Fuck Magneto 4

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Люди Икс: Первый класс, Люди Икс, Люди Икс: Дни минувшего будущего, Люди Икс: Апокалипсис, Люди Икс: Тёмный Феникс (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Эрик Леншерр, Чарльз Ксавье
Рейтинг:
NC-21
Размер:
планируется Мини, написано 5 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: AU Underage UST Ангст Дарк Нецензурная лексика ООС

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Глупое стечение обстоятельств перекраивает жизнь Эрика Леншерра и превращает её в мучительный кошмар.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 1

24 августа 2019, 20:11
      В тот день Эрик вообще не должен был работать. Это был его законный выходной, который он собирался провести с семьёй - Нина уже наизусть выучила рекламу нового парка аттракционов, в который родители обещали её отвести, но то времени не было, то погода плохая. Поэтому, когда завотделением доктор Шоу поймал его перед вечерним обходом и попросил подменить Хэнка МакКоя, уехавшего на очередную конференцию, Ленншер отказался. - Эрик, вы ставите нас в трудное положение. Вы же знаете, что завтра мы дежурим и...       Он ещё долго говорил о взаимовыручке и необходимости идти навстречу; и о том, что отгул можно будет взять потом, а вот испорченные отношения с коллегами восстановить трудно; и самому Эрику тоже может когда-нибудь понадобиться поменяться сменами и тогда...Через полчаса Ленншер согласился, хоть и остался при своём мнении - МакКою лучше уйти в исследовательский центр, раз уж ему так интересна научная работа и освободить вакансию для нормального врача.       Дежурство началось хорошо. Пациенты тянулись в травматологию нескончаемой чередой, но ничего серьёзного : домохозяйка упала с табуретки, когда мыла люстру и вывихнула локоть; ещё одну укусила собственная собака; несколько детишек с несложными переломами...К обеду Эрик совершенно успокоился. Он сидел в кафетерии и ковырял вилкой комплексный обед, одновременно переписываясь с Магдой в ватцапе. Там его и нашли. - Доктор, быстрее в приёмный покой, - медсестра, имени которой он не помнил, тронула его за плечо. - Что там? ДТП? - Не знаю, их полиция привезла.       Потерпевших оказалось несколько, все подростки-старшеклассники. Хотя, вряд ли такая гопота ходит в школу, решил Эрик, скользнув взглядом по развесёлой компании. Двое парней в чёрных косухах и майках с непристойными надписями и две девушки с кислотным макияжем и в вызывающе коротких юбках. От всех пахло пивом, лица в крови и синяках. Их сторожили полицейские, с которыми молодняк вяло переругивался. - Что случилось? - Ленншер подошёл к Эмме Фрост, которая как раз осматривала одну из девиц. - Пьяное побоище. Подрались стенка на стенку. Эти пострадали больше всех, остальные сбежали. Сиди спокойно! - девушка, полноватая латиноамериканка, зашипела от боли. - Иди в ренген-кабинет, там ещё один. Кажется, у него позвоночник сломан.       На ренгеновском столе действительно лежал на животе парень, снимок ему уже сделали. Эрик скользнул взглядом по голой спине, покрытой синяками и веснушками. От парня тоже пахло пивом. - Суки, обезболивающее чего-нибудь дайте! - Ты сегодня пил? - А ты мне наливал? - парень громко всхлипнул, ему действительно было больно. - Во-первых, не "ты", а "вы". Во-вторых алкоголь несовместим со многими лекарствами. Чтобы дать тебе обезболивающее, я должен знать что именно и сколько ты выпил. - Пиво, одну бутылку. Нет, три бутылки. Блять, побыстрее нельзя?       Эрик закончил рассматривать снимки. Один из позвонков треснул, но ничего сложного, осколков нет и спинной мозг цел, операция не понадобится. Он набрал в шприц лекарство и воткнул иглу в покрытое веснушками плечо. Через пару минут парень перестал всхлипывать. - Спасибо что не отказали, док. - Доктор Ленншер. - Да пошёл ты.       Вот так всё и началось.       Когда Эрик через день снова вышел на дежурство, парня уже перевели из реанимации. - Почему он в изоляторе? - Мешал другим пациентам. Врубил посреди ночи музыку на полную громкость, а когда отобрали телефон - устроил скандал. Доктор Фрост решила, что так будет лучше для всех, - старшая медсестра протянула Эрику историю болезни.       Ленншер, на ходу просмотрев по диагонали записи (Чарльз Ксавье, семнадцать лет, живёт с матерью и сестрой, состоит на учёте в полиции) вошёл в палату. Больной лежал с закрытыми глазами и никак на его появление не отреагировал. Эрик просмотрел лист назначений, потом ещё раз ренгеновские снимки. - Привет, док. То есть, прошу прощения, доктор Ленншер.       Эрик вздрогнул от неожиданности - он был уверен, что парень спит - и посмотрел на него поверх бумаг. И вздрогнул во второй раз. На фоне бледной кожи каштановые волосы казались совсем тёмными. А глаза были такими голубыми, что у Эрика дух захватило. - Рад, что тебе лучше. - Когда меня отсюда выпишут, а? Ненавижу валяться как бревно. - Выпишут тебя нескоро. Два-три месяца, не раньше. - Да блять... - Не матерись, пожалуйста. У тебя серьёзная травма и для полного выздоровления потребуется время. - Какого хрена? Эта белобрысая мымра сказала, что я в порядке. - Чарльз, доктор Фрост имела в виду, что самого худшего ты избежал. Спинной мозг не задет и паралич тебе не грозит. Но, если ты не будешь соблюдать рекомендации или откажешься от лечения, у тебя будут серьёзные проблемы. Ты ведь не хочешь провести всю жизнь в инвалидном кресле? - Да уж не хотелось бы, - Ксавье обиженно насупился. - Мать и так меня прибьёт. - За что? - За расходы на лечение. - Поскольку ты несовершеннолетний, твоё лечение будет оплачено по страховке, полностью. Так и скажи своей маме. - Вот сами ей и скажите. - Что с тобой случилось? - Эрик с любопытством смотрел на парня. В Чарльзе было что-то завораживающее и Ленншер, у которого и без Ксавье хватало работы, никак не мог заставить себя уйти. - Я уже всё рассказал копам. - А теперь расскажи мне. - Да хрень полная, - Чарльз подложил под голову руку и сморщился от боли. - Мы просто гуляли, а эти козлы до нас докопались. - Козлы - это полицейские? - Да нет, копы потом подъехали. Ниггеры. Их было человек пятнадцать, а нас только трое, ну Энджел и Мойра не в счёт. Они, конечно, тоже драться умеют, но всё равно бабы. Ну вот, когда появились легавые, все драпанули. А я споткнулся, упал и мне кто-то по спине пробежался. - Ясно. И часто с тобой это случается? - Больница? Не, это в первый раз. - Я имел в виду драку. Часто влипаешь в неприятности? - Вам то что? - Чарльз перестал улыбаться и с вызовом посмотрел на него. - Вы мне не папаша, чтобы мораль читать. - Даже не собирался, - Ленншер захлопнул папку. - Расстанемся мы с тобой не скоро, вот я и решил познакомиться поближе. Увидимся на вечернем обходе.       Увиделись они гораздо раньше. Днём в больницу заявилась мамаша Чарльза и устроила скандал. - Какого хрена он в отдельной палате? Вы нас миллионерами считаете? Не буду я за это платить!       Эрик с неприязнью рассматривал миссис Ксавье. Неопределённого возраста, с грязными волосами, которые не мешало бы подкрасить у корней и отчётливым запахом перегара. Из тех, кто живёт на детское пособие, но не помнит, когда у ребёнка день рождения. Чарльз пробыл в больнице уже три дня, а она только сейчас соизволила поинтересоваться как у него дела.       К счастью, на шум вышел из своего кабинета доктор Шоу и Эрик, с облегчением выдохнув, сбежал. Он терпеть не мог разборки с недовольными пациентами и их родственниками. Особенно с теми, которые попадали в травматологию по собственной глупости или из-за разгульного образа жизни, а потом обвиняли врачей в том, что лечение обходится слишком дорого. Ленншер считал, что за собственную глупость надо платить.       Заняться делами ему не дали : спустя полчаса Шоу вызвал его в изолятор - мамаша Чарльза, удостоверившись, что здоровье сына не будет стоить ей ни цента, пожелала обсудить план лечения с его врачом.       В палате его ждал новый сюрприз - на единственном стуле сидела нога на ногу какая-то девица. Эрик с трудом сдержал гримасу отвращения - посетительница явно принадлежала к одной из новомодных молодёжных субкультур. Все свободные от одежды части её тела, включая лицо, были покрыты синими разводами татуировок; короткие волосы выкрашены в ядрёный рыжий цвет. Когда она подняла взгляд на Эрика, он испуганно вздрогнул - глаза были ярко-жёлтого цвета, без малейшего намёка на радужку, зато с вертикальным зрачком. Через пару секунд он сообразил, что это просто контактные линзы, но девица успела заметить его реакцию и поджала губы. - Добрый день, мисс... - Рейвен Ксавье. Я сестра Чарльза, - она встала и по-мужски пожала Эрику руку. - Очень приятно. Ваша мать сейчас разговаривает с доктором Шоу и...       Девица досадливо поморщилась. - Доктор Ленншер, у меня к вам просьба. По всем вопросам, связанным с лечением моего брата, обращайтесь ко мне. Наша мать... - Хорошо, я вас понял, - Эрик оглянулся на распахнувшуюся дверь, в которую ввалилась миссис Ксавье. Она бесцеремонно бросила свою грязноватую потёртую сумку на кровать и, уперев руки в бока, уставилась на Ленншера. Глаза у неё были такие же голубые, как у сына, но красные прожилки безнадёжно портили впечатление. - О чём вы тут шепчетесь, а? Слушайте, доктор...как вас там? Я хочу, чтобы у моего сына было всё по высшему разряду. Вы должны... - Мам, прекрати! - при виде матери Чарльза покраснел, с него мигом слетели вся его бравада и наглость. - Заткнись, придурок, я с тобой потом поговорю...Так вот, док, если я узнаю, что о моём мальчике плохо заботятся, я подам на вас в суд. У меня хороший адвокат, чтоб вы знали, и... - Мама, иди домой, - Рейвен решительно вклинилась между матерью и кроватью. - Я сама тут разберусь.       Миссис Ксавье с минуту переводила взгляд с дочери на Эрика, потом нехотя взяла сумку и вышла. Из коридора донёсся её недовольный голос : - Ишь, как с матерью разговаривает. Совсем оборзела, сука. - Извините, пожалуйста, - Рейвен закрыла дверь и снова села на стул. - Больше она не придёт, не беспокойтесь. Так вот, мистер Ленншер, если будут какие-то вопросы по поводу лечения или проблемы с Чарльзом - обращайтесь только ко мне. - Да блять, хватит меня позорить! - Ксавье-младший от возмущения забыл, что ему нельзя двигаться и сморщился от боли. - Значит, договорились, - Рейвен, не обращая внимания на брата, вырвала из блокнота листок и протянула Эрику. - Вот мой номер, если что - звоните.       На том и порешили.       Рейвен оказалась права - за всё время, что Чарльз провёл в больнице, его мать больше ни разу не пришла. Зато без конца навещали друзья. Чаще всего приходила та компания, с которой его привезли полицейские. Парни - Шон и Алекс, сами пострадавшие в той драке, регулярно появлялись с новыми синяками взамен заживших и Эрик догадывался, что, будь Чарльз сейчас здоров - тоже участвовал бы во всех этих драках. Одна из девиц - не красотка латиноамериканка, а вторая - тощая невзрачная брюнетка с дурацким именем Мойра, оказалась подружкой Чарльза. Она часами торчала у него в изоляторе, игнорируя график посещений и уроки в школе. Персонал несколько раз заставал их за непристойными занятиями, но поделать ничего не мог - на все замечания парочка только глумливо смеялась. У Ксавье была тяжёлая травма, требующая госпитализации и он беззастенчиво пользовался тем, что его не могли выгнать за нарушение режима.       Чарльз оказался беспокойным пациентом, как и предсказывала его сестра - один из тех подростков, которым доставляет удовольствие доводить до бешенства взрослых. Вскоре Эрик остался единственным на отделении, кого не трясло от злости при виде молодого Ксавье.       Парень его завораживал. Это чувство возникло у него на второй день знакомства, с каждым днём усиливаясь. Этот смазливый мальчишка с дурными манерами, бывший по сути обычным мелким хулиганом, казался Эрику олицетворением другого, яркого, мира. Умом Ленншер, воспитанный в традициях приличной еврейской семьи, понимал, что в Чарльзе нет ничего хорошего и, будь на его месте кто-то другой, он бы первый брезгливо свёл общение с ним к неизбежному минимуму. Но как-то так получалось, что при виде Чарльза голос разума затыкался, а на поверхность всплывали странные мысли и желания, о существовании которых Эрик даже не догадывался.       И, как будто этого было недостаточно, вскоре появилась новая напасть. Во время одного из осмотров, когда с Чарльза сняли больничную рубашку и корсет и он лежал на животе абсолютно голый, Эрик, ощупывая его спину, вдруг почувствовал, как к паху приливает жаркая волна. Он тяжело перевёл дыхание и плотно сжал ноги, чувствуя, как всё выше поднимается окаменевший член, а ладони становятся холодными и влажными. Такого с ним не было со времён старшей школы.       Ему удалось закончить осмотр, не выдав себя. Он дал указания медсёстрам и быстро вышел из палаты, прикрывая так не вовремя возникшую эрекцию медицинской картой. Заперевшись в пустой в это время ординаторской, Эрик спустил штаны. В прежние времена мысль о том, что можно масструбировать на работе, показалась бы ему дикой, но сейчас это не имело значения. Воспоминание о коже Чарльза - горячей и гладкой, покрытой редкими нежными полупрозрачными волосками и веснушками, жгло его огнём, заглушить который можно было только стерев в кровь ладони и член...       Когда эрекция наконец прошла, Эрик подошёл к раковине и сполоснул руки и лицо холодной водой. Посмотрел на себя в зеркало. Ему не было стыдно за сам факт масструбации - он же не ханжа, чтобы стесняться естественных мужских потребностей. Но то, что справляя половую нужду он думал о несовершеннолетнем мальчишке, а не о любимой жене, которой ни разу не изменил даже в мыслях за все десять лет... - Господи, да что со мной такое?       Через двадцать минут он почувствовал, что готов выйти на люди. Быстро осмотрев ординаторскую в поисках медкарты, которую куда-то зашвырнул и увидел на полу использованные бумажные полотенца, про которые совершенно забыл. - Доктор Ленншер, вы здесь? - в дверь постучали. - Да, я иду, - он выбросил мусор в корзину, поправил одежду и отпер дверь. Что бы ни творилось в его душе, подумать об этом можно будет потом. А сейчас у него много работы.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.