В тесноте, да не в обиде +19

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
MobPsycho100

Основные персонажи:
Рейген Аратака , Экубо
Пэйринг:
экурей!!
Рейтинг:
R
Жанры:
Юмор, Повседневность, Учебные заведения
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Ночь. Школа для девочек. Рейген и Экубо застряли в шкафчике.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
8 августа 2017, 04:45
Примечания:
Два извращенца
Экубо забирается в раздевалку через окно следом за Рейгеном и, только оказавшись внутри, задевает ногой швабру и та с грохотом падает на пол. Шум от падения эхом разносится по стенам помещения.

- Тш! - тут же шикает на него Аратака, приложив палец к губам.

- Почему мы вообще проникли сюда? Разве у тебя нет разрешения быть здесь? - шёпотом спрашивает Экубо, тихо идя за Рейгеном.

- Ну, одеваться в женскую школьную форму ты отказался, - тем же шёпотом отвечает ему блондин, и дух в абсолютном недоумении разводит руками.

- Интересно, почему??

- Тихо! - блондин замирает у дверей в коридор школы для девочек, прислушивается.

Экубо тем временем открывает один из шкафчиков, чтобы, если кто-то войдет сюда, спрятаться внутрь. Аратака прислоняется ухом к двери и слушает, затем резко дергается назад, давая духу понять, что пора прятаться, что он и делает, вот только Рейген залезает туда же.

- Эй. Эй! Здесь место только на одного! - возмущается Экубо, тесно вжавшись в заднюю стенку шкафа, пока Аратака закрывает дверь.

- Тссссс! - шипит он и прилипает к щелям, разведывая обстановку.

- Хватит затыкать меня! Ты тоже шумишь, но я же не..! - дух замолкает, как только слышит, что двери в раздевалку открылись и кто-то вошел внутрь.

Экубо не видно за затылком Рейгена учитель это, охранник или ученица, однако звуки тяжелых шагов снаружи позволяют ему отбросить последний вариант. Да и что школьнице делать здесь ночью? Даже если она забыла что-то, у неё был целый день, чтобы вернуться и забрать свою вещь.

В шкафчике, не рассчитанном на двух мужчин, плотно вместившихся внутрь, становится тесно, но дух не подает ни единого знака того, что ему неудобно. Рейген тоже, пока сквозь щели пробивается свет фонарика. Видимо, это все-таки охранник, проверяющий, не проникли ли ученицы в здание посреди ночи, чтобы, ну, знаете сыграть в эти "игры с потусторонним в двенадцать ночи", вызов духов или во что ещё малолетки играют, чтобы проверить свои нервы на прочность.

Наконец шаги становятся тише, а затем слышится щелчок двери. Аратака облегчённо выдыхает, отлипает от щелей и начинает наконец двигаться, потому что так долго стоять на мысочках было неудобно.

- Пронесло, - тихо произносит дух, пока Рейген дергает плечами, смотря куда-то вниз. - Ты знаешь, что нас могли принять за извращенцев?

- Мне не впервой, - как-то слишком спокойно отвечает блондин и отчего-то пыхтит. У него же нет клаустрофобии?

- Даже спрашивать не хочу, что ещё ты делал, раз о тебе успели подумать так, - брезгливо говорит Экубо, после чего вздыхает. - Ладно, чего ты там возишься? Может, просто откроешь уже дверь?

- Я... пытаюсь! - чуть громче говорит Рейген, и дух напрягается. - Она не открывается...

- У тебя что, даже на это сил не хватает? Дай сюда, - Экубо просовывает руки, чтобы нащупать дверную ручку, случайно столкнувшись в процессе с пальцами Аратаки. - Руки-то убери.

- А! Господи, это ты, - тот резко вздрагивает, прижимая руки к себе, и от того, как близко они сейчас находятся, дух чувствует каждое движение Рейгена. - Она попросту не открывается изнутри, Экубо.

- Что? Быть не может, - брюнет дергает ручку, толкает железную дверь, затем толкает с силой, при ударе та противно шумит. - Да какого хрена!?

- Тише!

- Все, надоел на меня шикать, - Экубо бесцеремонно накрывает ладонью губы Рейгена, зажимая ему рот и лишая возможности говорить. Тот протестующе замычал и попытался отодрать руку духа. - Ты много болтаешь, и все не по существу. Дай мне минуту тишины, чтобы придумать, как нам выбраться.

Аратака еще какое-то время шевелится в плену лап духа, елозит и сопротивляется, но затем затихает, решает смирно подождать. Экубо перебирает в голове варианты, а через минуту отпускает зажатый рот экстрасенса.

- Хорошо, я подумал, у меня никаких идей, кроме как выбить её. У тебя?

- Не делай так больше никогда! - Рейген пихает Экубо локтем, и тот болезненно ойкает. - У меня есть булавка, господи, это я и пытался сказать.

- А, здорово, - Экубо выдерживает паузу, пока Аратака начинает возиться. - И как она нам поможет?

- Ну, можно попытаться поддеть замок изнутри. Это точно сработает, - уверенно заявляет блондин и ерзает перед духом, сильнее вжимаясь в него, отчего тот сдавленно выдыхает и выругивается себе под нос.

- Что ты делаешь?!

- Здесь недостаточно места, чтобы я... смог дотянуться до своих карманов, - говорит экстрасенс, прекращая налегать на Экубо, и пытается обернуться к нему. - Сможешь достать?

- Ты, должно быть, шутишь... - в темноте шкафчика Экубо может видеть лишь силуэт лица Аратаки, но наружного освещения хватает, чтобы дух понял - нихрена Рейген не шутит. Он и сам явно не доволен мыслью о том, что это их единственный способ выбраться. Надо же было так глупо застрять! - Ладно.

Брюнет нехотя опускает свои руки, нащупывая в темноте сначала спину, затем талию Рейгена.

- Ниже, Экубо.

- Ты можешь не комментировать это? - Экубо смущается и ведет руками вниз по бедрам блондина, пока не находит в темноте сначала ремень его брюк, затем осторожно переходит руками вперед, добираясь до карманов. Рейген молчит, и дух забирается рукой в правый карман.

- В левом, Экубо, - дух рычит и, высунув руку из кармана экстрасенса, залезает второй в левый карман, добирается до самого дна, ищет пальцами, но ничего не находит.

- Пусто, - докладывает он, быстро вынимая руку, чтобы это больше не было так неловко.

- Как? - Аратака начинает паниковать, потому что это было хоть что-то, такой себе лучик надежды, указывающий на путь к свободе, но теперь его нет. К счастью, он вспоминает кое-что. - Должно быть, во внутреннем кармане моего пиджака. Достанешь?

- Опять я? А сам? - негодует дух, но Рейген в качестве доказательства своего обездвиживающего фактора двигает руками, демонстрируя, что сам он до карманов никак не дотянется, и укладывает ладони на дверцу шкафчика.

- Экубо, я даже локти раздвинуть не могу.

- Ты хоть представляешь, как это выглядит? И как мне неловко? - жалуется Экубо, но затем понимает, что не одному ему неловко. Он вздыхает. - Ладно, хорошо. Ничего не говори. Не делай ситуацию хуже, чем уже есть.

Собравшись с силами, дух вновь кладет свои ладони на тело Рейгена. Сначала на спину, чтобы примерно прицелиться, где находятся карманы, затем аккуратно скользит руками к передней части пиджака, нащупывает вырез и, сглотнув, ныряет пальцами внутрь к карманам. Он отлично чувствует то, что Аратака задержал дыхание.

Экубо недолго копошится во внутреннем кармане пиджака экстрасенса, прежде чем наконец достать булавку, которую так долго искал.

- Все, забирай, - говорит дух, пока блондин вдыхает, снова начиная дышать, и пытается взять драгоценную булавку, но в темноте никак не может найти руку Экубо, которая была практически перед его носом, задевает своей кистью, и Экубо роняет её на пол шкафчика. Дух резко дергается вперед, пытаясь поймать её вновь, но не выходит. - НЕТ!

Та брякает о железный пол.

- ДЕРЬМО!

- КАКОГО ХЕРА?

- Я НЕ... БОЖЕ!
- Рейген опускает голову вниз, словно пытаясь увидеть булавку там, но видит лишь плотную тьму. - Боже, блять, правый, как это могло..? Ну, она хотя бы все еще здесь.

Что обычно делают, когда роняют что-то? Наклоняются и просто поднимают уроненную вещь. Сейчас в голове Рейгена эта привычка щелкнула, и он на автомате попытался просто наклониться, совсем забыв, в насколько тесном пространстве они с Экубо сейчас находятся. И так вышло, что при попытке наклониться, Аратака попросту сильно вжался задницей прямо в пах Экубо, не только приятно удивив его такой близостью, но и ударившись при этом лбом.

Он замер.

- Оу, - Экубо из последних сил сдерживает себя, чтобы не упереться стояком Аратаке между ягодиц, и прижимается к задней стенке шкафчика, пока ждет, когда блондин разогнется. - Рейген... Ты...

- Замолчи, - наконец экстрасенс выпрямляется, облегчая Экубо задачу, и упирается ушибленным лбом о холодную поверхность дверцы шкафчика. Он накрывает лицо руками, чувствуя, как покраснели его уши. - Ничего. Не. Говори.

- О, значит, это тебя смутило, а все, что было до этого, - нет? - Экубо не знает точно, злится он на это или просто возмущен. Однако некоторый ряд эмоций и... ощущений это уж точно вызвало. Прямо аттракцион, после которого адреналин в крови так и кипит. Но дух держит себя в руках. - Ты меня облапать себя заставил, придурок! А теперь... это!

- Хватит, заткнись, - все так же закрывая лицо обеими руками тихо говорит Аратака. Ему что, стыдно стало? Да у них тут практически прелюдия была, которая просто не могла не возбудить его. Собственно, Экубо и возбудился. Ну ещё бы он не возбудился, когда в него так настойчиво упираются чьи-то булки.

- Так. Все. Мне это надоело, мне плевать на шум, мне плевать на твою булавку. Я просто вынесу эту дверь, - говорит он и начинает собирать остатки своей силы, чтобы нанести удар по на вид достаточно хрупкой конструкции.

- Нет, Экубо, - пытается переубедить духа экстрасенс, но слишком слабо. Он все еще красный, как помидор, и слишком смущен, чтобы вновь говорить своим уверенным лидерским тоном. Брюнет, не слушаясь, наносит удар по двери чуть выше плеча Рейгена, пытаясь вынести её, но приложенной силы недостаточно. - Стой! Ты шумишь.

- Плевать, - Экубо высвобождает потенциал взаимствованного тела, нанося второй удар следом. Шкафчик подрагивает, начиная раскачиваться.

- Стоп, стоп! Экубо! - Аратака наконец говорит уверенно, но дух будто не слышит его, а снова бьёт, оставляя на школьном имуществе внушительные вмятины и заставляя шкафчик сильно наклоняться вперед. Рейген упирается руками в дверцу, толкая брюнета назад. - Экубо, еще один удар, и мы..!

Дух снова бьёт.

И шкафчик безнадёжно теряет равновесие, опасно наклоняется, раздается неприятный скрежет металла, свист, а затем грохот. Они упали.

Аратака чувствует на себе тяжёлый вес временного тела Экубо, пока тот не приподнимается, нависнув над ним.

- Ой, - неловко роняет Экубо, и, пока выпрямляет руки в локтях, ударяется затылком о заднюю стенку шкафа, что над его головой.

- Это безнадёжно, - обреченно выдыхает Рейген, лёжа лицом на щелях дверцы. Кажется, он ударился чем-то при столкновении шкафчика с полом. Наверное, все-таки всем телом, которое теперь гудело и болело. Его ещё и сверху придавили килограммами так под девяносто.

- Я не буду извиняться за это, - Экубо злится на всю эту ситуацию, на Рейгена за то, что тот залез с ним в один тесный шкафчик, за его неуклюжесть, непродуманный план проникновения... Да на что угодно, но никак не на себя, нет. Аратака переворачивается, чтобы лечь на спину, потому что на лице лежать не очень удобно. - Зато теперь, когда нас услышали, может, охранник или кто здесь был просто откроет этот грёбаный шкаф?

- Он должен вот-вот прийти на шум, - обреченно выдыхает Аратака, чувствуя не только напряжение, но и нехватку воздуха. Сначала он ослабляет свой галстук, затем возится, пытаясь стянуть с плеч пиджак, но в таком тесном пространстве сделать это практически невозможно.

- Ты что, раздеваешься?

- Здесь жарко, - жалуется он, пока пытается вытащить руки из рукавов пиджака, но безуспешно. Он сдаётся и успокаивается, укладывая затылок на холодную поверхность дверцы, закрыв глаза, но тут же открывает их, когда чувствует, что Экубо немного ослабляет напор на свои руки. - Не опускайся на меня! Ты тяжёлый.

- Мне неудобно, - жалуется дух, пока Рейген выругивается и упирается руками ему в грудь, не давая Экубо оказаться ближе. Но слишком поздно, брюнет уже обнаружил своим бедром упершийся в него стояк Аратаки. - Ты что, возбудился?

- Что? Нет. С чего ты взял? - Экубо скептически поднимает одну бровь, но его лица не видно в тёмном пространстве, поэтому, чтобы Рейген понял его, он настойчиво трется своим бедром о пах Аратаки. - Экубо!

Рейген не может сдержать стыдливого возбужденного мычания, пока сильнее упирается в грудь духа, пытаясь отстранить его от себя.

- Какая именно часть тебя возбудила? Та, где я лапаю тебя, или та, в которой ты наклоняешься и...

- Э к у б о ! - громче затыкает, перебив, Рейген, и брюнет смеётся, наслаждаясь мучениями экстрасенса. Но как только его смех сходит на нет, он резко становится серьёзным, замолкает на мгновение и, минуя препятствие в виде ладоней Аратаки, опускается ниже, чтобы подарить ему весьма уместный по его мнению поцелуй.

Экстрасенсу становится еще жарче. Однако он не сопротивляется и не пытается разорвать поцелуй. На самом деле он вообще ничего не делает, даже не упирается в Экубо, пытаясь оттолкнуть. Кажется, будто он не против, но и углубить поцелуй не спешит. Экубо первый отстраняется, чтобы убедиться, что то, что он делает, не отпугивает Рейгена.

Дух не видит, но блондин сейчас еще краснее, чем был до этого. Смутившись, он снова накрывает лицо руками, прячась.

- Зачем? - единственное, что он спрашивает, и Экубо усмехается.

- Всмысле зачем? Разве ты этого не хочешь? - брюнет настаивает, снова трется уже своим стояком о пах Рейгена, и тот стонет сквозь зубы, поднимая колено в попытке избежать новых прикосновений к возбужденному органу, и случайно упирается им между ягодиц Экубо. - Я так так и думал.

Он наклоняется и целует запястье Аратаки, прося его убрать руки, что тот неспешно делает, после чего дух склоняется к его шее, опускаясь на локти, чтобы быть ближе к Рейгену. Блондин горячо выдыхает и жмурится, когда Экубо уверенно покрывает его шею поцелуями, забираясь руками под пиджак экстрасенса, и Аратака обнимает его за шею, притягивая к себе и пытаясь забросить ногу ему на бедро. Выходит не очень, вместо этого он лишь бьёт по задней стенке шкафчика мыском, создавая шум, но, кажется, совсем не слышит этого. Он слишком занят тем, что сдерживает стоны.

Ну, а потом они упускают момент, когда в раздевалку входит охранник, у которого находится достаточно сил, чтобы перевернуть шкафчик набок и открыть дверцу, чтобы исследовать источник вздохов, стонов и остальных неоднозначных звуков. Экубо с Рейгеном даже в порядок себя привести не успевают, когда Аратака, находясь близко к выходу, вываливается из шкафчика вместе с духом, пытающимся его удержать, и обоим прямо в глаза светит яркий фонарик.

Растрепанные, вспотевшие, тяжелодышащие. Охранник сразу понял, в чем тут дело.

- Вы что, извращенцы?

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.