Спорим? 150

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Kuroko no Basuke

Пэйринг и персонажи:
Аомине Дайки/fem!Кисе Рёта
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Гендерсвап Романтика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Написано на заявку "Аомине/fem!Кисе. Украсть на спор лифчик"

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
3 октября 2017, 11:43
— Аоминеччи! — звонкий голос вырвал Аомине из полусонного состояния, и он поднял голову от парты, на которой пытался подремать во время перемены. — Я слышала, что ты тоже в Тоо поступил, но только сейчас тебя нашла. Аомине немного заторможено рассматривал стоящую около парты девушку и никак не мог понять, почему она кажется ему знакомой. И только через несколько секунд до него дошло. — Кисе? Ты что здесь делаешь? — получилось грубо, но Аомине находился в легком шоке, так что неудивительно. Он хорошо помнил Кисе по Тейко, она была настырной пацанкой, которая постоянно надоедала ему просьбами поиграть с ней один на один после тренировок. Играла она неплохо, конечно, но ему точно не ровня. А сейчас перед ним стояла ослепительная красотка с длинными светлыми волосами, как-то хитро завивающимися у самых кончиков, с огромными ресницами, длиннющими ногами и — Аомине непроизвольно сглотнул — грудью не меньше четвертого размера. — Учусь, конечно, — Кисе довольно улыбалась. — И теперь, когда я тебя наконец-то нашла, ты не отвертишься. Ты просто обязан со мной сыграть, сейчас я точно тебя сделаю. — Если только в следующей жизни, — привычно отозвался Аомине. Видимо, в этом Кисе совершенно не изменилась — все такая же настырная и помешанная на баскетболе. — Вот и посмотрим, — она воинственно сверкнула глазами. — Сегодня после основной тренировки. Только попробуй не прийти. Аомине проводил ее взглядом. Он все еще не до конца пришел в себя от такой метаморфозы, поэтому даже не успел сказать, что не ходит на тренировки. И отказаться с ней сыграть тоже не успел. Нет, конечно, можно было просто ее проигнорировать, он так уже делал. Кисе ругалась, обзывала его придурком, но никогда не обижалась. — Откуда ты ее знаешь? — взволнованно спросил кто-то рядом. Аомине покосился на одноклассника, кажется, его звали Тамура. — Тебе-то что? — Это же одна из самых популярных моделей, — восхищенно выдохнул Тамура, пялясь вслед Кисе с придурковато-влюбленным выражением на лице. — Познакомь нас, а? — Делать мне больше нечего, — хмыкнул Аомине. — Отвали. Он снова уронил голову на парту и закрыл глаза. Ладно, можно и сходить побросать мяч немного. Все равно больше заняться нечем. Стук мяча он услышал еще на подходе к залу. Остановившись на пороге, он проследил за тем, как Кисе забила уверенный данк, и усмехнулся — раньше у нее не получалось, видимо, и правда много тренировалась. — Видел? — Кисе обернулась к нему и улыбнулась, и Аомине на секунду замер. Черт, она и правда стала очень красивой. — Ну так, для девчонки сойдет, — снисходительно протянул он. — Как был придурком, так и остался, — Кисе вздохнула и покачала головой, отчего волосы, забранные в высокий хвост, мазнули ее по шее. — Вот же, — она еще раз дернула головой, отбрасывая пряди, — мешают. Это для съемок нарастили, а играть неудобно, скорее бы опять подстричся. — Тебе длинные идут, — ляпнул Аомине и тут же поморщился. Вот и зачем он это сказал? — О, комплимент от Аоминеччи, — развеселилась Кисе. — Никак дождь сегодня пойдет. — Все, заткнись, больше не будет, — все-таки нихрена она не изменилась. — Жаль, — серьезно ответила Кисе, и прежде чем Аомине успел как-то ответить, резко бросила ему мяч. — До десяти? В баскетболе она и правда стала намного лучше, это Аомине понял сразу. Играть с Кисе оказалось сложнее и интереснее, чем со многими парнями. После каждого пропущенного очка она зло щурилась и тут же упрямо шла в нападение. Это неожиданно оказалось отличной тренировкой. — Все, — сказал он, когда за окнами стемнело. — Давай еще раз! — Я сказал — все, — Кисе вымоталась — это было заметно. — Последний, ну же, Аоминеччи! — Да ты ни разу не забила даже, — усмехнулся он. — Вот сейчас и забью, — упрямо ответила Кисе. — Или что, боишься проиграть девчонке? Вот дурная, еле стоит ведь. — Да с тобой играть можно, только чтобы на сиськи попялиться, — ляпнул Аомине и сам удивился — он не собирался хамить. Глаза у Кисе потемнели. Злится, что ли? Или обиделась? — А говорил, комплиментов больше не будет, — неожиданно сказала Кисе и нехорошо улыбнулась. — Отлично же, я тренируюсь, ты пялишься — все в выигрыше. Еще раз? — Не сегодня, — отрицательно качнул головой Аомине и быстро вышел из зала, услышав напоследок разочарованный вздох за спиной. По пути домой он завернул в магазин и, порывшись на полках, нашел несколько журналов с Кисе. Ему было интересно, когда это она успела стать такой уж популярной моделью. Дома он развалился на кровати и начал лениво разглядывать фото — получалась Кисе на них действительно неплохо. Можно даже сказать, хорошо. Возможно, если бы он ее не знал, то она смогла бы уверенно занять второе место его любимых моделей, сразу после Май-чан, конечно. А так… Кисе — это Кисе, даже если у нее и выросла грудь. Как Аомине и подозревал, Кисе на следующий день и не вспомнила про его хамство накануне и опять поймала его в школе — на этот раз на крыше. — Ага, Момоччи мне правильно посоветовала, — раздался ее довольный голос, и Аомине лениво приоткрыл один глаз. Кисе стояла рядом, и из его положения открывался вполне неплохой вид — с такого ракурса ее ноги казались вообще бесконечными. — Чего надо? — буркнул Аомине. И как он не догадался, что Кисе с Сацуки быстро вспомнят былую дружбу. Только бы опять не заставляли его таскаться с ними по магазинам, это было одно из самых ужасных воспоминаний средней школы. Хотя многие ему почему-то завидовали, странные люди. — Как чего? Сегодня после тренировки жду тебя в зале, — деловито сказала Кисе. Аомине прикрыл глаз обратно. — Отлично, значит, договорились, — он прислушивался к удаляющимся шагам и удивлялся, почему ему совершенно не хотелось отказываться. Так и повелось. Кисе через день вытаскивала его сыграть один на один, Сацуки сияла и говорила, какая Кисе замечательная, и, конечно, они все же заставили его сходить с ними в торговый центр. Целых два раза. Во второй Аомине наткнулся на Тамуру — как раз, когда с одной стороны на него навешивала очередной пакет Кисе, а с другой — Сацуки. Тамура проводил его откровенно завистливым взглядом, а на следующий день вокруг его парты собралась вся мужская половина класса и забросала вопросами, как он умудрился подцепить сразу двух таких классных девчонок. Аомине еле вырвался и сбежал от них на крышу. Он лежал, пялился на облака и ждал, когда придет Кисе напомнить об их очередной игре. Это был своеобразный ритуал, она обязательно сообщала ему днем, что будет его ждать, хотя Аомине уже запомнил, когда у нее съемки, а когда тренировки. В этот раз Кисе не пришла. Аомине провалялся на крыше на полчаса дольше, чем обычно, но так ее и не дождался. Подавив непонятно откуда взявшееся то ли раздражение, то ли разочарование, он поднялся и пошел вниз. Сегодня он в зал не придет, даже если Кисе будет там. На верхнем пролете лестницы он услышал голоса: — Да ладно, что ты строишь из себя, — наглый и насмешливый, незнакомый. — Сыграй и с нами тоже, мы хороши, — многозначительная пауза, — в баскетболе, — и громкий ржач, подтверждающий, что наглых и насмешливых там больше одного. — Что за день? — проворчал Аомине. Он еще не услышал знакомого голоса, но интуиция подсказывала, что влипла именно Кисе. И точно, вот и она: — Я, кажется, уже сказала, куда вы все можете идти? — Аомине невольно поежился — такой холод сквозил в ее голосе. — В крайнем случае развлекитесь друг с другом, что вы как маленькие. — Ты не наглей, — в перепалку вступил кто-то еще. — Как к этому гангуро на крышу бегать, так ты не такая неприступная. А где один, там и другой, это же мелочи. — Может, тебе надо сначала расслабиться? Давай сыграем, как там, один на один? Я сейчас даже правда про баскетбол, — снова раздался дружный смех. — Я и ты… без лифчика, — хохот стал еще громче. — Это должно быть занимательно. — Я так не думаю, — оборвал его Аомине, перепрыгивая через перила и приземляясь позади говорившего. — Аоминеччи! — Кисе повернулась к нему. Она не выглядела сильно испуганной, но напряжение было заметно. — Прости, меня немного задержали. — Кто к нам пожаловал, — мерзко ухмыльнулся самый высокий из них. Крашеные желтоватые волосы, торчащие жесткими прядями в разные стороны, и проколотые уши показывали, что он сам считает себя очень крутым, хотя на самом деле смотрелись довольно нелепо. Остальные двое стояли чуть позади, как верные последователи. Аомине задумчиво поковырял в ухе. И вот что ему с ними делать? — Эй ты, — подал голос один из них, он был самым толстым и тяжело сглатывал после каждого предложения. — Иди спи дальше, сегодня мы поиграем с твоей девушкой. — Я так не думаю, — повторил Аомине. — А что ты сделаешь? — спросил крашеный. — Ты же спортсмен. — Ага, — согласился Аомине и коротко, почти без замаха ударил его в челюсть. Тот свалился на пол, да так и остался лежать — потерял сознание. — Эй! Ты! — толстый попятился, даже не пытаясь помочь упавшему другу. — Мы все расскажем! Тебя отстранят! — Чего вы расскажите? — Кисе отошла от стены, куда ее теснили все это время и взяла Аомине за руку. — Он же все время был со мной, — она насмешливо сощурилась, — на крыше. Аомине только головой покачал — у этих придурков не было ни шанса. Вопрос, кому поверят больше — гордости школы, красавице, спортсменке и известной модели или кучке хулиганов, даже не стоял. Он молча потянул ее за собой, мимо притихших парней. — Спасибо, Аоминеччи, — Кисе выглядела абсолютно спокойной, неужели правда совсем не испугалась? — Я бы и сама справилась, но ты сделал это намного быстрее. Как же мне тоже хотелось ему врезать! — Знаешь, — не удержался Аомине, — иногда ты ведешь себя как парень. — Да? — Кисе задумалась. — А я бы, наверное, хотела быть парнем. Все это иногда очень раздражает. Сколько они гадостей успели наговорить до твоего прихода, кошмар. Аомине на секунду всерьез задумался вернуться и положить оставшихся на ногах дебилов рядом с их лидером. — Да и не только они, — Кисе вздохнула. — Представляешь, на прошлой неделе поймала одного извращенца в раздевалке, пытался украсть мое, кхм, белье. Вот ты понимаешь, зачем оно ему? — Хм-м-м, — уклончиво протянул Аомине. Вообще он понимал, но, кажется, не стоило сейчас говорить об этом Кисе. — Что, серьезно? — она развеселилась и повернулась к нему, пытаясь посмотреть в глаза. — То есть ты бы тоже хотел? — Во всяком случае, меня бы ты не поймала, — уверенно заявил Аомине. Это был странный разговор, но Кисе по-прежнему держала его за руку, и он почему-то готов был сейчас говорить вообще о чем угодно. — Спорим? — глаза Кисе азартно блеснули. — В смысле? — Если я тебя поймаю, то ты будешь соглашаться играть со мной каждый раз, как я попрошу. А если у тебя получится украсть что-то из моего нижнего белья незаметно, то я, — она сделала паузу, над чем-то раздумывая, — сыграю с тобой так, как просили те придурки. — Ты что, равняешь меня с ними? — Аомине почти обиделся. — Ты же тоже пялишься, — Кисе улыбнулась. — Я… — Неважно, тебе можно, — быстро сказала она и отвернулась. — Так что, спорим? Ему можно. Ух ты. То есть что? — Ну ты даешь, — это все, что Аомине удалось ответить, мысли разбегались. — Договорились, — Кисе снова посмотрела на него, и он заметил легкий румянец на скулах. И еще раз — ух ты. — Срок — неделя. Аомине чувствовал, что они сейчас опять начали игру. Один на один. Только не в баскетбол. И он не собирался проигрывать. — Как ты это сделал? — Кисе влетела в класс и нависла над сидящим Аомине, сжимая в руке телефон. Тот только удовлетворенно хмыкнул. Так он ей и рассказал. Он вообще чувствовал себя последним извращенцем. На таких пальцем показывают и шепчутся за спиной, мол, смотрите, вор женского белья идет. Хорошо еще его не заметили, когда он пробирался во время тренировки в женскую раздевалку. Ему вообще повезло — никто не подозревал о том, что на самом деле ключ и от женской, и от мужской раздевалок был универсальным. И что он уже давно сделал себе копию — так можно было спать не только на крыше. Брать он, конечно, ничего не стал. Просто сфотографировал и отослал снимок Кисе, как только вернулся в класс. — Ладно, — она сделала глубокий вздох. — Ты выиграл. Тогда сегодня как обычно. Почти. Аомине уже и забыл, когда последний раз с таким нетерпением ждал игру. Он еле досидел до конца уроков и специально заставлял себя идти в зал медленнее, чем обычно. И все равно впервые пришел раньше Кисе. Он лениво кидал мячик в кольцо и косился на дверь. — Это будет несколько сложнее, чем я думала, — сказала Кисе, появляясь на пороге и неловко поводя плечами. Он вздрогнул и чуть не смазал бросок, но мяч, прокатившись по кольцу, все-таки упал в сетку. Аомине рассматривал Кисе, и взгляд невольно сползал все ниже — на грудь. Сначала разницы не было заметно, но потом Кисе сделала несколько шагов, и ее грудь качнулась, натягивая свободную майку. Да, это точно будет несколько сложнее. Более нелепой игры у Аомине не было никогда в жизни. Никто из них не мог долго удержать мяч. Аомине просто выпускал его из рук, стоило Кисе подойти ближе — тогда особенно четко становились заметны контуры сосков, обрисованные легкой тканью футболки. А Кисе избегала резких движений и не могла даже прыгнуть нормально — тут же морщилась и краснела. В конце концов она взяла себя в руки и рванулась вперед. Аомине понял, что впервые может ей проиграть, и бросился на перехват. Они столкнулись под кольцом, Аомине выбил из ее рук мяч и случайно скользнул тыльной стороной ладони по груди. Его как будто парализовало — все тело одеревенело, он так и замер, прижавшись к спине Кисе. — Фол, Аоминеччи, — тихо сказала Кисе, не делая даже попытки отодвинуться. Наоборот, откинулась назад. Ее волосы скользнули по шее Аомине, и его совсем накрыло. — Да, — согласился он и обнял ее. Она извернулась в его руках, поворачиваясь лицом, и первая потянулась за поцелуем. Самого поцелуя Аомине даже не запомнил, он распался в воспоминаниях на какие-то фрагменты — мягкие губы, цитрусовый аромат кожи, тяжелое дыхание и ощущение горячего тела под ладонями. — А ведь я почти выиграла, — Кисе уткнулась ему в шею. — Надо еще разок так сыграть. — Даже не вздумай, — откликнулся Аомине, крепче сжимая ее в объятиях. А если ее еще кто-нибудь увидит? Он точно не мог этого допустить. — Ты и без этого хорошо играешь. — Комплимент от Аоминеччи? — Кисе засмеялась. — Заткнись, — он наклонился и быстро поцеловал ее еще раз. — И привыкай. Будут еще.