Дороги, которые мы выбираем +14

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны

Основные персонажи:
Бустер Террик, Ведж Антиллес
Пэйринг:
Бустер Террик, Ведж Антиллес
Рейтинг:
G
Жанры:
Повседневность, Пропущенная сцена
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В период войны за бакту Бустер Террик наконец-то встретился с Веджем Антиллесом. Они не виделись много лет, и контрабандист задаётся вопросом - не изменился ли выросший Ведж настолько, что теперь они не найдут общий язык? Впрочем, опасения Бустера были напрасны.
Разговор двух очень разных мужчин - и по возрасту, и по убеждениям, но связанных друг с другу тёплыми родственными отношениями.

Посвящение:
Любимому мужу в его день рождения

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Для меня Бустер Террик не только наставник Веджа и друг его отца, но и приёмный отец в полном смысле этого слова.
9 сентября 2017, 16:36
Прошла уже стандартная неделя с тех пор, как Бустер Террик добрался до несуществующей официально станции в системе Йаг Дхуль, ставшей базой и тайным убежищем Разбойного эскадрона в войне с Исард. За это время бывалый контрабандист внёс свою лепту в организацию быта пилотов и принял посильное участие в заключении нескольких выгодных контрактов на поставку вооружения для Проныр. В разработку боевых операций Бустер пока что не лез, справедливо полагая, что он прежде всего торговец и немного искатель приключений, а не военный. Что не мешало ему наблюдать со стороны за бывшим подопечным и получать от увиденного огромное удовольствие.
Ведж Антиллес, сын лучшего друга Террика, в четырнадцать лет оставшийся круглым сиротой, был для контрабандиста не просто мальчишкой, за которого пришлось взять ответственность после гибели родителей. Антиллес-младший без преувеличения стал ему вторым ребёнком, приёмным сыном, продолжателем дела… Бустер души не чаял в парне и старался дать ему всё, что мог, насколько это вообще было возможно для человека его профессии. Он понимал, что никогда не заменит Веджу отца и мать, но надеялся, что его уроки, наставления и забота помогут подопечному не пропасть в этой жизни. Правда, торговец не ожидал, что уже буквально через стандартный год после трагедии на Гус Трета судьба преподнесёт юному Антиллесу новое испытание и вновь проверит его на прочность.
Когда Хэл Хорн всё же арестовал Террика с поличным и обеспечил ему пятилетний «отдых» на Кесселе, Бустер волновался прежде всего не о себе, а о детях. Сам он выбирался из передряг и покруче, хотя мысль о каторжных работах в столь живописном месте у любого здравомыслящего человека вызывала содрогание. Однако Террик был взрослым опытным мужчиной и знал, что выдержит это испытание, а вот Миракс и Ведж в столь юном возрасте оказались предоставленными сами себе. Подросткам остались лишь связи Бустера и его известность в определённых кругах, но дальше они сами должны были протаптывать себе дорогу. И за Миракс, хоть она была чуть младше, контрабандист был более спокоен, чем за Веджа. Дочь, практически с самого рождения неразлучно путешествовавшая с отцом, переняла не только его знания и умения, но и многие черты его характера, а вот приёмный сын был иным… Да, Антиллес-младший тоже показал, что умеет быть жёстким и непреклонным (Террик до сих пор с изумлением вспоминал, как Ведж расправился с тем пиратом), но всё же сердце опекуна было неспокойно. В глубине души он знал, что контрабанда – это вовсе не то, что нужно парню. Его подопечный достоин большего, но что же поделать, если жизнь обошлась с ним так несправедливо?
Годы на Кесселе тянулись невероятно долго. Это было очень унылое и трудное время, но даже до такой дыры иногда доносились новости из внешнего мира. Бустер всегда считал повстанцев (которым и сам иногда возил некоторые важные грузы) отъявленными идиотами и идеалистами. Кто же поставит на них в этой войне? На такое не отважились бы даже самые безбашенные кореллиане, которым обычно плевать на шансы. И каково же было изумление Террика, когда стало известно, что юный Антиллес примкнул к этим борцам за свободу и защитникам всех угнетённых? И вот чего Веджу не жилось и не работалось в Кореллианской системе? Зачем парень ввязался во всё это? Неужели он не понимал, что это чистой воды самоубийство? Более того, раз уж даже до Кесселя донеслось имя новоявленного повстанца и информация о награде за его голову, это значило только одно - Антиллес увяз в восстании глубоко и серьёзно.
Когда Бустер оказался на свободе, повстанцы в это время несли поражения по всем фронтам и как раз драпали с Хота, но Ведж оставался жив и невредим, что не могло не радовать его опекуна. Самому Террику за годы заточения пришлось многое переосмыслить в своей жизни, да и Галактика не стояла на месте. К повстанцам контрабандист всё ещё относился со скепсисом, но уже не мог не признать, что в их борьбе всё же есть смысл. После того, что Империя сотворила с Алдерааном и после кучи других неприглядных вещей закрывать глаза на происходящее не получалось даже у такого циника и прагматика, каким считал себя Бустер. Нет, он вовсе не жаждал присоединиться к восстанию, но и заниматься прежним ремеслом, как прежде, уже не хотел. Миракс, с честью выдержавшая испытание самостоятельной жизнью, прекрасно справлялась сама и продолжала дело отца, а Террик нашёл для себя новое занятие. И, как он считал, гораздо более безопасное и увлекательное. Бустер по-прежнему имел дело с нелегальным бизнесом (хотя и с законным в том числе), но сам даже не касался контрабандного товара – он заключал сделки для друзей и знакомых, выступая в качестве посредника. Никто больше не мог поймать его с поличным, и обвинение было предъявить гораздо сложнее. А громкое имя по-прежнему играло ему на руку, так что жизнь достаточно быстро вошла в весьма приятное для контрабандиста русло.
Единственное, о чём жалел Террик – он очень редко виделся с дочерью, а о Ведже и говорить не приходилось. Обоих постоянно мотало по всей Галактике, и даже за несколько лет, что прошли с освобождения с Кесселя, Бустер так и не смог увидеть бывшего подопечного. Он следил за успехами Антиллеса издалека, собирая по крупицам информацию о нём и его эскадрилье, и не мог не радоваться тому, что Ведж, кажется, всё же нашёл своё место в жизни. Да, выбранная парнем стезя всё ещё вызывала у контрабандиста противоречивые чувства, но приёмный сын доказал, чего он стоит. Он давно вырос и не нуждался в опеке, и, возможно, в самом Бустере тоже…
Когда Проныры всем скопом подали в отставку и объявили, что собираются выкурить Исард с Тайферры, Террик только изумлённо хмыкнул – почему этому неугомонному мальчишке снова не сиделось спокойно? Зачем в очередной раз геройствовать, когда его жизнь более-менее начала налаживаться и обретать стабильность? К чему всё это? Почему Антиллес считал, что именно он должен решать подобные проблемы? Но в душе бывалый контрабандист был согласен с подопечным – эту тварь нужно уничтожить. Как после всего того, что бывший директор имперской разведки натворила на Корусканте, выпустив в мир смертоносный вирус крайтос, можно было дать ей спокойно воцариться на Тайферре? И ладно бы в какой другой системе, но ведь Исард захватила трон на планете, которая является монополистом по производству бакты! Даже дураку было ясно, что может случиться, если дать право распоряжаться столь ценным ресурсом этой жестокой фанатичке, но Республика из последних сил пыталась сохранить лицо и приверженность демократическим принципам. Бустер в сердцах сплюнул, выражая тем самым всё, что думает об этой Республике и её методах. Из-за идиотов политиков его приёмный сын, которого он не видел так много лет, может погибнуть. Потому что миссия, которую сами на себя возложили пилоты Разбойного эскадрона, была поистине самоубийственной.
А потом на голову Террика внезапно свалились Миракс и сынок Хэла Хорна. Дочь не предупредила отца о своём визите на Татуин, и это стало сюрпризом для обоих, но ещё большим (и, чего скрывать, неприятным) сюрпризом стало то, что Миракс уже какое-то время состоит в отношениях с сыном его заклятого врага. Во время первой встречи Бустеру хотелось выпороть несносную девчонку и прибить на месте этого сопляка Коррана, но контрабандист взял себя в руки. Дело было превыше всего. Когда он узнал, ради чего дочь и бывший корбезовец оказались на Татуине, его гнев поостыл. Веджу была нужна помощь. И кто, как не Террик мог её оказать? Так что впервые за долгое время Бустеру представился шанс увидеться с бывшим подопечным, и он вместе с Миракс и Корраном отправился в систему Йаг Дхуль.
Если честно, Бустер немного побаивался этой встречи. Он, здоровый взрослый дядька, волновался как мальчишка при мысли о том, что Антиллес мог измениться настолько, что не примет его. Да, дочь заверяла, что Ведж всё тот же, но природная подозрительность брала верх – Террик заявил, что пока не увидит приёмного сына лично и не разберётся, что к чему, он лучше будет готовиться к худшему. Впрочем, опасения действительно были напрасны. Стоило Антиллесу увидеть, кто к нему пожаловал, он издал радостный вопль, а потом заграбастал опекуна в свои объятия.
Конечно, парень изменился внешне – подрос, повзрослел, раздался в плечах, стал более крепким. А вот остальное… Бустер узнавал и не узнавал Веджа. Иногда казалось, что перед ним всё тот же восторженный любопытный мальчишка с горящими глазами, который упрашивал прокатить его на «Скате». Но стоило взглянуть чуть иначе, и он видел уже серьёзного, собранного и вымотавшегося человека, у которого за плечами куча смертей, и на котором лежит огромная ответственность. Антиллес давно шёл рука об руку со смертью, умел командовать, принимать сложные решения и вести людей за собой. Этот новый Ведж немного пугал, но и восхищал контрабандиста. Но главное открытие ждало впереди – несмотря на тяготы войны и очень трудное время, Антиллес всё же смог сохранить свой внутренний стержень. Он по-прежнему был узнаваем для бывшего опекуна и искренне радовался встрече с ним.
Спустя неделю тихих наблюдений Бустер понял, что его распирает от гордости за парня, к чьему воспитанию и взрослению он приложил свою руку. Ведж действительно вырос достойным человеком, и Джаггед и Зена могли спать спокойно…
Единственное, чего не хватало Террику за эту неделю, так это общения с глазу на глаз. Антиллес всё время был чем-то занят, отдавал приказы, разрабатывал операции или пропадал в ангаре. Они виделись обычно в его импровизированном кабинете в присутствии других пилотов и говорили исключительно по делу, и это контрабандисту порядком надоело. Он хотел так многое сказать своему приёмному сыну и попытаться хоть немного наверстать упущенное, но пока что никак не получалось.
Решив, что выждал достаточно, и его терпение на исходе, Бустер в один из относительно свободных вечеров прихватил бутылку кореллианского виски и отправился прямиком в комнату к Веджу.

***


Ведж Антиллес совсем не удивился, когда увидел, кого принесло к нему на ночь глядя. Он и сам планировал в ближайшее время вытащить Бустера на посиделки тет-а-тет, но опекун, словно прочитав его мысли, оказался расторопнее.
Кореллианин рассмотрел протянутую ему бутылку и в восхищении присвистнул.
- Шикуешь, Бустер. Этот виски стоит как половина моего жалованья.
Террик довольно улыбнулся.
- Могу себе позволить. И вообще, не дарить же тебе всякую бурду. Надеюсь, я угадал с выпивкой. Любишь виски?
Антиллес кивнул.
- Уважаю.
Они устроились на стульях, и Ведж разлил янтарный напиток по стаканам, после чего мужчины чокнулись и сделали по глотку. Продегустировав виски по всем правилам, пилот довольно зажмурился.
- Отличная штука, мне нравится.
Бустер в это время наблюдал за ним с молчаливой улыбкой. Антиллес задрал бровь.
- Почему ты так смотришь на меня?
Контрабандист покачал головой.
- Всё ещё не могу привыкнуть. Ты так вырос, Веджи… И мне очень жаль, что я не видел твоего взросления.
Антиллес вздохнул.
- Мне тоже жаль. Порой тебя очень не хватало… Я скучал.
Мужчины какое-то время помолчали, потом командир Разбойного эскадрона тряхнул чёлкой и улыбнулся, прогоняя грустные мысли.
- Но теперь ты здесь. И мне, если честно, до сих пор не верится. Я очень рад, что ты к нам присоединился, твоя помощь пришлась очень кстати.
Террик хмыкнул.
- Не мог же я пропустить такое веселье. Но, между нами говоря… Если бы твои покойные родители узнали, чем ты тут занимаешься, и чему решил посвятить свою жизнь, они бы явно не пели от восторга.
Ведж нахмурился и сразу же насупился.
- Почему это? Думаешь, они бы не поняли? Не поддержали?
Бустер успокаивающе сжал плечо Антиллеса.
- Не в этом дело. Просто твои папа и мама не находили бы себе места от беспокойства. Ты был для них всем, они не могли себе позволить потерять тебя. Им хватило и Сиал.
Молодой человек мрачно кивнул.
- А ещё они были абсолютно мирными людьми и в принципе не поддерживали никакое насилие, да? Знаешь, Бустер… Я постоянно спрашиваю себя о том, как бы сложилась моя жизнь, если бы родители остались живы. Кто знает, может, я смог бы осуществить свою детскую мечту, стал бы архитектором. Или отрастил бы пузцо и возглавил семейный бизнес. Но что-то мне подсказывает, что рано или поздно я бы всё равно каким-то образом оказался в Альянсе. И мне было бы важно, чтобы мама и папа не осудили меня за это.
Он исподлобья глянул на опекуна.
- И ты тоже.
Террик улыбнулся.
- Вот уж за это можешь не беспокоиться. Может, я и не понимаю до конца, зачем тебе это надо, но осуждать? Каждый из нас выбирает свою дорогу, и ты свою выбрал. А твои родители… Они бы тобой гордились, несмотря ни на что. Как и я.
Ведж смущённо улыбнулся.
- Спасибо…
Контрабандист проворно подлил им ещё виски, потом испытующе посмотрел на приёмного сына.
- Но ты не жалеешь о том, кем ты стал? Может, ещё не поздно плюнуть на всё и попробовать начать жить заново? Кто сказал, что ты не сможешь стать архитектором? Было бы желание.
Антиллес хохотнул.
- Архитектором? Бустер, а кто меня утащил с Кореллии, когда мне было четырнадцать? Я ведь так и не закончил школу. Чтобы стать архитектором, для начала мне нужно снова сесть за парту. Так и представляю себе красочные заголовки голоновостей – герой Новой Республики снова стал школьником! Нет уж, спасибо… Я не говорю, что образование - это плохо, но не здесь и сейчас. Пока что у меня слишком много других важных дел. И нет, я не жалею о том, кем я стал. Может, жизнь у меня и не самая лёгкая, но меня устраивает.
Террик кивнул.
- Что ж, это самое главное. А ты уже думал о том, что будешь делать, когда скинешь с трона Исард?
Ведж немного растерянно посмотрел на него и покрутил в руках почти пустой стакан.
- Если честно – нет. Пока что я об этом не задумывался. Я вообще не уверен, что мы вытянем на себе эту миссию… Я знаю, что могу погибнуть. Что всё может закончиться нашим поражением. Сейчас я стараюсь ставить перед собой чёткие задачи, и все они связаны с нашей кампанией против Исард. О дальнейшей жизни мне думать некогда.
- И всё же. Если всё получится? Что дальше?
Антиллес пожал плечами.
- Если мы победим, думаю, я бы хотел вернуться на службу в Республику.
Опекун, кажется, был озадачен.
- А с чего ты взял, что они позовут тебя обратно? Ты слишком дерзкий, слишком своевольный и неуправляемый. Зачем им снова эта головная боль?
Приёмный сын хмыкнул.
- Всё просто. Это политика. Меня тошнит от самого этого слова, но в данном случае она сыграет нам на руку. Я столько раз слышал, что Разбойный эскадрон – символ. Что на нас равняются, нам подражают, что мы – пример для всех. Республике по-прежнему нужны Проныры. Если мы сможем победить Исард, нас точно позовут обратно. В надежде, что со временем все забудут о том, что мы действовали сами по себе. Ну, и мы по-прежнему остаёмся элитной эскадрильей, которая будет совсем не лишней.
- Ага, и Республика примажется к вашей славе и заслуженной победе, - недовольно пробурчал Бустер. – Вот в этом я тебя не понимаю, Ведж. Если всё обстоит так, как ты говоришь, зачем тебе обратно? Неужели ты сам не видишь, что эта твоя хвалёная Республика совсем не ценит ни тебя, ни твоих пилотов? Для политиков вы всего лишь пушечное мясо. Пока вы побеждаете, они будут вас чествовать, но если вы проиграете, едва ли хоть кто-то проронит по вам слезинку. Кстати, не твоего ли лучшего друга они недавно чуть не казнили по беспочвенному обвинению в измене? Если хочешь знать моё мнение, тебе бы стоило послать их к ситху на рога. Они тебя недостойны.
Антиллес мрачно кивнул, затем посмотрел Террику прямо в глаза. И от этого взгляда контрабандиста пробрал озноб.
- Я всё прекрасно понимаю. Гораздо лучше, чем ты можешь себе представить. Но я выбрал свою сторону раз и навсегда. Если не Республика, то что? Кем бы ты хотел меня видеть? Снова контрабандистом? Извини, но нет. Я два года возил контрабанду и понял, что это не моё. За те два года я понял, что просто не могу спокойно смотреть на всё, что происходит в Галактике. И не могу оставаться в стороне. Что ещё остаётся? Наёмничество? Хочешь, чтобы одна из лучших эскадрилий начала предлагать свои услуги направо и налево и выполнять заказы тех, кто хорошо платит? Я пока что ещё себя уважаю, чтобы опуститься до подобного. Ещё можно было бы рассмотреть вариант, когда мы сами себе хозяева, как сейчас, и сами устанавливаем для себя цели. Но тут есть свои трудности. У меня на Тайферре сейчас находится пара ребят, Эльскол и Сикстус, которые занимаются диверсиями на вражеской территории и организуют освободительные движения на разных планетах. Я их не звал, они пришли ко мне сами, когда узнали, что я затеял. Отказываться от подобной помощи было глупо, но я бы не сказал, что хочу заниматься чем-то подобным на постоянной основе. Да и их методы мне нравятся далеко не всегда. Их путь – не мой путь.
- Но почему ты не рассматриваешь вариант просто завязать со всем этим и начать мирную жизнь на какой-нибудь живописной планете? Ты уже взрослый парень, самое время остепениться, обзавестись семьёй… Пока ты воюешь, это весьма проблематично.
Ведж посмотрел на опекуна как на умалишённого.
- О какой мирной жизни ты говоришь? Когда Империя до сих пор не побеждена? Пока всё ещё существуют люди, подобные Исард? Думаешь, я смогу остаться в стороне, зная, что мои друзья продолжают сражаться?
Кореллианин вздохнул.
- К тому же я слишком люблю летать, чтобы так просто бросить истребители. Когда-нибудь… Я очень надеюсь, что смогу вспомнить, что такое мирная жизнь. Но я ведь сам должен приложить руку к тому, чтобы она настала. Я слишком давно воюю, чтобы просто так взять и всё бросить. Да, когда-то я пришёл в Альянс, к горстке отчаянных смельчаков и идеалистов, которые считали, что смогут победить систему. Тогда всё было проще. Нами командовали военные, мы выполняли приказы и радовались каждому новому дню. Нашей основной целью было выжить сегодня и завтра, а потом ещё чуть-чуть, и попутно навалять Империи. Сейчас Альянс превратился в Республику, и политики забрали себе все бразды правления. Мне многое не нравится, но я прекрасно понимаю, что такая структура как Альянс не могла оставаться без изменений. Я не люблю политиков, но они делают свою работу, а я – свою. Если я вернусь на службу в Республику, я сделаю это не ради славы и не ради кого-то. Я сделаю это ради себя. Мне плевать, что будут думать политики. Там я на своём месте… Вот и всё. Так что, если представится шанс, я вернусь.
Бустер долго молчал, переваривая услышанное. Подопечный с вызовом смотрел на него как на равного, словно говоря – только попробуй поспорить. Иногда Ведж был очень упрямым и бескомпромиссным, особенно если считал, что прав. И сейчас, несомненно, был такой случай. Контрабандист только снова покачал головой.
- Не думай, что я пытаюсь тебя переубедить. Просто хочу, чтобы потом ты не жалел о своём выборе.
Молодой человек улыбнулся.
- Не беспокойся, этого не случится. Ты сам говорил, что каждый должен выбрать дорогу в жизни, и свою я выбрал уже давно.
Террик подлил им ещё виски и поднял свой стакан.
- По-моему, получился отличный тост. За дороги, которые мы выбираем.
Антиллес согласно кивнул и коснулся своим стаканом стакана контрабандиста.
- И пусть они будут для нас проходимыми.
Мужчины сделали по новому глотку, после чего Бустер довольно откинулся на спинку стула.
- А теперь к ситхам разговоры о войне и политике. Я пришёл к тебе вовсе не за тем, чтобы учить жизни. Я соскучился, Веджи… Думаю, у нас найдётся, о чём поговорить.
- Я тоже так думаю.
Антиллес снова улыбнулся и расслабился, моментом превратившись из готовой обороняться неприступной крепости в добродушного, давно знакомого, мальчишку. Вот это было уже совсем другое дело.
Бустер Террик ушёл от своего приёмного сына уже глубоко за полночь, слегка пошатываясь от выпитого и весьма довольный состоявшимся разговором. Сейчас ему казалось, будто и не было долгих лет разлуки, а в его жизни снова всё было на своих местах. Ведж Антиллес вновь прочно обосновался в той частичке души контрабандиста, которая уже давно принадлежала ему по праву.