С днём рождения, Паучок +124

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Человек-Паук: Возвращение домой

Основные персонажи:
Вирджиния "Пеппер" Поттс, Питер Бенджамин Паркер (Человек-Паук), Тони Старк (Железный человек)
Пэйринг:
Тони / Питер
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Повседневность, Первый раз, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Тони просыпается после бурной вечеринки - и тут же выскакивает из кровати, едва увидев, кто рядом с ним. Внутренний голос требует бежать, но это тот самый случай, когда мистер Старк не делает ноги после ночи, которую помнит с трудом. Ему придётся ответить за свой весьма специфический подарок на восемнадцатилетие Питера.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
6 августа 2017, 22:10

— When I was down...

— I was your clown.

— Ooh, ooh, nobody knows it,
— Right from the start

— I gave you my heart
— Oh, oh, I gave you my heart

♫ Elton John & Ed Sheeran – Don't Go Breaking My Heart


Слишком много света. Отвратительно много света. Почему в номере не задёрнуты шторы, как он просил? Тони открыл глаза и с удивлением обнаружил себя не в своих апартаментах. Тоже явно отель, судя по всему, даже тот же, но на его комнаты это похоже не было. Вот же идиотское правило — никаких вечеринок на базе, и кто его придумал? Ах да, он сам…

Старк приподнялся на локтях и вздрогнул от шевеления рядом. Повернул голову — и вздрогнул сильнее, мгновенно оказываясь на полу, скатившись с кровати с грохотом. Удивительно, как не разбудил?..

Брюки нашлись под правой рукой — по счастливому совпадению, и мужчина влез в них сразу, не потрудившись найти бельё. Телефон, что примечательно, мирно лежал на тумбе рядом, кажется, эту вещь он будет держать в поле зрения абсолютно в любом состоянии. Подхватив его, Тони теперь уже максимально бесшумно вышел из спальни, в гостиную, и сразу направился к мини-бару, который, к счастью, здесь был совсем не мини.

Старк опрокинул стакан, подумал — и опрокинул ещё один, морщась от того, как неразбавленный виски, увы, не самого лучшего качества, обжигает всё внутри. Так себе альтернатива для утреннего кофе, но, откровенно говоря, он бы выпил ещё — перед предстоящим разговором. Внутренний голос требовал бежать, бежать немедленно и как можно дальше, вот прямо хоть с балкона сигать, вызывая костюм. Пожалуй, в девяноста девяти случаях из ста Тони бы так и сделал, но единственный случай, когда нельзя просто взять и уйти, лежал сейчас в соседней комнате. И Старк молился всем известным ему богам (горячий привет Тору с его параллелепипедообразной палицей), чтобы этот случай спал подольше.

Рядом с баром нашлись сигареты, на выбор — сколько угодно, любых видов и крепости. Обычно Тони предпочитал сигары, привычка именно курить отпала давно, да и сами сигары он позволял себе достаточно редко, но сейчас… Он подхватил одну из пачек, взял зажигалку и вышел на балкон. Стоило поднести огонёк к кончику сигареты, как телефон в кармане засветился.

— Сэр, вам вредно курить, — Джарвис звучал несколько сонно.

— Я знаю, — Тони затянулся.

— Сэр, я настоятельно рекомендую не вредить своему здоровью…

— Пожалуйста, замолчи, у меня голова раскалывается, — Старк потёр переносицу. — Вредно было то, сколько я вчера выпил. Кстати, сколько? Хотя нет, — он не дал ответить, — не хочу знать.

— Постарайтесь ограничиться одной сигаретой, сэр.

Джарвис умолк, и Тони прогнал из своей головы мысли о том, что зря он подгрузил его копию после появления Вижена. Этим двоим лучше было не общаться, они слишком много обсуждали его, Старка, а это было так себе по приятности. Впрочем, всё это такие мелочи по сравнению с катастрофой, которая надвигалась… Да что уж там, на секунду Тони показалось, что проще было ещё раз сразиться с армией Локи.

Телефон снова ожил, теперь вибрируя, и Джарвис бодро сообщил:

— Звонит мисс Поттс, сэр.

— Твою ж мать, — Тони шумно выдохнул, запрокидывая голову, чтобы упереться взглядом в небо — удивительно безоблачное.

Ещё пара затяжек — и он затушил окурок, вытаскивая телефон. Кашлянув, Старк провёл пальцем по экрану, снимая трубку.

— Где тебя носит?! — голос Пеппер не предвещал ничего хорошего. — Мы тебя все ищем! Пропал среди ночи — и всё!

— Я в отеле, — Тони даже отвёл трубку от уха на некоторое время. — Солнышко, не кричи, у меня в голове концерт и так. Думаю, я на пару этажей выше, — он огляделся, — или ниже. Не уверен. Скоро буду. Как вечер?..

— Я тебя убью, — Поттс выдохнула шумно, но с явным облегчением.

— Было бы неплохо, — пробормотал Старк, снова сжимая переносицу — до боли.

— Мы ещё не можем найти…

— Он со мной.

Пауза. Слишком долгая, Тони успел отвести телефон, чтобы убедиться, что разговор ещё идёт. Пеппер молчала, молчала и молчала, и Старк вздохнул, понимая, что даже для него это было слишком.

— Тони, — голос Пеппер был непривычно тихим. — Он ещё совсем ребёнок…

— Ребёнком он был три года назад, — огрызнулся Тони скорее по привычке. — Когда я забирал у него костюм, а он, беря у меня футболку, вдруг меня поцеловал. И умчался, оставив стоять, как идиота, на крыше, я готов был с неё же и прыгнуть.

— Но это был его день рождения, — Поттс глубоко вдохнула и медленно выдохнула. — Ты же устроил вечеринку по поводу его совершеннолетия!

— Видимо, у меня весьма специфичное представление о подарках, — пробормотал Старк, беря губами вторую сигарету.

Ещё одна пауза. Только короче, Пеппер, видимо, собиралась с мыслями.

— Ты же для него как отец, Тони…

— Ты часто целовала своего отца? — он прикурил и выпустил дым. — Я вот за собой такого не припомню.

— Говард просто был слишком занят.

— Очень смешно, — Старк всё же усмехнулся. — Нет, Пеп, он меня именно поцеловал. И мне пришлось бегать от многих мыслей не один месяц. Я… не знаю, что на меня вчера нашло. Я слишком много выпил.

— А как же…

— Я не знаю, — Тони перебил её, не давая продолжить. — Про него я ничего сейчас не знаю. Слушай, я сам про себя ничего толком сказать не могу, понимаешь? Прости…

— Всё в порядке, — кажется, она даже улыбнулась, и Старк в очередной раз отметил, как ему повезло; их отношения давно переросли в настолько близко-партнёрские, что Пеппер и правда понимала его во всём, кажется, она и правда его слишком любила, а он отвечал ей подобным скотством. — Только поговори с ним, хорошо? Ему восемнадцать, но он ребёнок.

— Я и не думал сбегать.

— Хорошо. Я скажу, что ты нашёл его сам — и приготовил для него подарок, поэтому вы поехали в лабораторию.

— Спасибо, солнышко.

— И, Тони, — ещё одна, совсем коротенькая пауза. — Будь помягче.

Тони отключился, ничего не отвечая. Как будто он мог сбежать, неужели она правда так думает? Что он мог натворить такое — и удрать в кусты? Безусловно, он так делал не раз, но при других обстоятельствах и с другими людьми, а тут… Старк в несколько долгих затяжек докурил сигарету и решил, что ему надо ещё выпить. Он развернулся — и замер, увидев в проёме фигуру.

Питер тут же уставился куда-то себе под ноги, хотя, судя по всему, до этого момента он вполне спокойно разглядывал спину своего… эм… «работодателя». Тони дёрнул бровью, бегло оглядев успевшего напялить и джинсы, и футболку парня. Даром, что три года прошло — всё такой же худой, как будто питается воздухом.

— И давно ты тут стоишь?

— Только пришёл, — Паркер как-то бесконечно неловко обхватил одну руку пальцами второй, выше локтя, заставив Старка вздрогнуть.

Тони часто чувствовал себя мудаком по самым разным причинам, он бы даже сказал, что свыкся с этим чувством. Но чтобы так — кажется, это было впервые. Он ещё раз бегло осмотрел открытые участки кожи парня, чтобы убедиться, что нет синяков, хотя — с его-то сверхсилой… Это нужно было быть в костюме, чтобы оставить на теле Человека-паука какие-нибудь следы. Тони видел этого мальчика в синяках, когда навещал его в больнице, в самом начале своей супергеройской деятельности этот малец не хотел никого слушать и лез в самое пекло, за что и получал по-взрослому. Но, кажется, с подобным он в своей жизни ещё не сталкивался. Откровенно говоря, Тони тоже.

— Послушай, — начал он, кашлянув. — Я тебя вчера напоил…

— Я всё помню, — негромко отозвался Питер. — Простите.

Старк поперхнулся криво, но всё-таки заготовленной речью, и уставился на парня. Простить? За что? Тони тяжело вздохнул и покачал головой, похлопав ладонью по перилам балкона.

— Иди сюда, нечего стоять в проходе.

Питер тенью скользнул ближе, подумал — и запрыгнул на перила, садясь на них, причём спиной к пустоте в несколько десятков этажей. Мужчина собирался было сдёрнуть его тут же, но вовремя вспомнил, что, пожалуй, в случае с этим мальчишкой не стоит беспокоится о том, что он не удержит равновесие.

— Я не знаю, почему так получилось, — Тони закурил третью сигарету, сразу строго глянув на парня. — Не вздумай курить, узнаю — голову оторву. Так вот, я не знаю, что на меня нашло и зачем я всё это сделал. Тебе не за что просить прощения. Это мне надо.

— Я не могу сказать, что жалею, — после недолгого молчания ответил Питер. — Но сейчас мне стыдно.

— Я, что, не был у тебя первым? — мужчина аж дымом подавился.

— Мистер Старк! — на щеках Паркера вспыхнули два красных пятна.

— Не называй меня так, — он повёл плечом. — Особенно после вчерашнего.

Тони понимал, что это не то, что нужно сказать. Всё — не то. Он с трудом справлялся с голосом, заставляя его не дрожать, мир перед глазами всё ещё немного покачивался, должно быть, похмелье его всё-таки настигло, но это было неважно. Всё было неважно, а вот то, что нужно объясниться с Питером — да.

— Послушай, малыш, — Старк краем глаза увидел, как Паук поморщился. — Я не могу тебе ничего обещать, отношения, любовь, я…

— Мне уже не пятнадцать, мистер Старк, — Питер перебил его и чуть улыбнулся. — Я всё понимаю. Всё нормально.

Он спрыгнул на пол и пошёл в комнату, Тони уже развернулся, чтобы сказать что-то вроде: «Разговор ещё не закончен!» — но промолчал, понимая, что не знает, что ему ещё говорить. Такой простой, спокойной и ровной реакцией Питер смешал ему все карты, и, что самое мерзкое, теперь он чувствовал себя ещё паршивее. Было в голосе Паркера что-то настолько бесконечно грустное, что сердце сжималось, и Старк мысленно желал себе гореть в аду. Он дал себе фору, докуривая несчастную сигарету, и вернулся в комнаты, решив, что надо всё-таки договорить, но… Питера нигде не было.

Ни его, ни его вещей. Тишина, пустота — и распахнутое окно спальни. Тони осторожно его закрыл, прислоняясь лбом к раме и прикрывая глаза. «Поздравляю, ты полный идиот и конченный мудак», — внутренний голос на этот раз был явно не на его стороне, но что уж тут поделаешь. Старк тоже начал одеваться, пожалуй, он бы вообще ничего не заметил, если бы Питер оставил снимок просто на кровати, но нет, Паучок прицепил его над кроватью — на тонкую паутинку. Мужчина вскинул брови и осторожно отцепил фотографию как из полароида, тут же поворачивая её к себе непосредственно картинкой.

Уголки губ Тони дрогнули. Где это они успели вчера побывать? Всё такое яркое, светящееся, чёрт, как будто они успели угнать его костюм и куда-то слетать, а потом ещё и распечатать. Короткая надпись «Мистеру Старку — с любовью» на уголке фотографии дополняла картину идеально, и Старк спрятал снимок в кармане, обещая себе его не потерять, в отличие от всех других памятных вещей, которые ему когда-либо дарили.

В это же время на точно такой же снимок смотрел Питер, сидя на крыше отеля, до которой добрался просто чертовски быстро — боялся, что мистер Старк выглянет из окна. Питер держал фото пальцами обеих рук, не зная, почему сбежал, но понимая, что не мог иначе. Он быстро и воровато вытер две слезинки с уголков глаз, и улыбнулся, доставая из-за пазухи небольшую и весьма помятую открытку. Самую простую, подписанную неровным почерком, судя по всему, в машине, на ходу. Зато сам. У Питера уже было две таких, это — третья. Кажется, пора сказать мистеру Старку, что он стареет, потому что все открытки были одинаковыми, одинаковой была и подпись, правда, каждый раз в новом месте небольшого листка. И она заставляла Питера улыбаться, вкладывая в открытку снимок, он бегло перечитал её ещё раз.

«С днём рождения, Паучок!»