Невидимые нити 139

  • Mis_Alina
    автор
  • Голос лишённых имени
    бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Джейме Ланнистер/Бриенна Тарт, Бриенна Тарт/Джейме Ланнистер, Джейме Ланнистер, Джейме Ланнистер, Бриенна Тарт, Бриенна Тарт
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Songfic Любовь/Ненависть ООС Первый раз Повседневность Пропущенная сцена

Награды от читателей:
 
«Благодарочка за сию работу» от Ancestral
Описание:
Бывают моменты, когда нами движет не разум, а что-то более глубокое, что скрыто от глаз окружающих.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Раз в год можно и написать. А вообще если бы не Джордж Мартин, который спросил МЕНЯ: "Как твои дела?", а потом не подписал бы мою книгу... ничего бы не было.
А, еще автор в телеке засветился.
Эмоции бурлят, хотя почти неделя прошла.
18.08.17 навечно в памяти
28.04.18 - отметочка 100. Спасибо Вам
22 августа 2017, 00:30
Битвы закончились. Война выиграна. И что теперь делать? Как научиться жить для себя, если всю жизнь ты жил для кого-то? Если вся твоя жизнь — это сплошной ужас, то как понять и принять спокойствие? Слишком сложно. Слишком странно. Бриенна сидела в своих покоях, глядела в окно и думала. Думала о том, чем же ей теперь заняться. Девушка после победы над Белыми Ходоками решила остаться на Севере, домой ей не хотелось. Казалось, в месте, где всегда холодно и нет ничего и никого родного, Бриенна обрела покой. Хоть и дни оказывались плодотворными через раз — иногда Бриенна помогала с восстановлением домов, иногда тренировала детей. Ее здесь уважали — а это главное. И единственное, что Тартская Дева знала наверняка, так это то, что ее не выгонят. Клятва, данная еще Кейтилин Старк, была выполнена, даже долг боле не обязывал девушку оставаться тут. Но она хотела. Не понимала почему, но хотела. Наверное, юг теперь ассоциируется лишь с одним человеком. Джейме… Как он? Где сейчас? Странные чувства зарождаются в Бриенне, когда мысли ее доходят до этого человека, что называл ее «женщина», иногда подшучивал над ней, подарил меч и изменил. Поменял, расставил по местам мысли, а потом вновь нарушил весь порядок, выжег свое имя где-то в задворках разума, из-за чего забыть о сире Джейме уже невозможно. Вначале была общая встреча в Королевской Гавани, где они увиделись вновь. Встретились и отвести глаз не могли. «Как он изменился», — мелькала мысль в голове Бриенны, каждый раз, когда взгляд скользил по лицу мужчины. У них выдалась лишь минутка, чтобы побыть наедине. Что можно сделать за такое короткое время, которое больше похоже на миг? Как взмах крыла маленькой бабочки или один удар в бою. Минута, значащая все и ничего одновременно. Быстрая, как удар молнии, и долгая, как раскаты грома после нее. В тот момент, когда дверь закрылась, оставляя молодых людей наедине, в глазах девушки читался ужас. Бриенна впервые видела Белого Ходока, и почему-то мысли ее больше занимал этот факт, чем Джейме. Сердце бешено колотилось, но опять же не из-за человека, что стоял с другой стороны стола. Разговор был такой скомканный, что представить хуже даже нельзя. Даже если бы эти двое просто молча смотрели друг на друга, пользы было бы куда больше. Хотелось поделиться всем, что произошло, но было страшно вновь вернуться к его отвращению, да и смысла в этом не было, если будущее находилось под большим вопросом. Есть ли оно вообще? Переломным моментом в ней самой стали три слова: «К черту клятвы». И тогда девушка поняла, что изменилась. Окончательно и бесповоротно. Было ужасно обидно, когда дверь открылась вновь для принятия нового плана действий. И Джейме ушел. Не обернулся, ничего не сказал. И будто камень навалился на плечи, будто свинец разлился по телу. Серсея не согласилась. Они больше никогда не увидятся. Никогда. И потом, в Винтерфелле, Бриенна почувствовала что-то странное. Казалось, это был конец. Эти перемены, что затронули их обоих, были настолько сильными, что смогли разорвать невидимые нити, связывающие их, что стерли ластиком все их чувства. Пустота. Это слово точно описывает душевное состояние Бриенны. Тогда и сейчас. Даже в тот самый день. Сначала были радость и тепло, что дотрагивалось до каждой клеточки тела, окутывая с головой. Это было еще до битвы. Джейме приехал на Север с армией, отрекся от Серсеи и поскакал туда, где его недолюбливали. Даже презирали. Единственное, что двигало мужчиной в тот момент — это надежда. Надежда, что зарождалась где-то в грудной клетке, скручивалась в клубочек где-то в животе… Но в его последний день все было не так. Сражения, кровь, убийства. Все повторялось так быстро, как на каких-то горках, смешивалось в одно большое пятно. А потом все закончилось. Резко наступил конец. Победа. Девушка знала, что если не сейчас, то уже никогда больше не увидит сира Джейме. Новая Королева отдала ему под правление утес Кастерли, куда мужчина должен был вернуться в ближайшее время. Да, поговорить стоило, но вот не хотелось. В голове юной Бриенны складывалось, как яркий пазл, все очень хорошо. Только вот девушке не хотелось, чтобы все ее дурацкие мечты разбились о суровую реальность. Поэтому, когда Джейме тихо постучал в ее дверь, Тартская Дева не открыла ее. Глупо отрицать, что она этого не хотела. Желала. Впервые в жизни ей чего-то действительно хотелось. Вот только страх неизвестности и непонимания охватывал с головой, сдавливал горло так, что нельзя было и слова сказать, а руки и ноги будто были вбиты в мебель. Девушка знала, что это точно конец. И никакие глупые мечты, никакие фантазии девчонки не смогут вообразить еще одну их встречу. Страшно было понять то, что она привязана к этому человеку. Что, возможно, любит его, а не просто уважает. Страх того, что это не взаимно, нереализуемо, взял верх. И Бриенна сидела. Сидела на своей кровати, зная, что Джейме в этот момент подпирает дверь своей спиной. Непрошеные слезы лились из глаз, стекая по белым щекам, скатываясь на подбородок и падая на сорочку. Было сложно, точнее невыносимо, следующим утром наблюдать картинку того, как Джейме уезжает на своем белом коне вдаль, туда, куда девушка никогда больше не вернется. Никогда. В тот момент то ли оборвалась последняя ниточка, то ли огонь, что был внутри нее самой, потух, и ничто больше не согревало изнутри, не дарило радость, не разливалось по венам… Страшно было осознать то, что Бриенна собственными руками разрушила то, чего не могло быть. Или могло? Вот чего девушка никогда не узнает. Ничто не может больше напоминать о сире Джейме. Даже им подаренный меч. «Он твой и всегда будет твоим». Но нет. Бриенна Тарт отдала его, точнее всунула в руки, точнее оставила в комнате, запрятала в его вещи, пока Джейме праздновал со всеми победу. Не надо. У этих двоих ничего бы не получилось. Джейме уважал ее. А вот она… Хотелось разорвать связи, сжечь мосты и построить неприступные крепости вновь. Вот только как можно отказаться от прошлого, которое изменило тебя, подарило чувства, и которое, наверное, никогда не сотрется из памяти. И вот сейчас, когда с Великой победы прошло уже около двух месяцев, девушка как никогда жалела о том, что ничего не сделала. Что даже не попыталась. Сидела и жила лишь воспоминаниями, не собираясь возвращаться в реальность. Слишком серо. Слишком тоскливо. Непривычно одиноко. И тут в дверь постучали. Так громко, что Бриенна даже вздрогнула от неожиданности. Сколько она тут сидит вот так вот? Час или два? Девушка подошла к двери и открыла ее. Даже не спросив, кто решил нарушить ее покой. Казалось, какое-то шестое чувство звало ее сюда, будто сильный магнит, от которого не скроешься за простой деревяшкой. Почему-то не удивилась, не отпрянула от двери, не вышла в коридор, а просто стояла на месте, не в силах пошевелиться. Или не хотела нарушать этот момент? Зеленые глаза смотрели неестественно мило, с заботой что ли, а руки держали меч. Ее меч. Или уже его? — Что же ты, женщина, мечи теряешь, да еще и в чужих вещах, — Джейме улыбнулся, проходя в комнату, пока ошарашенная девушка все еще стояла на одном месте. Не ожидала. Или ждала? Мечтала? Или отрицала все возможные варианты встреч? — Что… что ты тут делаешь? — спрашивает Бриенна вполголоса, закрывая дверь. Свидетели им не нужны. Никто в этот момент им был не нужен. Кажется даже, что мир сузился до этих двоих. Будто никого не существует больше. Девушка до встречи с Джейме не испытывала ничего подобного. Еще с раннего детства Бриенне удалось построить темницу, где была спрятана маленькая и хрупкая девушка. Поэтому все подобные чувства оказываются в новинку. Ощущение такое, что Джейме Ланнистер, известный как Цареубийца и человек, что спал со своей сестрой, сможет найти ключик к этой темнице. Внутри будто бабочки порхают, крыльями щекочут все-все; сердце вновь разливает тепло и радость, а еще колотится слишком быстро. Как когда опасность поблизости, но ее нет. Есть человек, способный растопить льды, разрушить стены и показать мир под другим углом. Прекрасным и волшебным. Бриенну только сейчас посетила мысль, что мужчина прискакал на самый Север только ради того, чтобы отдать ей меч обратно. — Помнишь, я тебе сказал, что он твой? — вновь попробовал завязать разговор Джейме. Девушка в ответ сдержанно кивнула. — Ты знаешь, женщина, что подарки не возвращают? — Бриенна вновь кивнула, не понимая, к чему ведет мужчина. — Но есть такие подарки, которые стоит вернуть, потому что они принадлежат им обоим. Понимаешь? — теперь же девушка покачала головой из стороны в сторону. Внутри формируется клубок из волнения, которое бывает перед встречей с родным человеком. Неужели Джейме стал ей родным? Господи, да уже всем на свете известно, что они давно не просто друзья. Что нити, которые девушка так старательно отрезала, невозможно оборвать окончательно. И, кажется, что только сейчас девушку осенило, что же она чувствует к этому человеку. Не просто гордость и не просто восхищение. Это была любовь. И Бриенна знала — взаимная. Теперь наверняка. На все сто процентов. Сейчас девушка готова поклясться всем, чем только можно, что это так. Он любит ее. Бриенна чувствует это через метры комнаты, чувствует через сотни километров, находясь на Севере, хоть и сердце ее оставалось на Юге. Тишина не давит, не нарастает беспокойство о том, что девушка сейчас безоружна, даже привычные доспехи висят в шкафу. Напади кто сзади, нанеси лишь один удар — и смерть была бы неминуема. Однако ее уже убили. Убили поступком, что учудил Джейме. Даже двумя. Мужчина подошел ближе и так, что сердце сжалось, но не от страха — от предвкушения чего-то хорошего, чего-то неизвестного девушке ранее. А потом все серые краски исчезли, а вокруг все засверкало разноцветными оттенками, превращаясь в одно большое пятно. Такое яркое, что слепит глаза и заставляет наворачиваться слезы. От счастья. Чувство незащищенности присутствовало ровно до того момента, когда его губы легко коснулись ее. Это было похоже на разряд молнии, что прошелся по ее телу. А ее ответ был всего лишь импульсом, и девушке вовсе не хотелось продолжения. Да кого Бриенна пытается обмануть? Ей действительно мало одного легкого касания. Хотя девушка и пытается как-то найти себе оправдание, но мысли улетучились, а тело будто разлетелось на сотни маленьких осколков, что быстро пытаются собраться на свои места. Будто принципы и суждения куда-то ушли, уступая место наслаждению. Особенно, когда его язык бесцеремонно врывается к ней в рот. Кто бы мог подумать, что Бриенна — девушка, решившая стать рыцарем, ставившая чьи-либо интересы выше своих, найдет когда-нибудь счастье в простых мелочах? Найдет и не захочет отпускать. Когда поцелуй остался в прошлом и каждая последующая секунда тишины стала походить больше на вечность, а губы будто до сих пор чувствуют прикосновения… Им нужно было что-то сказать, оправдаться в своих поступках. Но никто не хочет прерывать такой момент. Когда случается что-то хорошее, нужно подождать немного, чтобы беспорядок в мыслях не казался больше проблемой. — Так вот, — Джейме смотрит в ее голубые глаза и не знает, что скрывает этот океан, — есть такие подарки, которые стоит незамедлительно вернуть. Так вот, Бриенна Тарт, ты должна мне поцелуй.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.