Сквозь судьбы +18

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Пулман Филип «Тёмные начала», Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», Гарри Поттер, Как приручить дракона, Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Основные персонажи:
Аннабет Чейз (Воображала), Персей Джексон (Перси, Рыбьи Мозги)
Пэйринг:
Персабет. Полумна|Рольф, Тайсон|Элла, Нико, Кларисса|Крис, Калео, Талия, Рейна…где реально, где нет: Ромиона, Джейсон|Пайпер\Гарри|Джинни/Фрэнк|Хейзел, Лаванда/Перси\Астория\Драко/Аннабет\Невилл\Ханна
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Underage, Беременность
Размер:
планируется Макси, написано 149 страниц, 14 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Превратности судьбы не заставили полукровок озлобиться против мира и богов, что возлагают на плечи своих детей тяжелейшие испытания. С весёлым спокойствием и надеждой вчерашние герои Олимпа смотрят в будущее и продолжают смеяться, дружить, любить… Какой же станет их дальнейшая жизнь, если в их реальность ворвётся Хогвартс, Пыль и прочая магия…
(Персабет. Отношения Персабет, развитие их в смеси с другими мирами)

Посвящение:
Особое посвящение тем персоманам, кто тоже 18-го августа отметил день рождения книжного героя ярче и веселее, чем своё собственное в этом году…
Рыбьим мозгам и Воображале, чьи отношения не перестают меня вдохновлять с Лабиринта Смерти)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Море Персабет. Море романтики. Автор предупредил.
Фэндомы ещё будут добавляться. Для понимания происходящего не обязательно быть хорошо знакомым со всеми из них, основной упор на Персабет... ну и других полукровок. Всех упоминаемых персонажей других фэндомов не перечисляю, так как их и правда немало, в основном, это будут главные герои разных произведений.
Начинаю завязку с Хогвартса (почти классика этот кроссовер), смешанного из книг, фильмов и информации с сайта pottermore, курируемого Роулинг. Не люблю Ромиону, поэтому просто не буду трогать эту парочку.

Главы буду выкладывать по субботам. Всегда открыта замечаниям и предложениям.

Глава 6 Аннабет

30 сентября 2017, 18:15
- Аннабет, как вам быть с едой и жертвой богам? – на грани слышимости спросил подошедший Фрэнк, отвлекая девушку от созерцания призраков. То здесь, то там мелькали отливающие серебром расплывчатые силуэты привидений, которые замедлялись, пролетая мимо полубогов, словно чуяли их особенную кровь. Мощь и силу, текущую по их венам. Аннабет очень не нравилось то внимание, что оказывали им мёртвые, но так как духи молчали, она лишь изредка, осаживая любопытствующих, бросала строгие взгляды на особо смелых, не позволяя тем приблизится. А сама всё думала, как вообще быть: все эти существа могли проходить сквозь стены и создать им немало проблем, да и вообще, душам место в царстве мёртвых. Но пока все эти прозрачные люди вели себя до странности уважительно, и дочь Афины беспомощно сжимала кулаки, не зная как поступить со всем этим контингентом местных жителей.
Призраки сворачивали шеи, пытаясь подольше смотреть на интересных ребят, но пробегали мимо, не рискуя напороться на гнев всевидящей блондинки. Вновь «играя» в гляделки со снующим по проходу приведением, Чейз чуть не забыла о Чжане, еле слышно обратившемуся к девушке:
- Во время поиска вы не слишком с этим заморачивались. И отчасти сейчас мы тоже в поиске. Но ведь неизвестно, сколько нам придётся жить здесь, а греки всегда перед едой сжигают подношение богам. Мне нравилась эта ваша традиция.
Губы Аннабет непроизвольно дрогнули в улыбке – Фрэнк с его борцовской фигурой и духом воина порой проявлял прелестное сочувствие к бедам других.
- Я улажу все проблемы после основной трапезы, - внезапно решила дочь Афины и ещё больше понизила голос, - нам с директором очень многое нужно обсудить лично. Полагаю, сделаем это после пира - тогда организуем жаровню, дым для родителей, поздний ужин, - Аннабет пожала плечами, одним этим действием показывая, что у фразы может быть продолжение: но абсолютно все дела будут решаться позже, без лишних глаз и ушей.
- Думаю, нам всем сегодня стоит подождать с едой, - Чжан похлопал Аннабет по руке в качестве жеста поддержки, кивнул Перси и отправился на своё место за столом Гриффиндора. Хейзел и Пайпер понятливо улыбнулись и развернулись к тарелкам, но накладывать себе вкусностей не спешили. Чейз поставила себе в голове очередную галочку, узнать, откуда берётся еда. Они с Эллен точно встречали упоминания об устройстве домашнего хозяйства замка, но Аннабет отложила этот вопрос до лучших времен и вот снова вынуждена говорить себе пресловутое «позже».
- Из-за чего ты так напряжена? - прошептал ей на ушко Перси. Иногда полубогине становилось неловко от того, что её парень всё больше и больше мог читать её как открытую книгу, как сейчас смог заметить её нервное состояние. Ей нравилась беспомощность других людей перед её «сканированием», но самой становиться беззащитной оказалось очень неуютно. С другой стороны, пока это её драгоценный Джексон, пусть читает, угадывает и чувствует её! Пусть видит её насквозь! Стараясь сохранить здравомыслие, она подняла голову, чтобы посмотреть в его глаза.
Это было явной ошибкой.
Она снова тонула в его морской пучине. И совсем не хотела всплывать.
Среди зелени появились озорные искры, и Аннабет поняла, что Перси снова почувствовал, как она заворожённо уставилась в его глаза и совершенно ни о чём не способна думать.
- Прекрати веселиться! – проворчала она, пытаясь вернуть своё хладнокровие. Бесполезно. Только не с этим парнем. Аннабет постаралась переключиться на сложности и проблемы, связанные с их возможной жизнью в школе волшебства, и частично это отвлекло её от прекрасных глаз её парня. Вот только его тепло, его аура, рука, крепко и нежно одновременно обнимающая её за талию, никуда не делись. Она снова вздохнула, желая очистить сознание, но из-за этого действия её лёгкие наполнились морским бризом…
- Перси! Хватит! – возмутилась дочь богини мудрости, - я итак не могу выкинуть тебя из головы. И тебе вовсе не нужно окутывать меня своей силой или ещё каким-либо образом привлекать моё внимание. Ты уже пролез под кожу и заполнил все мысли. Лучше помоги мне решить проблемы… - под конец её голос обмяк, когда она поняла, что совершенно перестала нервничать, позабыв обо всех сложностях, только что беспокоивших её, и давно не чувствовала себя такой умиротворенной, полной душевной гармонии. Она благодарно посмотрела на своего парня, в очередной раз понимая, что её чувства к нему становятся только сильнее, и положила голову на его плечо. Да ну их, все эти проблемы. Перси так старается её отвлечь и подбодрить взглядом, своей божественной силой! Это гораздо важнее… В итоге пир уже завершился, а она так и не подумала о сложившейся ситуации, проводив напряженным взглядом других учеников по обмену и пытаясь понять, что же её так насторожило и обеспокоило.
Уж точно не в кучке приведений дело!
Профессор Макгонагалл явно заметила, что у её гостей возникли какие-то трудности, потому вскоре она попросила всех волшебников поторопиться в свои комнаты, но взглядом дала Аннабет понять, что это будет возможность для них поговорить. Затем зал покинули и все преподаватели. Директор села напротив Аннабет за стол дома Равенкло, куда уже переместились остальные полубоги.
- Здравствуйте, профессор Макгонагалл, - начала первой дочь Афины, - рада встретиться с вами лично. Как я вам уже сообщила через Ириду, меня зовут Аннабет Чейз. Надеюсь, сейчас я могу говорить, не опасаясь, что нас подслушают, и это доставит каких-либо проблем? – дождавшись кивка волшебницы, блондинка продолжила, - я, если вы помните, – дочь Афины, греческой богини мудрости и боевых стратегий. Перси Джексон – сын Посейдона, - девушка представила всех друзей с пояснением родителей и небольшой справкой относительно греко-римских форм их божественных мам и пап, - но прошу вас пока просто принять это и не пытаться особо разбираться. Помимо защиты территории и находящихся на ней учеников, я бы хотела обсудить вопросы нашего пребывания здесь. Мы будем ходить на занятия и всячески участвовать в школьной жизни во время, свободное от устранения опасности. Но сразу же возникает несколько проблем. Во-первых, традиция, касающаяся греческих полубогов – нам нужна жаровня. – Чейз кивнула Хейзел, и младшая девушка достала из расширенного пространства сумки божественный очаг, переданный Гекатой, установила рядом и увеличила его, пока дочь богини мудрости поясняла происходящее, - Дело в том, что в лагере полукровок перед каждой трапезой мы сжигаем часть еды, как подношение олимпийцам. Подобные вещи сложно осуществлять в поиске, и всё же, по возможности мы отдаём дань уважения нашим родителям. Учитывая, что срок нашего пребывания здесь не ограничен, нам бы хотелось продолжить исполнение этой традиции. С другой стороны, я не уверена, как лучше это преподнести. Если мы будем сжигать еду на глазах у всей школы – не сочтут ли нас какой-нибудь сектой, мечтающей о жестоких жертвоприношениях? Можно, чтобы мы сжигали еду в другом помещении, но такие похождения с тарелками не смогут долго оставаться незамеченными. И, наконец, это принимать пищу отдельно от остальных. Первый вариант, естественно проще, ведь рано или поздно будет открыто, что мы немного из другого мира, но стоит подумать, как это подать. Во-вторых, тренировки. Ясно, что мы не можем организовать здесь сложные военные игры или, например, лавовые скалы, в общем, те испытания, к которым мы привыкли. Но учитывая, что периодических разборок с монстрами мало для поддержания нужных навыков, нам необходимы конкретные занятия. Нам нужно помещение, желательно на открытом воздухе, где мы сможем проводить хотя бы друг с другом спарринги. И нам не нужно, чтобы через каждые пять минут прибегали профессора с жуткими криками: «Оружие!» или «Опасно, вы поранитесь!»
Аннабет поморщилась, ребята хмыкнули, представив себе, как раз за разом их бой прерывают различные учителя, и дочь Афины раздраженно закрывает их всех в какой-нибудь кладовке. К этому моменту разожжённое пламя стало менять цвет и разрастаться в размерах. Полукровки решили, что это добрый знак от богов и вознесли свои молитвы на глазах у недоверчиво провожающей каждый сжигаемый кусок женщины.
- В-третьих, как нам правильно представлять себя, - переключилась на следующий пункт блондинка, - и как объяснять на занятиях наше совершеннейшее невежество в магии. Я сегодня разговаривала с живой волшебницей, никак не касающейся нашего мира, и у меня появились чёткие идеи, в каком направлении подбирать информацию. Я обдумаю эту проблему до завтрашнего утра, её нужно разрешить в первую же очередь.
Полубоги уже с набитыми ртами согласно кивнули.
- Дальше. Я прошу вас также подумать над тем, как нам поступать в ситуации, когда мы сидим на занятии и вдруг ощущаем опасность. Наши инстинкты приведут нас к монстрам, но как отреагируют преподаватели, если мы без объяснений выскочим из кабинета… В особенности, если мы сделаем это через окно.
Профессор Макгонагалл медленно сняла очки, во все глаза рассматривая милую девушку перед собой с золотистыми кудряшками принцессы и взглядом волчицы, спокойно рассуждающую о прыжках из окон ради уничтожения чудовищ.
- Также, как я поняла, дети Гекаты, которые посменно дежурят по периметру школы, не стали проходить церемонию распределения и, как следствие, не будут здесь учиться, считаясь работниками. Или какой у них статус? Они и в дальнейшем будут патрулировать ночью, чтобы если что вовремя подать сигнал, поэтому нам бы хотелось разъяснить их положение. И нелишне было бы заметить, что их сил определенно не достаточно для грамотного всеохватывающего дежурства, а притом, что они не должны попадаться на глаза волшебникам, их патруль становится невыполнимой миссией. Следующий пункт, - не зацикливаясь на сказанном, Аннабет переключила внимание на следующий блок информации, - я прочитала, что в Хогвартсе есть запретный лес, где обитает множество всяких опасных созданий. Были ли там замечены особи нашего мира? Если нам нужно будет прочесать всё пространство, совершенно необходимо заранее спланировать операцию и вызвать ещё несколько человек, чтобы охватить всю территорию леса. Ах да, это уже в-пятых или шестых будет? – Аннабет быстро подсчитала всё озвученное, пока остальные полубоги ужинали, сама она только крутила вилку в руках. Хотя Перси заботливо продолжал подкладывать в её тарелку вкусные кусочки, - уже в-седьмых! У вас есть полёт на метле. Нам нужны инструкторы, которые тайно подготовят нас до первого урока. В конце концов, хотя бы основы мы должны знать и уметь. Отдельный момент – это Перси. Ему нельзя подниматься в небо. Он может полетать в паре метров над землёй, но нужно позаботиться, чтобы его не заставляли подниматься выше. В-восьмых, нам бы хотелось иметь доверенных людей на каждом факультете, а также поддержку на курсах, где мы учимся. Особенно это касается Фрэнка, так как он оказалась в одиночестве. И наконец, мне необходим список учеников, которых нужно опасаться, чтобы нас как-нибудь некорректно не раскрыли раньше времени; тех, кого бы вы хотели просветить первыми, чтобы они помогли остальным принять нас; тех, кто достаточно умён, чтобы догадаться, но не доставит хлопот. Последнее – нам необходимы официальные разрешения на передвижения в любое время в любом месте, и позаботьтесь, чтобы все узнавали нас в лицо и не устраивали сцен из разряда: «кто вы такие и что делаете у запретного леса/в запрещённой секции/на закрытом этаже» и тому подобное. Что необходимо во благо этих самых людей.
На этом Аннабет склонилась к своей тарелке.
Полукровки ели, молча, слишком измотавшись за последние дни. Профессор Макгонагалл какое-то время обдумывала всё сказанное:
- Если на принятие решений у меня есть время до завтрашнего утра, не могли бы вы ещё раз озвучить все пункты, чтобы…
Аннабет, не поднимая головы, достала из-под стола свиток, положила перед директором и продолжила есть. Волшебница развернула список.
- А зачем ты вслух озвучивала, если все пункты есть в письменном виде? – закономерно спросила Пайпер, покачивая на ложке последний кусочек бисквита, она первой расправилась и с главным блюдом, и с десертом, - могла бы сразу отдать, и всё.
- Он лежал на скамье, мы приобрели самозаписывающее перо. Любопытная вещица, - пояснил Перси, чтобы его девушка не отрывалась от еды, - пока Воображала говорила, он всё зафиксировал. Купили в магической лавке во Франции.
- Что ж, прекрасно. Я так полагаю, вы хотите увидеться ещё раз до завтрака, чтобы закрыть все эти вопросы? – профессор убрала свиток, наблюдая, как Аннабет кивает в ответ, - Кстати, ваши посылки уже прибыли ко мне. Семь мётел и несколько наборов котлов. Я приказала доставить всё в ваши комнаты, как только закончится распределение и станет ясно, где вы будете жить. Ах, да, так как это очень не типичная ситуация, когда волшебники поступают в Хогвартс на старшие курсы, я ещё не знаю точно, куда вас поселили. Если будут какие-то сложности или неудобства, свяжитесь со мной, как вы умеете. Мы найдём место для вас. Несмотря на то, что сейчас у нас по второму разу учатся целых семь курсов, в прошлом погибло столько ребят… В общем, здесь достаточно свободных комнат, - сбилась в конце своей речи директор и закончила совсем уж неуверенно.
В этот момент раздался странный царапающий звук, словно кто-то когтём поскрёбся по стеклу.
- Простите, это мой личный филин, он приносит только срочные новости, так что… - извинилась Макгонагалл, повернулась к заднему окну и достала палочку, переведя неуверенный взгляд обратно на полукровок.
- Конечно, всё в порядке. Впускайте её, вдруг что-то случилось, - глядя на блондинку, проговорил Перси, словно бы озвучивая то, что девушка показала взмахами руки. Небольшое заклинание, и птица влетает в помещение, отдаёт своей хозяйке почту и покидает зал тем же путём, каким проникла сюда. Директор быстро развернула пару листов, отложила газету, вскрыла письмо, пробежавшись по строчкам, после чего заметно расслабилась:
- Это Мадам Максим перенервничала. От вас не было никаких сообщений, хорошо ли вы добрались, и глава Шармбатона забеспокоилась, ничего ли не случилось. Вот и отправила скоростного вестника.
Аннабет с трудом сдержала смешок, чуть не подавившись, когда осознала, что Талия наверняка специально нагнетала обстановку, чтобы расширить своё влияние. Чем опаснее ситуация, тем полезнее становятся полукровки и охотницы Артемиды. От Грейс старшей достаточно было небрежно спрашивать у главной волшебницы Шармбатона: «С вами ребята ещё не связались? Нет? Со мной тоже, ну ладно…» И чародейка начинала бы постоянно ждать, когда ей сообщат, что полубоги благополучно добрались до Англии, вокзала, Хогвартса. И волноваться, так как этого не происходит. И вот Мадам Максим уже более внимательно прислушивается к словам юных девушек.
А Талия руководит организацией защиты, формированием их расписания, да и, возможно, расписания всех волшебниц. Глава охотниц она такая. Активная. Целеустремленная.
Такое развитие сюжета никоим образом не удивило бы Аннабет, она покачала головой, вытряхивая оттуда все эти размышления, а затем почувствовало что-то холодное, коснувшееся её большого пальца.
Над её ладонью плавало небольшое сердечко из воды, изредка касаясь её кожи.
Перси даже не смотрел в её сторону, упорно разглядывая что-то на потолке. А большая капля всё также висела в воздухе у её руки, сохраняя форму объёмной валентинки.
Дочь Афины смущенно накрыла воду ладошкой, но, кажется, никто не заметил этого милого жеста её Рыбьих Мозгов. Аннабет быстро оглядела продолжающих трапезу ребят.
Пайпер, скучающе играла с пустым бокалом, катая его по скатерти, подперев второй рукой щеку. В один момент их взгляды пересеклись, и Чейз мотнула головой в сторону почты Макгонагалл.
- О! Точно! - оживилась дочь Афродиты, - профессор, вы позволите газету? - протянула девушка руку к свёрнутому трубочкой журналу.
- Ежедневный пророк. Это завтрашний выпуск, прошу до утра никому не показывать, чтобы не раскрывать моих источников, и можете совсем забрать, мисс Маклин.
- Нет-нет, не нужно, спасибо. Мне просто сейчас нечем заняться, так что ознакомлюсь с вашей прессой. - Лишь развернув печатное издание и увидев обложку Пайпер вскинула брови, но Аннабет хотела побыстрее покончить с едой, так что она решила утолить своё любопытство несколько позже.
Маклин же споро развернула газету, открыв заинтересовавшую её статью. С каждым прочитанным словом она пылала всё большим и большим возмущением. А затем ехидно протянула, заставив дочь богини мудрости сильно напрячься:
- А-нна-бет...А скажи-ка, пожалуйста, чем вы во Франции занимались?
Чейз взглядом попросила уточнить, в чём проблема и что от неё хотят услышать. Пайпер прищурилась, её голос стал ещё более ироничным и язвительным:
- Да всё в порядке, просто кого-то засняли прыгающим по Эйфелевой башне. - Маклин резко развернула газету, чтобы все смогли увидеть прекрасный двигающийся кадр, где хрупкий силуэт, демонстрируя фантастическую гибкость, спускался с самой вершины знаменитой башни в облаке золотистой пыли. Через несколько метров этот некто затерялся на фоне ночного неба, и "видео" началось сначала. И в этой фигурке, даже издалека, полубоги с лёгкостью опознали своего лидера в симпатичной рубашке и явно мужской джинсовой куртке. По искрам в глазах Пайпер было совершенно ясно, что та уже представила себе роскошное свидание в самом романтичном месте на планете.
- О! Постоянно забываю, что волшебники видят немного больше. Но спустившись на смотровую площадку, дальше мы поехали на лифте, чтобы не испытывать лишний раз свою удачу! - сообщила всем Аннабет, - то, что я забралась на самый верх... должны же мы были добить всех монстров! А фото... лица не видно, и ладно, не будем по пустякам переживать. Смертные вообще не обратили никакого внимания.
- В статье это указано… сейчас. Вот: "…складывается впечатление, что люди совершенно не заметили таинственных персонажей, прыгающих по известному архитектурному сооружению подобно человеку-пауку или другим супер-героям в сиянии золотых искр". Ты и правда там, на вершине, убила какое-то чудище? – голос Пайпер стал, наконец, менее ядовитым и даже каплю сочувствующим, - и как оно ваш вес выдержало…
- Простите, - робко обратилась Хейзел, внимательно всматриваясь в картинку на обложке, - небо тёмное, звёзды, месяц, - намекнула младшая в группе девушка, - Что вы вообще делали в Париже среди ночи, когда должны были спать в выделенных постелях в Шармбатоне?
- Мы гуляли, - обреченно выдохнула Аннабет, откладывая вилку и ножик, - И времени было лишь десять вечера, просто стемнело рано. После полуночи мы добрались до школы. Просто… Понимаете…
- Мы весь день носились, пытаясь за ограниченное количество времени успеть множество разных дел, - вмешался Перси, - естественно, что мы устали. Но закончив всё важное, мы поняли, что пробыли целый день во Франции и даже в нескольких разных городах, но при этом, ровным счётом ничего не увидели. Это как-то немного несправедливо. Потому я потащил Аннабет на небольшую прогулку перед сном, чтобы в живую оценить самые знаменитые места Парижа. А если быть точнее, архитектуру, как иначе, - последние слова брюнет почти проворчал, но Чейз всё равно заметила в его речи нотки удовольствия. И это значило, что Перси тоже понравился маршрут их экспромт-экскурсии. И дочь богини мудрости с трудом удержала ликование, и даже её пальчики на ногах поджались от охватившей её радости. Она была дико счастлива от того, что её драгоценный Джексон разделил её восторг от столь удавшегося вечера.
- Всё равно никакой справедливости нет, - вдруг добавил сын Посейдона, - чудовища напали в самый подходящий момент! Вот наверняка караулили, выжидали, чтобы всё самое интересное прервать!
- Монстры что ли бросились, пока вы целовались? – невинно хлопая глазками, поинтересовалась Пайпер, заставив и Перси, и даже дочь Афины покрыться краской. – Ах, действительно невоспитанные чудовища попались! – покачала головой Маклин. Все полукровки заулыбались, и даже Макгонагалл слегка оттаяла, больше не делая вид, что занята письмом и ничего не слушает и не замечает, ведь её это не касается.
- А в Лувр вы зачем влезли? – веселясь, спросил Фрэнк, указав на вторую половину статьи.
- Мы не влезали! – взвилась Чейз, и менее возмущенно уточнила, - мы котёнка запертого вызволяли.
Дружный смех ребят окончательно растопил гнетущую атмосферу, и полубоги принялись свободно переговариваться, подшучивая над смущенной парочкой.
Когда все немного успокоились и отложили изученную до дыр газету, Аннабет пояснила профессору, что смертные действительно по большей части не видят ничего из мира греческих богов, так как он скрыт туманом. А потом блондинка решила всё же вернуться к насущным делам и десерту.
- Пожалуйста, расскажите пока, что конкретно будет изучаться ребятами, - Чейз указала на римских полубогов и Пайпер, - мы не успели освоить всю информацию, к тому же я не знала, на каких курсах и факультетах мы будем учиться, а потому старалась хотя бы поверхностно охватить материал первых трёх лет. И в общем-то всё.
Директор кивнула и повернулась к троице полукровок, которые уже закончили поздний ужин и были готовы для продуктивного диалога.
- Насколько мне известно, младшая из вас мисс Хейзел?
- Мне тринадцать, Пайпер – пятнадцать, Фрэнк…
- Шестнадцать. – Закончил Чжан, окинув стол взглядом и вдруг снова цепляя на вилку кусочек золотистой курочки. Возившийся в этот момент с тем же кулинарным изыском Перси проговорил один раз «семнадцать», пару раз указав пальцем на себя и свою девушку.
- Мисс Левеск сегодняшним числом будет зачислена на третий курс, дом Слизерин. Остальные также по возрасту на пятый, шестой и седьмой соответственно. Между домами в преподавании нет особой разницы. Не корректно называть их факультетами – ведь предметы изучаются одни и те же.
- Касательно предметов. Если я правильно понимаю, в школе помимо прочего есть дополнительные курсы трансгрессии? – внезапно спросила Чейз.
- Совершенно верно. Это дополнительные платные уроки, которые доступны только самым старшим. Профессор Двукрест – работник Трансгрессионного испытательного центра Министерства магии и отлично знает своё дело. В конце зимы он прибывает в школу для обучения шестикурсников и подготовки к экзаменам тех, кто подходит для этого по возрасту.
После этих слов Хейзел тоскливо вздохнула и снова уткнулась в свою тарелку, Пайпер понимающе похлопала её по плечу, так как ей тоже не светило научиться перемещаться в пространстве. По крайней мере, в этом году.
- В таком случае запишите нас троих и сообщите, как и сколько необходимо заплатить, - постановила дочь богини мудрости, обведя взглядом себя с парнями, - а теперь вернёмся к обычным занятиям.
- Если за такой короткий срок вы успели охватить три курса… я даже не знаю с чего тогда начать? Я бы предложила пройти по основам, но не вижу смысла повторяться, а для всех студентов по обмену назначены несколько вступительных лекций, где будут весьма подробно рассмотрены правила школы, изучение предметов, схема сдачи экзаменов, порядок участия в мероприятиях в школе и за её пределами. Первое небольшое вводное занятие назначено завтра за полчаса до ужина в кабинете трансфигурации, чтобы ребята, и вы в том числе, в течение дня познакомились со школой, и у них.. – снова немного сбилась профессор, - у вас появились вопросы, на которые мы с несколькими преподавателями будем отвечать. Первые дни будут достаточно лёгкими, вряд ли кто-то будет нагружать учеников сразу после каникул. От вас требуется просто посетить пары вместе с вашим курсом и посмотреть, как всё происходит, этого будет более чем достаточно.
Через некоторое время совершенно уставшие, но довольные друг другом они покинули зал, тут же наткнувшись на целую группу магов. Аннабет недоуменно осмотрела подростков и бросила растерянный взгляд на Перси: она просила только Луну дождаться их, предупредив, что ожидание может растянуться надолго. Но точно не всех этих гриффиндорцев. Одну из девушек она вообще приметила как старосту, и была уверена, что та повела первогодок. Могло ли быть, пришло в голову Чейз, что эта шатенка специально вернулась, подстерегая полубогов. На лице Аннабет не отразилось и следа её тяжелых размышлений, кивком проводив Пайпер и Хейзел, с улыбкой она подошла к волшебникам и весь разговор вела себя очень непринужденно. Она надеялась, что Фрэнк понял её намерения и ни о чем болтать с этими магами не будет.
- Воображала, - наклонился к её уху Перси, как только они втроём с Луной отошли достаточно далеко, - а кто такой этот Гриндеваль? Или как там его…?
- Понятия не имею, - тряхнула головой блондинка, - вот сейчас в комнате и посмотрю.
Девушки продолжили шагать вперёд, в то время как Джексон застыл, а затем рассмеялся и нагнал свою возлюбленную:
- Воображала, я тебя обожаю! Ты держалась так уверенно, что даже я поверил, что ты прекрасно разбираешься в предмете разговора! Ой, ничего что я, - «так громко при Полумне» - закончил он взглядом.
- Всё в порядке. Луна, а ты знаешь Грин-де-Вальда?
- Да, рассказать? – отрешенным голосом пропела странная волшебница. Её широко распахнутые глаза сверкнули растопленным серебром, когда она повернулась к ребятам и начала своё повествование. Как бы там ни было, но эта чудная особа очень импонировала полубогине. Она не боялась отличаться от других, просто быть собой, явно была очень начитанной и сообразительной. Ей нельзя было отказать в смекалке, и одновременно Лавгуд казалась очень хрупкой, воздушной. Похожей на сказочную фею. А главное, она умела слушать и говорить, понимающе относилась к переглядываниям парочки, и лишь загадочно улыбалась, показывая, что не обижена на то, что у ребят есть свои секреты.
А ещё Луна выглядела очень увлечённой, делясь разными историями, и спокойно относилась к любым проявлениям характера других людей. Она умела принимать других такими, какие они были, наверное, потому, что сама была не обычной ограниченной девчонкой.
Через некоторое время Аннабет начала проклинать себя и называть идиоткой. На все расспросы Перси она лишь обреченно стонала и как только нашла укромное местечко, прямо при Лавгуд организовала радугу.
- Хирон! В Америке есть школа чародейства Ильверморни! Немедленно свяжись с её начальством и организуй так, словно все мы учились там всё это время. Заочно, в маленьком филиале, не важно! Главное, чтобы мы оказались во всех нужных списках, и о нас знали все ключевые фигуры, если вдруг кто-то начнёт свои расспросы, пытаясь докопаться до истины! Постарайтесь разобраться с этим до утра! Найдите мне самую главную информацию и отправьте с миссис О’Лири, чтобы мы могли отвечать на простейшие вопросы о «нашей школе». До связи. Извини, Луна. Сделай вид, что ничего не видела. Продолжим путь?
Поднявшись по винтовой лестнице, троица оказалась перед дверью без ручки или замочной скважины, зато с бронзовым молотком в форме орла.
- Наша гостиная единственная, вход в которую не является тайным, так как вопросы никогда не повторяются. Нельзя предугадать тест, который тебе даст зачарованная дверь, и подготовиться не получится, - Полумна постучала молоточком, - самое главное, что эти задания рассчитаны вовсе не на эрудицию или энциклопедические знания, как многие колдуны из других домов и школ думают. Обычно это вопросы на логику, как сейчас, либо на парадоксальность мышления, - Лавгуд легко дала правильный ответ, и полубоги с облегчением заметили, что они вполне способны справляться с такими же задачками. – Знаете, там, например: «куда деваются пропавшие предметы?» *, правильный ответ невероятно прост: «в небытие, то есть во всё», но почему-то ученики других факультетов теряются и говорят какую-нибудь глупость или странность…
Перси больше не был так уверен в своих силах, и это легко читалось в его глазах:
- Воображала, торжественно сообщаю, что я намертво привязан к тебе, - Аннабет не смогла сдержать улыбку, впрочем, она сама немного волновалась о том, сможет ли всегда находить нужный ответ.
В гостиной из изящных арочных окон с шелковыми занавесями открывался захватывающий вид на близлежащие горы и озеро, куполообразный потолок был расписан звездами.
- Там спальни, - указала Полумна. В нише напротив стояла мраморная статуя, - это Кандида Равенкло – основательница нашего факультета и Хогвартса. Мальчики в эту сторону, - снова рукой определила направление Луна, а сама повела полубогиню на поиски её комнаты, внимательно читая таблички на дверях. Спальни когтевранцев находились в башенках, отходящих от главной башни.
- А вот и твоё имя! – улыбнулась Лавгуд.
В комнате Аннабет были заняты всего лишь две кровати из четырёх, накрытых шёлковыми, пуховыми одеялами небесно-голубого цвета, ещё одна была подготовлена для неё самой. Соседки уже спали, и Чейз не стала разбирать вещи, чтобы не шуметь, лишь покормила свою сову, снова задумавшись над её именем, а затем с бумагами и книгами переместилась на подоконник. К счастью, света луны и звёзд ей хватало для работы над планом.
Через некоторое время дверь в спальню отворилась, и к полубогине подошёл Перси.
- Не спится? – прошептала она, не отрываясь от записей, но всем своим существом ощущая присутствие возлюбленного.
- Это кошмар, - проворчал Джексон, обнимая её за талию и утыкаясь носом в её плечо, - кажется, эта жуткая шляпа решила отомстить мне за мои мысли о ней и злобно подшутить! Этот свист, поющий ветер, словно находишься на высоте не в башне, а прямо в воздухе! Бррр…Кто придумал такое фоновое музыкальное сопровождение для этого факультета?! Мне всюду мерещится Зевс!
- Зато из-за этого ты здесь и можешь согревать меня, - с улыбкой заметила девушка, так и не поворачивая головы. Её сердце и без того трепетало, не хватало ещё, чтобы не вовремя проснувшиеся соседки застали не слишком соответствующую нормам приличий ситуацию. Всё же, совместные ночные труды над книгами более этичны нежели поцелуи на фоне ночного неба.
- Может, сесть в гостиной? Там больше света, места и можно будет укутать тебя в плед так, чтобы он не мешал твоей работе, - предложил сын Посейдона, видимо, подумав о том же самом.
- Если под пледом ты подразумеваешь свои объятья, я согласна, - Аннабет отложила материалы и свесила ноги с подоконника, протянув к нему руки и, наконец, заглянув в тёмные колодца его сине-зелёных глаз, - снимай меня отсюда!
Ещё около часа они провели вместе, корпели над информацией, составляли самый оптимальный план действий…
- Перси, - вдруг еле слышно позвала Чейз, опустив глаза. Её голос снова был неуверенным и тихим, из-за чего Джексон тяжело сглотнул, словно что-то сжало его горло, но контролировать себя у дочери богини мудрости, даже ради его спокойствия, не получалось. – Я не понимаю, Перси. Что происходит на самом деле?
Девушка почувствовала, как руки парня крепче сжались на её талии, приподнимая и разворачивая её боком, чтобы Джексон смог заглянуть в её лицо.
- О чём ты, воображала? – одновременно натянуто и ласково уточнил парень, прожигая её пристальным взглядом. Она неловко поёрзала на его коленях. Его горячее дыхание шевелило волоски около её уха, из-за чего по телу пробежали мурашки, неожиданно заставившие её взять себя в руки.
- Зачем нужны были другие ученики по обмену, если они ничего не могут сделать? Профессор вряд ли решила воспользоваться ситуацией, чтобы укрепить отношения с другими школами. Нет, здесь что-то другое, но я не могу уловить мысль… - она разочарованно вздохнула.
- У тебя просто недостаточно информации, - расслабленно погладил её по коленке Перси, - скоро ты со всем разберёшься.
- Я надеюсь. Всё слишком странно. Я ещё могу понять, почему директор настаивала на том, чтобы мы учились с другими, хотя и тут чувствую подвох… Но.. – она рассеяно покачала головой.
- А нам нельзя было просто, как детям Гекаты, притвориться какими-нибудь сотрудниками или рабочими и жить в лесу? И никаких сложностей! – зевнул Перси, в то время как девушка неохотно встала с его колен и стала собирать вещи, чтобы, в конце концов, отправиться спать после утомительного дня.
- Рыбьи мозги, тогда бы наши передвижения были ещё более ограничены. Вот смотри, Алабастр со своим домиком дежурят по ночам и никому не попадаются на глаза. Им всем не раз приходилось насылать туман, чтобы избавить от прицепившегося волшебника. Они не смогут присутствовать на соревнованиях, экскурсиях; не имеют возможности поговорить с пострадавшими волшебниками без последующего стирания памяти, с которой приходится разбираться Макгонагалл. Они не могут защищать волшебников, находясь среди них и не вызывать при этом подозрений. В конце концов, несколько подростков, мелькающих тут и там, привлекли бы слишком много внимания, но при этом их нахождение здесь осталось необъяснимым. Что должна будет сказать Макгонагалл: «Эти дети защищают Хогвартс, потому что все волшебники бесполезны»? Всё должно приходить к людям постепенно, чтобы они смогли принять невероятную истину о существовании богов. – Парочка уже подходила к комнате блондинки, - представь, если сейчас выяснится, что смерть – это вполне себе существующий Танатос, столь же реальный, как Аид. Сколько волшебников потеряли дорогих людей в прошедшей войне, сколько из них захотят вернуть то, что уже вернуть невозможно. Сколько станут искать царство мёртвых, проклинать жестоких богов, что не смогли спасти их драгоценных друзей и любимых. Люди ещё не готовы смириться, Перси. Я вижу это по их глазам, по атмосфере в этом замке, даже профессор Макгонагалл… Её зовут Минерва, и она силой духа соответствует своему имени. Но и в её душе живёт жгучая тоска. Она всё ещё с трудом принимает свой новый пост, порой ищет взглядом учеников, которые уже никогда не будут сидеть за столами своих факультетов… Она потеряла своих подопечных и друзей, но достаточно сильна, чтобы жить ради тех, кто также остался жив. Как думаешь, многие способны принять жестокое прошлое?
- Ну, Аннабет, ты и опустила меня, - поёжился Перси, - и так хреново было, а ты ещё нагнетаешь… Какие теперь в такой мрачной атмосфере я сны увижу, с этим жутким шумом ветра и прекрасно дополняющем его одиночеством.
Чейз вскинула брови:
- А ты собираешь оставить меня одну и уйти в свою комнату?
Их взгляды резко пересеклись. С минуту другую они в безмолвии смотрели в морскую пучину и грозовое небо…
- Главное, проснуться до твоих соседок, - уже под одеялом вместо спокойной ночи шепнул Джексон ей на ухо. Кажется, он вообще сегодня очень много внимания уделял этой части её тела…
Аннабет крепче прижалась к груди своего парня, обхватив руками, а затем и закинув на него ногу, лишь бы ближе, лишь бы теснее, лишь бы прогнать все эти грустные и страшные мысли.
Ей в макушку ответил хриплый смех…
- Спокойной ночи, моя Воображала.
***
С первыми лучами солнца её глаза распахнулись. Аннабет осторожно привстала и, убедившись, что две девушки по-прежнему мирно спят, как можно тише разбудила своего парня.
- Ещё слишком рано, Воображала, - пробормотал он, не размыкая замка рук за её спиной.
- Давай, Рыбьи Мозги! У нас очень много дел, а я ещё хотела размяться перед завтраком, ведь неясно, когда потом получится! – она снова потрясла Перси за плечо. Он недовольно открыл один глаз, второй и, продолжая бурчать себе под нос, выполз из-под тёплого одеяла.
- Через полчаса в гостиной, да? – зевнул Джексон, направляясь к двери.
- Чтооо!??! – беззвучно заверещала дочь Афины, - через три минуты чтобы был готов!
- Через двадцать три..
- Пять!
- Пятнадцать…
- Десять и это последнее..
- Окей, - не дал ей договорить Перси и быстро скрылся за дверью. Аннабет в очередной раз закатила глаза с мыслью, почему она влюбилась именно в него, совершенного невозможного парня…
- Мы можем как-нибудь разбудить других или проведём зарядку только вдвоём? – спросил сын бога морей, когда они уже спускались по лестнице из своей гостиной.
- Не знаю. Не исключено, что они сами потом пойдут. Но можно подождать у главного входа минут десять – вдруг остальные спуст… - Аннабет даже споткнулась, когда увидела у тех самых дверей коренастую фигуру Фрэнка.
- Давно ждёшь? – уже невозмутимо спросила она, когда они приблизились, и Перси обменялся рукопожатием с другом.
- Минуту, может две, - ответил Чжан. – Решил, десять минут – и пойду сам, хоть побегаю.
В этот момент к ним присоединились и две полубогини, оказавшиеся на Слизерине.
- Всем доброго утра! – застенчиво улыбнулась Хейзел, на её плече безмятежно спал котёнок, вонзив цепкие коготки в ткань нагрудного кармана и тем самым удерживаясь на теле хозяйки даже во сне. Пайпер кивнула:
- Мысли у нас сошлись, да? – Маклин окинула всех выразительным взглядом.
Естественно, все полубоги были одеты в удобные костюмы для занятий спортом.
- Есть что сказать по поводу прошедшей ночи? Нет? Что ж, хорошо. Предлагаю ограничиться хорошей пробежкой. Заодно осмотреть прилегающую территорию. Надеюсь, к вечеру у нас будет площадка для тренировки, - постановила Аннабет, а затем быстро прикинула в уме, что спали все совсем немного, а нагрузка в последние дни была адской, - до завтрака по меньшей мере часа два. Проведём их спокойно, никому не перенапрягаться, двигаться в своём темпе. Нам предстоит ещё учебный день, и простым он не будет, так что поберегите силы. Для начала немного осмотримся, вы – направо, мы с Перси – налево, через минут двадцать соберёмся здесь проложим удобный маршрут, идёт? Тогда вперёд, - и полукровки разбежались в разные стороны, даже не подозревая, что через час за ними начнёт наблюдать вся школа, и так будет, пока они не закончат пробежку… Впрочем, даже несмотря на ощущение сверлящего взгляда, полубоги не чувствовали опасности, а потому не обратили особого внимания на это.
- Сейчас самое время принять душ и привести себя в порядок, пока не поднялись все ученики. Поторопитесь, и у нас ещё останется в запасе минут двадцать, чтобы обсудить итоги размышлений с профессором Макгонагалл, - последние слова девушка кричала уже через плечо на бегу, торопясь в башню Равенкло, а затем свою спальню, - Перси, идём скорее! Тебе нужно будет нести стопку литературы, которую я хочу оставить директору, так что смотри, не заставляй меня ждать! – и Аннабет захлопнула дверь в свою комнату перед носом своего парня. К её удивлению, соседки уже проснулись и сразу же начали шушукаться, как она вошла. Ограничившись приветственной улыбкой, Чейз подхватила вещи и рванула в ванную, надеясь, что там ещё свободно.
- О, благодарю всех богов, за воплощение моих надежд! – пробормотала она, чувствуя себя совершенно прекрасно после водных процедур. Накинув мантию, она проверила стопку книг и бумаг, которые следует взять с собой и уже хотела пойти поторопить своего парня, когда раздался стук.
- Наконец-то! – бросилась она к двери, не обращая внимания на удивленные лица соседок, но ставя себе в голове галочку, что нужно с ними познакомиться этим вечером, - Бери вот это и пошли! – Аннабет попыталась забрать у полубога сумку с его учебниками для сегодняшних уроков, чтобы облегчить итак немалую ношу, но Перси так на неё посмотрел, что она послушно убрала руки и как можно милее улыбнулась. И свой рюкзак даже любезно протянула.
- Я тебе не двенадцатилетний мальчишка, не способный донести пару томиков, из-за того что сумочка перевешивает, - последние два слова он пропищал высоким детским голоском. Дочь Афины прыснула, - что, опять глупость сказал или сделал? – легко поинтересовался он, поднимая всю приготовленную стопку, прежде закинув сумку девушки на плечо к собственному рюкзаку.
Аннабет совершенно не могла контролировать свой порыв. Она просто встала на носочки и поцеловала своего ворчливого, сильного, заботливого и самого замечательного парня. К их удаче, книги не пострадали…