тебе лучший оргазм в твоей жизни, но тебе нужно потерпеть еще немного. потом будет легче, я знаю, что говорю, малыш. ты можешь принять еще сейчас? получая в ответ утвердительный кивок и "да" севшим голосом, старший проталкивает глубже третий палец и ждет еще минуту, прежде чем развести все три немного в стороны, растягивая юношу получше. когда он вновь сгибает пальцы, он натыкается на все ту же точку – простату – внутри партнера, и в этот раз задерживается на ней, поглаживая и чуть надавливая подушечками пальцев. он выбивает из парня под собой все новые удивительные звуки, хотя раньше он и предположить не мог, что тот в состоянии издавать подобное. молодой человек перестает дышать, плавно вытаскивая пальцы из плена атласных стенок. они достаточно легко выскальзывают, открывая обзор на покрасневшую и немного припухшую дырочку, и верхний сглатывает, не сдерживая желания провести подушечками по приоткрытому сфинктеру. Айеро отвечает очередным стоном и невольно сжимается, что вызывает жжение и новую вспышку боли, так что он едва заметно вздрагивает. — теперь осталось совсем немного и ты точно справишься. скажи мне, если станет невыносимо больно, ты понял меня? — снова дождавшись утвердительного ответа, Уэй плюет на ладонь и размазывает слюну по головке своего члена, придвигаясь ближе к парню и позволяя ему сцепить ноги у себя на пояснице. придерживая его за бедро одной рукой, а другой аккуратно приставив головку ко входу, он делает достаточно мягкий толчок, входя меньше, чем наполовину, и вызывая у младшего крик. тот мгновенно сжимается, находясь на грани паники, и верхний вынужден прижать его крепче к себе, сдавливая в объятиях и опять нашептывая всю ту околесицу, которую он нес ранее, чтобы его успокоить. Айеро требуется еще четыре минуты, чтобы толком успокоиться и разрешить партнеру войти глубже. он болезненно ахает, впиваясь короткими ногтями в плечи молодого человека, и крепко жмурится, боясь, что его вот-вот разорвет пополам, но, к счастью, этого не происходит. они оба громко и тяжело вздыхают, когда старший наконец входит во всю длину и замирает, давая парню под собой столько времени на привыкание, сколько потребуется. — я думаю, что т-ты можешь д-двигаться, — шатен дрожит, крепче прижимаясь к Джерарду, и тот немного выходит, чтобы в следующую секунду толкнуться обратно. он выходит на чуть большее расстояние и делает еще один толчок. один за одним, он наконец практически полностью покидает тело нижнего и резко толкается внутрь до основания, громко и несдержанно стоная от того, как последний сжался вокруг его члена. старший чувствует нежные и горячие стенки, принимающие его, и видит перед собой Фрэнка. приоткрывшего рот, сосредоточенного и насупившегося, все еще не имеющего возможности полностью расслабиться. пожалуй, именно поэтому Уэй так бережно целует его за ухом и переходит на шею, оставляя пару засосов. именно поэтому он поднимается к его губам с дорожкой легких поцелуев на каждом миллиметре кожи. именно поэтому они так плавно целуются, пока младший скулит, пока блондин ищет нужный угол проникновения. — о-о-о г-господи, снова, это случилось снова, п-пожалуйста, мне нужно еще! — наконец взвизгивает нижний, широко распахивая глаза и открывая рот, стараясь вдохнуть, но у него спирает дыхание снова. он выгибается и закрывает глаза, подаваясь навстречу старшему, уже едва ли обращая внимание на некоторый дискомфорт. больше всего ему интересно сейчас получить еще, еще и еще вспышки перед глазами и невероятные фейерверки внизу живота. он чувствует импульсы по всему телу, вскрикивая громче от ставших более резкими и быстрыми толчков, обнимая Джерарда за шею и утыкаясь ему в плечо с открытым ртом, откровенно громко и бесстыдно стоная и прося большего. он понимает, что верхний собирается сдержать обещание, и узел внизу его живота вот-вот завяжется бесповоротно туго, и он кончит в ближайшую минуту. — я-я близок, Джи, я пиздец как близок, — сбивчиво шепчет Айеро на ухо партнеру, и сдавленно мычит, поджимая пересохшие губы, когда рука последнего опускается на его член и он начинает надрачивать в такт толчкам, — я, блять, вот-вот кончу! юноша сжимается вокруг члена старшего, выбивая из Уэя такие же беспорядочные стоны и рычание, и бешенно дергает тазом навстречу кулаку парня, с остервенением вбиваясь в него. точно так же, как Джерард вбивается в его задницу на последних нескольких толчках. младший с громким мычанием кончает первым, пачкая руку верхнего и собственный живот, с силой сжимаясь и напрягаясь всем телом, пока его конечности на одно мгновение немеют, и пока он чувствует себя вне тела. он приходит в себя хотя бы немного, когда внутри него разливается вязкое тепло, а ему на ухо полу-рычит, полу-стонет старший. им обоим требуется как минимум три минуты, чтобы начать мыслить снова. — теперь нам желательно сходить в душ, — хрипло выдает Уэй, аккуратно и медленно выходя из тела парня и ахая вместе с ним, когда из дырочки последнего вытекает немного спермы. — ну нет, мы только были в душе пару часов назад, я не хочу опять вставать, — капризно отвечает Айеро, выпрямляя ноги и поворачиваясь на бок, пока блондин поднимается с кровати и плетется за чем-то в ванную. Джерард приносит влажное полотенце и помогает юноше вытереться, особенно осторожно и плавно проводя полотенцем между его ягодиц и хоть немного избавляя от неприятной липкости. он откидывает полотенце на пол, оставляя его рядом с разбросанной одеждой, и ложится рядом с Фрэнком, приобнимая его и отвоевывая право быть "большой ложкой".

***

      мальчишка с цветочным венком на голове и кучей лепестков в волосах держит в руках глобус, крутя его снова и снова, пока не останавливает уже в двадцатый раз. — послушай, — он тычет пальцем в Северный Ледовитый океан и передает глобус сидящему рядом парню с точно так же вплетенными в белокурые локоны цветами, — это восхитительно. тот берет в руки небольшой глобус и прижимается ухом к указанному месту, напрягая слух и немного хмурясь. и только он собирается возмущенно воскликнуть, что ничего не слышит, как другое его ухо опаляет горячее и тяжелое дыхание младшего. — я люблю тебя, — заявляет Фрэнк, как всегда заразительно улыбаясь, и звонко хохочет, встретившись взглядом со своим парнем. тот возвращает глобус и клюет возлюбленного в губы, улыбаясь в ответ. — теперь ты послушай, — он указывает на южный полюс, ткнув пальцем в Антарктиду, и ждет, пока юноша выполнит его просьбу. Джерард наклоняется к парню, сдерживая улыбку, и целует его за ухом. — я тоже люблю тебя. они оба смеются и их голоса немного выше, чем должны быть, а глаза красные от выкуренного на пару косяка, но никого из них не заботит это. они предоставлены друг другу и сами себе, и главное то, что они вместе сейчас. старший целует молодого человека в губы, все еще издавая смешки, и берет за руку, переплетая их пальцы. они предоставлены природе, которая оберегает их под темным блестящим от звезд покровом.

***

      лето подходит к концу. парни все еще периодически возвращаются в Аппер Хейт, где продолжается цветочное безумие и творческий хаос, где продолжают появляться все новые яркие гриффити и множество плакатов, осуждающих войну. с одним из транспарантов таскался и Фрэнк, повторяя из раза в раз миллиарды появившихся за два года лозунгов и напевая свои песенки. Уэй проникается этой идеей еще больше, подпевая ему и помогая с плакатами другим ребятам, стараясь при этом не терять из виду своего мальчика. — все, что вам нужно – это любовь! все, что тебе нужно – это любовь! — парень настолько вдохновлен, он вновь и вновь повторяет это, размахивая транспарантом с надписью «выключи свинью!» в руках. он улыбается, выкрикивая лозунги вместе с толпой, и его обнимает Джерард, целуя в макушку и поправляя венок на его голове. младший смущенно хихикает, громко проговаривая со всеми остальными. — занимайтесь любовью, а не войной!       они не отступают, встречая на пути людей с ружьями. некоторые хиппи выходят из общей толпы, повторяя, как мантру, какой-нибудь из лозунгов, и выбирают один цветок из своих волос, чтобы вставить его в дуло огнестрельного оружия. это восхищало Айеро раньше и приводит в восторг сейчас – эти молодые люди куда более храбрые, шагая навстречу верной смерти и защищаясь цветами. он хотел бы попробовать так же, ведь природа защитит его. встречая на пути очередное сборище людей с пистолетами и ружьями, Фрэнки пробирается вперед, отдав свой транспарант стоящим рядом, и Джерард не успевает схватить его за руку, чтобы остановить. ему остается только пытаться протиснуться через толпу молодежи и успеть это сделать до того, как парень выйдет из общей массы. — подожди меня, Фрэнк! твою мать! — он замирает, пробравшись наконец вперед и видя, как его мальчик с улыбкой и бесконечным "дайте этому миру шанс" подходит вплотную к вооруженному мужчине и расплетает одну небольшую прядь, доставая из волос цветок. — дайте этому миру шанс, — с искренней широкой улыбкой повторяет он, вставляя ромашку в дуло ружья, — природа любит нас, но мы должны заслужить ее расположение.       Уэй срывается на крик спустя мгновение после выстрела. он бросается к парню, пока вокруг начинается паника, и подхватывает его под руки, не позволяя упасть. его всего трясет, в то время как младший с удивлением и едва ли испугом смотрит на то, как расплывается красное пятно на его футболке. блондин вертит головой, высматривая ближайшую карету "скорой помощи", пытаясь докричаться до врачей. его едва держат ноги, пока он пытается как можно менее болезненно дотащить Айеро до следующей улицы. — я умираю? — тихо интересуется юноша, стараясь не пугать старшего своим тяжелым булькающим дыханием. пуля прошла чертовски близко от сердца и, кажется, вскользь задела и легкое, — ты т-только не беспокойся сильно, даже если так, я смогу воссоединиться с природой. он с трудом улыбается и шатко выдыхает, закрывая на секунду глаза и вздрагивая от крика на ухо: — не закрывай глаза! тебе нельзя спать сейчас! говори со мной или слушай меня, слушай то, как кричат остальные. держи глаза открытыми и не вздумай бросить меня!       они добираются до "скорой", где парня тут же укладывают на носилки в фургоне и колют обезболивающее, собираясь останавливать кровь на первое время. Фрэнк начинает кашлять, недовольно скривившись из-за металлического привкуса на губах, и старается держать глаза открытыми. он пытается дышать глубже, но у него не получается, он захлебывается, не в состоянии пропустить через ставшие кровавым решетом легкие невероятно необходимый сейчас воздух. — я не позволю природе отобрать тебя раньше времени, тебе еще нет, блять, семнадцати, она не имеет права забирать тебя! — Уэй забирается в фургон и устраивается перед носилками, сжимая руку младшего, — я стану злейшим врагом природы, если она посмеет отобрать тебя у меня. он не замечает, как начинает рыдать, сильно сжимая ладонь Айеро в своей и заставляя его смотреть ему в глаза. он несет полнейший бред, выстраивая идиотские планы на будущее, заговаривая юноше зубы и не обращая внимания на собственные слезы, льющиеся по щекам. он торопливо вытирает глаза и судорожно вздыхает, с натянутой улыбкой сжимая побледневшую руку возлюбленного. Джерард уверяет себя, что ему послышалось, будто врач сообщил время смерти, и он еще несколько раз окликает Фрэнка, чей стеклянный взгляд по-прежнему и теперь навсегда прикован к рыдающему молодому человеку. он начинает со злостью трясти парня, всхлипывая все чаще, пока его не оттаскивает один из медбратьев, силясь успокоить и всучить седативы. блондин уже спокойнее возвращается на прежнее место, садясь на пол перед носилками и прикасаясь к щеке младшего. он ласково улыбается, поправляя сползший с его головы венок, бережно возвращая его на место, и кратко целует юношу в губы, заглядывая в поблекшие глаза.       он начинает тихо напевать "with a little help from my friends" и вздрагивает от подкатывающих к горлу новых рыданий, обнимая возлюбленного, прижимая быстро коченеющее тело к себе и не беспокоясь о том, что испачкается. он остается с парнем, пока его везут в ближайший госпиталь, и боится представлять, что это не какой-нибудь розыгрыш, не очередная шутка, а чертова правда, что его маленький мальчик истекал кровью у него на руках, а он не смог ничем помочь. но главное, что мечта Фрэнки теперь исполнена, ведь так?