Молоко 27

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Северус Снейп/Рон Уизли, Северус Снейп, Рон Уизли
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, AU
Предупреждения:
OOC, Насилие, Изнасилование, Кинк
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
После победы Волдеморта Северус Снейп настоял на том, чтобы ему предоставили нескольких пленников для опытов

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на Goretober на дайри
4 октября 2017, 23:35
Во рту жгло так нестерпимо, что на несколько секунд желание откусить собственный язык перестало казаться Рону таким уж идиотским. Несколько нереалистично долгих секунд он не без странного удовольствия представлял, как поток крови разом уничтожил бы все очаги перцового жара...
Голос мучителя в одно мгновение вернул его на землю:
— Опишите ваши ощущения, мистер Уизли, — почти вежливо попросил Снейп.
— Ощущения отличные, — выдохнул Рон, заерзав на стуле, пытаясь оценить, насколько жесткими были Сдерживающие чары на этот раз. — Где купили такие великолепные приправы для зелья? Я бы себе приобрел унцию-другую, когда Орден восстанет из пепла и перебьет всех Пожирателей до последнего.
— По-прежнему ерничаете? — хмыкнул Снейп. — Не боитесь, что однажды мое терпение лопнет, и я перестану вас жалеть, Уизли?
— Жалеть? — Рон нервно ухмыльнулся. Он ощутил, как на его коже проступал пот. По виску побежала первая капля. — Вы две недели пичкаете меня экспериментальными зельями и используете на мне боевые заклинания. Жалостью здесь и не пахнет.
Жар быстро распространялся дальше, полз в горло, нос, даже уши. Глаза предсказуемо заслезились, а в носу противно защипало.
Еще было тяжело дышать, Рон хватал воздух и думал, что секунда-другая, и он перестанет дышать совсем, но секунды шли, и ничего непоправимого не происходило.
— Возможно, вы и правы, — Снейп проверил, что фиксирует его самопишущее перо и забормотал себе под нос. Рон прислушался, но, несмотря на то, что они сидели напротив друг друга за не самым огромным столом, смог разобрать только несколько слов: — Гипервентиляция... пульс... реакция... симптомы...
Снейп давно перестал воспринимать его как равного себе мага, а очень скоро, похоже, перестанет воспринимать как живого человека, может быть, даже пересадит из простенькой, но комнаты, в клетку, что стояла в углу его лаборатории, Рон видел.
Жар все усиливался, спускался ниже по пищеводу, и превращался из просто неприятного ощущения в боль, похожую на удар под дых.
— Мерлиновы... — прохрипел Рон, согнувшись и упершись лбом в спасительно прохладную поверхность стола, которая совершенно не спасала. — Убить меня хотите, да?
Губы немели. Вместе с этим Рон начал стремительно терять контроль над собственным лицом, и слезы были не самым унизительным последствием — из распухшего носа теперь текли сопли, а слюны внезапно стало до ужаса много, не проглотить, даже если бы челюсти слушались в полной мере.
Рон спешно прижал ладонь к лицу и выразительно посмотрел на Снейпа исподлобья.
— Рвотные позывы или обильное слюноотделение? — только поинтересовался тот.
Рон молча показал «два» пальцами свободной руки, а затем сразу — несколько неприличных жестов подряд.
— Я это запомню, — сказал Снейп. — Если вы лишитесь пальцев на этой руке в ходе одного из следующих экспериментов, я не стану пришивать их обратно. Впрочем, берите выше — и руку пришивать не стану.
Рон хотел засмеяться — правда хотел, — но ему помешала новая волна боли, такой, что не проходила, назойливо раздирала тело и разум на части.
Он приглушенно застонал и снова прижался лбом к столу.
— Вторая фаза, — прокомментировал Снейп, не то диктуя своему перу, не то объясняя самому Рону, что именно с ним происходит. — Включает в себя воздействие элементов зелья на слизистую оболочку ротовой полости, пищевода и желудка. Больно? Это и должно быть больно, в этом весь смысл.
Жар и боль смешались друг с другом, заставив Рона дрожать всем телом. Он снова подумал о том, чтобы откусить себе язык, хотя, наверное, уже можно было захлебнуться и собственной слюной.
Правда, проверять ему как-то не очень хотелось.
— Посмотрите на меня.
Рон молча помотал головой, прижав обе ладони ко рту.
— Посмотрите на меня, — жестче повторил Снейп, и Рон нехотя послушался. — Через семь минут начнется третья фаза. Не буду вдаваться в детали, ваших знаний недостаточно, чтобы понять и половину, но будьте уверены в одном — вы пожелаете вернуться в ваше текущее состояние. Если в ваших мозгах осталась хоть капля самосохранения, вы сделаете, как я вам скажу.
Сквозь пульсирующую боль Рон почувствовал, как начинают неметь кончики пальцев, и тут же кивнул. Сейчас явно был не тот момент, чтобы спорить и упрямиться, даже он это понимал.
— Рад, что вы меня поняли. А теперь выпрямитесь, уберите ладони от лица и вежливо попросите меня оказать вам содействие.
Рон взглянул на Снейпа, и тот разгадал его мысли:
— Я не шучу. Если вы это сделаете, то сразу получите антидот, — с этими словами он левитировал на стол пустой высокий стакан. В другой его руке оказался маленький шарик ярко-синего цвета. — Время идет, мистер Уизли. Или вам так хочется узнать, что произойдет в третьей фазе?
Рону не хотелось узнавать ничего про третью фазу, и только он поэтому подчинился. Его лицо горело красным от жара, стыда и злости. И, если первая часть приказа была болезненна, но выполнима, то две другие оказались кошмарны в своей унизительности.
— Пж... алста, — не без труда выдавил Рон, едва ворочая языком. — Остнвит эт... то.
Он не чувствовал слюны, стекавшей по подбородку, но знал, что она там была.
— Не так уж и сложно было, не так ли? — на лице Снейпа что сейчас, что раньше не было ни одной эмоции, кроме отстраненного равнодушия.
Он бросил шарик в стакан и залил его чем-то, похожим на молоко.
— Это молоко, — Снейп подтвердил догадку Рона. — Оно усилит свойства антидота и снимет остаточный жар. Пейте.
Рон схватил дрожащими руками предложенный стакан и стал жадно пить, уже не заботясь о том, что часть пролилась на футболку.
Антидот действовал достаточно быстро. Пяти глотков хватило, чтобы убрать всю боль и онемение, еще пяти — чтобы жар перестал драть его горло.
Когда Рон отставил стакан в сторону, Снейп прошептал несколько заклинаний, аккуратно убрав следы эксперимента, все пятна и следы со стола и пола, напоследок высушив Рону футболку.
— Вот и все, — Снейп снова взмахнул палочкой, и перо вместе с пергаментом растворились в воздухе. — Считайте, что это был урок послушания. Если вы, мистер Уизли, впредь будете выполнять мои приказы беспрекословно, то останетесь в здравом уме и здоровом теле. Ваши физические страдания — следствие вашего упрямства и только, мне они не доставляют никакого удовольствия.
Рон ничего не ответил. С ним происходило что-то странное: остаточная волна жара, прошедшая по его телу, почему-то собралась внизу живота и теперь отдавала приятным теплом в...
Рон замер.
Нет, это происходило не с ним. Это не могло происходить с ним! Только не сейчас! Только не перед этим уродом!
Запаниковав, Рон случайно смахнул стакан, и тот покатился, задорно подпрыгивая по неровному полу, в сторону Снейпа, который уже готов был уйти. Не пролилось ни капли молока.
— Что-то не так? У зелья могли быть побочные эффекты и мне важно знать, если...
— Вы закончили, — грубо рявкнул Рон. — Уматывайте. Увидимся на следующем сеансе.
Снейп целую минуту буравил его взглядом, а потом зачем-то вернулся к столу и снова сел.
— Что-то не так. Вопрос в том, что именно не так?
— Все в порядке, — Рон едва сдержался, чтобы не наорать на него. — Правда.
— Врете, мистер Уизли, — в голосе Снейпа появились странные неприятные нотки. — Вы возбуждены, это ясно как день.
Рон вспыхнул и низко опустил голову. Его член даже и не думал падать, и это было ненормально, неправильно, просто кошмарно.
— Уйдите. У вас наверняка еще много дел и много пленников, которые нуждаются в вашем внимании прямо сейчас.
Снейп снова достал из рукава свою волшебную палочку.
— Есть только вы, — ответил он и сделал несколько отрывистых пассов.
Рон почувствовал, как что-то невидимое сжалось вокруг его стояка, и не смог сдержать удивленного вздоха.
— Нет! — Рон понял, что именно происходит, и вцепился обеими руками в края стола. Никакие чары не сдерживали его, но он боялся пошевелить и пальцем. Что-то начало осторожно и одновременно ощутимо массировать головку его члена. — Что вы делаете?!
— Возбуждение — просто побочный эффект, — глухо ответил Снейп. — Расслабьтесь и ни о чем не думайте.
Это было приятно, слишком приятно, и Рон ничего не мог с собой поделать, подаваясь навстречу движениям, стыдливо отворачиваясь, глядя на что угодно, только не на палочку Снейпа, двигавшуюся в одном темпе с...
— Стойте, — всхлипнул Рон, почувствовав, как возбуждение начинает стремительно нарастать, приближая его к известному финалу. — Хватит, я не хочу!..
Но Снейп не слышал.
Еще несколько движений, и Рон кончил в трусы с тихим стоном. В ту же секунду то самое «что-то» перестало сжимать его член, а Снейп как ужаленный вскочил со стула.
Рону хватило смелости поднять на него взгляд, и он мгновенно пожалел об этом — на щеках Снейпа расцветали красные пятна, а широкий рукав мантии красноречиво прикрывал его пах.
— Этого никогда больше не повторится. Никогда, — очень тихо пообещал Снейп. В этих словах было столько чувства вины, что они оба могли утонуть в нем.
— И почему я в это не верю?..
Снейп ничего не ответил.
Когда дверь за ним закрылась, Рон схватил стакан и со всей силы запустил его в стену, забыв, что этот самый стакан сделан из зачарованного небьющегося стекла.
Не пролилось ни капли молока.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.