Израненные судьбой 54

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Elçin Sangu, Barış Arduç, Любовь напрокат (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Эльчин Сангу/ Барыш Ардуч
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 137 страниц, 12 частей
Статус:
в процессе
Романтика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Боль сломает их...
Смогут ли они простить друг друга?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

7 глава.

22 января 2018, 20:17
Эльчин обескураженно застыла и переводила непонимающий взгляд с улыбающейся матери и светящегося как солнечный лучик Барыша на несколько некомфортно чувствовавших себя остальных представителей четы Ардучей. Госпожа Гюлай смущенно принялась поправлять выбившийся завиток волос за ухо, Мерт и Онур, опустив на пол сумки, пожали плечами. Одна Озге, театрально вздохнув, непоколебимо продолжила рассматривать замысловатый узор на недавно обработанных ногтях и терпеливо ждала, когда же представление наконец закончится. Ее совершенно не волновало происходящее, она вовсе и не мечтала оказаться здесь, в Измире. Но упорно стоящий на своем Онур буквально вынудил ее присутствовать на этом семейном мероприятии. Традиция, видите ли! -Что же вы стоите на пороге? Прошу вас, проходите, - Мюйессер ханым взяла инициативу в свои руки, заметив неловкость собравшихся. -Вы не стестняйтесь, чувствуйте себя как дома, мама покажет вам, где можно расположиться, - подала голос Эльчин. -А мы сейчас подойдем, - она схватила Ардуча за рукав, в спешке сбрасывавшего с ног кроссовки, и потащила за собой в направлении своей комнаты. Приоткрыв дверь, Эльчин ловко юркнула, скрываясь вместе с Барышем от присутсвующих в прихожей людей. В ее тайном святилище все осталось неизменным. Хозяйка дома хранила и оберегала каждое воспоминание о своей дочери. Редкие встречи с любимицей Мюйессер ханым могла хоть ненадолго восполнить, погрузившись в уютную атмосферу и окутавшись родным запахом, который впитала в себя каждая вещь. Будь то оставленная в шкафу кофточка, давно переставшая подходить Эльчин по размеру. Или мягкая игрушка в виде белки, хранившая множество секретов рыжеволоски и разделившая не одну горестную ночь. Всю жизнь Эли можно было проследить по фотографиям, развешанным над письменным столом. Здесь крошечный младенец с пухлыми щеками на руках у матери заливается громким плачем. Тут маленькая девчушка с рыжими косичками и с огромным букетом, заслоняющим большую часть лица, идет в первый класс навстречу новым знаниям и новым открытиям. А там повзрослевшая девушка с копной длинных вьющихся, доходящих до ягодиц волос, играет на выпускном концерте произведение великого классика - Рахманинова. Барыш в который раз засмотрелся на снимки, собравшие столько значимых и удивительных моментов жизни Эльчин, пока не был прерван недовольным голосом. -Что они тут делают? - вопрошала Эльчин, взмахнув руками прямо перед носом Барыша. -Ты объяснишь мне? Мы же хотели сообщить о беременности маме, побыть с тобой наедине в эти дни, погулять, насладиться обществом друг друга! И все это только вдвоем, - подчеркнула последние слова взбесившаяся фурия. Не прекращая шествовать от одной стены к другой, она активно жестикулировала, заставляя без устали работать свой мозг. -Я ничего не понимаю! - в отчаянии она бесцельно взвела руками и опустила так же резко, как и подняла. -Моя семья приехала получить благословение твоей мамы, - четко и медленно сказал Барыш, и легким касанием пальцев заставил завертеться ловец снов, свисающий с люстры, выражая своей размеренностью и игривым настроением абсолютное спокойствие. Собеседник был невозмутим, не смотря на то, что произнесенное не оказало никакого эффекта. Эльчин все также пребывала в взбудораженном состоянии. Удивительно, как клубы дыма не исходили от разгоряченной рыжеволоски. Мужчина протянул к ней руки и, поймав за худое предплечье на очередном круге, совершаемом по однообразной траектории, вынудил остановиться перед собой. -Ты услышала меня? - вкрадчивым голосом, сомневаясь, спросил молодой человек. Эльчин смотрела на него, но Барышу казалось, что взгляд проходит сквозь, стремясь в пустоту и не задерживаясь на его персоне. Прерванная от неустанных метаний по комнате, она замерла. Вопрос Ардуча был излишним, ибо только в эту минуту смысл сказанного стал просачиваться сквозь густую завесу тумана словно тонкий ручеек через сооруженное препятствие. Девушка вдруг прозрела. -Что? - не веря своим ушам, Эля смотрела на ухмыляющегося Барыша. -Я.... - устремила на себя указательный палец, - правильно поняла? Да? Молодой человек кивнул головой, перестав томить девушку в ожидании ответа. -Мы наконец-то официально станем женихом и невестой? С каждым вопросом уголки губ мужчины поднимались все выше и выше, до тех пор пока не обнажились белоснежные зубы и не стал слышен безудержный хохот. -Ты сегодня поразительно плохо мыслишь, - вставил он добродушно саркастичную фразу, отметив, что эмоции на лице Эльчин изменились. -Аллах, я же совершенно неподготовленная! Как все пройдет? Как я предстану перед твоим семейством? - забеспокоилась она, ожидая услышать весомых разъяснений и поддержки от любимого. -Это вторая причина по которой я до последнего момента умалчивал о помолвке. Ты бы начала сильно нервничать, что совершенно противопоказано. Ты носишь нашу кроху, думай только о ней! Хорошо? - Барыш перехватил ее запястья и принялся поглаживать по их тыльной стороне. -А какая была первая? - заинтересовалась она, немного утихомирившись и почувствовав тепло он трепетных поглаживаний. -Хотел сделать приятный сюрприз, - руки мужчины сомкнулись на девичьем стане, а Эльчин плавно переместила свои ладони на перекатывающиеся на плечах мышцы. -Бар, ну как же я могу не волноваться? Я совершенно не последовала традициям, не помогла матери, все идет совершенно не так, как нужно, - снова начала тараторить без умолку Эльчо. - А Озге? Что она тут делает? При упоминании о жене брата Барыш сцепил зубы, руки непроизвольно сжались, зажав Элю в объятьях будто в тисках. -Я не хочу ее видеть на таком важном для нас событии! Она попытается что-нибудь предпринять, расстроить помолвку. Озге не желает видеть меня в качестве Ардуч, - расстроенно договорила девушка и опустила голову, поникнув. -По-моему тебе пора замолчать, пока окончательно всем этим не забила себе голову, - раздражаясь от реальной действительности, он не желал, чтобы всякого рода проблемы были воспроизведены вслух. Барыш аккуратно приподнял очаровательное личико за подбородок и, взглянув в лучистые глаза, светящиеся блеском от навернувшихся слез, продолжил: "У нас все будет прекрасно. Ты станешь моей и никто не в силах помешать нам осуществить задуманное! Тем более какая-то Озге." -Но Бар.... Барыш осознал полноту ощущаемой ею тревоги и перешел к не совсем обычным действиям, рассчитывая, что это поможет отогнать в дальний угол мучащие девушку сомнения. Он, обхватив затылок, впился в горящие алым цветом слегка потрескавшиеся губы. Очередная фраза девушки повисла в воздухе. Эльчин замерла от неожиданности, а затем, сомкнув руки на крупной шее, расслабилась. Барыш целовал ее мягко, смакуя удовольствие. Уже давно изучивший территорию уверенный язык прошелся по пухлой нижней губе и устремился внутрь. Эля покрылась мурашками и приподнялась на носочки, позволив мужественным ладоням Барыша соскользнуть с талии на упругие отчетливо контурирующиеся ягодицы. Не имея сил оторваться друг от друга, влюбленные парили в облаках. Спрятавшись от всего мира в тесной комнатушке, они позабыли обо всем; о родственниках, ожидающих их в соседней комнате, об Озге, которая в этот момент жаждала как можно скорее воплотить свой план в исполнение, о времени, неумолимо бежащем вперед. Все осталось позади, за пределами этих стен, уступив место сжигающему чувству. *** Дом госпожи Мюйессер, расположенный на одной из старинных улиц города, выделялся среди окружающих его соседних зданий. Построенный по индивидуальному проекту мужем женщины, практически не тронутый годами, он сохранил свой первоначальный вид и мог конкурировать со строящимися неподалеку особняками. Двухэтажный с огромной прилегающей территорией дом был пределом мечтаний матери Эльчин. Специально для Мюйессер на втором этаже был сделан маленький балкон, обращенный прямо к палисаднику. Вдыхая благоухание цветов, хозяйка могла подолгу коротать время, сидя в кресле с книгой в руках. Весь дом был тщательно прибран, а сад ухожен к приезду гостей. Чете Ардучей была отведена большая часть комнат второго этажа. Госпожа Мюйессер, оставив будущих родственников одних и позволив им удобно расположиться, спустилась по лестнице вниз на кухню, где готовился в духовке пирог. Озге, оставшись наедине после ухода мужа, первым делом бросилась отыскивать в сумке телефон, чтобы доложить о своих совершенных махинациях близкой подруге. Прикрыв дверь и убедившись в отсутствии в коридоре людей, она, обогнув спальное место, подошла к окну и набрала Гюпсе. -Ну что? Ты придумала как сорвать помолвку? - спросила бывшая девушка Барыша хриплым голосом, избегнув поприветствовать Озге. Сегодня она не желала размениваться на пустые разговоры. Ей было важно услышать только то, что касается их совместного дела. Когда правда об обручении, которое должно состояться на днях, стала известна из уст жены старшего Ардуча, Озай почувствовала, что трофей ускользает из ее рук окончательно. Нужно было что-то придумать, предпринять. Решение пришло мгновенно. Но главный козырь ее расплаты женщина решила приберечь для более серьезного случая. -Да, все готово. Мне не терпится посмотреть на ее лицо сегодня, когда все пойдет не так, как она рассчитывает, - шатенка прокрутилась перед зеркалом, злорадно усмехнувшись своему отражению. -Ты сделала, как я сказала? - низким голосом спросила Гюпсе, желая не медля получить утвердительный ответ. -Да, колец парочка не дождется, уверяю. Я их просто выложила из сумки Онура, оставив в нашем ювелирном магазине, - успокоила нервную подругу на том конце провода. - Ты бы видела какие он попросил изготовить для своей рыжей. Они не выглядят помолвочными, на них столько бриллиантов, - болтала девушка, не осознавая, что своими рассказами еще больше злит неуравновешенную ревнующую женщину. -Отлично, сообщишь мне результат, - закончила Гюпсе и, не пожелав удачи и не попрощавшись, положила трубку. -Гюпсе... - произнесла Озге, но уже послышались первые гудки. -Аллах, вот я идиотка, - опомнившись, что разбередила душевные раны подруги, Озге легонько ударила себя по лбу. -Не могу с тобой не согласиться, - послышался за спиной насмехающийся голос младшего Ардуча. - Причем не знаю, стоит ли тебе соообщать о количестве раз, когда ты обложалась, - большим пальцем он почесал уголок рта, переняв эту привычку у Барыша. -Может посчитаем вместе? Не против? Невестка испугалась и с выражением застывшего на лице ужаса повернулась к стоявшему в проеме мужчине. Сложив руки на груди и облокотившись о дверной косяк, он наблюдал за девушкой и терпеливо ждал ее реакции. Пронизывающий злой взгляд убедил ее, что Мерт стал невольным свидетелем всего разговора или большей его части. Мужчина готов был порвать ее на куски, что без труда читалось в чернеющих глазах. Сердце Озге заколотилось, громко ударяясь о грудную клетку, руки затряслись, и телефон выскользнул из дрожащих пальцев. Сделав над собой усилие, девушка все же решила пойти по пути отрицания. -О чем ты? Я тебя не понимаю! - пошла на попятную Озге и, подняв с ковра телефон, принялась доставать из сумки наряд, который собиралась надеть на мероприятие. -Не строй из себя невинность, - брезгливо поморщившись, заключил Мерт, - совсем излишне в нынешнем твоем амплуа. Растерянность быстро сменилась уверенностью. Она не могла позволить младшему брату своего мужа взять над собой верх в словесной схватке. -Спесь поубавь, слишком громко разговариваешь, - не выдержала надменного тона. Она не терпела, когда с ней общалсь с презрительной интонацией в голосе. -Ооо, - протянул Мерт, - мы раскрываемся, я смотрю. -Знаешь, я только понять не могу, во-первых, неужели дружба с Гюпсе настолько сильна, что ты стремишься всеми силами избавиться от ЕЕ соперницы? - он задал вопрос совсем тихо и оглянулся назад, убеждаясь, что их разговор происходит без невольных подслушивателей. -Да, она моя лучшая подруга. И мне жаль,что какая-то вертихвостка влезла в ее личные отношения с Барышем, - сочувственно ответила Озге и пожала плечами. -Лучшая? Вбей в гугле понятие этого слова, там разъяснят, - он демонстративно протянул телефон, позволяя воспользоваться информацией всемирной известной сети. Девушка уничтожающе посмотрела на клоуна, разыгрывавшего перед ней представление. -Это ты выкладываешься ради нее, исполняешь все прихоти, а что делает она в свою очередь? Только использует тебя, - Мерт надеялся открыть ее слепые глаза, но девушка была неумолима. -И во-вторых, у тебя совсем нет жалости, раз ты любыми способами стремишься напакостить беременной женщине? -Беременность не болезнь, сегодня она есть, завтра нет, - абсолютно ничего не выражающим голосом отозвалась она. -Что ты несешь? - поразился Мерт, понимая, что вселенная обделила эту вполне симпатичную женщину умом. - Значит так, слушай меня внимательно! - восклицал он. -Сегодня ведешь себя как мышь, чтобы никто тебя не слышал и не замечал. Сделаешь шаг в сторону, будешь иметь дело с расплатой за свои неудачные действия. Поняла меня? -А если я не последую твоим распоряжениям? - с вызовом посмотрела на все еще стоящего в проходе спальной Мерта. -Тогда не только Барыш и мама, но и Онур убедится с какой «Медузой Горгоной» связался. Учти, я не закрываю глаза, я сначала предупреждаю, потом действую. Уверенный, что припугнул Озге, молодой человек развернулся и уже было последовал по направлению к гостиной, как услышанное заставило его резко остановиться. -Посмотрим, будешь ли ты так смел, когда госпожа Гюлай узнает о твоих серьезных намерениях по отношению к русской девчонке, - ударила его неожиданно в самую глубь сердца чертовка. -Откуда ты... - начал было он, но сразу же осекся. Озге отметила, как напряглись мышцы спины, подчеркнув про себя, что сказанное основательно задело Мерта. Но мужчина сжал челюсти, переборол в себе желание вернуться и свернуть выбесившей его девушке шею, и зашагал в команту, где в данный момент находились Эльчин и Барыш. *** Эльчин и Барыш оторвались друг от друга, с невероятной силой сумев усмирить в своей душе страстные порывы. Рыжеволоска выбежала на балкон, соединяющий ее спаленку с комнатой матери, и полной грудью вдохнула отрезвляющий холодный воздух, стремясь утихомирить готовое вырваться из груди сердце. Поцелуи с Барышем были сродни полету, когда порхаешь между перистыми облаками, расправив крылья, и тебя не волнует ничего на свете, кроме этого невероятного чувства легкости и единения. Легкие спадаются, не позволяя сделать новый вдох, разум давно становится рабом эмоций. Тело немеет, ноги отказывают слушаться, сердце уже не подвластно законам гемодинамики, его стук, оглушая, отдается в ушах. Но ты не можешь, ты не хочешь прервать этот момент, ощущая себя как никогда поистине живым. Эльчин прикрыла глаза и улыбнулась, подставив бледное личико лучам пробивающего сквозь тучи и отдающего багряным цветом солнца. Барыш глубоко дышал, опершись о стол, и любовался силуэтом, то исчезающим, то вновь появляющимся из-за колышащейся на ветру прозрачной тюлевой занавески. Эля украдкой поглядывала на мужчину, отводящего прожигающий взгляд с ее спины каждый раз, когда от оборачивалась. Послышался отрывистый стук и Барыш, резко развернувшись, словно пробудившись от долгого сна, широко распахнул дверь и тут же встретился с игривым взглядом Мерта. Этот молодой, но статный парень еще нетронутый неурядицам, подкинутыми матушкой-судьбой, был самым оптимистичным из семейства Ардуч. Он не многому в этой жизни придавал важное значение, но назвать его легкомысленным отпрыском Ардучей было огромной ошибкой. Высоко посаженные глаза, сквозь которые четко ощущался трезвый ум и ясность мыслей, выдавали его непоколебимость и твердость духа. -Вы неисправимы. Вас и на минуту нельзя оставить вдвоем, - Мерт снова излучал позитив, распознав те самые искры в глазах и сбившуюся на голове шевелюру. До Эльчин долетели обрывки фразы и, расслышав замечание Мерта, щеки девушки заалели. Она прижала ладони к горячей коже и попятилась назад, к дальней стене открытой лоджии. -По делу давай, раз потревожил, - своими словами средний Ардуч подтвердил происходящее здесь несколькими минутами ранее безумство, и Эля почувствовала как кровь отхлынула от сердца и прилила к и без того румяным щекам. -Здравствуй, Мерт, - выглянув из своего убежища, тихо поприветствовала брата будущего мужа скромница. -Здравствуй, мелочь, - беззлобно, по-доброму, с теплотой в голосе ответил ей Мерт. Данное прозвище было присвоено Эле ввиду ее маленького роста и хрупкого телосложения. Сначала она долго смеялась над придуманной Мертом очередной "забавлялкой" для чужих ушей, потом не меньшее количество времени злилась. А затем просто свыклась, и это стало изюминкой их общения с Мертом. Он полюбил девушку той неистраченной нежной любовью, которую всегда мечтал проявить по отношению к младшей сестре, так и не появившейся в их семье. -Я с вашего позволения оставлю вас наедине, вижу, что поговорить нужно, - любезно предложила Эльчин. -Сама к маме спущусь, на кухню, - предчувствуя следующий вопрос Барыша, обозначила она заранее свое местонахождение. Забрав со стула их верхнюю одежду; кашемировое пальто и болотного цвета парку Барыша, рыжеволоска покинула спальню. Едва дверь за ней захлопнулась, Мерт извлек из заднего кармана коричневых брюк красную бархатную коробочку с помолвочными кольцами влюбленных. -Хотел тебе их отдать, пусть ничего с ними не случится до важного момента, - бессознательно намекая на постигшие ювелирные изделия препятствия, возникшие на пути их прибытия к адресату, упомянул парень. -Почему они у тебя? Онур же должен был привезти, - удивляясь, понитересовался Барыш и приоткрыл крышку, дабы удостовериться в наличии золотых колец. Кольцо Эльчин имело средних размеров бриллиант в самом центре украшения, мужское же изделие выглядело проще и содержало лишь вкрапления мелких камней по окантовке. Барыш открыл дверцу шкафчика над письменным столом Эли и запрятал в самую глубь за ряд книг, подальше от зорких тигриных глаз невесты. -Не поверишь, сами в руки ко мне пришли, - иронизировал Мерт. -Вернулся за забытым телефоном в магазин Онура, знаешь же, у меня ключи есть. А красная коробочка лежит на видном месте, как на блюдечке с голубой каемочкой, - продолжал парировать он. -И ни брата, ни Озге! Видимо на тот момент они уже уехали в аэропорт. -Как кольца могли забыть? - поразился сначала Барыш. -Такое ответственное дело поручил.... - замолчал он, не договорив. Вдруг в сознание ураганом ворвалась гнусная мысль. -Или кто-то мог специально их там оставить? - все еще сомневаясь в высказанном предположении, неуверенно думал он. -Нет же, не может быть такого!? - будто спрашивал у Мерта. -Ладно брат, кольца у тебя, не забивай сегодня этим голову, - постарался сгладить острые углы в разговоре младший Ардуч, пожалев, что направил мысли брата в разоблачающее Озге русло. Но Барыш уже не слышал Мерта, прокручивая в уме возникшие подозрения. Барабаня пальцами по деревянному столу, он занервничал. -Я убью ее! - сорвался с места, уверившись для себя, что в истории с забытыми ювелирными украшениями не обошлось без участия Озге. Мерт стал препятствием для озверевшего брата, грудью заслонив проход. -Спокойно, образумься! - он удерживал его, продолжавшего вырываться в безнадежных попытках достичь дубовой двери, - тебе не нужны сейчас проблемы, мы в чужом доме, Эльчин перепугаешь своим гневом, да и не только ее. Уймись, прошу! - слова возымели благоприятное действие. -Сам же вечно, как мантру повторяешь, что ей нельзя волноваться! Так не давай поводов! Барыш выпустил воздух и со злостью опустил сжатые в кулаки руки. Мерт оправил рубашку, которая задралась и несколько помялась во время схватки с братом, и встряхнул запястьями, сбрасывая напряжение. -Я не трону ее, но только сегодня, - во взгляде продолжал полыхать огонь, -она ответит за то, что пыталась помешать обручению, - угрожающе подытожил он и расторшил на голове волосы, раздражаясь. Между братьями возникла пауза. Барыш, скрипя зубы, сдерживал себя. Желание указать лицемерной женщине свое место не утихало, а лишь наоборот росло внутри с каждой секундой все сильнее. -Она ведь на самом то деле неплохой человек, Бар... - тихо начал Мерт после долгого молчания. -Вспомни, какой мы впервые ее увидели. Совершенно невинная. Всех стеснялась. Всего боялась. Никому не могла и слова плохого сказать, чтобы защититься, - припомнил Мерт, в глубине души все же сочувствуя строптивице. -И что ты хочешь сказать? Я должен смотреть и ждать? Человека определяют не слова, а его поступки. И мы сейчас становимся постоянными очевидцами ее каждодневных ошибок, - злость клокотала в нем, бурлила, распространяясь по всему телу и ослепляя мужчину. -Она под сильным влиянием Гюпсе, уверена в крепкой дружбе с ней. Озге запуталась, очевидно. Надо дать ей возможность, шанс. Думаю, не все еще потеряно, - смилостивился Мерт, не смотря на то, что невестка прознала его тайну и попыталась шантажировать упавшим ей в руки словно с небес на землю козырем, - Озге надо помочь, поговорить. И я уверен, она одумается и попросит у всех прощение, - в его словах была некая истина. -Я не настолько добр к ней, в отличии от тебя. Я вычеркиваю из своей жизни людей, кто вредит моим любимым. Она неоднократно ранила Эльчин. Это так просто не забывается, - высказал свое непоколебимое мнение Барыш. -Но ты прав, сегодня я не буду выяснять отношений, - сделал для себя выводы он. -Пошли уже выйдем отсюда, нам надо подготовиться к вечеру, - решил наконец-то молодой человек, вспомнив главную причину пребывания в Измире всей своей семьи. *** Последние приготовления к вечеру подходили к концу. Барыш с братьями прогулялись по магазинам, купив все необходимое. Одним из последних их приобретений стал роскошный букет белых лилий, стойкий аромат которых распространился по всей узкой улочке, ими пройденной. И пожилые, и молодые женщины оглядывались на привлекательного жениха, завидуя его нареченной. Миновав ларек с цветами, Барыш забежал по ступеньками кондитерской, не устояв от покупки конфетных шариков, усыпанных кокосовой стружкой с мягким кремом и миндалем внутри. Зная, что Эльчин обрадуется даже такой мелочи, он не раздумывая приобрел их. Госпожа Гюлай и Госпожа Мюйессер беседовали на кухне, прерываемые изредка нервным голосом готовившейся к помолвке Эли, нуждающейся в помощи или совете. Мама Барыша, женщина нетерпеливая, не могла усидеть на месте, когда другие трудятся. Она все порывалась помочь с сервировкой стола, нарезкой салатов, предлагала подготовить фужеры для напитков. Хозяйка осаждала ее старания, объясняя это своей неловкостью и нежеланием утруждать гостью. Одна Озге на удивление тихо сидела в отведенной ей спальне на втором этаже и никому не показывалась на глаза. Иногда из ее комнаты слышалась мелодия звонящего телефона и неразборчивый голос. Девушку решили не отвлекать, посчитав бесполезным и абсолютно ненужным ее участие. Эльчин впервые за долгое время своими усилиями справилась с прической, поколдовав над непослушной рыжей копной. Забрав передние пряди наверх и заколов их шпильками, девушка завила волосы крупными локонами. Закончив кропотливую работу, она отметила, что вышло у нее не хуже парикмахера и усмехнулась своим мыслям. Легкий, едва заметный макияж, розоватый, почти сливающийся с тоном ее губ блеск придавали личику будущей невесты невинность и простоту. В платье, отобранном по настоянию Барыша, Эля выглядела очень изящно. Однотонного нежно-лилового цвета с округлым вырезом, скрывающим грудь, и клеш-рукавами, оно струилось по фигурке, облегая точеные скульптурные изгибы ее тела. Все придавало ей схожести с хрупкой балериной, замершей в очередном па. Довольствуясь своим нарядом, Эльчин в очередной раз прокрутилась перед зеркалом и остановила руку на проглядывающемся сквозь материю животике. Невооруженному глазу определить интересное положение девушки еще не представлялось возможным. Испытывая чувство вины перед матерью за утаенную новость, которой Мюйессер ханым наверняка должна обрадоваться, она поклялась себе сообщить о беременности, как только они останутся наедине. Озге попросили подняться за девушкой и сообщить, что в гостиной ждут только Эльчин. Она покорно последовала исполнить данное ей указание, тем самым удивив большую часть собравшихся. Тяжело поднимаясь по ступенькам, она чувствовала, что силы изменяют ей и не понимала причину. Голова затуманилась, на лбу выступили капельки холодного пота. Шатенка отерла их рукавом белого пиджака и без стука вошла в приоткрытую дверь. Эля испугалась вошедшего и одернула руку от округлости. -Тебя там все ждут, - не язвя, тихо произнесла Озге. Было трудно даже передвигать губами, но девушка держалась, скрывая свое состояние за маской учтивости. Обнажить свою немощность значило привлечь внимание к себе, к чему она вовсе не стремилась. -Ты какая-то странная и очень бледная. С тобой все нормально? - поинтересовалась Эля, изумившись такой радушной интонации Озге. -У тебя шпилька вынулась, сейчас прядь упадет, - заметила не так давно строящая великие планы по срыву сватовства госпожа Ардуч. -Точно, ума лишилась, но спасибо за предупреждение, - Эля заново приколола шпильку, глубже продев ее в волосы. -Давай помогу, ты неправильно заправила, - Озге уже потянулась к волосам, не придавая значения ошарашенному взгляду Эльчин. -С тобой точно все хорошо? - еще раз решила удостовериться рыжуля и взглянула в глаза девушки, стеклянные как хрусталь. -Я же сказала, что не стоит обо мне беспокоиться, - закричала истошно Озге и, выбежав из комнаты, как комета полетела вниз, стремясь поскорее спрятаться на груди Онура. Эля с недоумением на лице последовала вслед за ней. Поведение Озге ее встревожило. Но взволнованная предстоящим торжественным событием, которое вскоре должно было состояться, она раздумывала о нехарактерном поступке лишь долю секунды. Ступив на порог большой гостиной, ее внимание сразу же сосредоточилось на Барыше, о чем-то эмоционально беседующем с мамой и госпожой Гюлай. Он отвлекся от диалога и развернулся вполоборота, когда в комнате повисла оглушающая тишина. Все замолчали, очарованные внешним видом Эльчин. Жених первым пришел в себя и, преодолев разделяющее их расстояние, вручил Эле букет лилий и запечатлел нежный поцелуй на щеке. -Пчелка, ты сногсшибательно красива, - восхищаясь, отвесил комплимент Барыш. - А с нашим комочком в животе ты стала еще привлекательнее, раскрылась словно весенний цветок, - гораздо тише прошептал он и оглянулся, убеждаясь, что сказанное осталось между ними. Тайно ото всех, невидимая за спиной Барыша, Эльчин позволила себе слабость и потерлась гладким носиком о колючую щетину. Приятная истома сразу же прошлась волной по телу мужчины. Он так соскучился по ее будоражащим ночным стонам переходящим в срывающийся шепот, по чутким прикосновениям, заставляющим дрожать от сладострастия, горячим поцелуям, скользящим по покрытой мурашками коже, сквозь которую чувствовалось биение разрывающегося на части сердца, по вздымающейся от тяжелого дыхания полной налитой груди. В его воображении они уже были одни, свободные от присутствия лишних людей. Ему уже казалось как под требовательными пальцами расходится молния платья, оголяя фарфоровую спину, и Эльчин, переступая через клочок материи, совершенно нагая идет навстречу к нему. Барыш закусил нижнюю губу, отрезвляя себя и отгоняя прочь не вовремя поработившие его мозг картины единения душ. Опустившись на стулья рядом друг с другом, влюбленные не смогли сдержать улыбки и переплели пальцы рук. Глаза их светились от счастья. Что касается Барыша, то свет, исходящий из его горящих очей, являлся не только следствием ожидания свершения грандиозного момента. Обязанности старшего в семье взял на себя Онур и приступил к речи, выпустив Озге из своих объятьев. Жаждущая зрелища девушка пересела, удобнее облокотившись о спинку дивана. Ей стало значительно лучше, разум прояснился, но голова все еще кружилась и теперь на смену лихорадке пришло познабливание. Она рассчитывала, что выдержит всю церемонию. Не могла же она остаться безучастной, когда лица Барыша и Эльчин приобретут землянисто-серый оттенок от осознания несложившегося сватовства. Она со злорадством ждала крушения их высоких надежд и идеальных мечт. -Все мы, конечно, в курсе того, по какой причине собрались, - празднично начал свое вступление Онур. -Мой брат и ставшая всем нам сестрой Эльчин полюбили друг друга той невероятной любовью, о которой пишут сказки, рассказывают в трактатах, слагают стихи и которую показывают в фильмах, - отступил в своей речи от традиционных слов старший из Ардучей. Барыш взглянул на рыжеволоску и ободряюще сжал ее руку. Госпожа Гюлай и госпожа Мюйессер, стараясь, чтобы никто не уличил их в тщедушии, тайком смахивали с густых накрашенных ресниц накапливающиеся капельки влаги. -Именем Аллаха и Пророка просим руки вашей Эльчин для нашего Барыша, - обращаясь к Мюйессер ханым, он перевел на нее свой взор. Онур почувствовал, что она готова расплакаться, как и его мать сидящая в метре от матери Эльчин. -Я очень рада, - собралась с мыслями Мюйессер, - что на жизненном пути моей дочери встретился такой достойный мужчина, как ваш брат, -кивнула она в сторону Мерта и Онура, - и сын, - она бережно коснулась плеча Гюлай, искренне благодаря женщину за воспитание такого порядочного молодого человека. -Я уверена, что с тобой Барыш, Эльчин всегда будет чувствовать себя спокойно и уверенно. Будет находиться за твоей твердой спиной как за каменной скалой. Я отдаю ее тебе, вверяю мою девочку, - одинокая слеза скатилась по морщинистой щеке. -Не обижай ее, - осторожно предостерегла она, шутливо угрожая указательным пальцем. Обогнув край стола, Мюйессер подошла к обрученным и в знак благословения погладила Барыша по голове, а затем широко улыбнулась, радуясь везению своей дочери. Барыш передал коробочку из кармана пиджака в руки Онура, ничего не подозревающего и ни о чем не догадывающегося. Он находился в полном неведении. Мерт горделиво приподнял подбородок и посмотрел на растерявшуюся Озге. Наличие в руках ее мужа той самой заветной вещицы выбило женщину из равновесия. Ведь она рассчитывала сорвать планы молодых. Глаза ее, обезумевшие от ужаса, широко раскрылись, корпусом она оторвалась от дивана и подсела поближе. Любопытство рассмотреть кольца взяло над ней верх. Опознав в них украшения, оставленные ею в Стамбуле, Озге чертыхнулась и снова откинулась назад, не скрывая досады. Мерт внутренне ликовал, невестка была проучена! Эльчин и Барыш приподнялись с места, не расцепив пальцев, и подошли к Онуру, встав друг напротив друга. -Пусть ваши руки будут вместе всегда, - величественно произнес чувствующий себя вершителем судеб Онур и аккуратно вдел безымянный палец правой руки своего брата в предназначенное кольцо. После бережно надел соответствующую ему пару на тоненький пальчик Эльчин. -И будьте счастливы на протяжении всей жизни, - ловко Онур перерезал красную ленточку, соединяющую ювелирные изделия, и все, кроме Озге, угрюмо реагирующей на происходящее, захлопали от радости. Эльчин, соблюдая все правила, коснулась лбом руки госпожи Гюлай, пока Барыш, отдавая дань традициям, целовал руки матери Эльчин. Позже, сидя за великолепно сервированным столом, Эльчин и Барыш, окруженные теплом и заботой, как голубки миловались друг с другом, не разрывая объятьев. Мерт, оторванный от общей беседы, переключал каналы телевизора и, не найдя ничего интересного, остановился на Show TV. Озге, упершись руками в стол, прикрыла отяжелевшие веки. На постоянные вопросы мужа о самочувствии, она отвечала непонятным бормотанием. К познабливанию присоединилась тошнота. Волнуясь о ее здоровье, Онур, извинившись перед всеми, уведомил, что безотлагательно отвезет Озге в больницу. Девушка привстала и, едва передвигаясь, направилась в сторону ванной комнаты. Все попытки госпожи Мюйессер помочь девушке были отклонены. Озге считала, что своими силами способна справиться с так внезапно заставшим ее недугом. Эльчин распознав свое имя в программе Дженгиза Семерчиоглу и Серенай Серенгиль, входящей в список самых обсуждаемых по сплетням, попросила Мерта переключить телеканал. Сегодня был не тот день, когда она была готова наткнуться на перевранную информацию о ее личной жизни. Она не хотела расстраиваться. Редкий раз, слушая выдумки, касающейся своей персоны, она раздумывала о возможных успехах этих людей в сфере сценаристики. Пока молодой парень искал пульт, неведомо куда запропастившийся, голос телеведущей озвучил новость, которая с самого раннего утра не давала покоя Стамбульским СМИ: "Сангу беременна! Свадьбе с Оздикеном быть!". Тишина, возникшая после злосчастной фразы, затянулась. Время остановило свой бег. Эльчин замерла, как вкопанная, услышав фамилию Юнуса. Она кожей почувствовала гнев любимого, парами исходящий от него. Госпожа Мюйессер пораженная информацией, как молнией, вонзила внимательный взгляд, в котором можно было расмотреть тень обиды, на живот дочери, стараясь разглядеть округлость или наоборот увериться в отсутствии таковой. Мерт исподлобья взирал на Гюлай ханым, чувствуя себя виноватым. Бокал с вином в руках Барыша разлетелся вдребезги, осколки стекла вознились в мягкую плоть, пронзая и раня ее острыми краями. Озге, не успевшая покинуть гостиную, остановилась в дверях и, напоследок ехидно оскалившись, как волчица, упала без сил, потеряв сознание.