Ain't no sunshine +2

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Изумрудный город

Основные персонажи:
Лукас (Страшила/Роан)
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Драма, POV, AU, Songfic, Соулмейты, Пропущенная сцена
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
События происходят после, как Дороти оставила Лукаса распятым.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Песня Bill Withers — Ain't no sunshine. Та самая.
17 сентября 2017, 23:29
Без неё мне свет не мил...

Распятый, не чувствуя ног и рук, едва поднимая голову, я встречаю ненавистное мне солнце в восьмой раз. Я знаю, что заслужил это. И оно каждый раз приветливо поднимается на востоке, без заминок, всё выше и выше, напоминая мне свет от её улыбки...

Я — блуждающий эгоист, запутавшийся в своих чувствах. Мечусь, как ураган, причиняя вред любимым. Я хочу кричать от злости. Гнев, кипящий во мне, направлен на самого себя же. Я заслуживаю это.

Интересно, кого я ненавижу больше: солнце или себя?

Иногда я проверяю: смотрю на солнце, не смея закрыть глаза, жду, появятся ли слёзы, хотя знаю, что уже давно обезвожен — тому подтверждение иссохнувшие, рваные губы и язык как вата. Но оно только слепит меня, и я теряю сознание. Темнота. О, как я хочу ночь...

Холодно, когда её нет рядом...

Прихожу в себя обычно от влажности на лице, которая приносит нестерпимую боль обожжённому лицу, но ещё она моё спасение. Ночи здесь холодные, несмотря на палящее солнце. И этот холод закрадывается в меня, озноб — мой ночной гость.

Истощён и сломлен, я забываюсь тревожным сном, если это вообще можно назвать сном: он слишком короткий.

И как будто в назидание эти сны всегда кошмарны. Я вижу, как Глинда изощрёнными способами пытает Дороти. Я слышу пронзительные крики и глухие рыдания, словно на яву — это всего лишь дикие звери кричат в лесу. Глинда доводит Дороти до полубессознательного состояния, а затем появляюсь я. В руке кинжал, я иду на беззащитную, слабую пленницу. Она снизу смотрит на меня, и на измождённом лице появляется слабая улыбка, она шепчет моё имя — не Роан — Лукас, — закрывает глаза. А я не могу совладать с кинжалом, горящим в ладони, и пронзаю её сердце, яростно крича. И я просыпаюсь, хрипя, с дрожью во всём едва ощутимом теле...

Солнце не светит, когда она уходит...

Я с самого начала знал — она ищет дорогу домой. Но тогда я не знал, насколько сильно полюблю её.

Наше путешествие стремительно вело Дороти по дороге из жёлтого кирпича в свою страну. Она думала, что не берёт чужого с собой, но ошибалась. Она стала моим солнцем, за которым я гнался. Но по дороге я потерялся в холодном свете Глинды, упустив то солнце, которое всегда светило мне...

И она всегда уходит так надолго, когда бы ни ушла.
Интересно, куда она ушла на этот раз?


Я знаю, чувствую — Дороти ушла. Ушла туда, куда так стремилась, не мешкая, не задумываясь.

Я почувствовал это в тот день, когда был повешан ею. Внутри сжалось, перехватив дыхание, а затем отпустило, заныв в глубине...

А вдруг она ушла, чтобы навсегда там остаться?

Ненужность — вот что я чувствую восьмой день подряд.

Я был эгоистичным глупцом, и от меня отвернулись двое. Обеим причинил вред — обе бросили меня. Но сердце всё так же стонет об одной. Дороти...

Солнце не светит, когда её нет,
И жилище перестаёт быть домом всегда, когда она уходит...


Из моей жизни исчезли все цвета. Их забрал Зверь, пронёсшийся над моей головой. Оно снова здесь, в Оз — доме, который перестал им быть, когда Дороти покинула его...

И я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю, и я знаю.

Хей, я должен оставить в покое малышку...

Кто-то сказал: "Если любишь — отпусти". Я должен уважать её выбор, но смирение не находит на меня. Я мог бы удержать её, но не дал повода. Единственное, что дал — боль. Я сам прогнал её, хотел убить, лишь бы освободиться от чар, которых не было. Потому что это было настоящим...

Но без неё не светит солнце, только темнота каждый день...

Глинде я уже не нужен, иначе она пришла бы за мной. Дороти, видимо, тоже. Но как же я нуждаюсь в ней. Стремление — я потерял его. Единственное, что ещё имеет смысл для меня — истязания. Я знаю, что заслужил это.

Солнце не светит, когда её нет,
И это жилище перестаёт быть домом всегда, когда она уходит.
Всегда, когда она уходит.
Всегда, когда она уходит.
Всегда, когда она уходит.
Всегда, когда она уходит.


Распятый, измученный, он засыпает, чтобы вновь пронзить Дороти кинжалом и в девятый раз встретить ненавистное солнце. И это будет его последняя ночь в роли убийцы своей любви.